The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Казино Crown /Crown casino/


Казино Crown /Crown casino/

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Законодательством штата Иллинойс запрещены азартные игры на земле штата. Однако, запрет был изящно обойден - в качестве казино стали использовать огромные баржи, формально находящиеся в воде, а не на земле. Потому и Корона находится на одной из таких барж, стоящей на приколе на озере Мичиган.
В Короне представлены всевозможные виды азартных игр: карточные (покер, блэкджек, баккара, преферанс), рулетка, кости, автоматы.
Здесь вы, по традиции, не найдёте часов, искусственный свет за окнами, которые являются всего лишь элементом декора, заставит забыть о времени, а коктейль, принесённый официанткой, вольёт в кровь опьянение, подстёгивающее чувство азарта.

http://s61.radikal.ru/i174/0905/da/3bd4bca980c4.jpg

http://s42.radikal.ru/i096/0905/9e/9fa44402ddf2.jpg

2

» Жилые районы /the urban residential districts/ » Резиденция Лучиано

Lamborghini Sesto Elemento лихо мчалась по улицам, распугивая неспешных обывателей. Номера автомобиля, словно выставленные напоказ, отбивали у местных хранителей дорожного порядка всякое желание останавливать самоубийцу на черной красотке. Руль рвался из пальцев, но улыбка Джула была блаженной, словно он находился в медитативном состоянии близком к нирване. Он пьянел, слушая хриплый голос из колонок:
- Я могу каменеть, останавливать вечность,
Приникая губами к ознобу мурашек.
Я могу обгонять своё время по встречной,
Чтоб увидеть тебя хоть минутою раньше.

Лихой поворот, еще один, машину заносит в дрифт, оставляя на асфальте черные росчерки шин, словно размашистую подпись под королевским указом. "Казнить нельзя помиловать!" - ставьте запятую господа и дамы. Этот безумец слишком увлечен игрой со Смертью, что бы уделять вам хоть толику своего внимания - есть только он и серая змея-дорога.
- Я умею смотреть на тебя бесконечно -
Как на древнюю медь и бегущую воду.
Я вдыхаю твой запах, когда больше нечем
дышать...
- шептать в созвучии с чужим голосом.
Автомобиль заложив последний вираж, разворачиваясь на 360 на стоянке перед казино, лихо вписался в свободное место между тяжелым аристократичным Bentley и навороченной Hamman. Дверь поднялась вверх, словно подражая космическому челноку или бэтман-мобилю и на асфальт, сверкая лаком ступили черные туфли. Жемчужно-серый костюм, небрежно расстегнутая у горла рубашка, сигарета в тонких узловатых пальцах, пристальный взгляд черных глаз и тень усмешки в уголках губ - образ дельца и прожигателя жизни гармонично лежал на узком лице полукровки.
Его тут знали. Нечастый, но богатый гость. С хорошими и плохими днями. Играет по крупному. Проигрывать не боится.
Он был именно таким.
Призывно распахнутые швейцаром двери, сверкающие улыбки дам в дорогих платьях и неодобрительные взгляды господ. Счастливые вскрики и аплодисменты выигравших  и потухшие глаза проигравших. Ким любил аромат казино.
Стол блек-джека, зеленое сукно, приветливая очаровательная девочка-дилер и несколько серых безликих игроков. Они были неинтересны киллеру, ему была интересна игра. Первый круг. Двадцать одно: туз и валет. Улыбка дилера, разочарованные вздохи игроков. Новая рука. Джулиан практиковал трекинг, и сегодня он собирался выигрывать.

3

В его голубых глазах отражались огни этого шумного города, который никогда не спит, слишком погруженный в свои фантазии о приключениях, любви и страсти, власти и популярности. Вейн никогда не считал, что в этом списке есть еще что-то, что его измотанная душа может пожелать. Стоит ли говорить, что в свои восемнадцать, младший Дэкер уже настолько прижился к обществу «богатых и знаменитых», что чувствовал себя в душном прокуренном зале какого-нибудь модного клуба намного комфортней, чем в собственной спальне?
В этот вечер хотелось чего-то новенького. Выбиться из привычного ряда почти будничных заведений, с пьяными друзьями, мартини с водкой, услужливыми длинноногими официантками и маленькими желтоватыми таблетками со смайликом на обратной стороне. В воздухе витал легкий запах приближающейся трагедии, а ноздри приятно щекотал сигаретный дым, Вейн никогда не пристегивался, сидя на пассажирском сидении белой мазды своего «школьного приятеля». На  заднем сидении целовалась какая-то парочка знакомых его знакомого, имен которых Дэкер и не собирался запоминать, и, судя по тому, что он мог видеть в зеркало заднего вида, в поцелуе участвовали особи с приличными размером груди у обоих. Хмыкнув себе под нос, мальчишка лениво посмотрел в окно.
Чикаго. Место любимое, и будто проклятое. Никогда он не выбирался отсюда дальше Майами, и то в одну из бесконечных командировок отца. В этом была своя прелесть и свое наказание. Все его друзья завидовали такой свободе, но в глубине души Вейн всегда знал, что хотел бы не этого. Нет, он не скучал по матери и не стремился больше времени проводить с отцом. Но, возможно, хотел бы, чтобы кому-то было интересно, куда это он несется вечером в машине, полной полупьяных подростков.
Дэкер мотнул головой, отгоняя случайные мысли. В последнее время он начал придавать этому слишком большое значение. И, кажется, зря…
Надев очки в белой оправе, в лучших традициях такого модного ныне old-school, и ослепительную улыбку - как по заказу, Вейн вышел из машины. Он удивительно хорошо гармонировал с обстановкой. Невысокий, хрупкий, в зауженных джинсах, светлой футболке с кричащей надписью и белом коротком пиджаке с воротничком-стоичкой, Вейн смотрелся на фоне белой машины, как какая-нибудь известная фотомодель, позирующая для журнала. И сам юноша прекрасно об этом знал.
Сегодня выбор пал на казино.
Он бывал здесь раньше, хотя и не слишком часто. Несколько раз в сопровождении отца и его деловых партнеров и пару раз в компании друзей. На самом деле, Вейн  никогда не испытывал к игральным домам какой-нибудь особенной тяги. Сюда он мог наведаться только лишь, если во всех известных ему клубах города идет программа, которую он видел уже больше двух раз.
Сказать, что Дэкера как-то задевало особенность заведения нельзя. Этот мальчик уже очень давно перестал реагировать на сильные идеи и оригинальное исполнение, предпочитая веселье церемонной душевной эстетике. Но, публика требовала чего-то новенького, а Вейн откровенно скучал.
Его лицо здесь знал каждый работник. Портье сдержанно шепнул «мистер Дэкер» и едва заметно склонил голову в приветственном кивке. Вейн, как обычно, проигнорировал приветствие.
Устроившись за одним из столов, где разыгрывалась партия в блэк-джек, Вейн лениво потягивал из трубочки разбавленный водной яблочный мартини.
- Этот человек – настоящий дьявол, - шепнул на ушко Мэтью, бросив на стол карты рубашкой вниз. Он пасовал.
Кивок рыжеватой кудрявой головы, заставил Дэкера перевести взгляд на столик, находящейся через два столика от них. Мужчина, на которого указывал друг с какой-то кошачьей, небрежно легкой грацией восседал на стуле. Взгляд Вейна безразлично скользнул по идеальной осанке незнакомца, красивой линии плеч, прикрытых светло-серым пиджаком.
Мэтт улыбался, пожирая глазами мужчину, и хмыкнул, отвечая на немой вопрос брюнета и его капризно вздернутую бровь:
- Он выигрывает одну за одной...
Простое пояснение парня заставило Вейна обвести игровой зал взглядом. Действительно, немногие присутствующие справлялись с желанием бросить на красавца в сером заинтересованный взгляд.
- И что в этом такого? – фыркнул юноша, недовольный тем, что все внимание присутствующих в заведении посетителей больше не обращено к нему одному. 
- Это странно…. И очень круто. Он вообще крут, - от внимания Вейна не ускользнул хищный взгляд, что бросил Мэтью на незнакомца.
Кажется, именно это и стало последней каплей, толкнувшей мальчишку к решительным действиям. Вейн бросил карты на стол, жестом указывая крупье, что с его партией покончено и, уверенным шагом направился к столу счастливчика. Лишь за метр, он притормозил и намеренно замедлился. На лице его появилась та странная смесь заинтересованности и праздного любопытства, что обычно граничит с почти неприличным равнодушием.
- По залу витают слухи, что вам благоволят все жители Ада, - тихо и спокойно уронил мальчишка замечание, становясь справа от мужчины.

4

Карта шла с той ленивой небрежностью, с которой красотка Фортуна раздает улыбки. Его, маньяка и убийцу, эта ветреная леди любила с той умопомрачительной силой, которая когда-нибудь просто обязана была его убить. И, наверняка, когда-нибудь все таки убьет...
Но это будет потом.
А сейчас Джулиан купался в этой удаче. Наслаждался вниманием, пристальными взглядами к себе и собственным картам. Полукровка кожей ощущал ненависть, что висела за столом. Даже улыбка очаровательно дилера померкла - Лучиано слишком часто выигрывал. Ставки были не слишком большими, он балансировал чуть выше стандарта, но тем не менее горка фишек перед ним на зеленом сукне стола неудержимо росла.
Его приближение Джул почувствовал за несколько шагов. Просто какая-то волна прошла по позвоночнику, словно кто-то подцепил кожу и пытается стянуть ее со спины на живую. Перед глазами потемнело, так же как темнело утром... и только усилием воли удалось сохранить трезвый разум. Темная суть мужчины рвалась наружу, а стоило бросить один единственный короткий взгляд на подошедшего парня, услышать его голос и стало ясно, почему чутье "сделало стойку". Молодой человек был настолько красив, насколько красив может быть мальчик-модель с обложки глянцевого журнала.
Он не был в предпочтениях Джулиана. По сути этот мальчик был вне чьих-то предпочтений. Он просто был. Он просто привлекал внимание. Всем: голосом, взглядом, жестами, походкой.
- По залу витают слухи, что вам благоволят все жители Ада, - тихо и спокойно уронил мальчишка замечание, становясь справа от мужчины.
"Черт..." - сладко застонал альтер-эго, темная часть Кима перевернулась, требуя прямо сейчас увести этого юношу из казино и  получить его.
"Увянь." - тихо рыкнул на своего темного Попутчика Джул, переводя взгляд на карты перед собой. Он уже знал. Там снова 21.
- Быть может я сам Сатана? - Едва слышно рассмеялся Ханьджу, встречаясь с притягательными глазами парня взглядом.
"Главное не переиграть." - одергивая себя от совершенно пошлых мыслей, бросил на стол карты полукровка. Он мог выигрывать еще некоторое время, но кажется стол и блек-джек потеряли свой вкус для него.
- А вы играете? Не хотите ли сыграть с Дьяволом? - Джулиан улыбнулся, одной из своих самых пленительных улыбок, пара очаровательных девушек-спутниц томно вздохнула, а мальчик-официант с кольцом на мизинце споткнулся, смущенно опустив глаза в пол.

5

Вейн едва не поперхнулся от прямого и красноречивого взгляда этого мужчины. Он точно еще не мог определить его природу, все-таки для того, чтобы так хорошо разбираться во взглядах и полунамеках, мальчишке не хватало возраста, а стало быть, и достаточного опыта. Он легко мог различить в толпе праздных богатеньких мальчиков и девочек в одеждах, пестрящих лэйблами, наркодилера и договориться с ним о грамме чистого кокаина. Но он еще совершенно не умел распознавать темные вихры желания на дне незнакомых глаз.
Нет, определенно, Вейн почувствовал исходящую от мужчины угрозу. И даже не потому, что у него мурашки пробежались по всему телу, едва ли не надрывно крича: «Парень, держись от него подальше!». На мгновение, Дэкеру показалось, что  мир утаскивает в водоворот его глаз. Он кукольник и Бог, а все вокруг него -  лишь массовка. Эти люди, окружающая обстановка, сам воздух и атмосфера – просто оправа, подчеркивающая величие и мрачность оникса.
- Ваше мартини с водкой, мистер Дэкер, - услужливо протараторил официант, смущенно отводя взгляд в сторону от незнакомца. Вейн готов был поклясться, что видел румянец смущения на гладких, загорелых щеках парнишки.
Сейчас на Вейна смотрели все вокруг, и он снова почувствовал себя в привычной среде. Это было его «озеро», его «стихия» - тонуть во множестве заинтересованных взглядов и многозначительных полуулыбок.
«Вот так-то лучше», - юноша уже чувствовал себя уверенней.
- Тогда должен признать, что у Сатаны неплохой вкус, - он намеренно скользнул медленным взглядом по костюму мужчины, и усмехнулся на один уголок губ, - Ralf Loren должны гордиться – они популярны  даже в Аду.
Вейн поймал краем глаза несколько одобрительных улыбок, и «расправил перышки», пройдясь по складкам своего пиджака от модного авангардного дизайнера. Мальчишка уже собирался ретироваться, получив свою порцию всеобщего внимания, когда незнакомец снова остановил его вежливой фразой и ослепительной улыбкой.
- Думаю, глупо отказываться от предложений, который делает сам хозяин Преисподней, не так ли? – Дэкер сел на освободившийся только что стул, с которого ретировался очередной неудачник, оставивший большую часть своего наследства за этим карточным столом.
Где-то в глубине души, Вейн понимал, что его руки мелко дрожат, хотя и не признавался себе в этом, нетерпеливо постукивая пальцами по зеленому сукну в ожидании раздачи карт. Он свято верил, что подобная реакция вызвана не странной улыбкой своего соперника.
В  любом случае, он собирался получить удовольствие от игры, а варианта, когда расстроенный и проигравшийся соскользнет со стула, как и все те многочисленные игроки до него, Вейн даже не рассматривал.
Начал игру мальчишка по-крупному, чем вызвал едва заметную улыбку на белесых губах дилера. Дэкер раскидывался деньгами первые три-четыре кона, просаживая всю наличность, что тут же обменял на фишки. Карта не шла. Казалось, пригретый руками Фортуны юноша впервые столкнулся с субъектом, для которого его природная везучесть – пустой звук. На пятый круг, Вейн начал подозревать своего соседа по столу и, правда во всевозможной мистике и колдовстве. Но проигрывать Дэкер не любил, а останавливаться не умел.
Сняв с кредитной карты отца, что тот иногда давал сыну на крупные расходы всю наличность, Вейн снова рискнул повысить ставку. Похоже, его соперник ничего не боялся, как и не сомневался в своей победе. Если бы дилер мог проявлять эмоции, он бы сочувственно покачал головой, когда очередная партия снова была проиграна.
Лишь один раз, Вейну выпали карты, общее число которых составило «20». И тогда, Вейн не справился с улыбкой, сияя как новые диски на колесах Порше.
Его счастливая улыбка тут же угасла. Мужчина перевернул свои карты. Два туза. 21.
«Дьявол!», - бирюзовые глаза мальчишки не отрывались от стола.
Как же так могло получиться? Ему не удалось выиграть ни разу. Похоже, что рядом с ним сидел либо мошенник, либо действительно – Сатана собственной персоной.
В паронормальные явления Вейн верить отказывался, а вот жульничество работники казино вычислили бы довольно скоро, учитывая, сколько этот человек должен был унести с собой денег. Это фатальное везение его раздражало хуже, чем быка красная тряпка.
- Я хочу отыграться, - тихо проговорил Вейн, не поднимая глаз и вращая между пальцев зеленую фишку.
Он кожей чувствовал заинтригованные взгляды за своей спиной и нервный гул взволнованных голосов. Кажется, кто-то отчетливо прошептал: «Никогда бы не подумал, что у хладнокровного и рассудительного Чарли Дэкера такой отчаянный и рисковый сын».

6

Парень был настороже. Под взглядом Джулиана он, казалось, смутился. Правда едва ли на секунду. Мгновение замешательства, и снова надменный взгляд глянцевого мальчика с папиными деньгами. Ханьджу узнал его сразу. Сын Чарльза Дэкера, человека  с которым компания Лучиано работала уже почти год.
"Вот уж нежданная встреча, котенок." - Мысленно, как-то даже зло, рассмеялся Джу. Мозаика сложилась настолько быстро и легко, что на какие-то доли секунды полукровка даже заподозрил подвох в такой предсказуемой красоте происходящего. -"А не разводят ли тебя, друг мой?"
Нет, не разводят. Ты сам мастер разводок. Не ужели ты бы просмотрел такую четко разработанную, почти шахматную схему.
Улыбнуться собственным мыслям, снова встречаясь глазами с парнем перед тобой, анализируя как он "распушил перья" под пристальным вниманием окружающих. Как его губы заиграли призывной улыбкой, глаза заблестели лукавыми искорками и, кажется, все естество парня призвано существовать именно для того, что бы привлекать восхищенное внимание к себе.
"Есть в каждом из нас что-то такое, о чём мы даже не подозреваем. То существование, которое мы будем отрицать до тех самых пор, пока не будет слишком поздно, и это что-то потеряет для нас всякий смысл. Именно это заставляет нас подниматься по утрам с постели, терпеть, когда нас донимает занудный босс, терпеть кровь, пот и слёзы. А всё потому, что нам хочется показать другим, какие мы на самом деле хорошие, красивые, щедрые, забавные и умные.
„Можете меня бояться или почитать, только, пожалуйста, не считайте меня таким же как все“.
Нас объединяет это пристрастие. Мы наркоманы, сидящие на игле одобрения и признания. Мы готовы на всё, лишь бы нас похлопали по плечу и подарили золотые часы или прокричали „Гип-гип-мать-его-так-ура!“. Смотрите, какой умный мальчик завоевал очередную медальку, а теперь натирает до блеска свой любимый кубок. Все это сводит нас с ума. Мы не более, чем обезьяны, нацепившие костюмы и страждущие признания других. Если бы мы это понимали, мы бы так не делали. Но кто-то специально скрывает от нас истину. Если бы у вас появился шанс начать всё сначала, вы бы непременно спросили себя: „Зачем?“..."

Мягкий кивок дилеру, которая замерла над сдачей нового кона. По негласному правилу стола именно от решения Джулиана, как ведущего игрока, сейчас зависело - будет ли молодой человек в белом пиджаке играть за этим столом или нет. Будет. Ким так решил. Ким хочет, что бы мальчишка сел за стол.
- Тогда должен признать, что у Сатаны неплохой вкус, - парень намеренно скользнул медленным взглядом по костюму мужчины, и усмехнулся на один уголок губ, - Ralf Loren должны гордиться – они популярны  даже в Аду.
Полукровка тихо рассмеялся на столь точное едкое замечание парня. "Как же тебя зовут..." - можно было бы прочитать в темных глазах Ханьджу, если бы он не смотрел сейчас на зеленое сукно игрового стола.
"Вейн." - загорелась лампочка памяти.
- Что поделать, mon cher, в Аду не любят светлые тона. - В том юноше ответил Джулиан, наигранно-виновато разводя руками, словно сам Сатана извинялся за свое пристрастие к светлому.
- Думаю, глупо отказываться от предложений, который делает сам хозяин Преисподней, не так ли? – Дэкер сел на освободившийся только что стул, с которого ретировался очередной неудачник.
- Вы абсолютно правы, мой очаровательный друг. - Тонкая усмешка, мелькнувшая по губам убийцы вспышкой сверхновой призвана была поселить в сердце собеседника притягательный страх падения в пропасть. Так улыбается Дьявол, когда вы ставите кровью подпись под договором о продаже души.
"Добро пожаловать в мой личный ад, мальчик." - Зло усмехнулся Темный Попутчик, и в этот раз Джулиан не стал отдергивать свое разбушевавшееся альтер-эго. Они танцевали вальс, который нравился обоим...

Лучиано улыбался. За несколько кругов, его оппонент с громкой фамилией Дэкер не взял ни одной руки, в то время как на счету Джула было несколько пасов и около трех чистых выигрышей. Горка фишек перед ним увеличилась вдвое против первоначальной суммы, а вот Вейн наоборот, только и делал что проигрывался. Он рисковал, доверяя только удаче - за что и поплатился.
Трекинг еще ни разу не подвел полукровку. Но сейчас в игру вступала не простая система трекинга, и даже не шафл-трекинг. Нет, Джулиан использовал за столом секвенсинг, основанный на запоминании последовательностей карт в колоде. Этот вид трекинга считался одним из самых сложных, и что самое удивительное - убийце он был под силу, с его фотографической памятью.
- Я хочу отыграться, - тихо проговорил Вейн, не поднимая глаз и вращая между пальцев зеленую фишку.
Ким повернул голову, несколько долгих секунд смотря на парня, словно оценивал его способность к такой игре. Темный затягивающий словно бездна взгляд не отрывался от ярких притягательных глаз парня, казалось, полукровка собрался выпить душу парня через его глаза.
- Знаете, что такое игра "на интерес"? - шелестящий сухими листьями голос звучал в напряженной тишине, что повисла над их столом. Большинство глаз было приковано именно к ним: двум игрокам в белом...
Парень отрицательно покачал головой, еще бы, откуда ему знать правила тюремной игры.
- Игра на интерес, это игра на желание и власть. Если выиграете - я дам вам то, что вы хотите - научу так играть. Если проиграете - вы станете моим на 24 часа. Будете выполнять все, что я захочу.
Улыбка не сползала с тонких губ убийцы.
- Играем один шафл. Новая колода. Согласны?
Джул знал - парень согласится. И не ошибся. Дэкер-младший только кивнул, кидая на стол последнюю фишку. Джулиан улыбнулся, отделив от своего выигрыша фишки парня, он молча пододвинул их. 20-ти минутный шафл предполагал постоянное повышение ставок или пасование. На все это денег у парня как показывала практика - не осталось.
Время подходило к концу. Дэкер проигрывал к вящей радости Кима. Его Темный Попутчик едва ли не урчал словно сытый зверь в предвкушении развлечения, которое обещают будущие 24 часа.
"Не увлекись только." - Напомнил своему альтер-это Ханьджу. - "Этот парень должен остаться живым."

7

Есть игры, в которые никогда не стоит играть – это Вейну нужно было бы запомнить с самого начала. Они заключаются в определенный ряд из нескольких позиций, который включает в себя – поедание насекомых, замурование себя в бетоне и игры «на желание» с незнакомцами. Если первое - сознание Вейна воспринимало как опасность или омерзение, то последнее вызывало необоснованный интерес. Так часто случается с детьми, которых плохо воспитывали их родители. Они, эти  несчастные детки, совсем лишены чувства страха и инстинкта самосохранения. А Дэкер являлся ярким образчиком такой категории людей.
Нельзя сказать, что поймав странный взгляд черных глаз незнакомца, тревожные колокольчики в разуме Вейна не сработали. Напротив, они звенели надрывно, как сирена вокруг дома его отца, когда на территорию пытается проникнуть кто-то посторонний. Но Вейн не был бы собой, если бы пошел на попятную. Он прекрасно отдавал себя отчет, что совершает, скорее всего, непроходимую глупость, предчувствуя всеми фибрами души, что незнакомый мужчина отнюдь не положительный персонаж в этой чудесной сказке, именуемой жизнью. Но Дэкер сроду никого не боялся, и не было еще ситуации, из которой он не смог бы выбраться сухим из воды. А потому сейчас уверенно делал ставки, распоряжаясь уже чужими фишками.
И проигрывал….
Осознание, что на кон поставлен он сам к Вейну благополучно не приходило. Страха и тревоги, как обычно, не было, а взгляд, что направлен был на незнакомое лицо соперника, все еще сохранил свое надменное высокомерие и раздражающую уверенность. Чем дальше шла игра, чем четче Вейн понимал, что Фортуна махнула на него рукой, облюбовав сегодня вечером какого-нибудь другого мажорного малолетку в каком-нибудь другом месте, тем меньше он мог контролировать свою раздражительную натуру.
В этот момент он уже почти ненавидел оппонента и желал незнакомцу как минимум встретить утром рептилию в ванне. Причем, это неприятное тягучее чувство чужой победы не распространялось на личность игрока. Вейн злился на мужчину напротив, который только что разнес его под чистую, но не на мужчину напротив в сером пиджаке с пронзительными черными глазами. И пусть у этого человека одно и то же лицо, мальчишка был уверен, что это чувство испариться, как только он встанет со стола. Он еще и не знал, как сильно ошибался…
С того момента, как с губ Вейна слетело согласие на игру и до той секунды, когда у девушки-дилера в уголках губ затаилась сочувственная улыбка, Дэкер понял, что сидел в одной и той же напряженной позе.  Шея неприятно заныла, спина затекла. Казалось бы, прошло всего двадцать минут, но юноша уже и не смог бы вспомнить, когда в последний раз был в таком напряжении.
- Вы выиграли, - как можно спокойней бросил сопернику Вейн, поднимаясь со стула и расправляя плечи, чтобы немного размять мышцы.
Он знал, что в этом заведении все так или иначе следили за ходом их игры, а потому не предполагал, что этот брюнет рискнет пойти на радикальные меры в требовании своего выигрыша.
Вейн махнул своим друзьям, жестом показывая, что подойдет позже и, смахнув невидимые пылинки с рукавов своего пиджака, наконец-то смог заставить себя посмотреть в черные бездны на красивом лице победителя. Это был гордый и бесстрашный взгляд….
- Я ваш на 24 часа, что эта программа в себя включает, не подскажете? – нарочно лениво осведомился юноша, следуя за незнакомцем.
Тот лишь неопределенно махнул рукой в сторону своей машины в приглашающем жесте, и Вейну ничего не оставалось, как сесть на пассажирское кресло дорогого спортивного автомобиля и недовольно нахмурить брови. У него было множество вопросов, на которые он хотел получить ответы.

====>>> Резиденция Лучиано

8

Последняя рука. Карты легли на стол. Джулиан не мог не уловить сочувствующей улыбки дилера. Все правильно, мальчик проиграл. Проиграл еще тогда, когда только сел за стол. Проиграл, как только рискнул потягаться с ним в умении играть.
И виноват он был не в том, что сел за стол. А в том, что оказался так интересен Хандьжи.
- Вы выиграли, - как можно спокойней бросил сопернику Вейн, поднимаясь со стула и расправляя плечи, чтобы немного размять мышцы. - Я ваш на 24 часа, что эта программа в себя включает, не подскажете?
Мужчина улыбнулся, легким жестом сметая фишки в специальный контейнер, для расчета. Передал его подошедшему распорядителю, в зачатке обрывая его не начавшийся монолог о возможном продолжении игры за другим столом или иной игре. Поднялся, обводя несколько притихший зал блэк-джека. В подобные игры тут не играли, сама мысль играть на власть над оппонентом многим в этом зале казалась дикой, иным привлекательной, кто-то, кажется, даже нашел в ней для себя что-то новое. Но, так или иначе, любой в зале смотрел на него сейчас как на воплощение дьявола. Этакую реинкарнацию Сатаны, который только что купил невинную душу парня.
"Он так же невинен, как и ты." - Жестко усмехнулся Темный Попутчик, парируя возможные попытки появления чувства вины.
Чем искушеннее игра, тем искушеннее соперник. Если соперник поистине хорош, то он загонит жертву в ситуацию, которой сможет управлять. И чем ближе она к реальности, тем ей легче управлять. Найди слабое место жертвы и дай ей немного того, чего ей так хочется. Отвлекай жертву, пока она корчится в объятиях собственной жадности.
Почти неощутимый жест, поправляя и без того безупречно сидящий пиджак, Джулиан с небрежной улыбкой наклонился к парню ближе, встречаясь глазами, проникая за наигранную маску безразличия:
- Не задавай вопросов - не услышишь лжи. - Прошелестеть так, что бы слышал только он. Что бы кожей ощутил непререкаемую сталь в голосе, осознал что находится в полной власти человека, которого совершенно не знает.
На ближайшие 24 часа это чувство: чувство панического страха - должно было стать единственным, что будет кипеть в ярких глазах "мальчика с обложки". Именно это хотел сейчас полукровка - страх в красивых глазах.
Машина сверкнула вороненым боком, призывно подмигнув фарами на сигнализацию, губы убийцы наконец стерли с лица невесомую улыбку победителя. Руку приятно оттягивал небольшой чемоданчик с выигрышем. Не слишком много, но вполне хватит, что бы прогулять их сегодня. Только ты не будешь гулять - у тебя есть игрушка поинтереснее...
Ким махнул рукой в сторону пассажирского сидения, обошел машину, погружаясь в анатомическое кресло своей "детки", руки на руль, чувствуя ее тепло, здороваясь с ней, пропитываясь ее нежной страстью, которая бурлит в 8-ми цилиндровом двигателе. Ключ зажигания, ощутить, как задрожал салон, отзываясь приятной тяжестью внизу живота - скорость ты любишь настолько же фанатично, как и убийство. Скорость твой наркотик и твоя жизни. Дьявольской улыбкой по губам, разбивая в осколки образ отчужденного игрока.

» Жилые районы /the urban residential districts/ » Резиденция Лучиано


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Казино Crown /Crown casino/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC