The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Комната Арно


Комната Арно

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://chicagolife.rolka.su/uploads/0009/60/85/381-1-f.jpg

http://chicagolife.rolka.su/uploads/0009/60/85/381-2-f.jpg

http://chicagolife.rolka.su/uploads/0009/60/85/381-3-f.jpg

Отредактировано Диего Агиляра (2009-06-29 20:09:11)

2

=========="Катарсис".

Ввалившись в комнату в состоянии близком к эйфории(которое всегда сопровождало де Монсальви после доброй драки) , француз едва поборол искушение рухнуть в кровать , манящую шелками и простором. Шутка ли, сутки на ногах. Хотя , учитывая дозу адреналина поступившую в организм и всячески бесчинствующую  по венам- артериям, заставляя чернявого пружиниться и лихорадочно носиться по комнате, вряд ли позволило бы французу заснуть сном младенца.
Костяшки пальцев стертые в кровь надсадно ныли, морда лица все еще горела и неприятно
По инерции влетев в ванную комнату, Арно обнаружил знатный порез наискось в правой стороне лба. Оттуда и хлестала благородная кровя, сейчас уже покрывшаяся слабой пленкой, но чуть что норовящая сызнова залить смуглое лицо алым. Осмотрев рану, Цербер пришел к выводу, что болячку не стоит штопать, на собаке все быстренько заживает. Осторожно протерев лицо влажным полотенцем, принялся за дезинфекцию царапин-ссадин. На лоб водрузил стягивающий пластырь.

Каков красавец! Помяли такого витязя, ироды! Хотя, теперь его  мальчишеское лицо приобретет -таки толику мужественности. Хе-хе! Девчонки будут наши!
Наспех приняв душ, Арно припомнил вдруг что проходя коридорами, застал горничную за уборкой разбитых осколков коллекционной вазы, эпохи Мин. Для жлоба вроде Арно, это был существенный удар. И кто! Кто разбил бесценную цацку? Очередные гаденыши, пригретые на груди! Отправить бы их во след с де Монкадой, хотя...Этим лучше самолично задницы нашлепать, чтобы хозяйское добро не разбазаривали!

Выйдя из душа и скинув в корзину шикарный костюм, который приобрел новый , оригинальный орнамент в виде клякс крови, надел на себя домашнюю одежду. Сегодня Арно спит, домовничает  и вообще, займется своими ненаглядными кустиками марихуаны, что плодятся и множатся на заднем дворе особняка.
Еще раз взглянув на свое отражение в зеркале, несколько расстроился что в затрапезной белой майке и голубых джинсах выглядит эдаким шкодным пацаном с соседнего двора и ни разу на грозного босса мафиозного гнезда.
Прикидывая, надевать ли толстовку, ибо утро раннее и на свежем воздухе может быть прохладно, Арно остановился у разинутой пасти шкафчика. Что он тут забыл? -мастерки в шкафу. А , носки!  Зачем ему носки, если он в сланцах? Какие нах сланцы в апреле? Что-то не так...
Арно всегда прислушивался к своему "что-то здесь не так". Выпрямив спину и покинув комод, направился к кровати  и сел на край. Задержал дыхание, заставил пульс утихомириться.
Глаза, полные боли так и мелькали перед внутренним взором де Монсальви. Сука! В этом весь Диего, выбьет из него чугунную слезу своими сантиментами. Прф...
Арно нахмурился, вспомнив как хлопнул дверцу авто и не оглядываясь направился в дом. Не сейчас. Сейчас он не знал что сказать единственно дорогому человеку. Единственно родному, но уже не близкому. Они вдруг начали говорить на разных языках, и не ровен час , вавилонская башня падет ...
Раскинувшись на кровати , Арно решил созерцать звезды, которые пугали всех кому довелось заглянуть в его обитель, своей инфантильностью. Ну да, чудачество в его стиле, зато успокаивает.

3

Комната Чена и Айвори

Постучавшись и дождавшись ответа, Айвори бесшумно скользнул в комнату. Если кто-то из членов семьи и считал, что звёзды на потолке это до замирая сердца красиво, так это юный Восьмёрка. Каждый раз приходилось сдерживать восхищённый вздох в груди, лишний раз поражаясь какие чудеса света люди порой своими руками делают... Вспомнив, что он тут не за этим, Айвори почтительно склонил голову. Волновался ли он? О, да, ещё как. Врать близким он не любил, не хотел, но опять же - если бы Чена не спасал, то во всём бы признался и пусть хоть выгоняют, но... исключительно ради прекрасного Девятки.
-Доброго утра, мистер Монсальви, сэр,  - с каждым словом тихий голос Айвори набирал силу. - А тут за время Вашего отсутствия такое было, такое было... - он поднял руку с клеткой, где, ошалев от счастья, ела что-то крыска, не реагируя на окружающую действительность,  - вот она... или он? Оно разбило Вашу вазу, представляете? А ещё укусила Чена. За руку. А я её поймал... и вот она. Можно её наказать?
Врал Восьмёрка крайне неубедительно, да ещё и нервничал так, что клетка в руке подрагивала и даже "адское животное", которое едва не разгромило дом, отвлекалось на эту сейсмическую активность.
-Извините,  - прибавил Айвори, снова склоняя голову и опуская взгляд.
"Ну всё, писец, загнался..."

4

Тихий стук в дверь прервал ход его невеселых мыслей. Если это братец, то прикинется оппосумом и  не подаст признаки жизни. Но судя по мелкой дроби , его уединение желал нарушить вовсе не Диего, у того особая манера была.  Приподнявшись на локтях, Цербер выжидательно посмотрел на отворяющуюся дверь, после того как позволил войти. В проеме появилась белобрысая голова восьмерки, затем показалось и все тело облаченное в белые одежды. В купе с небесно-звездным декором спальни, Айвори походил на ангелка возвещающего о начале наступающего дня:

-Доброе -буркнул Арно, заранее предчувствуя что сейчас начнется из ряда вон.. Тоже мне, Аврора! Конечно, то что Фентон пришел ни свет ни заря к боссу, уже само по себе подозрительно, а  вот то что малец держал в руках…В общем, де Монсальви закатил обратно вывалившиеся было шары из глазниц и самым будничным тоном произнес:

-В самом деле? Значит, вы не только поймали проказницу, но и очистили мой дом от паразитов?- по лицу француза расплылась олигофреническая лыба, но тут же осекшись , от того что заныли ссадины на лице, сложил губы в линию . Вскочив с кровати, Арно в несколько прыжков сократил разделяющее их пространство и остановился почти вплотную к Айвори, нависая над блондином каменной скалой. Не, ну мыша то на крысу не тянула, хотя и для серой тварюги большевата. Как говорится: ни рыба ни мясо. Мутант, однозначно. Страшная , как смертный грех, неужели  в его доме поживиться нечем, чтобы так отощать?- Может вам еще зарплату повысить?- тоном дразняще-насмешливым, позволил себе приподнять уголки губ в ухмылке.

-Говоришь, самолично ловил?- де Монсальви на воображение никогда не жаловался и  стоило ему представить, как холеный восьмерка носится по особняку с воинственным кличем прищучивает грызуна, так сразу в  области диафрагмы назревал спазм, готовый вырваться из глотки диким гоготом.

-Накажем , накажем вот прикажу сварить ее в супе, и вам трапезничать ею придется- Только мне очень любопытно, как оно было. Повтори на бис, а?- Цербер схватился за колечко клетки и открыл дверцу, подавляя очередной приступ брезгливости. По сути, в комнате Арно было не так уж много мебели, так что сей эксперемент можно наблюдать восседая на мягкой перине похрустывая поп корном.
Ополоумевшая живность не применула воспользоваться предоставленной ей свободой и шмякнувшись о пол, засеменила лапками, отчетливо стуча коготками. Зеркальный пол отражал потешную тваринку будто заплутавшую в облаках и Арно чуть не покатившись со смеху, выдавил сипло:
- Ату ее! Покажи мастер-класс!

Отредактировано Арно де Монсальви (2009-08-27 20:52:43)

5

Комната Чена и Айвори

Подойдя к двери Туза, Чен потоптался, оправил майку, пригладил волосы и осторожно постучал, на всякий случай зажмурившись. Удара по голове не последовало и он аккуратненько приоткрыл дверь, проскальзывая внутрь и тут же начиная тараторить, даже глаз не открыв первоначально.
- Доброе утро, сэр! Я тут Вам принес кое-что. Мы с Айвори так старались, так старались. Эта чертова бестия забралась в ваш дом... Кошмар, представляете... - Тут примерно Шуэ все-таки соизволил поднять голову и осмотреться, обнаружив потрясающую картину: Айвори собственной персоной, всего такого красивого и расфуфыренного Ах вот ты к кому, зараза, клинья потбиваешь? Ну понятно теперь... Скоро со мной в одной комнате побрезгуешь жить... Предатель. Почему-то ни клетка у ног друга, ни странные выражения лица, ни крыса обычно внимательному китайцу не заметились. Зато он весь побелел от обиды на напарника, узрев его страстно висящим на шее самого Арно. Резко поменяв тактику, Девятка прошел на середину комнаты, гордо неся впереди себя на вытянутой руке мешок.
- Короче в дом, видимо через дверь, пробралась такая тварь... И вазу вашу любимую в коридоре разбила, гадина. Наверное гнездо вить хотела. Ну мы её того. Я точнее. Ну и этот... Короче не жалея себя ловили полночи. А то ведь блох напустит, лишай принесет, гадить будет. - Чен сердито сопел, стараясь не смотреть на Туза, а потом просто развязал мешок и вытряхнул на пол его содержимое. - Вот, я подумал, что Вы должны увидеть, какая дрянь забралась. Она ведь могла Вас во сне покусать. Меня вон поцарапала и покусала - Он сделал большие глаза, словно и правда испугался за босса и продемонстрировал исцарапанные руки и царапины на щеке и шее. На пол тем временем шмякнулась с мокрым звуком туша здоровенной подвальной крысы, с оскаленными желтыми зубами, проплешинами по всей серо-коричневой туше, с мерзким лысым хвостом в струпьях ко всему еще и так бздящая на всю комнату, что у человека неготового, могла вышибить слезу.

Отредактировано Чен Шуэ (2009-08-27 23:23:41)

6

Настал час "Х", наступило время "Ч" и сделалась полная "Ж". Поняв, что враньё его, кажется, раскусили, Айвори, стараясь сохранить вид что не наесть боевитый и мужественный (в смысле, не хлопать ресницами и не дуть губки), замер, держа клетку с грызуном на вытянутой руке. И совсем не дрожал коленками. И даже от ужаса слёзы на глаза не наворачивались.
Потупив взгляд куда-то в пол и сосредотачивая всё внимание на звёздах, что отражались на поверхности, Восмёрка только чудом удержался оттого, что бы вжать голову в плечи. Далее потеряв дар речи от осознания того, что сейчас будут гневаться и кричать, Айвори только кивал или качал головой, не смея встретить взгляд Туза.
Да, конечно же, всё сами-сами, вот этими нежными ладошками, который никогда не знали даже того, чтобы посуду ставить в посудомойку.
Нет, зарплату повышать не надо. Нет, погодите-ка, а что нам с Ченом ещё и денег платят? А что ж я их не видел... Но ограничившись тем, что покачал головой, Айвори не стал затрагивать сию тему.
Да, сам-сам. Вот как начал вчера вечером, всю ночь не спал...
И вот на просьбе повторить трюк, Восмёрка поднял взгляд бездонный и, с первозданным ужасом на самых донышках серых глаз, только беззвучно перехватил воздух сухими губами.
"Не надо..." - как и положено игрушке, гаремному мальчику, Айвори понятия не имел, что такое уборка, каково это - зарабатывать деньги физическим или умственным трудом, а потому крыс боялся почти до состояния полуобморочного.
И вот когда Арно открыл клетку, Восмёрка, прижал ладонь к губам, выпустил клетку из рук, надеясь, что угодит в крысу, но та, тихо пискнув, всё-таки увернулась. Окинув взглядом ближайшие поверхности, Айвори так и не нашёл стула, на который можно было бы взобраться... но уткнулся взором в Туза. Грязно выругавшись на арабском (благо, никто и не знал, насколько это грубое ругательство), Восьмёрка одним грациозным движением преодолел расстояние, отделяющее его от Арно и испуганно повис у него на шее, глядя на мужчину с таким трепетом, дрожа всем телом, что и сомнений быть не могло - испуган до полусмерти.
Вдруг в комнату вошёл... Чен. Поняв только сейчас, что лучший друг застукал его в такой ситуации, что не отмажешься, будто от крысы спасался, а совершенно недвусмысленно висел на красавце-Тузе, Восьмёрка опустил взгляд и густо покраснел. Потом ещё ярче. И по итогу сделался багрового цвета.
"Перемудрили... но зачем он спасает мою задницу? Ведь..." - зная, что Арно не увидит, Айвори, продолжая цепляться за мужчину, поднял взгляд на Чена, нежный и трепетный, исполненный благодарности, как вдруг...
Молча проследив, как на пол плюхнулось нечто, Восьмёрка, беззвучно охнув, потерял сознание, падая в объятия своего защитника и покровителя.

7

Проследив за метаниями грызуна, который в итоге нашел укрытие под кроватью, Арно все еще продолжал покрякивать смехом и чуть не захлебнулся им, когда мгновенное планирование Айвори резануло по спине , чуть не выбившее  душок. А то! После недавнего мордобоя в самый раз восстановить силы, а не уворачиваться от посяганий на его тушу блондином. Он конечно в курсе, что тот специально обучен мужиков ублажать, но подобные услуги Цербер от него не требовал.  Женоподный вид юноши несколько смущал француза и Туз порой не знал, раздавать ли и ему на пару с Ченом пизд*ля, либо запереть в одинокой светелке и заставить ткать рубахи на весь клан. Решив, что нечего нюни распускать, будем растить нормального мужика, де Монсальви потянулся было отцеплять душащие его ручки-ножки, как в комнату в очередной раз постучались.

Кого нелегкая? У меня сегодня день открытых дверей?
Уже изрядно серчая на одичавшую блондинку, который и ежу понятно крысу не ловил , обернулся к входящему Чену. Целая палитра эмоций, которая отразилась на лице китайца не могла поведать французу о его истинных мыслях, но пожалуй, доминировало некое недовольство.

-Что там у тебя? -почти раздраженно, семеня навстречу Шуэ с новообретенным грузом.  Выслушав лепет Чена, Арно изумленно воззрился на «кота в мешке». Еще одна хвостатая тварь, еще страшнее предыдущий ,  напоминающая полицейскую сирену ибо заткнуть ее не было никакой возможности:
-Бля…Это еще зачем?
Что за шняга? Зачем разводить в моей комнате антисанитарию? Туз рвал и метал, поддаваясь безотчетной панике . Казалось вирусы , которым славились сии паразиты уже проникают в организмы присутствующих и хотелось спалить к чертовой матери весь особняк, а заодно обоих идиотов, умудрившихся несоглосовать свои действия и затупить по-полной. Хотя эта мысль его повеселила.. Эх, все-таки позитив , какой-никакой ( аутотренинг).
Подхватив внезапно отяжелевшее тело  Фентона, Арно похоронил все благие мысли , ранее посетившую его кудрявую -бедовую по- поводу возмужания восьмерки и  чуть не сочувственно уложил того на постель.
Только и успел что зыркнул на Чена и готовясь оттаскать того за ухи, как Церберу неожиданно пришла в голову мысля способная потягаться идиотизмом с этими двумя:

-Наряд вне очереди. Будите весь день драить сартиры (и Айвори в том числе).  Я признаться несколько охренел от вашей выходки , но за изобретательность наказание розгами отменяется- хмыкнул одобрительно- Ну а за материальный ущерб вообще рабами сделаю!
Арно шмякнулся на постель , стараясь не тревожить «спящего блонди» и вытянулся во весь свой не малый рост:
-Свое «доказательство» упрячь обратно, а ту что твой дружок притащил отлови и вынеси за пределы особняка – Арно широко зевнул , сменив гнев на милость. Все-таки оказия удалась и настроение улучшилось знатно:
- А потом этого тоже спровадь – тыкнул вбок Фентона.

8

Клуб "Катарсис">>>>>>

Пес, его знает, какого лешего он поперся сначала на кухню, где бездумно сидел за столом, в куртке и с отяжелевшими мыслями, которые никак не находили своего пристанища, затем в аква-зону, смотреть как течет вода по искуственным каналам. На оклики прислуги и охраны глядел злым взглядом с явным посылом к чертовой бабке.
Побродив по дому, испанец решил, что надо уже выяснить о чем думает Арно, посему направился к нему, жалея что вероятно разбудит его.
Какое там... из комнаты слышался гомон разговора, да еще и оживленного.
Испанец остановился перед дверью, уперевшись руками в бока и думая, как явится пред васильковые очи ненаглядного брата- дробью пальцев о косяк возвестить о своем присутствии или ногой вышибить из петель?
В итоге зашел с умиротворяющим спокойствием на лице( а лучше бы ногой), сразу видя неоднозначную картину, Цербер лежит на постели рядом с клановым мальчиком-красавчиком, рядом вертится Чен, а на переферии взгляда шныряет крыса.
Улыбка, нехорошая такая расползалась от уха до уха. Диего молчал, переводя взгляд с одного на другого и ухмылялся. Признаться душу согрела иллюзия что Арно наконец надумался, пусть даже так. Вероятно его хорошо приложили головой в "Катарсисе", вот и просветился наконец.

Отредактировано Диего Агиляра (2009-08-30 20:39:09)

9

Даже в обморок падать надо уметь... красиво. И вообще оставаться привлекательным даже когда на тебя никто не смотрит и ты лежишь по самую макушку под одеялом. Слава Богу или Аллаху, но Айвори ничего этого не слышал, по-прежнему пребывая без сознания. Наверное, проснись, он бы устыдился невероятно - как можно бояться мышей? Но Восьмёрке было действительно непередаваемо адски страшно.
Пробудился он от грубого прикосновения где-то в районе рёбер, где, разумеется, останется синяк, всёнепременно. Даже не вздрогнув, Айвори открыл глаза, смутно пытаясь понять, где же он и что произошло, собственно.
Звёзды на полу. Комната Туза. Крыса. Чен. Позорище.
Беззвучно вздохнув, Восьмёрка плавно сел на кровати и тут же этаким грациозным движением русалки, будто вытаскивая хвост из воды, подобрал ноги, делаясь смертельно бледным.
-Она ещё здесь, да..? - прошептал он, глядя на Туза с неподдельным ужасом в глазах.
И, поняв, что в комнате ещё кто-то, Айвори отметил у самых дверей Рыцаря, и побледнев ещё сильней (опозориться по полной программе перед таким мужчиной!) перевёл взгляд на него, почтительно склоняя голову. Надо было встать, но где-то на полу была крыса. Или даже две.
"Лучше бы я захлебнулся..." - с отчаянием подумал Восьмёрка, мечтая о том, чтобы сквозь землю провалиться.
Чен был тоже здесь, в этой комнате, но посмотреть в глаза ему Айвори не решался вовсе. Пожалуй, даже сильнее всего ему было стыдно перед нем: что повёл себя как барышня кисейная, да ещё и сейчас был в постели Туза.

Отредактировано Айвори Фентон (2009-08-31 13:28:25)

10

- Не-не-не, шеф! Какое рабство? Какой материальный ущерб?! - Округлил глаза Чен. - Вы чтоооо?!  Да мы ж полночи дрянь эту ловили, кусалась вон, гадина. А Вы нас... - Китаец изобразил вселенскую скорбь святого, коего обвинили во всех смертных грехах господина-извращенца и хотят наказать лишь за то, что он слишком свят. - Не, ну вообще, а? Ну ладно Айвори, он просто хотел, как лучше. Он испугался, что эта гадость будет Вам противна и купил видимо без меня ту.. - Шуэ ткнул пальцем в направлении кровати. - Ну что с него взять? Но настоящее же доказательство, вот оно! - Китаец в сердцах пнул распластанную на полу тушку и тут произошло удивительное. Дохлая, на первый взгляд, крыса, с слипшейся шерстью, раздавленная и не подающая признаков жизни, вдруг глухо пискнула и зашевелилась. Поднявшись кое-как на передние лапы и волоча за собой всю заднюю часть тела - видимо был перебит позвоночник, - она целенаправленно потащилась к кровати, неспособная уже осмотреться, но увидевшая там явных претендентов на месть.
- Ай! Ой, шеф, я того... Она ж дохлая... Была. - У Чена аж челюсть отвалилась, наблюдать за воскрешением жертвы человеческой жестокости. Он даже несколько опешил. пытаясь понять: это крыса недобитая, воскресшая или зомби? И неважно было, что в комнату зашел рыцарь масти и следовало бы его поприветствовать, и что лучший друг лежит в постели туза, и что кажется, ему чистить сортиры до конца года, учитывая ту красочную полосу крови и экскриментов, которая вычерчивала путь продвижения твари.

Отредактировано Чен Шуэ (2009-08-31 14:12:00)

11

Узрев в дверях очередного непрошенного гостя в лице Агиляры, Арно весь подобрался, чуть не сверля взглядом испанца. Его прямо так  и распирало от справедливого негодования: отчего эти трое решили, что раз Туз им и батя и брат , надо ломиться в его покои с утра пораньше? Все это безобразие, напоминала общагу и студенческие хроники. Цербер все больше понимал Триаду, сплавившую ему эту сладкую парочку. Каждый раз когда его руки готовы были сжаться на чьей-нибудь шее, он нечеловеческим усилием воли тормозил шестеренки, готовые ускорить свой ход до необратимой скорости.  Скрупулезно выискивая все то, чем они были полезны клану, Арно приходил к выводу, что убытков увы больше и лучше бы их закатать в асфальтированную дорожку, либо залить цементом. Откуда столь кровожадные мысли? Де Монсальви очередной раз опустил взгляд на дохлое животное и мысли о цементе, кирпичной кладке и горячем асфальте вновь, отчетливым набатом ударили в голову.
Отводя глаза от грызуна, сцепился с темно-карими…Нет, не ченовыми…А с похабными, Диего. Что это за довольное выражение на лице? Проследил за взглядом и наткнулся на Айвори, приходящим в себя.  В голову ударила удушающая волна тихого бешенства. Догадываясь  о возможных эротических этюдах, что могли посетить братца ( если такое возможно, в отношении Рыцаря), Арно непроизвольно потянулся дланью до все еще распластанного рядом с ним , Фентона. Коснувшись золотистого шелка волос, задумчиво проводя пальцами по всей  длине, ощущая запах чистоты и цветов, француз абстрагировался от идиотизма , который одним веселым утром постучал в его дверь и всецело отдался новой утехе:

-Еще здесь…-ответ на дрожащего как тростник , восьмерке.
Выслушав очередную тираду Чена о его геройствах , Арно уже чуть не серчая, готов был верить во всю эту блажь, лишь бы грязные животинки исчезли раз и навсегда из его комнаты. Только Шуэ отчего –то все тянул и тянул… Что- ли хлопнуть ботинком по столу и показать «кузькину мать»?
Но девятка похоже, получал колоссальное удовольствие не только от погони за вредителем, но даже и труп  еще мог послужить ему  в качестве мишени для приколов.
«Воскресшая» крыса представляла собой микс : мистики, трэша и дешевого ужастика. Смотреть на это без содрогания было невозможно.
В очередной раз рука потянулась к Айвори, но теперь уже прикрывая тому ясны очи. Заблеванной пастели или того хуже, очередного трупа ему не хотелось:
- Не смотри…-тихим шепотом восьмерке и быстрое выскальзывание с кровати в сторону заветной кнопки. Дзиньк!
-Чен! Это конечно самый мерзкий из твоих фокусов и я даже не хочу ничего слышать по-поводу этого цирка. Просто подотри  за собой и не показывайся мне на глаза, пока я этого не захочу.

В спальню вошла прислуга и Арно распорядился, чтобы аферистам выдали щетки и необходимые моющие средства:
-Начинайте уборку с моей комнаты, затем миссис Адамс проводит вас к сан . узлам которые вам предстоит  вымыть.  До вечера, вы как это…?-под домашним орестом! Приступайте.

Цербер старался не смотреть вниз, где мокрой лужицей растеклись всякие непотребства, вызывающие возмущение в желудке. Отчитывая восьмерку и девятку как детей малых,  Арно полагал, что делает им огромную скидку.  Но эти двое, часть его семьи, вхожие в масть. И не с проста, у него были на то свои причины. Они никогда не смели бы зарваться настолько., насколько посмел де Монкада. И с ними , будем надеяться, не случиться того же, что и с бывшим королем. Бывшим? Именно. Арно уже решил для себя все.
Воспоминания  о Фернане, напомнили французу, что за его спиной все еще находится брат:
-Тебе что-то было нужно?
Посмотреть исподлобья и развернуться спиной .Беседовать в такой обстановке было невозможно.
========Аква-зона.

12

Натолкнулся своим нервным смехом с  душком развратности увязшим в глазах на ощетинившегося Пса, сверкая молниями разъяренно и прожигая во лбу Диего маленькую аккуратную дырочку. Помня последний выплеск гнева едва не обернувшийся серьезной "холодной" войной, испанец опустил взгляд, не двигаясь с места и слушая суровый приговор юношам- казнить, нельзя помиловать.

Вот те на... Неужели решил отыграться на них за полученную в клубе «рану» от Фернана? На Арно такое не похоже, но испанец  решительно не мог понять  для  чего применять такие строгие воспитательные меры к этим обаятельным шалопаям?

Но это не его дело, Туз сам разберется, как распоряжаться подопечными, другое дело, то что было часом ранее. Агиляра нутром чуял, что француз на него зол и ворошить осиный улей может и не самое подходящее время, но и откладывать не стоило, позволяя непониманию и обиде пускать свои корни все глубже, когда уже выкорчевать их будет колоссальным трудом.

С сомнением глянув на покалеченную издыхающую крысу подумал, что неплохо было бы прервать ее мучения и пристрелить. Испанец задумчиво потянулся за пояс . Взгляд метнулся сначала к блондину, затем к азиату...с тонкой пленкой сомнения.  Глубокие и серьезные раздумья прервал брат- наверное он не будет рад , если Диего разнесет вдребезги его пол,  заляпает кровью животинки постель и вызовет еще один обморок в лице впечатлительной модели.

Опустив руку и, оставив дальше мирно греться о спину оружие, порысил за мужчиной, исподтишка, идя на шаг позади, рассматривая обтянутую брюками задницу…непроизвольно, после виденной картинки натолкнувшей на застарелую мозоль, по которой сам же сейчас и топтался с ярым фанатизмом .
-Да, я хотел поговорить о неудавшемся чаепитие.  Если это так можно назвать..

>>>>Аква-зона.

13

Кивнув Тузу, Восьмёрка послушно закрыл глаза, впиваясь ногтями в ладонь. Нутром он понимал, что, кажется, дела совсем плохо, но за что именно злится Арно оставалось загадкой. Они же с извинениями пришли. Боясь открывать глаза, Айвори слушал частые удары собственного сердца, понимая, что уже не боится, а злится на Туза из-за Чена. Да как у него вообще язык-то поворачивается такие вещи говорить? Нет никого, кто прекрасней Девятки, верней Девятки, ответственней Девятки и вот так же всё для дома, всё для Масти? Вот даже доказательство (на полу, ползает и адски воняет!) его преданности  - не побоялся ничего, пришёл и нашёл-таки где-то самое мерзейшее создание на Земле.
Сглотнув, Айвори медленно открыл глаза, когда  Туз убрал ладонь, глядя ему и Рыцарю вслед, кивая и не поднимая головы до тех пор, пока не послышался щелчок двери.
-Ч-чен... - пролепетал Восьмёрка, по-прежнему дрожа, как осиновый листок. - Она ещё там, внизу? Я сейчас не знаю, что сделаю...
Отчаяние. Айвори очень хотелось влезть куда повыше и оттуда истошно помолчать, потому как вопить от страха мужичку не пристало.

14

- Боооосс, ну Вы чтоооо? - Стон Шуэ пришелся уже в спину удаляющегося и совершенно непреклонного, жестокого и бессердечного Туза, не умеющего ценить старания своих подчиненных.
- Угу, сделай пожалуйста. Заткнись и сиди смирно. А еще можешь пообещать мне избавить меня от самодеятельности. - Чен проводил хмурым взглядом шефа и теперь рассматривал издыхающую тварь. Честно говоря даже не он её пристукнул, когда он, исцарапанный и грязный, наткнулся на это животное, оно уже было примерно в таком состоянии. Как предположил китаец, скорее всего крысу переехал автомобиль, а в подвал она доползла из последних сил.
- Ну и что мне с ней делать. ну право же, не добивать же, а? - Парень подобрал мешок и осторожно накрыл им животину, снова упихав её внутрь и перевязав его покрепче. - Все, можешь слазить. То твое белое недоразумение само боится и ныкается под кроватью.

15

Прижимая язык зубами, чтобы позорно не выстукивать дробь, Айвори подобрался к самому краю кровати, поглядывая на пол, но стараясь не смотреть на Чена и крысу. Было тошно и страшно.
-Т-там вон клетка, - пролепетал Восьмёрка, тыкая в прутчатое сооружение, позорно оставленное им на полу.
Вид у него был перепуганный и крайне смущённый - это ж надо было так позорно проявить себя пред всей колодой? И перед Тузом, и перед Рыцарем...
"Вот все они думают, наверное, что я не мужик...  - стиснул пальцами покрывало Айвори. - А я и не хочу быть мужиком! Я хочу быть Айвори!"
Даже всхлипнуть захотелось, но для того, чтобы запереться в спальне и плакать в подушку нужно было спустить ноги на пол, а там была крыса.
-Я же хотел как лучше, - тихо произнёс Айвори, виновато поглядывая на Чена.

16

- Хотеть и уметь - это разные вещи. Ты умеешь вилять задницей, вот и виляй. А дела посерьезней оставь тем. кто в этом разбирается. - Чен хмуро посмотрел на мешок в руках и оставил его на полу, направляясь к клетке. - Вижу я твою клетку, не дурак. А вот с какого фига ты её швырнул, смелый мой? - Подобрав брошенное имущество, Шуэ опустился на колени и заглянул под кровать. Крыса была там и она тоже боялась. Поставив клетку открытой дверцей к кровати, китаец отошел, давая животному осмелеть и забраться в привычное для него пространство, где еще и еда имелась. Как только зверек оказался в клетке, он подскочил и запер крышку.
- Все, рыцарь спасен его оруженосцем. Можешь слезать, брать тряпку и помогать мне тут убраться.

17

Но Айвори было совершенно нечего сказать по данному вопросу, а потому он виновато смотрел на своего спасителя из-под чёлки, старательно подбирая какими бы словами заполнить повисшую паузу. Указание Туза показалось Восьмёрке с самого начала чрезвычайно загадочным, а потому оттого, что Чен распоряжение повторил понятней не стало. "Убраться" для Айвори означало собрать волосы на затылке в хвост и, ну в лучшем случае, разложить одежду: грязную в корзину, чистую в шкаф, ну и носки по цветам распределить.
-Угу, - тихо ответил Айвори, спуская с кровати и проходя в ванную комнату Туза. 
Оглядевшись там, он, о, чудо, обнаружил там упаковку антибактериальных салфеток. Решив для себя, что нужно просто протереть там, где была то кошмарное облезлое животное, которое притащил Чен, он подхватил добычу, направляясь обратно в комнату.
"Вот если бы он меня не спровоцировал, то ничего бы не надо было делать," - зло подумал Айвори, опускаясь на колено и принимаясь стирать что-то с зеркального пола, только оставляя теперь прозрачные разводы.
-Может, ты с этой... с экономкой потолкуешь, чтобы она сказала Тузу, что мы типа сделали? - вдруг осенило Восьмёрку. - Ну ты так умеешь. Там, комплимент сказать...
Прекрасно зная, что в уборке он силён примерно так же, как в ядерной физике, Айвори уповал на несравненную ни с чем харизму Чена.

18

- Нет уж... - Чен оценил старания друга мрачным взглядом. Тратить антибактериальные салфетки на уборку дерьма с пола было смешно, глупо,а  главное чревато разборками с Тузом. - Вот сейчас мы возьмем и сделаем. Свои косяки надо отрабатывать. В конце концов вазу разбили все-таки мы, а не эта твоя пушистая тварюшка. - Шуэ ткнул пальцем в клетку с белым комком, взиравшим на них красными глазами альбиноса. - Надо взять швабру, моющее средство, ведро и вперед трудиться. Справишься попросить это у горничной? - Окинув стоящего на карачках Айвори скептическим взглядом, китаец фыркнул и махнул рукой.- А впрочем я сам. Сиди тут и ничего не трогай. - Он поставил клетку на пол и вышел из комнаты. Вернулся он спустя минут пять, в сопровождении краснеющей горничной, несущей с собой только метелку для пыли. Ведро, швабра и моющие средства были пристроены на тележке, которую толкал впереди себя Чен. Он явно успел не только выпросить все необходимое. но и уговорить девушку помочь им в таком нелегком деле. Они оба мило ворковали, а вокруг Шуэ буквально сияла аура романтичности и соблазнительности.

Отредактировано Чен Шуэ (2009-10-27 21:32:09)

19

Чёткое ЦУ "ничего не трогай Аллаха (Бога, Будды/нужное подчеркнуть) ради" было понятно, а потому Айвори, подняв руки вверх, мол, о, великий, займись. Убрав антибактериальные салфетки куда подальше и поставив упаковку на место, мол, так и было, Восьмёрка уселся на пол, терпеливо дожидаясь Чена и обещанной горничной.
Завидев мадам и улыбающегося друга, он плавно поднялся на ноги, напуская на себя вид весьма отстранённый. В самом деле, него его это, Восьмёркино, дело убираться, когда для того есть прислуга. В подтверждении тому на поверхности пола красовались разводы, но на то и есть горничные, чтобы подобным заниматься. Куда более Айвори заботило сейчас как именно Чен смотрит на барышню.
"Он вообще другим местом думать в состоянии?" - сложив руки на груди, он отошёл к двери, мол, нисколько не мешаю.
На клетку Айвори даже коситься боялся, потому как мышь, пусть и заключённая, смущала его откровенно.

Отредактировано Айвори Фентон (2009-11-01 23:03:15)

20

А Чен вовсю обхаживал девушку, распевая ей серенады, соловьем разливался, пока она, весьма профессионально и без лишних сложностей смывала пятно с пола. Посмотрев на разводы, девушка решила, что себе дороже заставлять этих двоих убирать самостоятельно, да и Шуэ был так галантен и ласков, что не помочь им она не могла. В перерывах между воркованием, китаец бросил взгляд на друга и подмигнул, мол все отлично. Потом заметил клетки и кивнул на неё, сведя брови.
- Айвори, забери клетку со зверюгой. Ты хочешь, чтобы она напугала нашу спасительницу? Сам приволок, сам и уноси. А то сейчас сам будешь мыть полы. - На последней фразе Шуэ понизил голос, чтобы горничная не слышала его угрозы напарнику.

21

"Ах, так," - мстительно подумал Айвори, сжимая ладонь, что убрал за спину, в кулак.
Делал ли это друг нарочно или случайно, Восьмёрку не очень-то волновало. Откинув волосы с плеча, он, медленно отделившись от стены, подошёл к клетке, и, подхватив её за крючок, направился к выходу, нарочно покачивая бёдрами.
-Сам принёс, сам и уйду, - проворковал Айвори, оборачиваясь у двери через плечо. - Не дам, попомни моё слово, - произнёс он с выражением этакой матёрой стервищи. - Никогда более вообще.
Закрыв дверь, блондин обворожительно улыбнулся, воображая себе выражение лица бедной обломанной по всем статьям горничной, следуя в своё крыло.
На грызуна Айвори старался не смотреть вовсе и так же старательно не трясся от звука скрежетания зубов мышки.
Комната Чена и Айвори

22

- Ээээ?.. - То ли не въехал, то ли прикинулся идиотом Чен, несколько удивленно глядя вслед напарнику. - Да сдалась мне твоя мыша. Не давай. Я и сам бы к этой мерзости не прикоснулся. Сдалась она мне вместе с твоей тощей задницей. - Шуэ отвернулся от захлопнувшейся двери и нарочито-громко добавил. - Не переживай, милая, он уже унес свою возлюбленную крысу, нас больше никто не отвлекает. Кстати, обратила внимание, какая у нашего шефа замечательная кровать? А он совершенно не желает использовать её по назначению... Может обновим? - На этом вдохновенная речь оборвалась, оставляя у случайного  (если он был) слушателя привкус недосказанности и пикантности.
Спустя некоторое время китаец выскользнул из шефской спальни, взъерошенный, довольный жизнью и катящий перед собой тележку горничной. Девушка вышла следом, смущенно пряча глаза и хихикая. Распрощавшись с ней  вхолле, Чен направился в спальню, довольно насвистывая.

Комната Чена и Айвори

23

====>Коридоры

Еще за несколько мгновений до того, как открылись веки Арно понял что это сон. Широкая улыбка на сумрачном лице отмеченном глубоким шрамом, сильный, мятежный дух в обманчиво спокойном выражении черных глаз- зверь чью кровь согрели жгучие солнечные лучи  Барселоны и Палермо. Таким был брат, когда Европа питала их бесшабашную молодость, таким полным жизни Цербер  будет искать его в продубленном всеми четырьмя ветрами Чикаго рыцаре кубков. Нехорошо- подумал туз тщетно пытаясь уловить шлейф яркого сновидения, но реальный мир смел зыбкую морфееву тень и  французу пришлось уступить.

Звезды…Так близко, иллюзорное наваждение широты полночного неба. В этой комнате всегда царило невозмутимое спокойствие, абсурдность воплощенная дизайнером и возможно безвкусностью самого хозяина была спорной, но мужчине тут было спокойно. В этой юдоли  созвездий без единого окна -врат во внешний мир. Этот инфантильный закуток босса всегда был на языке у тех из домочадцев, чьи уши Арно  с удовольствием надирал по большим праздникам и отговорка, что  де от такой красоты писаной все девчонки просто обязаны восторженно пищать терпела безоговорочное фиаско ибо во «Дворце Счастья» лишних людей не жаловали. Чего греха таить, де Монсальви любил креатив на грани, стоит вспомнить сицилийские апартаменты где на всю стену красовался портрет Мэрилин Монро в стиле пин-ап…

Француз резко приподнялся на локти и мотнул головой от чего та зашлась в беспорядочных кудрях. Поймав боковым зрением стрелку на часах, мужчина отметил что изволил спать не менее семи часов. Богатырский сон, хоть и принесший ему некоторый полынный осадок ностальгического сна, все же основательно восполнил  силы и Цербер почувствовал прилив энергии. Откинув тонкую простыню укрывающую тело, мужчина в чем мать родила, направился в ванную комнату. Разумеется, в гардеробе имелась одежда предназначенная для сна, в частности синяя пижама в трогательную голубую полоску, нежно любимая и по закону жанра, забытая.

После холодного умывания лица бодрящая энергия не потеряла своей актуальности и наспех натянув на себя  тренировочные штаны и видавшую виды футболку отправился размяться в окресностях особняка.
Все по отлаженной системе:  бег трусцой,  упражнения на растяжку, пресс, выпады, боевые приемы…После нескольких «раундов», выполнив свою норму, пришлось несколько раз восстанавливать жидкостный баланс- пить охлажденную воду из пластиковой бутылки. Наконец, когда футболка взмокла,  мужчина решил возвратиться в дом не забыв заглянуть в небольшую теплицу где росли его чудо- кустарники марихуаны. Взлелеянные рукой де Монсальви, пятерка  кустов росла не ведая недостатка в питании, свете и  необходимых климатических условий. Его элитная «Белая вдова» обещала  богатый урожай и вооружившись  лопаточкой и киркой, туз кубков согнулся в три погибели окучивая чернозем вокруг дурманящих растений. Внезапно, вспомнился отрывок из прочитанного еще в отрочестве «Крестного отца», когда дон Карлеоне так и помер от инфаркта также удобряя не то томаты, не то еще какой плод-овощ-ягоду. Гнуть спину резко расхотелось.

Кофе и основательный завтрак под конструктивный рассказ уполномоченного члена клана, в чьи обязанности входило докладывать о делах имеющих значения для масти и клана в целом. Шестеренки зашевелились и неизбежно приближали к активным действиям: восьмерка кубков- Лилит Сурис справилась с заданием, похоже блестяще, раз пришлось оперативно собирать команду для операции под кодовым «Колода Таро». Остальные дела, имеющие не столь глобальное значение в жизни клана также были весьма любопытны: десятка кубков- Мишель Сейду на данный момент «беседовал» в карцере с хозяином одного из ночных клубов, что располагался в зоне влияния кубков. К сожалению юный хозяин был слишком юн, чтобы оценить всю выгоду сотрудничества с мафией, пришлось Мишелю ускоренно преподать ему мат.часть. М…Диего, рыцарь кубков итак не жаловал злонравную игру «Таро», а уж если взять его на задание…увольте! Задуманные Арно бесчинства неприятно удивят брата, тут уж не до благородной омерты… И все же хотелось  собрать основной костяк из масти, в голове мужчины нашлось место большинству из колоды…

Время играющее то ли на руку, то ли против подгоняло к спешному сбору. Ботинки на устойчивой подошве, хлопковые брюки в стили милитари цвета Black Camo, плотная куртка из водонепроницаемой ткани и шапка «чулок» для цельности образа отъявленного бандита. Впереди сумерки и дорога за пределы Чикаго.

<=== Небоскреб имени Святого Клемента /Saint Clement skyscraper/

24

======> Небоскреб имени Святого Клемента.

Сгрузив тело Лилит на кровать в своей комнате, де Монсальви всем своим видом показал, что жаждет присутствия всех пассажиров микроавтобуса, который он вел до момент Х, пока поредевшую компанию не перехватила другая машина, дабы запутать следы упавших на «хвост» легавых. Туз все еще координировал действия масти, члены которой рассыпались по ранее означенным пунктам. Беспокоила Сноу, которой совсем не улыбалось  шастать в районе где кишмя кишат полицейские. Казалось бы, самая легкая миссия досталась Китайцу с вылетом далеко за пределы штата Иллинойс. Конечно, придется заморочиться с пересадками на самолет, дабы довести прелестную рок-исполнительницу Канну Фэрчайлд, а по совместительству и родственницу Мага, на удаленный объект.  Цербер искренне сочувствовал певице, ибо трескотня Шуэ могла ввести в депрессивные настроения даже Арно, который из необъяснимо по какому поводу, трепетных чувств к девятке, смотрел сквозь пальцы на его шалости. По плану, Канну пленить долго не собирались, но уже вовсю углубившаяся в техногенный мир королева кубков известила патрона о том, что в пункте назначения Чена и Фэрчайлд, лететь крайне небезопасно, синоптики обещают обильные, проливные дожди. Чертыхнувшись, Цербер послал прогноз погоды, метеорологов с синоптиками и всех кто около, в известное место. Но пальму первенства по градусу опасности взял на себя Жанне, который должен был так же продемострировать фееричный полет на транспорте именуемым вертолетом и устроить  незабываемый спектакль в готичных тонах, мистеру президенту финансовой биржи. Как на этот каламбур подписался Клемент, де Монсальви до сих пор не мог уразуметь, однако, выделенный ему в помощники капореджине клана -Мишель Сейду, несколько успокаивал туза на предмет участи Жанне и вероятно, самому архитектору этот кусок арабо- французской мощи тоже внушал доверие.

Расстегивая куртку, мужчина осекся напоровшись на грозный взгляд рыцаря кубков. Скрипнув зубами, туз продолжил чеканить слова в микрофон, не забывая стягивать выеденную пылью одежду и обувь. На периферии зрения мелькал врач, который колдовал над восьмеркой. На огромном ложе Лилит выглядела еще более миниатюрной и хрупкой , чем обычно. Любой здравомыслящий человек определил бы девочке иную участь, амплуа телохранителя едва ли вязалось с обликом Сурис. Но все это пресловутое чутье на людей, оно решало и правило бал в масти, прикрываясь ширмой "прихоти" Туза кубков.

-Гонсалес, отведи команду «С» в резерв, пусть оклемаются. Сам же будь наготове, отбой.

Треск между свистящим голосом в наушнике, и новые позывные накрывающие недолгую тишину. "С мисс Сурис все в порядке, ей нужен режим и покой, мсье де Монсальви"- кажется так объяснил ему приемник Эскулапа в недолгий момент затишья, прежде чем тот удалился со своим медицинским скарбом. Коротко вздохнув, Арно подумал что даст Мышке большую дозу отдыха, что одновременно будет для нее и целебным бальзамом и полынной микстурой ибо бездействовать Лилит скажем прямо, терпеть ненавидела.

-Дэль, можешь как-нибудь перенастроить связь в более удобный носитель, рацию например. Этот наушник мне весь слух угробил к черту, чувствую себя инвалидом!
-  на деле же, Цербер чувствовал  себя неуютно от одного только взгляда на королеву, которую он считал уже погибшей. То обстоятельство , что юный хакер жива грело душу, однако,  совесть диссонировала с этим отрадным чувством и всячески напоминала, что туз не уберег королеву от возможной гибели:

-Кстати, в двух словах, что там произошло?-«Там»-в микроавтобусе, когда связь с Ксайф была прервана.
Арно сел на кровать у ног Лилит и принялся одной рукой снимать с себя вставшие колом носки. Голова шла кругом от неожиданных пробелов в операции «Ы» , так что очередной раз поймав недружелюбный импульс исходящий от брата, Арно не стал церемониться и отрывисто произнес:
-Хватит пилить меня глазами, тебя вообще никто не звал!- по-детски, зато с чувством.

25

Небоскрёб имени Св. Клемента<<<

Прибытие в особняк позволило наконец немного успокоиться. Никакого преследования, никакой паники, и кроме несчастного водителя больше трупов не было. Беспокоило только состояние Лилит. Однозначно - девушкам в этой операции не везло, явно. Даже, казалось бы, совершенно безопасная работа Дэль не позволила ей остаться в стороне, хотя ей и повезло гораздо больше подруги...
Смотрела Дэль в основном на Лилит, пока вокруг неё возились медики. Девушка сцепила пальцы за спиной, склонила голову немного на бок. Наушники лежали на плечах - сейчас она не смела их одевать и включать музыку. Взгляд был совершенно отстранённый. Совсем не свойственный человеку, только что вышедшему из какого-то палева, гонок и суматохи. Убитый и слегка даже скучающий. Или просто это было последствием обморока - ну правда, при нём испытываются исключительно неприятные ощущения. Да вообще чёрт его знает, что в голове Дэлливэри сейчас творилось, она смотрела так, будто бы её вовсе здесь не было, не существовало, только безликая пустая внутри статуя...
Даже услышав собственное имя, Дэль отреагировала весьма заторможенно. Моргунла, медленно повернула голову в сторону босса, не меняясь во взгляде, и кивнула.
- Хорошо, будет сделано, - коротко ответила девушка.
Ксайф виновато опустила глаза, потеребила пальцами чёлку. Она толком и ответить ничего не могла о происшествии, это коробило душу. Даже было стыдно. Уж ей-то положено с информацией на Ты. С любой. Кто владеет информацией - тот владеет миром. Сейчас вообще миром владели информатики. Или точнее - информаторы. И даже какие-то пункты Манифеста хакеров говорят о том, что мир принадлежит компьютерщикам, потому что в Сети есть всё... И в общем-то не обладать какой-то информацией, чего-то не знать, тем более того, что произошло прямо возле Ксайф, а не на другом конце планеты по проводам, было действительно глупо, стыдно и непростительно...
- Не знаю, меня просто вырубили... - мрачно пробормотала Королева, - Потом связали. Из-за наушников я не услышала, как подошли, поэтому... - Ксайф подняла глаза на Туза и чуть погодя добавила, - Простите за эту оплошность...
В лице девушка практически не менялась, казалась такой же апатичной как и всегда, с оттенком пофигизма и в идеальном равновесии, но она чувствовала себя виноватой. Конечно, она виновата.
"Чёрт его знает, что лучше: то, что я так оплошала, но осталась жива, или лучше бы правда сдохла там в микроавтобусе вместе с водилой. Ему бы было не так скучно на небе... ну или в Аду... Скорее в Аду... В любом случае, у него была бы компания... Я ЛОХ, нечего сказать. В самом истинном смысле сий аббривиатуры: Лицо, Обманутое Хулиганом..."

Отредактировано Дэлливэри Джойс Ксайф (2010-09-04 16:37:00)

26

- Небоскреб имени Святого Клемента

  Судьба  злодейка - это известно всем. Кто из нас хотя бы раз не гневил богов, сваливая вину за неудачу на случай, плохую погоду и якобы кривой угол, под которым в злопамятный неудачами день, падали солнечные лучи? Известно кто – Лилит Сурис. Эта дама отличалась не только сугубо профессионально (со стороны Господа Бога, разумеется) поломанной психикой, но и неосознанным отрицанием всех для человека современного привычных морально-нравственных стандартов. Все свои неудачи восьмерка списывала исключительно на собственную ущербность, чем нередко досаждала начальникам в прошлом и, к сожалению, настоящем. Это другой вопрос что по крупному Лилит «лажала» редко… Но, как говориться, метко.
    Небоскреб имени Святого Клемента. Задача: четкое выполнение приказов, защита главы «клана» - Арно де Монсальви…. Фиаско по всем фронтам! Мало того, что собственаручно окружила себя мускулистыми псами денариев, которые превосходили малышку по всем параметрам, так еще и посеяла по пути противогаз. И все почему? Правильно, заистерила.  Хотя, откровенно говоря (и как бы в оправдание) с таким подопечным не заистерить невозможно. Опыт по части защиты особо важных органов у Лилит был не большой, но кое-что восьмерка знала наверняка: защищать человека, от которого в пору защищать нападающих – дело неблагодарное и, что самое страшное – безнадежное. Арно не нуждался в ее защите. Сурис выполняла роль эдакого экзотического аксессуара при дворе эксцентричного Короля. Но тяжесть от осознания безоговорочного провала этими мыслями не облегчилась…
    Открыв глаза, Лилит не сразу осознала, где находиться. Последнее, что она помнила перед тем, как отключиться: звучное шипение садистки настроенного невроза в голосе Монсальви и дым, медленно заполняющий просторные залы.
   Медленно, кусок за кусочком в памяти восстанавливалась картина происходящего…Провал. Категорически односторонний провал: «Черт», - пальцы правой руки сжали тонкие простыни, - «Черт, черт, черт!»
    Взгляд методично сверлил потолок просторной комнаты. Голова раскалывалась, в груди нестерпимо болело, как будто за время отключки помешанный на исследованиях профессор вспорол Лилит грудную клетку и засунул раскаленный до нельзя кусок металла, просто чтобы посмотреть, как девочка будет мучаться в агонии. Правда, воображаемый профессор не учел, что для преданной «суки» пылающий осколок в груди – пустяк, куда как страшнее не услужить хозяину.
- Мистер Монсальви, - голос звучал тихо, но в каком-то смысле, уверенно.
    С самого начала «мышка» знала, что обречена. Все эти игры… Не для нее. Она маленькая и хрупкая машина для убийства. Безвредная до той поры, пока в голову услужливой не вобьют «убрать». Защита, вся эта нечеловеческая преданность… Не для нее. Противоестественно. Непосильно. Масть, эдакая пародия на семью, «хозяин»… Вся эта альтруистическая преданность, не более чем фарс. Даже в случае с мисс Маренеро   - жалкая, как вся жизнь Лилит, попытка спрятаться от прошлых «грешков».  Щелк.
- Мистер Монсальви, - Сурис попыталась сесть, - Мистер Монсальви…
    Все закончилось лучше, чем могло бы. «Хозяин» сидел у ее ног невредимый (по крайней мере на первый взгляд). Он дышал, моргал, разговаривал …. Был в относительном порядке. Как и ожидалось: Арно справился без ее помощи. А вот она, вместо того, чтобы сделать что-нибудь полезное для масти, справится не смогла - доставила только больше проблем. Помятые лица присутствующих (которых «больная» заметила только сейчас), отсутствующие взгляды и мисс Ксайф с пристыжено опущенной головой… Очевидно, гладко операцию осуществить не удалось.
- Мистер Монсальви, - Лилит улыбнулась, - Вы в порядке.
    Амплуа выбрано – можно начинать. Свет, музыка…мотор!
- Диего, - очередная профессионально поставленная улыбка, - мисс Ксайф…
     Играй, «мышка», играй! Все самое интересное впереди.
- Все живы, - ведь все? – Слава Богу.
Или кому-нибудь этажом ниже.

Отредактировано Лилит Сурис (2010-09-04 14:05:09)

27

>>>Небоскреб имени Святого Клемента

Всю дорогу ему только и оставалось, что держать правой рукой левую, сжимать челюсти и глотать рвущиеся наружу слова, которыми можно было, поставив к стенке, без зазрения совести расстрелять. Обнародовать мнение относительно сложившейся ситуации даже при членах масти он не мог...не смел пятнать репутацию брата, хотя следовало бы это сделать. Он все скажет лично, когда болезненный жар битвы отхлынет от головы и даст здраво рассудить, что они успели наворотить за один короткий вечер. Только бы сдержаться.
Двери особняка гостеприимно распахнулись перед микроавтобусами пряча их за своим высоким забором, заботливо укрывая в своем лоне от холодной ночи, таящей в своей рыхлой мгле тысячи опасных случайностей. Двор пахнул кровью. Тишина в которой его люди зализывали раны, кусала за пятки, вынуждая прибавить ходу. Вины на нем столько же, сколько и на всех остальных, вкупе, за то, что не уберег, хотя это была его прямая обязанность, по крайней мере отвечать за головы ребят из клана, а не масти. Диего мотнул тяжелой головой, следуя за процессией, тянущей Мышку вглубь темных коридоров.
Приткнувшись к стене у выхода из комнаты Арно, он наблюдал за тем, как только выдернутый из теплой постели, врач приводит в чувства Лилит, а она маленькая и беззащитная, особенно сейчас, пытается слиться по цвету кожи с бельм на кровати, не подозревая, что стала центром внимания. На Королеве нет лица- какая-то серая маска и уставшие, большие глаза, опущенные плечи и тусклый голос выдающий недостающие кусочки провального рандеву с денариями. Диего бережно собирает их, строя в мыслях общую картину произошедшего. Взгляд его темных глаз, суровый и леденящий немым укором, прилеплен к брату. Встречается с его глазами, синие бездонные пропасти....Ада.
Только сейчас, Агиляра понимает, что с того вечера, как Церберу стукнуло 29, он ни разу не обмолвился с ним и словом. Короткий разговор о предстоящем деле с Таро, можно не брать в расчет. Понимает он и то, что если сейчас откроет рот, то все его претензии начнут сводиться даже не к провальной операции "догони меня кирпич" а к беспочвенным обвинениям, не имеющим никакого веса, завуалированным протестам против волеизъявления Арно свято блюсти свою гетеросексуальную честь.
Испанец оттолкнулся от стены, достал какой-то пакет из чемоданчика врача и скрылся в дверях ванной, хлопнув дверью.
Последнее, что он слышал голос Дэлливэри изъясняющий ситуацию с потерей связи контроля над координацией кубков. Его это мало волновало теперь, а слышать извинения и того больше- было противно. Она не виновата.
Посмотрев на свое лицо, искаженное до неузнаваемости бессильной злобой и изможденностью, он вспомнил Барселону. Через всю линию шрама шла его судьба.
Протянув руку к щеке, потрогал нить рубца, чувствуя даже своими мозолистыми руками, характерную щербатость затянувшейся кожи, пусть не видную глазом, но четко ощутимую нервными окончаниями. Вдоль шрама прошел прострел боли. Диего поморщился, уперевшись руками в края раковины, тряхнул головой.
Вдох.
"...стылые капли дождя мерно просачивались сквозь прохудившуюся крышу, набухали, копя смелость рухнуть вниз. Звон капели был единственным звуком, державшим его в реальности, уплывающей из- под ног, расслаивающейся, как клочки тумана на рассвете. Далекий мутный свет оголенной лампы накаливания на раскачивающемся потолке изредка пропадал, являя лик святого великомученика Себастьяна. Диего затаил дыхание.
Он не знал, как тот выглядит наверняка- во время причастия в церкви Санта Мария дель Мар, будучи подростком он долго разглядывал золоченный свод капеллы, вкушая Кровь и Тело, отчего-то пахнущие кислым вином и просфором, пока взгляд его не остановился на Нем. Впервые Диего познал Красоту. Печальную, возносящуюся над землею, чтобы свысока созерцать тщету мирскую. Она проникла к нему под кожу, найдя момент слабости, момент святости и глубокой задумчивости о том, что мужчина на фреске оказался совершенен. Ни одна ранее виденная им женщина не была столь прекрасна. Умышленно ли художник изобразил мученика именно так, как доселе его упорно рисовали корифеи кисти, отринувшие грех и восхваляющие человеческое тело...мужское тело, собрав воедино все те детали, что запрещалось выводить на холсте на протяжении многих веков?
...слова эхом прокатывались по воспаленному сознанию, стучали по стенкам висков, как шарики для игры в теннис, тяжело ударяя, чтобы со всей большей силой ударить напротив, в другом, еще нетронутом болью, месте. Разве можно понять язык ангела? Тянущий жилы, выворачивающий наизнанку бред вспорол его вены, пуская свою загнившую кровь ему в тело.
Он протягивал руки к "Себастьяну" шептал слова молитвы, с того причастия...именно те слова, запинаясь и краснея при мысли об увиденном, теперь же боясь ошибиться называя "пароль", изнывая от страха больше никогда его не увидеть, умолял остаться, цеплялся за складки пыльной одежды, пахнущей порохом, перекисью и кровью...
А кровью пахло все- на губах сохли бурые пятна. Левая половина лица онемела. Пульсирующая боль слилась в единым долгий сигнал в мозг, отошла на второй план. Его спасение, его жизнь стали символом новой жизни воплотившись в лице того, кого он спас сам. Крапленая карта туза, выпала оборотной стороной. Когда бессонная ночь сменилась промозглым осенним утром 2004 года, началась новая жизнь, в полном смысле этого слова- прошлое обратилось в пепелище, на котором они начали возводить собственную капеллу, чтобы возносить хвалу своим немолчным богам.
-Dios, usted está aquí?*..."

Выдох.
Испанец больше не стал смотреть на свое отражение, уйдя в возню с заевшим замком куртки. Проскочившие воспоминания бередили душу и тело, помнящее каждый удар и каждый поцелуй. Сорвав собачку с молнии, мужчина стащил кожаную куртку, затем наполовину- майку, только, чтобы посмотреть, как сильно его задел наемник в небоскребе. Повернулся боком к зеркалу, стараясь заглянуть за плечо.
Что ж... Не царапина, конечно, но жить будет. Добротная кожа куртки приняла на себя основной удар- теперь ее только в утиль. Смочив полотенце холодной водой, оттер ссохшуюся кровь с руки и спины. Миллилитров 200 не так страшно, для такого детины как Агиляра. Развел двумя пальцами края раны- не глубокая. Удостоверился, что обойдется и стягивающим пластырем.
Вскрыв упаковку бинта, криво-косо, но наложил тугую повязку. Вытащил из бритвы Арно лезвие, чтобы перерезать края бинта, потом так и оставил- чай не маленький, уберет. К концу нехитрых манипуляций начала затекать рука- сойдет.
Одев обратно изгаженную майку, следом нацепил и куртку. Свернул остатки бинта и аккуратно положил на полку у зеркала.
Вышел, сразу натыкаясь взглядом на Лилит. Выглядела она получше. Уже хотя бы потому, что была в сознании. Слабая улыбка дрогнула в уголках рта- Хей, малышка! Да, он бы офигенски рад, что девочка оклемалась. Да что там! При их сугубо мужской компании эти две хрупкие девушки были настоящим сокровищем. А сокровище, как известно надо беречь. По хребту прошелся холодок- как там Энкарна? Беспокойство за испанку ничуть не меньше.
Ухмыльнулся словам Лилит чересур ободряюще, посмотрел на брата, дернув желваками. Как должен себя чувствовать опростоволосившийся хакер? А телохранитель? Диего мог с точностью до секунды предположить все, что думала и чувствовала восьмерка и самое главное основную доминанту- отчаянье от мысли, что стал неспособен выполнять то единственное, на что способен в этой жизни, горькое вяжущее чувство на корне языка и свинцовая слабость в конечностях. Королева на этом фоне казалась все же более собранной- заглянуть в мысли юного дарования не представлялось возможным.
И все это твоих рук дело. Агиляра сжал губы в тонкую полоску и понял, что терпеть больше не сможет.
-Если бы не было меня, кто знает, может занесенный нож в спину угодил прямиком между лопаток тебе, а герой?! Мне плевать на то, чем ты забавляешься в свободное от дел время, но позволь тебе напомнить, что ты босс криминального синдиката, а не главарь дворовой шайки. Ты хоть понимаешь, насколько далеко зашел? Сегодня мы могли все остаться там. Басовитый голос напором пригвождал самые самые весомые доводы, но звучал слишком устало, чтобы быть убедительным. Испанец сделал шаг к Тузу, пугающий своей решимостью- вот где была сила Агиляры, не в словах, но в действии.

*-Господи, ты здесь? (исп.)

28

Сверху  -россыпь колючих звезд, снизу- их размытое отражение в гладком, как темные воды глубокого озера, полу. Замысел дизайнера видимо предполагал полный уход от реальности, релакс, как- бы выразилась юная королева кубков. Обычно подобные ощущения и испытывал туз окунаясь в хладный уют своей комнаты, но сейчас, вся это бесконечная звездно-пространственная канитель привносила в чувства дезориентацию, так, будто почву выбивало из под ног. Его болтало и колбасило в открытом космосе, где воздуха позарез не хватало, а вопрошающие лица его маститых подчиненных уходили в  безликое ничто. Арно был раздражен. Он не сразу понял, что его так удручало; не полетевший кубарем изначально намеченный план и даже не то, что не все участники операции находятся в безопасности…Этот отчаянный импульс вины, что витал в помещении резал глаза и давил атлантовым небосклоном на плечи. Казалось, невеселые мысли соклановцев делают ношу непосильной. Рефлекторно поведя плечами, Цербер избавился от части мнимого груза:

-Так, давайте все дружно спрячем эти взгляды побитых собак? Все живы? Относительно здоровы? Вот и чудно. Чего не скажешь о ваших товарищах.
Равнодушный тон никак не вязался с пролегшей горькой складкой в углу рта, напряжение сосредоточившееся в мышцах спины и выступившая вена на виске- вот и весь нехитрый, обличающий маскарад Арно, который выдавал его подавленность.  Туз отвлекся на доклады, что теперь звучали в рации, наушники и микрофон сменились старым добрым приемником.

-Дэлливери, сообщи как только информация о взрыве в небоскребе появится в сети, докладывай все, что станет известно. И если чувствуешь, что тебе тоже необходима медицинская помощь, пригласи врача.
Ее «простите», как пощечина. Самому себе.
Арно кивнул пришедшей в себя Лилит, слова встали колом в глотке и он поспешил покинуть кровать  на которой почивала восьмерка.
Какая-то едва уловимая перемена произошла с Диего, пока тот отсутствовал в ванной комнате. Будто на что-то решившись, он глядел с христианской любовью на Ксайф и Сурис, прикинувшись эдаким средоточием вселенской скорби и милосердия. Почему –то испанец пылал маковой страстью к публичному экзарцизму в отношении де Монсальви и этот потемневший взгляд был  хорошо известен тузу. Ох, не вовремя. Не вовремя Диего задумал проповедовать заветы о долге; слишком хлестко, даже подло, что сухой песок на свежую, открытую рану:

-Стой где стоишь.-четким выстрелом в упор- Стой где стоишь, иначе для нас обоих это будет чревато.
Де Монсальви не шелохнулся, когда Агиляра направился к нему с весьма недвусмысленным намерением приложить свою могучую длань к смазливому лицу француза. В том, что у брата возникло желание поколотить младшего не было ничего  постыдного, хотя бы для самого Цербера, уж оба знали, что в долгу не останется никто.., но не после таких слов. Что же ты городишь, Диего, куда тебя несет?
Задача жизни не в том, чтобы быть на стороне большинства, а в том, чтобы жить согласно с внутренним, сознаваемым тобой законом (с)
Со свистом выпустив воздух из легких, что казалось исходил дымными клубами, Арно запустил пятерню в спутанные волосы. Перевести мысли выплясывающие дьявольскую сальсу  в умеренный ритм лендлера было сложно, но он справился. Браво!- умница Диего, выдрессировал:

-Оставь , это пустое Диего, тот нож, что не догнал меня в небоскребе, сейчас вогнал в меня ты сам, будь покоен, - Арно потер переносицу  сгоняя мрачную тень надломленности- Я и не забываю, кто я.-стряхнув оцепенение, Цербер поднял глаза, в которых воскресали искры, что разгорались на кончиках расширившихся, почти угольных зрачков:
Я тот, кто держит этот клан, эту масть, эту семью, черт бы тебя побрал, вместе. Слушай внимательно ибо повторяться я не стану: все эти люди,- смуглая кисть де Монсальви взвилась в воздухе поочередно «помазав» всех присутствующих- пришли служить мне по своей воле. Они знали, что тут не пансион благородных девиц и безопасной жизни никто не обещал. А ты…ты какое имеешь право ставить под сомнение их право быть лучшими? Да, да, ты не ослышался, в моем клане могут быть только лучшие! – по лицу Арно прошла судорожная тень- Вот Дэль, что ты думаешь о ней? Что она думает о себе? Разве кому –нибудь из нас могло прийти в голову, что эта плутающая в мире чисел и кодов девочка сможет пристукнуть копа монитором? Или то, что она выведет нас из кишки коридоров образовавшуюся из машин легавых? В три счета подогнет машинку? Нет, нет, нет!- в приступе необъяснимого пароксизма, Цербер стремглав оказался подле королевы и трепетно взял ее лицо в свои ладони- Зато теперь, она стала на порядок сильней. А по другому тут никак. С волками жить, по волчьи выть, верно?- Лицо мужчины искажала шальная улыбка, глаза были воспалены и лихорадочно блестели. Руки наконец отпустили  иссиня-черную головку Джойс.

- А ты, Лилит? Сотри эту паточную улыбку, она так и вязнет на губах- Цербер грузно сел на кровать, эти крайности от агонии действий до апатичного, немого ухода от бурного словоблудия отнимали колоссальное количество энергии- Что скажешь ты, Мышка? Что пора выходить в отстаку, а? Какие  упаднические мысли бродят в товоей хорошенькой головке?- туз испытующе посмотрел на своего телохранителя- Лилит, ты должна жить. Не просто есть, дышать и служить, а жить! Понимаешь, о чем я?- мужские кисти стальными обручами сжали руки девушки, чуть пониже плеч и хорошенько встряхнули, так что у слабой после недавнего обморока Лилит, вполне могла закружиться голова.., а могла она также закружиться по той причине, что «мистер Монсальви» в этот самый момент иступленно целовал Сурис в бледные губы, целовал неистово, глубоко, как человек хорошо знакомый с этим во всех отношениях приятным делом, разве что в другой обстановке да при других обстоятельствах...- И что?- на выдохе- Что почувствовала?- губы покалывало от  напора с которым он овладел ее  нежными устами, пряное дыхание самую малость сбивало с прагматичного контекста мыслей- Испуг, удовольствие, отвращение, неловкость…Видишь, как разнообразна палитра эмоций от одного только действия? Почему бы  не превратить всю свою жизнь в череду этих моментов? Невозможно? Ха! Смотри на меня и учись!- Арно снова принял вертикально положение, взгляд удерживал контакт с восьмеркой- Лилит, ты унижаешь меня своим нежеланием жить! Ты оскорбляешь мой выбор, мой выбор тебя в качестве телохранителя. Это неверие, недоверие. Избавь и меня и себя сейчас от измышлений на тему провал своей «миссии». Думай лучше о птичках например, можешь попариться по- поводу того, что тебя поцеловал босс …-на миг, к суровому лицу вернулась улыбка, но взгляд упавший вновь на рыцаря кубков стер ее окончательно:
-В заключении, я скажу следующее: я горд! Чертовски горд операцией в небоскребе и видимо тебе невдомек, что она успешна! Со всеми этими проволочками, неожиданностями и непредвиденными покойниками, что теперь навеки на моей совести. Я- убийца, Диего. Как бы это проще…нехороший человек. И ты тоже.
А Китон в первую очередь, вот чью безмозглую башку стоит отделить от тела.
Щелчки и шипение. Рация:

-Ах, Клемент, душа моя! Ты взлетел? Ну, не посрами честь французского отечества, покажи  как воюют лягушатники
- Арно беззаботно и манерно шутил, вновь влезая в шкуру шефа-дурачка. Он стоял спиной. На ней вырос незримый панцирь.

*(с) Марк Аврелий

29

Диего удалился, проваженный взглядом Ксайф. Джойс сделала вывод, что она получила самый маленький урон в этом переполохе. Всё, что осталось у неё от этой поездки, - головная боль, терпимая и проходящая. Остальным досталось значительно больше, от этого вина продолжала гложить. Слова Туза, конечно, требовали чего-то обратного, но как-то пока не получалось. Позитива явно не хватало.
Дэлливэри снова кивнула. Да уж, теперь за информацией ей нужно следить тщательнее и, слава Богу, в безопасности, можно будет не волноваться. Но почему-то казалось, что она ещё долго будет параноить, постоянно оглядываясь, когда сидит за компом, даже находясь в собственной комнате...
- Обойдусь, - с улыбкой произнесла Дэль, заправляя непослушную прядку волос за ухо, - Я в порядке. - "Не хватало ещё после такого провала помощи требовать... Я отделалась круче всех, мне жаловаться - грех просто."
Лилит наконец подала признаки жизни. И не только зашевелилась, но даже говорить начала. Конечно, это не могло не вызвать радости даже у такой апатичной персонки, как Дэлливэри. После второго "Мистер Монсальви" Лилит, Дэль не удержалась и улыбнулась. И потому, что она наконец в полном порядке, и потому, что казалась ей немного забавной и наивной, бормоча это имя. Игра или нет - такой идеальной преданности Ксайф не видать, по крайней мере, внешне. Она могла быть так же преданна, но не показывала бы этого, как и всё остальное...
В комнату вернулся Диего. Честно сказать, Ксайф думала, что так и пробудут они все в относительном молчании и тишине, немного всё это устаканится и т.д.. Но Рыцарь сорвался, чего в такой момент Дэль не ожидала хотя бы потому, что не была там - внутри этого здания. Она наблюдала с мониторов. Но это совершенно другое. Даже в играх это наглядный пример: когда ты смотришь на превью или игру просто со стороны, на запись видео или клип - это просто, какой бы триллер или мясо там не показывался; но когда ты - этот персонаж, даже несмотря на то, что это всего лишь игра, ты чувствуешь себя иначе, и в некоторых играх хочется постоянно оборачиваться, проверять, где ты, что вокруг, нет ли кого, ты боишься сунуться вперёд и идти вглубь неизвестного туннеля игры. В жизни всё это приобретает ещё более страшные краски, просто потому что в жизни после Game Over-а нельзя перезагрузиться... Ксайф никогда не была в самом месиве, никогда не ощущала себя на месте персонажа игры, она всю жизнь только наблюдатель. И как наблюдатель, она не могла ничего сказать о внутренностях игры, кроме кода, которая происходила даже на её глазах. Вот почему этот срыв был совершенно не понятен маленькой хакерше, это была совсем другая сторона монитора...
Непривычнее всего было наблюдать саму "отчитку" босса. Возникло неприятное ощущение, которое называется привычным словосочетанием "не в своей тарелке". То самое чувство, что ты здесь лишний и очень не кстати являешься свидетелем такой сцены. Что-то из разряда: "Ой, я, кажется, не вовремя..." Ксайф отвела взгляд в сторону, сцепила руки в замок за спиной и тихо шаркнула кроссовком. Некоторые в таких ситуацих очень хотят нервно закурить. Ксайф не курила, зато ей безумно захотелось надеть нашуники, врубить погромче музыку и отключиться на пару минут от этого мира, где она была немножко не в тему. Это было бы очень не вежливо, неприлично, но так хотелось...
Совершить подобную ошибку ей не дали. Неожиданности продолжались: теперь началась ответная речь босса... А вообще тут бы очень подошла какая-нибудь эпичная музыка. Вообще говорят: "Эпичная музыка спасёт любой клип". Может, это не только о клипах... Ксайф вполне могла бы работать личным DJ-ем мистера Монсальви: врубать на каждую его фразу подходящий трек и делать эффектные переходы. Получилось бы прямо как в фильмах: пафосно, красиво, эмоционально, и главное - за душу ещё больше бы взяло. Но итак было хорошо. По крайней мере, уже начало немного тронуло, даже апатичная Ксайф изменилась в лице.
Когда было названо её имя, Ксайф даже взрогнула. Глаза округлились, она пару раз недоумённо моргунла, приподняла плечи и уставилась на Туза. С каждым словом становилось как-то неловно. Она сама не замечала таких вещей. Она видела свою большую ошибки и за ней, в силу своего вечного пессимизма, не замечала своих маленьких достижений или пюсов. Конечно, она не думала о том, что прибить монитором кого-то - это так оригинально и здорово... Ну или сообразить с машиной. Ей всё это казалось полной фигнёй по сравнению с большой промашкой, из-за которой она подвела весь клан в небоскрёбе.
Ксайф замерла, когда босс оказался возле неё. Даже, пожалуй, боялась шевельнуться или выдохнуть - дыхание было приостановлено, брови поплыли вверх, и Дэль так и застыла в полном недоумении, пока мистер Монсальви не ускользнул в сторону Лилит. Только тогда она выдохнула и немного расслабилась.
"Спасибо..."
Было такое чувство, что в ходе операции в небоскрёбе мистер Монсальви не успел выплеснуть все эмоции и всю энергию. Он будто бы "заработал" по-новой. После такого дня Ксайф не думала, что кто-то сможет вдруг так активно "заработать". Пожалуй, в этом была ещё одна поразительная прелесть босса, которая вызывала уважение. Разуму Ксайф это не поддавалось в прицнипе...
Дэлливэри снова не удержалась от улыбки. Лилит могла быть вполне счастлива. Тем более, тоже после провала. Получить не по башке за неудачи, а поцелуй от самого Туза, да похвалы. В такие моменты накрывало волной счастье оттого, что их клан действительно как семья и нечто, всегда держущееся вместе, а не кусочки каких-то оганизаций и людей, помешанных на работе и не представляющих, кто здесь кто и что значит...
Подал голос мсье Жанне, и Арно вновь отвлёкся на дела и суматохи. Как не было провала, который он видел успехом, как не было этого монолога, разговора... Ничего не было. Всё идеально. Дэлливэри несколько секунд смотрела на Туза. Таким лидерам можно было только поражаться. Они несли слишком большую ношу, но некоторые из них умели выдерживать её вот так: не ломаясь, с улыбкой, бережностью, неимоверной силой...
Ксайф улыбнулась. Потом отвернулась немного в сторону, поднесла к лицу ладонь, прикрывая рот, и тихо посмеялась. Вторая рука потянулась к плееру, Ливэри нажала на кнопку, прикрыла глаза, встряхнула головой, заставляя непослушные волосы убраться с лица, надела большие наушники, приминая иссиня-чёрные локоны. Громкость достаточная, чтобы прекрасно слышать всех вокруг. В наушниках - что-то заводное, заставляющее танцевать, утягивающее в свой ритм. На устах - еле заметная улыбка. Дэлливэри взглянула на Диего исподлобья, не переставая улыбаться. Наверное, всё было в порядке...

30

«Безумье сильных требует надзора»

   То, что между братьями – Арно и Диего, - непростые отношения, Лилит поняла сразу же, как только переступила порог особняка. Что-то между этими двоими настораживало… Будто разряд, готовый дать Вселенной деру, застрял между временем и пространством. Будучи не большим экспертом в человеческих отношениях, Сурис быстро привыкла к нескончаемому напряжению и со временем перестала обращать на него внимание.
    Когда сегодня Диего зашел в микроавтобус, в котором рыцаря, признаться, не ждали, сразу стало понятно: что-то очень похожее на развернувшуюся сейчас картину рано или поздно произойдет. Конечно, Монсальви рисковал. Конечно, Агиляра был этим недоволен. Злосчастный вопрос времени исчерпал сам себя – «мышка» надумала очнуться в неподходящее время. Бабам! Началось…
   Слова… Ручьи слов сливались в бурлящие потоки и неслись, неслись по крутым склонам объективной реальности. Если бы не усталость  в голосе Диего, Сурис бы, ей Богу, поежилась от холода сказанных рыцарем слов. Испанец, впрочем, предпочел разглагольствованиям на тему безотказное действие – почти угрожающе придвинувшись к Тузу. Арно не растерялся и ответил брату куда более мощной по силе «сноса» бравадой.     
   Мужчина театрально жестикулировал, вздыхал, профессионально растравлял паузы во фразах. Играл, как оценит позже профессионал театральных подмостков Лилит, на пятерочку с плюсом. И все бы ничего… Но вот очередь по отвешиванию пинков дошла и до кроткой недотравленной в подвалах небоскреба Клемента «мышки».
    Теперь Сурис ничто не сдерживало: девушка поежилась от холода слов, правда, уже не рыцаря, а Туза. Сердечко бешено застучало, когда француз вернулся на кровать, к ее ногам. Взгляд синих глаз заставлял ежиться от холода еще больше…
     Лилит самозабвенно изучала переплетение складок ткани на острых коленках, когда Арно в буквальном смысле распустил руки. Сначала зажал, потом встряхнул, да, так, что искры из глаз, а потом… Потом поцеловал.
     По части полоцких утех Сурис огромным опытом похвастаться не могла. Поэтому когда девушка поняла, что, собственно, происходит… Происходить это закончилось. Монсальви больше не сжимал ее, просто смотрел…Щелк.
    Лилит прижала руку к лицу. В груди защебетало до боли знакомое желание…Красочный образ растущей рассечены на красивой шее Туза и кровоточащий ржавым блеском обрубок стекла, зажатый тонкими пальцами. Лилит буквально слышала скрежет сдавленного дыхания Монсальви, чувствовала тепло его крови на своем лице, руках – видела, как замедляет ударами отмерять жизнь его еще совсем молодое сердце. Эту палитру чувств хотел в ней вызвать босс, когда целовал? Страстно, неистово… Сурис ногтями впилась в впалые щеки, силясь прогнать навязчивое ведение. Лико Арно в синеватых поцелуях Смерти… И издевкой звучавшие в голове слова «Почему бы  не превратить всю свою жизнь в череду этих моментов?».
     Что о ней знает ее босс? А Диего? А мисс Ксайф? Только факты. Родилась, жила, умерла… Воскресла. Замусоленный японскими фантастами образ «Синигами»* в адских языках пламени, как Венера в шорохе прибоя, из небытия алыми не то разводами, не то лепестками раскрылся внутри тогда еще совсем крошки Лилит. Нести на себе бремя прерванных жизней, нитями  судеб сплетая кровяной клубок, когда тебе всего пятнадцать… С лицом навсегда лишенным красок  в шестандать каждые пять – семь дней расчленять неугодных. А в восемнадцать, на пике своей потрошительской карьеры, стать достоянием кровожадного клана.
     Какое они – кубки, - имеют право читать ее сейчас, как открытую книгу? Кто они? Семья? Чушь собачья. Никакая они не семья. Шайка людей с поломанной психикой… Цирк нравственных уродов – ни больше, не меньше. Этот взгляд Диего… Сострадание? Увольте! Ни к чему. Таким как она сострадать – грех. А Арно? Что он о себе возомнил? В его клане только лучшие! Ха. Как бы не так… Они все – переломанные пухлыми ручками Судьбы куклы, которых выбросили на помойку за ненадобностью. Ничтожества с досрочно забронированными котлами в Аду. Ничто! Пустое место! Стоит одному умереть и Земля выдохнет, облегченно причитая, что еще одним «неподъемным» стало меньше. Отвергнутые, забытые дети… Без прошло и будущего.
   Лилит хотелось кричать, топать ногами, раскидывать вещи и рвать простыни. Гнев ядовитыми языками окутывал ее сейчас и внутри, и снаружи. Руки дрожали, восьмерка силилась подняться. Если бы рыцарь избил сейчас Арно до полусмерти… Если бы в нем сейчас разгоралось это желание… Сурис поняла бы его как никто. В конце концов, внутри нее же самой, в эту самую секунду, закипало схожее по структуре варево из эмоции и желаний, но приправленное немного иной мотивацией. Телохранитель злилась на Монсальви, но не потому что, тот подверг опасности клан. И даже не потому, что в  странном порыве расшевелил ее внутренних демонов… Убийца! Подумать только… Он убийца! Нехороший человек!
«Вы эгоистичный избалованный ребенок, мистер Монсальви», - Лилит поднялась, - «Вы играетесь кланом, как с солдатиками… Прикрываетесь ширмой безумных прихотей. Делаете нас сильнее, якобы, укрепляете позиции. Ни черта!» - пошатываясь из стороны в сторону, восьмерка добрела до стоящего спиной к ним и звонко, почти беззаботно, болтающего по рации Туза, - «А на деле просто затыкаете зияющую пустотами бесконечности дырку в груди…» - восьмерка облокотилась на Арно, чтобы хоть как-то держать равновесие и, не моргая, уставилась на рыцаря: она – щит Монсальви, и если кто-то хочет добраться до Туза (пускай даже этот кто-то близкий человек и для него, и для  нее), придется сначала разобраться с Лилит.
- Диего, - но тут же поправилась, - Мистер Агиляра, - не надо, - Никто не пострадал, - ведь никто? – Вы не хуже меня знаете, что даже если бы мистер Монсальви посвятил Вас в детали заранее, ничего изменить – а уж тем более остановить его, - Вы все равно не смогли бы, - присказка отца из покрытого пунцовым налетом прошлого, - Глупо жалеть о пролитом молоке, - вздох, -  Все уже закончилось, - Лилит уткнулась макушкой в спину Арно. Казалось, начальник отгородился ото всех прозрачной стеной…
- Вы уже ничего не можете сделать, - и поэтому, если собираетесь «отметелить» братца, то, пожалуйста, не при ней, - Мистер Агиляра, - еще одна улыбка и почти в умоляющем взгляде «Я этого не вынесу», - ...Прошу Вас

___
* Синигами (яп. 死神) - «бог смерти»

Отредактировано Лилит Сурис (2010-09-07 12:31:53)


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Комната Арно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC