The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Жилые районы /the urban residential districts/ » Квартира Марека и Тэйлора.


Квартира Марека и Тэйлора.

Сообщений 61 страница 66 из 66

61

Марек инстинктивно замирает, вздрагивая, когда пальцы Аска сжимают его член у основания, разом сбрасывая половину назревшего возбуждения. Он морщится, мотает головой, хрипло, словно разучившись говорить, тянет растерянно "Ааск?"
Пока тот медлит, голую, влажную от пота спину обдает холодом. Но все проходит, стоит старшему снова направить его, заставляя продолжить двигаться. Джонни чуть напрягается, высвобождая руки и тянется к кузену, но тот, перекладывая его на спину (от этого движения у Марека ощущение, будто он взмывает высоко-высоко, почти что в космос, и оттуда стремительно падает вниз), делает все по-своему. Джону только и остается, что покориться. И делает он это со смесью тщательно сдерживаемого восторга и такого же восторженного ужаса, какой бывает у детей, когда они сами себя пугают страшными историями или мыслями о том, что стоит спустить ногу с кровати, как ее схватит живущий внизу демон.
Когда Аск открывает его глаза, Марек снова предпринимает попытку спросить что-то, но успевает только сложить губы удивленной "о", прежде чем все мысли и вопросы снова не вышибаются из головы резкими, сильными движениями старшего, вламывающегося в еще не успевшее снова расслабиться тело.
Теперь власть всецело принадлежит Аску. И наивно было бы полагать, что раньше было иначе.
Джонни выгибается под ним, исправно приподнимая задницу навстречу каждому новому толчку и ласкает себя скорее автоматически, то и дело соскальзывая пальцами с и без того возбужденного члена. Он отвлекается, поглощенный еще одним, новым ощущением - оно затягивается петлей на горле и, хотя Марек несомненно верит брату, это заставляет обостриться все нервные окончания.

62

Петля медленно затягивается на шее Джона. Ремень впивается краями в кожу, сдавливает горло. Словно зеркаля, Морган и сам задерживает собственное дыхание, хотя делать это с каждым движением становиться сложнее. В голове проноситься фантазия о двойной петле, и эта мысль – последняя капля масла в разгорающийся внутри оргазм. Тэйлор успевает рвануть ремень на шее кузена, расслабляя петлю, за секунду до того, как нервные окончания опаляет горячая волна ощущений. "Рано", мелькает в сдающем позиции сознании, но несколько секунд экстремального кайфа не стоят возможности несчастного случая. Относительно уверенный в мощности собственных легких Тэйлор совершенно не в курсе способностей младшего обходиться без кислорода какое-то время. Вбившись последним сильным движением в тело Марека, Аск замирает, и только сейчас понимает, что сам так и не начал дышать. Громкий вздох похож на вскрик, и легкие словно разламывает излишняя порция кислорода. Этот стон скрыть от младшего не возможно. Да и стоит ли? Дикая смесь ощущений от кайфа до дискомфорта будоражит организм своей необычностью. Тэйлор все еще нависает над Джоном, опершись на локти и почти касаясь губами груди кузена. Еще несколько секунд остаточных эмоций. Еще несколько движений внутри чужого тела. Аск осторожно выходит из него, и перекатываясь на бок, вытягивается рядом. Кладет руку на пальцы Марека на его члене, сжимая, управляя, задавая темп. Вновь контролируя. Доводя до того состояния, которое сам ощутил минуту назад. При этом неотрывно глядя в глаза, словно конец петли, затягивающейся на шее, кузена все еще у него в руках.

63

Самым сложным оказалось не поддаться рефлекторному желанию вцепиться в ремень, затягивающийся на горле, пытаясь ослабить петлю. Руки Джона то и дело вздрагивали, но так и не рискнули коснуться ремня или удерживающей его руки Аска. Это что-то вроде проверки на доверие. Или верность. Джонни  не думает об этом, но скорее откусит себе язык, чем выдаст страх или сопротивление. Хотя первое, допустим, еще можно заметить в полу-прикрытых, но все-равно настороженно-испуганных, хоть и потемневших от возбуждения, глазах младшего, но второе давится на корню. Требуется еще совсем немного времени, прежде чем он начинает понимать - в чем кайф от такой игры. И хватает ртом воздух, не сводя взгляда с Тэйлора, повинуясь его ритму, подхватывая малейшее его изменение. Хотя время от времени нарочно сбивает его, чтобы Аск двинулся в нем резче, сильнее и жестче...
Как тогда, например, когда он кончает, вбиваясь на всю длину несколькими короткими движениями, от которых у Джонни снова захватывает дух и он начинает парить где-то в жаре и бессознательности, ненадолго холодея, когда Аск выходит и отстраняется, но снова обнажая нервы, будто выворачивая собственную кожу наизнанку, когда кузен кладет свою руку поверх его, чуть сжимая и направляя.
Сочетание физического удовольствия и мысли о том, что он делает то, чего хочет Аск, доводит его до финала рекордно быстро, и, вероятно, старший, управляя его оргазмом, растягивает его, не давая перегореть раньше времени.
Повинуясь стереотипно не очень мужественному желанию, еще не до конца вынырнувший из своего горячего и влажного марева, Джонни тянется и целует подбородок Тэйлора.

64

Глядя в полуприкрытые темно-зеленые глаза кузена, Аск все еще гладит пальцами его член, размазывая по коже белесые потеки спермы. Теперь это уже не сильные властные движения, эта ласка, нечто успокаивающее. Морган улыбается и на минуту закрывает глаза, когда губы Джона касаются его подбородка. Неплохо было бы сейчас принять душ, смыть с себя пот, сменить плед на сидении дивана. Тэйлор отрывается от Марека и садиться. Примерно в это же время в памяти всплывает выражение лица кузена, в тот момент, когда старший выходил курить из подсобки. Кстати, курить тоже хочется. Аск тянется к джинсам, валяющимся на полу, достает оттуда пачку, извлекает из нее сигарету и подкуривает. Ставит пепельницу ближе к себе, подхватывает слуховой аппарат со столика, и вновь ложиться на диван, укладывая Джона на себя. Гигиенические процедуры будет немного позже, сейчас можно позволить себе полчаса лени. И не только.
Тэйлор аккуратно прилаживает аппарат к уху Джона. Хочется говорить с ним, не заставляя каждую минуту смотреть на себя. Да и не удобно это, особенно когда лопатки младшего прижаты к груди Аска. Вынув сигарету изо рта, Морган стряхивает пепел, прикасается губами к виску Марека, и возвращает сигарету на место. Обнимает младшего поперек груди, прижимая к себе, и несколько минут лежит молча, пока сигарета не заканчивается. Множество слов вертятся на кончике языка, но каждое из них если не банальное, так пошлое или идиотское. Тэйлор тушит окурок в пепельнице и кладет руку на живот кузена, прочерчивая пальцами замысловатые линии.
- Тебе не холодно?

65

Марек душит стон разочарования, когда Аск отстраняется и садится, будто намереваясь встать и уйти. Сладость, расекшаяся по всему телу разбавляется горечью где-то в груди, но он решительно никак не проявляет своего огорчения, просто провожая кузена взглядом. В нем все еще достаточно удовольствия, чтобы остаться тут одному, постепенно возвращая телу нормальную температуру, а сердцу - ритм биения. Все эти мысли тоже горчат, но если Аск такой, этого ничто не изменит и нужно просто...
Мысль обрывается и Джон растерянно улыбается, когда Аск снова ложится рядом.
Он не уходит, не сбегает от него, как от остальных, пользованных парней и девиц. Или кого там обычно употребляет старший? Вот эта, уже не такая тоскливая, хотя и окрашенная зеленым оттенком ревности, теперь рвется наружу, пляшет на кончике языка.
Марек лежит на груди Аска, нюхая запах его сигарет. Тот надевает ему на ухо слуховой аппарат и белый шум разряжается звуками внешнего мира.
- Аск... - Полувопросиельно зовет Джонни, привлекая его внимание. Отрицательно мотает головой на его вопрос и задает свой.
- А ты... Кого больше любишь? - Он жмурится от тупизны вопроса, но усилием воли заставляет себя озвучить его до конца. - мальчиков или девочек?
Детский сад, вторая группа - сокрушенно постановляет внутренний голос. Марек краснеет, как первокурсница на студенческой вечеринке.

66

Реагируя на свое имя, Тэйлор приподнимает голову и прижимается щекой к виску кузена, словно для того чтобы расслышать вопрос ему тоже нужно напрячь слух. Смотрит на его губы, на пару секунд пытаясь представить каково Джону в его мире тишины. И в очередной раз говорит себе, что лучше расстанется с жизнью целиком, чем лишиться хотя бы одной из функций организма.
Но вопрос отвлекает от неуместных мыслей своей непосредственностью. Морган фыркает едва ли не в ухо Мареку, пытается сдержаться и давиться смехом. Мальчики, девочки, какая в попу разница? Достаточно древняя мудрость, которую Аск осознал весьма своевременно, чтобы не упустить много "вкусного" вокруг себя. Просмеявшись, Морган легонько подцепает Марека пальцами за подбородок, заставляет запрокинуть голову и по возможности смотреть в глаза.
- Больше? Тебя, Джон, - на губах все еще улыбка, но ни она ни тон даже отдаленно не похожи на насмешку.
Признание? Своеобразное, но да. Тэйлор отпускает подбородок младшего, рассеянно гладит пальцами его шею, касается губами лба. Наклоняется губами к уху, на которое надет слуховой аппарат, и негромко произносит:
- Расскажи мне свою тайну, Джон. Самую грязную. Которую никому никогда не рассказывал. Ты же доверяешь мне?
Проверка? Любопытство? Странный способ пощекотать нервы? Все вместе и понемногу. Аск вновь ложиться затылком на мягкий подлокотник дивана и запускает пальцы в волосы кузена, на этот раз не позволяя ему на себя смотреть.


Вы здесь » The City of Chicago » Жилые районы /the urban residential districts/ » Квартира Марека и Тэйлора.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC