The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Комната для допросов.


Комната для допросов.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Чистое помещение в серых тонах.
Привинченный к полу стул, большой письменный стол, стул напротив. Лампа. Пепельница. Постоянное видеонаблюдение. Ничего лишнего. Окон нет, но вентиляция работает более чем прилично.

2

Мишель вошел в чисто убранное помещение, распространяя аромат дорогого парфюма и внимательно посмотрел на сидевшего на привинченном к полу стуле парня.
Кокс был молод, и к тому же он был французом. Указом Главы Клана го следовало склонить к сотрудничеству, или, как говорят русские бандиты - "развести на бабки". Любыми способами и средствами. И Мишель, как и множество раз задолго до этого момента, согласился выполнить подобное поручение.
- Добрый день, мсье Кокс. - на чистейшем французском сказал Мишель, без малейшего акцента. - Не бойтесь, бить вас никто не собирается. Однако мы будем вынуждены сделать это, если вы соизволите отказаться от разговора со мной
Голос Мишеля был мягок, вежлив, галантен. Ни злобы, ни ярости, ни ненависти, нет...
- Приношу свои глубочайшие извинения за некоторые... эм... неудобства... Но поймите меня правильно, все это - только ради вашей и моей безопасности. Вы согласны начать разговор?

3

------>Подземный карцер

Кокс услышал голос. Мягкий и вежливый, он походил на голоса служащих отеля, турфирм или секретарей. Смысл сказанного дошёл не сразу. Ещё позднее понимание, что говорят с Андре на французском. Но сей факт не принёс мальчику ничего, кроме лёгкого раздражения, хотя было странно, что, после многочасового заточения, он был способен варьировать собственными эмоциями. Наконец, юноша поднял голову и несколько секунд рассматривал своего собеседника. Он не был похож на недавних «новых знакомых» Кокса, которые и притащили его в эту дыру. Он был опрятен, аккуратен, но не слащав. Однако именно спокойствие и непринуждённость были настолько неуместны, что Андре на мгновение показалось, будто это новый плод его воображения. Но нет. Незнакомец был реален. И он ждал ответа.
-О нет. Боюсь всё это никак не может быть ради моей безопасности.,- проигнорировав последний вопрос, сказал Кокс. Как ни странно, но он довольно быстро приходил в себя и уже сумел придать собственному голосу равнодушие и лёгкий холодок.
Оценивать ситуацию приходилось искоса, к тому же нагота вызывала дискомфорт. Слегка, едва заметно пошевелив кистями рук, юноша обнаружил, что наручники представляют собой отнюдь не детскую игрушку.
-Итак, что же Вам от меня нужно, мистер…мсье…мистер…?
Сделав вид, что вспоминает имя незнакомца, Кокс сделал ещё одну попытку высвободиться, причём с самым невинным лицом.

4

> Коридоры

Возбужденное мнимой слежкой воображение среагировало незамедлительно. Клемент рассмеялся, живо нарисовав себе в голове пару набросков. Громко, искренне, запрокинув голову назад. Эхо от его голоса прокатилось по коридору и беззвучно замерло вдалеке за поворотом. Как только у него мелькнула идея, он уже видел все перипетия и развязку. Клемент успел навоображать фантасмагорические этюды в болотных абсентовых тонах: как он приходит к себе в комнату, достает цветы и коньяк и заказной посылкой по почте отправляет их обратно в особняк Palacio de Felicidad. Каждый эпизод по кадру, как в комиксах. А еще у него почему-то волосы были темно-изумрудного цвета с аквамариновыми переливами, непонятно как попавшими в абсентовую палитру.
-Вы ужасно рассуждаете, просто ужасно, - еще улыбаясь, Клемент потер влажные от слез глаза. Право же, улыбку можно назвать монетой, имеющей всемирное хождение. Он все еще беззвучно смеялся, а уголки губ были чуть приподняты, из-за чего на щеках образовались маленькие ямочки.
Обычно воображение его творило образы с подлинной страстью художника, которым он никогда не был, все время что-то к ним прибавляя, украшая их каждым ярким перышком, попадавшимся под руку. Порой сложно было смотерть на вещи трезвым оценивающим взглядом, ничего не галлюцинируя.
- Это чудовищная, демоническая власть денег в меркантильный век, - отсмеявшись, серьезно произнес Клемент, стирая с лица улыбку и сеть морщинок, собравшихся у глаз. – Неужели Вы тоже сами себе цветы покупаете? – спросил он, искоса поглядывая на девушку. Не всякий решился бы подарить ей цветы, в глубине душе надеясь, что она не ответит равнодушно-презрительным взглядом и выкинет букет в ближайшее мусорное ведро. Цветы нынче не в моде, пару веков назад ими украшали шляпки кокетливые барышни, сейчас шляпок не носят. Стили последних лет говорят сами за себя: рационализм, функционализм. Остальные названия не так очевидны, но цели примерно одинаковы. Женщина должна вызывать желание дарить ей цветы, ее образ складывается из мелких, неприметных деталей, пишется тщательно и долго, а не крупными размашистыми мазками – быстро, но безрезультатно.
Пройдя весь коридор, он приблизились к заветной цели. Клемент с самонадеянным видом прошел мимо двух мужчин в черном, покачивая бутылкой в руке. Апломб и независимость почти всегда действуют на людей обезоруживающе. Наблюдая краем глаза за Делливэри, Клемент открыл дверь и, придерживая ее, пропустил ее внутрь.
За дверью был небольшой тамбур с двумя выходами: один вел в комнату для допросов, а второй – в небольшое помещение за стеной, где, через камеры видеонаблюдения можно было наблюдать за процессом. Клемент наугад открыл дверь и вошел. В паре метров от него стоял Мишель, чуть дальше в массивных наручниках сидел Кокс. Повисла звенящая тишина, нарушаемая только размеренным дыханием.
Как ни в чем не бывало, Клемент прошел мимо стола и остановился рядом с Сейду. Тот молчал. Наверное, у него были какие-то свои скрытые мотивы молчать, а не выгнать непрошеного гостя пинками за дверь. Он держался совершенно спокойно: как всегда аккуратный, тщательно одетый, он неподвижно стоял рядом со столом, поглядывая на Жанне.
Поставив наполовину пустую бутылку пива рядом с собой, Клемент оперся ладонями о низкий стол, чуть наклонившись вперед. Он не стоял – позировал с надменным и изящным видом.
- Здравствуйте, мистер Кокс, - произнес он, растягивая губы в пренеприятнейшей улыбке. В его голосе слышалась нотка презрительной отеческой снисходительности, которая многих выводила из себя. – Как Ваши дела?
Наверное, еще более абсурдный вопрос придумать было сложно: в молодом человеке сложно было определить хозяина клуба, в котором работали немыслимо дороги декораторы, переделывая все по последней моде в созвучии с новым временем.
Кокс был по-женски миловиден, но возраст успел начать стирать все женственное с его лица, подчеркнув мужское в классических формах заострившихся черт. Но это не производил впечатление взрослого человека: скорее юноши, который желает казаться старше и солиднее в надежде укрепить свое положение в обществе. Наверное, ему было страшно. Так же страшно, как если бы толпы скелетов тащили Золушку, Вэнди и Белоснежку, с расширенными от страха глазами, вдыхая запах серы.
Какие бы методы допроса не избирал Сейду, никто в них не вмешивался, что не мешало Клементу без зазрения совести называть их «варварскими». Он не сомневался, что если кому вздумается применить эти методы на нем, то в исторических хрониках резко уменьшится список нераскрытых убийств. Архитектор согласился бы на все, даже на убийство американского президента.
-Мистер Кокс, вы похожи на Сократа, который смертельно скучает!

5

Дэлливэри поначалу искренне удивилась, что же такого ужасного в её рассуждениях. О нет, и мысли не могло возникнуть, что это дарение цветов и коньяка было исключительно жестом внимания или симпатии или ещё чем-то там из оперы красоты и изящности. Нет-нет, у неё это был просто коньяк и просто цветы. И это можно было покупать себе, другим, да кому угодно, без единой задней мысли. Просто потому, что захотелось коньяка или поставить в вазу цветы... Нет, Дэль не имела привычки покупать себе самой подобные "утешительные призы" и тешить своё самолюбие подобным образом. За исключение редких случаев, когда на глаза попадались некоторые редкие вещи...
- Только синие розы, - почти горделиво произнесла Дэлливэри, усмехаясь.
Ну почему цветы или коньяк не могут оказаться просто покупкой и не больше? Просто захотелось декорации или чегото вкусного. Дэль нравились синие розы в декоре... И разумеется, она совершенно ничего смешного в этом не видела.
Скрип двери прямо таки "влился" в музыку, звучащую в наушниках. Стеклянный взгляд Дэль скользнул по Клементу, безмолвно как бы благодаря. Эти "вежливые жесты" уже автоматически у Дэль причислялись к продолжению комедии с каким-то пафосом, которую тут уже которую минуту ломал мсье Жанне. Странно, но этот пафос пока совсем не раздражал. Обычно пафос вообще как таковой очень не нравился Ксайф, но пока что он был практически весь к месту и не сильно переходил за рамки терпимого. В тем моменты, когда казалось бы уже зашкаливает, он вдруг резко переставал "фарсить", и всё это как-то обрывалось, ускользало, а потом снова вырастало. Как будто он каждый раз выходил на сцену, вытаскивал кого-то из толпы (в данном случае, похоже, Дэлливэри), разводил на танец, а потом, когда участник уже вжился в роль и сам задвигался, вдруг отпускал его и удалялся за кулисы, мол, продолжайте без меня.
Оказавшись в комнате допросов, Ксайф окинула остальных вглядом и коротко кивнула в качестве приветствия.
- Дня, - почти шёпотом произнесла девушка, не добавляя по привычке "доброго".
К груди она по-прежнему прижимала ноутбук, диск и визитку, а смотрела из-за тёмной чёлки почти пустыми серыми глазами, в которых читалась только "удручённость этим миром". Клемент снова начал "умничать". Иногда казалось, что он - живое представление того, что он на самом деле из себя не представляет. Это сложно... Но интересно. Однако, т.к. Ксайф точно было нечего добавить, например, про Сократа, она молча облокотилась на стенку, склонив голову на бок и наблюдая за сценой. Их пока что не расчленили, не расстреляли и вообще - они пока живы. Не уж-то бутылка пива сработала...
"Можно мне сюда диван и поп-корн?.." - вдруг подумала Дэль, переводя взгляд на Мишеля.
Может, на какую-то секунду в её глазах даже и можно было прочитать подобный вопрос, но взгляд был мимолётным, слегка усталым, тусклым, и вскоре скользнул дальше, снова возвращаясь на Клемента.


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Комната для допросов.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC