The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Антикварный салон T&M /Antique shop T&M/


Антикварный салон T&M /Antique shop T&M/

Сообщений 31 страница 58 из 58

31

Тэйлор задержался у столика, глядя в спину уходящей девушке. Интересно, после кофе и шоу Бенни Хила с алмазами, что она ожидала увидеть здесь? Стриптиз в антураже старославянских побрякушек? Аск ухмыльнулся, но промолчал. Эта парочка клиентов явно ошиблась дверью сегодняшним дождливым утром. Впрочем, Моргана это уже не беспокоило. Гораздо большей проблемой был кузен, явно расстроенный потерей приглянувшихся ему алмазов.
- Между прочим, дамочка прикарманила библию, которую подарили тебе, Джон. Как ты думаешь, нам стоит держаться за подобных клиентов, которые перебивают цены и не брезгают мелким воровством? Или за тех, кто путает салон с салуном, а торговлю с "благотворительностью"?
Морган с самого утра был не в духе, а потому позволил себе слегка приспустить пар. Тем более, что в его плохом настроении отчасти был виноват и сам Джон, сваливший из дома ни свет ни заря.
Тэйлор отнес грязные чашки в подсобку и составил их в раковину, решив, что помоет потом. Или предоставит эту процедуру кузену. Вновь наполнил кофеварку, включил ее и вернулся в зал. Предложение позавтракать было весьма уместным. Возможно, ради этого можно было прикрыть салон на полчаса. Аск подошел к кузену и, развернув его к себе, обнял за талию.
- Это были совершенно не качественные побрякушки, Джон. Я даже не уверен, что они были не поддельные, - он говорил не громко, но достаточно внятно, что бы Марек свободно читал по губам. – Да и четки тебе не к лицу. Давай лучше я закажу кольцо с бриллиантом, специально для тебя. Или пирсинг… Хочешь, я тебе собственноручно сделаю "принца Альберта"?
Тэйлор тихо засмеялся, прижимая кузена ближе к себе, наклонился и коснулся губами участка кожи под ухом. В подсобке тихо звякнул таймер кофеварки, возвещая о том, что новая порция крепкого напитка готова.
- Займись завтраком, Джон. Что-нибудь на твой вкус. Только по осторожнее с маслом.
Аск выпустил Марека из объятий и достал из кармана пачку сигарет, намереваясь покурить на выходе из салона, пока кузен будет занят готовкой.

32

- О, ради бога!.. - Марек закатил глаза, придерживая руки Аска своими, одновременно контролируя и не давая преждевременно отпустить. - Забудь о камнях. И кольцах. - Он покривился, усмехнувшись ехидно. - И о своих извращенных фантазиях, пожалуйста, тоже забудь.
Объятия разомкнулись, Джон переступил с ноги на ногу и, кивнув замечанию кузена, прошел в подсобку, намереваясь приготовить пару сендвичей, чтобы некоторые не мнили себе черт знает что о чужих кулинарных талантах.
Да и вообще, случившееся намедни, помимо того, что само по себе было воспоминанием донельзя ярким, еще и ставило с ног на голову все нынешнее восприятие их отношений с Тэйлором.
И если раньше у Марека не вызывало сомнений верховодство Аска, со всеми этими "Поди-принеси-подай", взамен на решение каких-то более сложных задач в бизнесе, то теперь все это вместе стало казаться... унизительным?
Сознание это догнало Марека в одно мгновение и так решительно вдарило по темечку, что он замер, балансируя пакетом с хлебом в руке и удивленно глядя в пустоту перед собой.
Отлично, вывод есть. И что дальше делать? Обижаться? Еще более унизительно? Вести себя холодно и дистанцироваться? Аск вполне может вытянуть все жилы, добиваясь ответа на свое "почему?" и все-равно решит, что это выражение обиды...
Делать вид, что ничего не происходит? Это значит оставить все как есть...
Где же выход-то?
Сендвичи, на сотворение которых ушло почти двадцать минут, получились корявые и неаппетитные.
Поставив тарелку с ними на стол, за которым недавно сидели посетители, Марек, потерявший интерес к еде, задумчиво уставился на кузена.

33

- Забуду, Джон. Как только реализую, так сразу же забуду, - пробормотал Тэйлор в след уже отвернувшемуся кузену, отлично зная, что тот не сможет услышать его слова. Хмыкнул, вставил сигарету в губы и направился к выходу.
За то время, пока Марек готовил, Аск успел покурить, вернуться в салон и разложить ноутбук. Стандартный набор операций: проверка почти, просмотр новостей, изучение ассортимента онлайн-аукционов. К появившейся рядом на столике тарелке с сендвичами Морган отнесся как к само собой разумеющемуся.
- Долго ты, - пробормотал он вместо "спасибо" и подцепил с тарелки одно из изделий кузена, не отрываясь от изучения статьи про очередную находку, "всплывшую" из недр чужого барахла.
Наконец, информация была изучена, а сендвич доеден. Аск закрыл крышку ноутбука и взглянул на кузена. Тот похоже и не собирался приступать к завтраку, хотя некоторое время назад заявлял, что голоден. Несколько дней назад, Тэйлор не придал бы этому никакого значения, просто отправив Марека мыть посуду или протирать полки. Сейчас же что-то подсказывало, что делать так не стоит.
- Ты есть хотел, - Морган кивнул на тарелку и вновь пристально посмотрел на кузена.
Тот все еще дуется из-за алмазов, или случилось еще что-то? Может быть даже случилось, ведь не спроста тот вернулся домой вместо визита к матери. Только стоило ли об этом выспрашивать?
Тэйлор наклонился вперед и пододвинул Марека к себе вместе со стулом, на котором тот сидел.
- Ты обещал мне носить слуховой аппарат, - Аск провел пальцами по уху Джона и неодобрительно покачал головой.
Да, это было совсем не похоже на "расскажи мне, что у тебя стряслось, братишка", но ожидать от Моргана нежности и заботы было бы странным. По крайней мере на взгляд самого Моргана.

34

Самое ужасное и смешное в этой ситуации было то, что Марек подсознательно, каким-то крохотным и отдаленным уголком сознания, подозревал, надеялся, просто придумал себе, что переспав с ним, Аск хотя бы на йоту изменит свое отношение.
Это только у всех нормальных людей это происходит само собой и подразумевается. В таких, как их семья, все вверх ногами, начиная, хотя бы, с внутрисемейных сексуальных отношений...
Казалось бы, чего уж тогда ожидать? Но на тебе - лезет и лезет в голову несусветная наивность. С примесью стыдливого презрения к себе - будто сознательно пошел на "сделку с дьяволом", рассчитывая на смену отношения.
- Ничего не изменилось? - Пропустив мимо своего внимания реплику о еде и аппарате, Марек скрестил ноги под стулом, как-бы-равнодушно глянув на кузена.
И про себя продолжил ее в каком-то пошленьком смысле типа "если нет, то не пойти ли тебе?". Гордо так, непринужденно. Будто забыл с каким восторгом и рвением участвовал во вчерашнем локальном безумии. Забыть было полезно и приятно - амнезия такого рода быстренько дала повод надумать себе кучу всякой ерунды, обидеться, пожалеть себя и продолжить думать черт знает о чем.

35

Псевдо-равнодушный вопрос моментально поставил все нас свои места. Алмазы здесь явно не причем, а вот внезапное возвращение может быть символично. И даже отчасти приятно. Аск не удержался от усмешки, оглядывая скрещенные ноги кузена, вглядываясь в его напряженное лицо. Глупо было бы надеяться, что переспав с человеком, с которым живешь под одной крышей долгие годы, утром получится привычно сделать вид, что вы не знакомы. Хотя, может быть на тридцать седьмом году жизни уже хочется постоянства?
- Ничего, Джон, - Морган улыбнулся, выдерживая паузу, вглядываясь в лицо кузена пристальным изучающим взглядом и ловя все оттенки чувств, отражающихся сейчас в его глазах. – Почему что-то должно было измениться? И что вообще?
Тэйлор наклонился вперед, уперся руками в сидение стула по бокам от Марека и приблизился к нему, не давая возможности отстраниться или встать. Понизил голос почти до шепота, отлично зная, что громкость кузену не важна.
- Разве после одной ночи я должен меньше тебя хотеть, Джон? Извини, не получается.
Обвил руки вокруг торса кузена, привлекая его к себе и гася малейшую возможность сопротивления, одновременно ловя губами губы.
Тем временем в мозгу вырисовывалась вполне здравая мысль о том, что имеет смысл закрыть магазин хотя бы на полчасика и не полениться подняться по лестнице вверх до собственной комнаты. Хотя, вторым можно пренебречь, тогда как первым пренебрегать не стоит. Антиквары, удовлетворяющие личные потребности прямо на рабочем месте – не лучшая реклама салону.

36

Когда Аск блокировал попытки к бегству просто встав перед ним, Марек снова почувствовал, как то ли от близкого и прямого взгляда кузена, то ли уже по каким-то другим, куда более сложным, но уже почти инстинктивным, причинам, в районе живота становится почти горячо, в то время как начисто вымораживает пальцы на руках и судорожно цепенеет спина, заставляя сидеть прямо, прижавшись спиной к спинке стула.
И в этом состоянии присутствует совсем немного страха перед Аском, и куда больше - перед самим собой. Границы того, что сам Марек может сделать расширяются изо дня в день, как показала практика. И это немного непривычно и тревожно, но, кажется, за то, чтобы Тэйлор говорил так и целовал так, он готов продать ему душу.
Остается, правда, еще какой-то вопрос, на кончике языка, но язык занят уже другим, а вспоминать и раздумывать как-то вдруг совершенно не хочется.
Обняв Аска за шею, Марек немного напряг спину и руки, будто отстраняясь. И убедившись в том, что мужчина не планирует его отпускать, прижался сильнее - грудью и животом, не сдержав смущенной и довольной улыбки.
Если заметит - пусть сам решает, чем она вызвана.
В общем, хорошо, что он забыл ответы на вопросы. И хорошо, что вернулся. Наверное, сложись иначе, много интересного пришлось бы пропустить.

37

Движение навстречу, ответный поцелуй, чужие руки на своих плечах. От губ Джона не хочется отвлекаться, и Морган разрывает поцелуй только со второй попытки. Поднимается со стула, возвышаясь над кузеном, гладит его по щеке ладонью, обрисовывая улыбку большим пальцем.
- Я сейчас, - произносит одними губами, и не спешит отойти, словно боится, что стоит сделать шаг, как все измениться. Марек снова нахмуриться и дождливый тяжелый понедельник вновь войдет в свое привычное русло, только поманив чем-то приятным.
Наконец, Тэйлор проводит ладонью по лицу Джона, слегка прихватив его пальцами за нос, и отстраняется. Подходит к двери, и осматривает сквозь стеклянные створки все еще пустую дождливую улицу города. Запирает замок и вешает на видное место табличку с надписью "Перерыв".  Затем быстрым шагом возвращается к Мареку, и с ухмылкой, хватая его за ворот рубашки, стаскивает со стула и почти волочет за собой в подсобку, не особо, впрочем, применяя силу. Так еще в детстве, полушуточным насилием, Тэйлор таскал кузена по дому, заставляя того делать то, что матери не удавалось заставить его делать.
Несколько шагов до двери, ведущей в подсобку, и Морган понимает, что проделывать дальнейший путь до более плоской и удобной поверхности уже не хочется. Он вжимает кузена спиной в стену, "запирая" его по бокам руками, словно ожидая, что тот начнет вырываться или попытается сбежать. Приближается и снова ловит губами губы Джона, не давая ни малейшей возможности говорить что бы там ни было.

38

Дверь закрыта - это правильно, не хватало сегодня еще одого веселого приключения с посетителями.
Когда Аск тащит его в подсобку, Марек сперва пробует возмутиться - но осознание догоняет скоро - даа, точно так же, в детстве. Только на этот раз мама не прикрикнет шутливо, то ли на одного, за то, что мучает брата, то ли на другого, за то, что только так и можно заставить его выполнять обязанности по хозяйству.
Забавно, что это было в Тэйлоре уже тогда - умение таскать людей так, чтобы им в голову не приходило тратить время на сопротивление.
Вот и теперь Марек тоже не сопротивлялся, обхватил руку кузена своими и старался не сбиться с шага, пока не оказался прижат спиной к стене в подсобке.
Не очень удобно, но так волнующе, что дух захватывает. Головокружение, вызванное этим, усугубляется губами Аска, не давшего ни малейшего шанса перевести дыхание.
От этого, или уже по своей воле, но Джон становится совершенно расслабленным и податливым. Закрыв глаза, увлеченно целует кузена, уголком сознания надеясь только, что ничего не случится и ничто не прервет это странное, сладкое, дремотное состояние, в котором без зазрения совести можно податься вперед, чтобы снова, еще сильнее и отчетливей, почувствовать...
В какой-то момент Марек скользит рукой по животу Аска вниз, напрягая пальцы поверх молнии его брюк, с нажимом проходясь центром ладони.
Перестав дышать вообще - потому что все еще невозможно поверить - это происходит на самом деле. И все еще немного страшно.

Отредактировано Джон Марек (2010-10-25 14:00:12)

39

Губы на губах, губы на шее. Пуговица тихим щелчком летит в сторону. Когда-нибудь Джон научится носить одежду на молнии или вовсе без этих дурацких вещиц, которые нужно расстегивать дольше одной секунды. И снова губы скользят по шее, нащупывая тонкий пульс артерии, приникая к ней и отпуская. Рубашка наконец стянута с плеч, и висит на запястьях кузена, потому что даже на секунду не хочется убирать его руку от собственного паха. Тэйлор накрывает ладонь Марека своей, заставляет сжимать пальцы, так чтобы это отчетливо чувствовалось сквозь плотную джинсу. Второй рукой расстегивает пояс его брюк, пытается справиться с молнией на ширинке, мысленно жалея, что в отличие от рубашки ее так просто не порвешь. Злиться из-за двух неудачных попыток, заводясь еще больше. Вжимается пахом в его пах, почти припечатывает своим телом Джона к стене, отвлекаясь на минуту от его джинсов, и впиваясь в губы очередным поцелуем. Прикусывает нижнюю, ощутимо, но не до крови, и тут же, отстраняясь, закрывает рот кузену ладонью. Только обозначенное беззвучное "тш", и очередная, на этот раз удачная, попытка расстегнуть ширинку Марека. Аск сдергивает джинсы вместе с бельем до середины бедер, накрывает ладонями его мошонку, аккуратно сжимая, лаская пальцами. Наклоняется к его груди, ловит губами сосок, прикусывает кожу немного ниже и снова возвращается к солоноватому бугорку, напичканному нервными окончаниями, втягивает его в рот, слегка сжимая зубами.
Игра, прелюдия. Кажется, этим можно забавляться вечно, доводя до исступления в первую очередь себя. И заводиться с еще большей силой каждый раз, когда тело партнера отвечает на любое прикосновение.

40

Марек гарантированно не устоял бы на ногах, если бы не Аск. Но тот держит кузена, и это дает возможность перестать задумываться о таких приземленных вещах вообще. Тем более, что после сумасшедших манипуляций Тэйлора, сверхзадачей Марека становится убеждение организма не кончить раньше, чем... Да какое там "раньше"? Не кончить вот прямо сейчас.
У Ака такие руки, такие губы и такое тело, что в первые мгновения задача делается и вовсе невыполнимой. Только вот такой исход унес с собой добрую половину возможных удовольствий. А потому Джонни на мгновение представляет себе поток ледяной воды, падающий на спину, и вроде бы даже немного приводит в норму сердечный ритм.
Это хоть и дает нужную фору, но вовсе не означает потерю интереса к происходящему. На Аске ведь сейчас неприлично много лишней одежды, и, добавив немного последышей недавней обидки, Марек мстительно рвет край асковой футболки, удобно прихватив пальцами у шва на плече. Когда та трещит по швам, становится уже проще - и Мареку особо нравятся эти просветы его кожи, постепенно расширяющиеся до того момента, как футболка не падает на пол под ноги Тэйлору.
С джинсами труднее... С ними всегда труднее. Закрадывается даже подозрение, которым Джон не задумываясь делится, хотя дыхание срывается, не давая внятно оформить мысль с первого раза.
- Кажется, создатели этой одежды... - Когда уже в исступлении дергаешь бегунок на молнии, молнию можно сломать. Это он констатирует про себя, выталкивая пальцами пуговицу - последнюю преграду. - ...Религиозные фанатики, не желавшие, чтобы люди...
Еще одно прикосновение - напоследок, через ткань, и уже следующее - на полную катушку, кожей к коже. Член Аска в ладони, особый кайф - чувствовать как он реагирует, если двинуть рукой вверх-вниз и сжать пальцы постепенно, имитируя сокращение мышц.
Совсем недавно расширившиеся границы собственной сексуальности позволяют Мареку с ужасом и восторгом желать, чтобы он скорее оказался внутри, и воспоминание об этом ощущении, поцелуи, сменяющиеся укусами, рука Тэйлора между его ног, лишают последних связных мыслей, завершая начатую фразу стоном.

41

Ткань трещит на плечах, Марек избирает более радикальный способ избавления от одежды. Что ж, если Тэйлор не найдет сегодня ничего чистого, придется работать до вечера полуголым. Эта мысль будоражит и без того возбужденную фантазию. Выдохнуть, выпрямиться, позволить Джону разобраться с его джинсами, одновременно слегка охлаждая себя. Да, он изначально хотел сделать это по быстрому, но кузен все же стоит чего-то большего, чем пошлый перепих в перерыве между делами. Морган улыбается на фразу Марека, но не отвечает. Приближается к его губам, очередным поцелуем заглушая стон.
Двигает бедрами, толкаясь членом в руки Джона, одновременно ласкает его между ног. Приближается, прислоняясь своим членом к члену кузена, заставляет Марека обхватить их оба ладонями, дрочить сразу двоим. Контролирует движения рук Джона своими, то надавливая, то отпуская. Двумя пальцами правой руки толкается между губ кузена.
- Оближи, - все так же беззвучно, только чтобы понял Марек. И одновременно пытается вспомнить, где находится ближайший тюбик лубриканта, попутно осознавая, что дорога к нему будет долгой и не простой.
Свободной левой рукой оглаживает бедро кузена, заставляет согнуть ногу в колене и приподнять. Вслепую стаскивает ботинок, благо шнуровка в отличие от молний и пуговиц более податлива. С трудом пытается выпростать ногу кузена из штанины, тихо рыча от безуспешных попыток, пока эта часть одежды наконец не поддается. В голове проносится шальная мысль кончить прямо сейчас, тем более этого хочется уже почти не выносимо, а после утащить Джона в спальню, чтобы продолжить с уже большим комфортом. Вот только вернуться после этого на рабочее место шансы какие-то призрачные.
Тэйлор стискивает зубы, отстраняется от Марека и пережимает основание члена, временно сбрасывая напряжение. И через пару секунд снова припечатывает кузена к стене, подцепая его руками под ягодицы, и заставляя обнять ногами себя за пояс.

42

Уже повисая между небом и землей, прижатый поясницей к стене, честно вылизывающий пальцы кузена, пахнущие кофе и сигаретами, Марек не к месту помышляет о том, чтобы в следующий раз и вообще - отныне, одеваться как-нибудь попроще. И завидует девочкам. Хотя может просто заделаться ортодоксальным шотландцем и носить килт? Как удобно...
Подмывает поделиться соображениями с Аском, но он вряд ли оценит - вот уж кто не нуждается в пустом трепе на почве нервозности, так это он. Плюс - опыт... Сколько народу обоих полов прошло через руки и прочие части Тэйлора? Джонни не берется даже предположить, во-первых - не его дело, а во-вторых, это как-то неприятно все же.
Прошлое стирается, остается только новый акт светлой братской любви. Цинично и патетично, но что ж поделаешь, когда соображалка работает через раз, а пальцев скоро становится мало и хочется вылизать Аска всего, целиком.
Вот сейчас - чувствует Марек - они прошли точку невозврата. Когда передумывать уже поздно, а остановиться и затолкать срывающееся с катушек возбуждение обратно, вообще невозможно. К счастью, кажется, никто и не собирается передумывать. Даже Джон, хоть его и начинает ощутимо познабливать, от страха и предвкушения. К этому, все же, надо привыкнуть.
А чтобы попусту не тратиться на нервы, можно заглянуть в глаза кузена и, обхватив губами, вдохновенно вобрать его пальцы в рот. Правда иллюзия срабатывает в обе стороны и он закрывает глаза первым, захваченный воображением о члене Аска у себя во рту.

43

Ощущая подушечками пальцев горячий упругий влажный язык кузена, Аск стискивает зубы, стараясь не думать об ощущениях, будь на месте пальцев другая часть тела. Проводит пальцами по губам еще раз и убирает руку от лица Марека, врываясь в его рот языком. Рука опускается вниз между разгоряченных тел. На ощупь, но безошибочно. Вообще трудно промахнуться, настолько хорошо зная физиологию. Пальцы проходятся по ложбинке между ягодиц, нащупывают сфинктер, надавливаю, осторожно проникая внутрь. Целых полторы секунды осторожности. Два пальца проталкиваются внутрь вопреки сопротивлению мышц, одним движением, до упора, до боли в неестественно выгнутом запястье. Вынуть не до конца, снова загнать внутрь и развести пальцы в стороны, насколько это позволяют мышцы. На большие нежности Морган сейчас не способен. Губы на губах глушат любые попытки что-то сказать. Меньше всего сейчас Аск хочет слышать от Джона сообщение о боли или дискомфорте. В лучшем случае он его просто проигнорирует. В худшем …
Пальцы выскальзывают из ануса, руки крепче обхватывают бедра кузена. Приподнять его, чуть сползшее под собственной тяжестью, тело. Прервать поцелуй, разрешив, наконец, обоим глотнуть воздуха полными легкими – голова и без этого уже "плывет", окончательно исключая разум из ситуации. Сплюнуть на руку, размазать слюну по собственному члену. Все таки не лучшая замена смазке, но хотя бы так. Головка упирается между ягодиц, нащупывать нужное рукой конечно проще. Еще немного, и член с силой проходит сквозь сжатое кольцо мышц. Вожделение сейчас в разы сильнее осторожности и любых проблесков разума.

44

Это всегда немного похоже на падение с огромной высоты. Не то, чтобы ему доводилось так падать, но фантазия услужливо подсказывает. Несколько мгновений ожидания, от которого леденеют пальцы и сводит живот сладкой-напряженной судорогой, а мысли мечутся где-то между желанием передумать и сбежать и, куда более мощным - остаться, продолжить, ускорить.
Но Аска, к счастью, такие противоположности не обуревают, и он не оставляет выбора Джону. И хотя это все еще неприятно и даже больно, Мареку больше всего на свете сейчас хочется, чтобы кузен никогда, никогда не останавливался.
Не вполне отдавая себе в этом отчет, как только появляется возможность, он просит об этом, срывающимся шепотом. И Аск не подводит. Это его отличительная черта. Он может быть равнодушным, жестоким, циничным, саркастичным, но он не подводит.
Нетерпеливо кусая губы, Марек сжимает ноги на талии Тэйлора сильнее, стремясь оказаться ближе, еще ближе. Кажется, будто Аск намеренно дразнит... Сейчас это наверное иллюзия, но Джонни до сведенных челюстей хочется наконец почувствовать его в себе. Как вчера, на кухне, в ванной, как в пугающе реалистичном сне этой ночью, глубоко-глубоко, где нарастает и волнами расходится по телу удовольствие, которое невозможно сравнить ни с каким другим вообще.
Весьма равнодушно относящийся до этого к сексу наивный чикагский юноша Марек только сейчас начал понимать, что душу готов продать за то, чтобы заниматься им с Аском так долго и часто, как это возможно. И открытие номер два: нежная, романтичная, аккуратненькая ебля его тоже не слишком привлекает.
Отчасти поэтому Джон царапает спину кузена, немного распрямляя колени и скользя спиной по стене вверх, приподнимаясь, дразня - догони, достань, засади полностью.

45

Срывающийся шепот, эта щекотка для слуха, сравнимая с пальцами, тревожащими эрогенные зоны. Аск сжимает зубы, его тихий нетерпеливый стон не может быть слышен для кузена. Тот царапается, дергается, отстраняется, заставляя Моргана на секунду остановиться и посмотреть в его лицо. Меньше всего он хочет причинить младшему вред, и поэтому вынужден тормозить постепенно слетающее с катушек сознание. Но шепот … Аск тихо рычит, понимая по лицу Марека, его желания. Или думая, что понимает.
Пальцы сильнее сжимают ягодицы кузена. Возможно, завтра останутся синяки. Впрочем, хорошо, если останутся. Еще чуть-чуть помедлить, дразня одновременно и его и себя. А после резко насадить на себя, спуская вынужденную осторожность на тормозах. Ворваться в чужое податливое тело, уже не задумываясь о боли, а просто наслаждаясь спазмами мышц вокруг собственного члена. Расслабиться, выдыхая сквозь зубы, и вновь впечатать Джона в стену спиной. Трахать, вбиваясь в упругий зад кузена так глубоко и сильно, насколько позволяет их поза. Не самая удобная, к слову, но Тэйлор сейчас быстрее сдохнет, чем выпустит Марека из своих объятий. Мыслей больше нет. Есть только сумасшедший ритм, и ощущение, что каждая фрикция высекает электрический заряд на нервных окончаниях.

46

На падение с огромной высоты, да. Но не на землю, а в воду. Точно, в воду. Удар о нее выбивает из головы все мысли, все, что делает тебя человеком: сомнения, логику, рассуждение, черт знает, что еще. Ты уходишь под воду достаточно глубоко, чтобы начать задыхаться, но проходит несколько секунд и тебя будто выбрасывает на поверхность, и ты молотишь руками, взрывая легкие огромным потоком воздуха, это почти больно... Нет, это реально больно, но дело не в этом, а в том, что ты живой, ты дышишь, тебя обуревает дикий, не сравнимый ни с чем, восторг. Ты практически в экстазе...
Спина Джона вламывается в стену и он несколько раз ощутимо прикладывается затылком о нее же, но это все не имеет значения. Напрягая живот и подаваясь вперед на каждом встречном движении Аска, он сводит расстояние между ними до минимума, как сливки снимая это охренительное ощущение внутри себя, сильное, тесное, жаркое, от которого под опущенными веками взрываются фейрверки и большое счастье, что нет нужды ни от кого таиться, потому что Марек стонет, вскрикивает, когда чуть изменив положение, Аск прибавляет ощущений, будто пускает электричество по позвоночнику, снизу вверх, до самой подкорки.
...А потом, если все-таки удалось вынырнуть, можно лечь на воду и отдаться мерному движению волн, всемогущественных, огромных.
Движения на миг становятся более плавными - очевидно, они оба переводят дух. Джонни скользит ладонями по чуть влажной коже кузена, по его плечам, груди, по животу. Смотрит на него из под ресниц. У Аска волчьи глаза. По-волчьи злые, по-волчьи ласковые. По-волчьи в них сейчас плескается что-то, что не мудрствующий лукаво Марек назвал бы похотью. И это его, Марека, приводит в восторг. Он снова закрывает глаза и продолжает путешествие кончиками пальцев по телу кузена.

47

Джон прикасается к его груди, и кажется что на кончиках пальцев разряды тока. Возбужденный организм остро реагирует на каждое прикосновение, и эта пытка мучительна и приятна одновременно. Тэйлор сжимает пальцами бедра кузена, насаживая его на себя, вбиваясь в его тело последними сильными движениями. Думать о чем-то отстраненном, лишь бы оттянуть концовку хотя бы еще на минуту, не получается. Мысли упорно возвращаются к этим стонам, к этому выгибающемуся в первобытном танце телу в его руках. Любые посторонние фантазии кажутся сейчас кощунственными. Морган прижимает Марека к стене, наваливаясь на него всем телом. Входит в него до упора, замирает на несколько секунд и кажется забывает, что нужно дышать. Оргазм сводит спазмами низ живота, разливается по телу долгожданной расслабленностью. Хриплый вздох едва похож на стон, и тяжелое горячее дыхание касается плеча Джона. Сквозь "белый шум" в голове, прорывается осознание, что еще не все, еще рано. Все еще прижимая своим телом Марека к стене, Аск оглаживает его бедро, проводит ладонью по животу, пока, наконец, не охватывает пальцами его член. Заключительная часть. Сильные ловкие движения вверх вниз. Желание контроля. Не отпускать чужое удовольствие на волю природы, а довести самому до высшей точки. Владеть. Иметь. И наслаждаться тем, что чужой оргазм в твоих руках. Сейчас – в буквальном смысле. Тэйлор в очередной раз накрывает своими губами губы Джона. Даже не поцелуй. Желание ловить каждый вздох, каждый стон с его губ. Не упустив ту самую пресловутую "высшую точку". И "выпить" это ощущение по капле. Рука на члене движется все быстрее, сжимает все жестче. Терпеливое ожидание еще одного оргазма, не физического на этот раз.

48

Кажется, собственный оргазм не так важен и желанен, это ощущение стократно усиливается собственным восторгом, когда сильно прижав его к стене, Аск кончает, отчего внутри становится жарко и влажно и Джон задыхается сам, не слыша, но чувствуя дыхание мужчины на своей коже. Единственное, что пока еще напоминает о собственном теле и его потребностях - тянущее напряжение внизу живота, свернувшееся в спираль ожидание разрядки. Для нее нужно совсем немного, но пальцы Аска, обхватившие член Марека настолько прекрасны, что он старается удержаться в этом состоянии еще, еще хотя бы немного дольше.
Почему-то не рискуя дотрагиваться до так тщательно изученного тела кузена, и стопроцентно доверяя ему удержание собственного в заданном состоянии и на заданной высоте, Марек прижимает ладони к стене, царапая пальцами ее шершавую, прохладную поверхность. Держится только ногами, скрещенными за спиной Аска, балансируя не только в пространстве, но и своих ощущениях, будто постоянно на грани чего-то...
Это ощущение даже не удается прочувствовать до конца - не имеющее теперь ничего общего с сознанием, тело выгибается, резко, нервно вскидывая бедра, кольцо чужих пальцев делается болезненно-тесным, но проходит несколько мгновений, которые вполне можно спутать с вечностью, и одновременно с тем, как стынет, холодя кожу, выступившая на ней испарина, откуда-то сверху падает тяжелая, приятная усталость, не принося ни капли просветления в отключившиеся мозги Марека.

49

Чувствовать, как вздрагивает, выгибается и замирает чужое тело. Ловить с губ сбившееся дыхание. Ощущать ритм сердца кузена собственной грудью. Тэйлор еще некоторое время по инерции размазывает белесую вязкую жидкость по члену Джона, прежде чем отпускает, и ставит младшего на ноги. Обвивает руками его торс, и стоит так пару долгих, пустых минут, прижавшись лбом к стене над плечом Марека. Не хочется ни двигаться, ни говорить, ни возвращаться в обыденность из этого ощущения пустоты и наполненности одновременно. Только два человека, прильнувшие друг к другу телами и общий ритм сердца.
Наконец Морган выпускает Джона из объятий, делает шаг назад и едва не падает, забыв о джинсах, скомканных где-то в районе щиколоток. Наклоняется, опираясь рукой на стену, и извлекает из кармана пачку, выхватывая из нее сигарету зубами. Курить в помещении салона, даже в подсобке, не лучшая идея, но что хорошего вообще пришло сегодня ему в голову. Зажигалку в скомканных карманах найти сложнее, поэтому для начала приходится надеть джинсы так, как им положено сидеть на заднице.
- У тебя пять минут на душ, Джон. Пока я курю, - ставит Аск младшего перед фактом, мысленно мечтая только о том, чтобы тот оделся, - потом ты идешь открывать салон.
И пусть он уйдет побыстрее, пока Тэйлор не впечатал его лицом в стену и не продолжил начатое. Зажигалка загорается неожиданно сильно, слегка обжигая пальцы. Аск чертыхается, отворачиваясь наконец от Марека и досадливо встряхивает рукой.
- Иди, Джон, - повторяет еще раз, разворачивается и сам уходит по направлению к черному входу.

50

Единственное, чего хочется, это еще постоять так, в прозрачном облаке неожиданной нежности кузена, приходя в себя, постепенно начиная существовать в привычном ритме. Хочется еще обнимать его, не давая уйти, отвлекать, целуя, чтобы он продолжался именно таким как можно дольше. Чтобы не уходил.
Но Аск и правда придумывает нечто получше. Он не уходит, но дает понять, что уйти стоит Мареку. Даже очерчивая границы его тут пребывания жесткими временными рамками.
Черт знает, может если бы не это мягкое, теплое, все еще разливающееся по телу чувство экстатической радости, интимности, какой-то сверх-общности с одним единственным человеком, если бы не обостренные на почве секса эмоции, Джонни сообразил бы быстрее, а то и сам, по своей воле, быстренько отчалил прочь из подсобки.
...Откровенно говоря, верилось в это слабо.
Но сейчас Марек несколько секунд вглядывался в лицо кузена, читая слова с его губ, и мечтательное выражение стекает с его лица, как разогретый воск. Это похоже на то, что он внезапно стал Аску неприятен. Интуитивное понимание.
Марек чуть разводит руки в стороны, опускает голову, оглядывая себя и в первое мгновение на самом деле не видит ничего такого уж отвратительного. Но мозг начинает работать на поиск решения, и следующее осознание немного фантастично, но внушительно лупит по затылку осознанием, что, в общем-то, ничего такого уж привлекательного и хорошего в открывшейся картине нет. Внизу живота снова сворачивается спираль, но совсем не такая тревожно-нежная, как раньше. Эта, новая, острая, звенящая от напряжения, болезненная. Быстро выцепив из груды шмотья свои трусы и натянув их, Джонни снова смотрит на Аска, нахмурившись и почти решившись сказать что-нибудь едкое в свою защиту, но тот отворачивается от него, раздраженно чертыхаясь сквозь зубы. А потом и вовсе уходит.
Через несколько минут после него, плохо подчиняющимися, будто окоченевшими руками навоображавший себе уже дочерта, собрав свою одежду, выходит и Марек.
Уже снаружи, в салоне, вихрем проносится мимо кузена, через две, преодолевая ступеньки, лишь бы скорее убраться отсюда и как-то утихомирить раздрай, поселившийся внутри.

51

Сигарета почему-то заканчивается слишком быстро, Тэйлор еще не успел остыть после произошедшего. Не помогает ни уличная прохлада, ни брызги дождя, летящие в лицо. Аск щелчком выбрасывает окурок на улицу и только сейчас понимает, что на пальцах все еще остался запах Джона. Нужно переодеться и принять душ, чтобы стряхнуть, наконец, с себя это наваждение. Выпить очередную чашку кофе и приступить к работе… А потом спуститься Джон, и каждый раз, когда он будет проходить мимо, Морган будет с трудом удерживать себя от желания положить руку на его ягодицы, задержать рядом с собой на минуту, спустить джинсы в конце концов … Чувства определенно мешают бизнесу.
Закрыв дверь, Тэйлор поднимается к себе. Пара минут на душ. На счастье порванная футболка была не последней, и Морган натягивает на себя чистую и пока еще целую борцовку. Почти уже выходя из комнаты, останавливается в дверях, словно что-то вспомнив, и возвращается к ночному столику. Выдвигает верхний ящик и перебирает вещи в нем пока не находит то, что искал. Серебряная цепочка с необычным плетением в виде мотка колючей проволоки. Он нашел ее в Интернете, на очередной барахолке и не задумываясь купил, но носить так и не стал, а для товара она явно была еще мало "подернута благородной плесенью". Тэйлор задумчиво повертел ее в руках, рассматривая как играет на свету плетение черненного серебра, и положил в карман. Обычно, если он и дарил что-то своим любовникам, то это было либо до секса, либо в надежде на секс. Продавались и покупались все, главное – верно определить цену. Только о Мареке так думать не хотелось. Наверное, Морган будет глупо выглядеть с таким подарком. И все же.
Аск спустился в салон, но Джона там еще не было. Не придав этому большого значения, Тэйлор отпер дверь, перевернул табличку и уселся за торговую стойку, принявшись за документы. Когда Марек спуститься, нужно сказать ему, чтобы переставил кое-что на витрине и принес привезенные позавчера новинки со склада.

52

Спустя некоторое время Джон вышел из склада с собранными в одну коробку новоприобретенными и, наконец, дооформленными, предметами. Прошел мимо кузена, остановился у столика, опустив коробку на него, подобрал брошенные буклеты, заодно пролистав и прикинув, что из старого может оказаться в витрине.
Рассеянная полуулыбка, как символ вежливого гостеприимства и отстраненного добродушия. Свежая одежда - новая рубашка, чтобы иметь возможность накинуть пиджак, превращаясь в окончательный образец обслуги, джинсы теперь демократичные, классического сине-голубого оттенка, чтобы не превращаться в адвоката или белого воротничка. Работающий человек, одним словом. Не прикопаешься. Прямая спина, аккуратные движения. Позорный элемент конструкции в виде слухового аппарата задвинут в самый конец нижнего ящика в спальне. Джон разве что мелодию не насвистывает. Но боится налажать, не слыша собственного голоса, поэтому молчит. Если бы был на самом деле совсем расслаблен, мурлыкал бы, как всегда, без сомнений.
На Аска он не смотрит, но это выглядит просто как поведение сильно занятого человека, которому не до гляделок.
Когда с витриной покончено, он останавливается, выпрямившись, смотрит на улицу за стеклом. "Когда же кончится этот дождь?"
Все, что угодно, лишь бы малодушно не начинать снова думать о побеге из дома в Чикаго. Ну уж нет.

53

Марек появился почти следом, неся в руках новинки. Телепатия или профессионализм? Тэйлор усмехнулся, разрешая подать голос таким чувствам как гордость и благодарность.
- Подойди ко мне, Джон, - реакции не последовало, пришлось крикнуть громче, - Джон?
Судя по всему, просьба носить слуховой аппарат была проигнорирована в сотый раз. Аск выматерился громко вслух, попутно рассказав, что сделает с кузеном сразу после того, как поднимется с этого стула. Естественно Марек ничего из этого не слышал. Он даже не смотрел в сторону старшего, и судя по излишне сосредоточенному взгляду, по складке, пролегшей между бровей и по плотно поджатым губам, делал это специально. Когда и на что он успел обидеться с момента их последнего разговора? Морган раздраженно побарабанил пальцами по столешнице. Довольно просто уйти утром от случайного любовника, захлопнув за собой дверь и не оставив номера телефона. Того, что будет легко с человеком, с которым ты живешь под одной крышей более двадцати лет, никто не обещал.
Аск поднялся, и стараясь не попадать в поле зрения кузена, подошел к нему со спины. Учитывая, что тот старался не смотреть в его сторону, сделать это было легко. Приблизившись, резко обхватил его рукой за плечи и прижал к себе, не позволяя отстранится. Коснулся губами кожи за ухом и достал из кармана цепочку. Застегнул подарок на его шее, перестав удерживать кузена, и развернул его лицеем к себе.
- Хочешь, сходим куда-нибудь вечером, Джон? После закрытия, -  Тэйлор перебирал в уме все местные ресторанчики и пабы, внезапно осознавая, что не помнит пристрастий Марека в этом виде развлечений. Что ж, значит у кузена появился шанс рассказать о своих предпочтениях.
В ожидании ответа Морган провел пальцем по цепочке, настолько короткой, что она проходилась как раз по краю ямочки, что у сочленения ключиц. Не позволяя Мареку сопротивляться, Аск наклонился, коснувшись губами этого участка его кожи.

54

"Ах ты!.." - вспыхнуло в голове как только Марек осознал, что попался. К своей части, осознал он это чуть раньше, чем Аск успел схватить, но среагировать все-равно не смог - нет привычки.
Попался и остался стоять, неестественно прямо, одновременно раздраженный и заинтригованный. Дурацкое состояние, дурацкая мешанина чувств. Развернувшись лицом к кузену Марек сжал губы так, что они превратились в одну тонкую белую нить и изготовился молчать до последнего - что бы Аск ни сказал или ни сделал.
Он поднял руку, касаясь цепочки, не в состоянии разглядеть ее, тщательно ощупал пальцами. Странное плетение. Похоже на проволоку-колючку. Еще немного и орудие пытки.
Уголок стиснутых губ дрогнул, рождая то ли усмешку, то ли неодобрение. Джон поднял глаза на Тэйлора, вопросительно приподняв брови, но тот заговорил раньше, чем Марек успел что-либо сказать.
Сходить куда-нибудь вместе... так просто.
Многие семьи ходят куда-то по вечерам. Совместные ужины, походы в кино. И они могли бы сходить, даже просто, по-родственному. Почему же тогда никак не верится в реальность этого предложения?
- Это свидание? - Неожиданно озвучил Джон, продолжая сканировать серьезное лицо кузена. И чуть придержал дыхание, ожидая ответа. Что если нет?
Ох... А что если да?

55

Лицо Марека перестало изображать равнодушие, явив истинные чувства. Что ж, хороший знак. Тэйлор всегда был слишком эгоистичен, чтобы вникать во второй слой настроения, плотно прикрываемый маской пофигизма. Честность была гораздо удобнее. Аск выпрямился, глядя в глаза кузена.
Свидание? Секундное замешательство, обозначенное только паузой перед ответом. Стоит ли быть нарочито честным с тем, кто случайно честен с тобой в проявлении своих эмоций? В этом случае все-таки да. В конце концов, удобнее называть вещи своими именами, а не играть в стеснительных подростков.
Кивок. Улыбка. Не потому что язык не поворачивается произнести это вслух. Для глухого жесты не менее красноречивы, чем слова. По крайней мере, на взгляд Моргана.
- Чего ты хочешь в доказательство, Джон? Цветы? Свечи? Скрипача у столика в ресторане?
Саркастическая ухмылка искривляет губы Аска. И пожалуй только Марек, проживший с ним ни один год вместе, знает ее истинное значение. Это не насмешка. Это угроза. Это характерная черта старшего – поймать собеседника на слове и выполнить его желание с маниакальной точностью, а затем заставить одаряемого наслаждаться результатом. По возможности, конечно. Ты хотел кофе в постель? Тогда не жалуйся, что он слишком горячий и жжет тебе ляжки.
Пальцы гладят щеку Марека, а взгляд смягчается. Какими бы ни были вредные привычки Аска, сделать кузену приятное он хочет искренне.
- Сегодня. После закрытия. Как и куда ты захочешь, Джон.

56

Крепко и неприятно сковавшее холодом все внутри вещество постепенно тает и отваливается массивными кусками, позволяя снова нормально дышать. Джонни даже снова улыбнулся и кивнул, повторяя жест кузена. Все еще задумчиво трогая опоясавшую шею цепочку, он отошел на пол шага в сторону, рассеяно хмыкнул.
- Давай без этого. Скрипача мне заранее жалко. Цветы и свечи к черту. Хотя вот от коробки конфет с ленточкой я бы не отказался.
Словно подтверждая мысли Аска, Марек рассеяно думает, что кузену вполне по силам извратить этот заказ в духе сказочного джинна, от желаний, заказанных которому потом еще надо как-то отделаться.
- Знаешь, я не профи в таких делах... Культурное распитие и времяпрепровождение как-то обошли меня стороной. Так что я бы положился на твой вкус. - Он пожал плечами, глядя теперь на Тэйлора без затаенной и глубинной обиды. И сейчас, даже приложив усилия, вряд ли бы точно воспроизвел причины и мотивы своих обид. Вот Аск... - Со смесью восторга и досады заключил внутренний голосок - Вот сукин сын...
Вслух же Марек произносит другое, уже порядочно далеко отойдя от кузена и, подпрыгнув, закрепившись на стойке.
- Тебе стоило бы попробовать себя в политике.

57

Марек благоразумно отказывается от всех предложенных романтических аксессуаров, и Тэйлор решает, что на фоне этого можно позволить себе соорудить коробку конфет без подвоха. Он снова кивает, давая понять кузену, что принял его желание к сведению.
- Хорошо. Я позабочусь обо всем, Джон.
Выражение лица кузена возвращается к своему обычному состоянию, а значит какое-то время можно не беспокоиться. Черт возьми, это действительно сложно, заботиться о моральном комфорте кого-то еще кроме себя. Тэйлор делает рукой неопределенный жест, словно отмахиваясь от предложения попробовать себя в политике. Думает, что неплохо бы дать младшему втык за отсутствие слухового аппарата и отправить его за ним, но так и не высказывает желания вслух. Если уж вчерашний эпизод с ожогом не вбил в голову Джона мысль, что аппарат носить все же стоит, следующим действенным шагом может быть, пожалуй, только пришивание аппарата к уху.
Морган усаживается на свое место за стойкой, открывает ноутбук и начинает просматривать сайты ближайших заведений. Вряд ли в вечер понедельника в них выстроятся километровые очереди, но заказ в любом случае стоит сделать заранее. Аск тянется за телефоном и набирает первый номер. Впереди еще половина рутинного дня, и дождь красноречиво предрекает своим наличием, что ничего интересного здесь и сейчас сегодня уже не произойдет.

58

Просьба к модераторам не удалять эту тему, многим пригодится - свадьбы - дни рождение - другие мироприятия - алкоголь качественный все то что стоит на прилавках, продается до разлития по бутылкам без наценки - отсюда такие цены.Перед приобретением есть возможность дегустации - не понравиться не берите.
За ранее спасибо.
Виски - White Horse - 5 литров - 1500 рублей.
Мартини - Bianco - 5 литров - 1200 рублей.
Текила - Olmeca Gold - 5 литров - 1500 рублей.
Ром - Captain Morgan Black - 5 литров - 1500 рублей.
Амаретто - Ликер - 5 литров - 1500 рублей.
Водка - Absolut - Standart,Kurant,Citron - 5 литров 1200 рублей.
Настойка(40%) - Вишня - 5 литров - 1200 рублей.
Коньяк - Ной -  5 литров - 1200 рублей.
Джин - Beefeater Gin - 5 литров - 1500 рублей.
Москва 8 9653410236 ICQ 170882614
Все тоже самое что вы приобретете в обычных магазинах.
Заводские пищевые канистры по 5 литров-опломбированы.
Перед приобретением есть возможность открыть свою канистру - попробoвать.
Дегустация - до 0.5 литра любого напитка на месте.
Мы не продаем алкоголь несовершеннолетним.
производят в нашей стране по лицензии от производителя,обычные винно-коньячные заводы, высококвалифицированные технологи,качественное оборудование,по рецепту.Не выгодно импортировать... себестоимость самого напитка низкая,разливают в канистры до бутылок - отсюда такая цена.
есть напитки - возят из Питера, там коньячный спирт,кондитерский коньяк, вкусов 10(миндаль,карамель и тд). у нас нормальный коньяк, сам тестил - залил коньяк из канистры в бутылку реми мартин, пришел в компанию - всем понравилось - все довольны. Там психологический фактор играет, покупая бутылку, человек подсознательно доверяет производителю;магазину;тому, что он платит деньги. С канистрой отрицательные ассоциации. Конечно это не будет французский коньяк 15-20 лет выдержки, но у нас в обычных магазинах, вы только хуже найдете..
Пишите в аську,звоните договоримся.170882614, 79653410236
Выслать возможно EMS почтой,Почтой России,DHL. до 10 канистр.
Более - грузоперевозкой
http://s010.radikal.ru/i312/1101/b5/659b2216ade6.jpg


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Антикварный салон T&M /Antique shop T&M/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC