The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Фактическое прошлое /Flash-back/ » особняк Майкла Элиаса (пригород)


особняк Майкла Элиаса (пригород)

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Особняк выходит продольным фасадом на улицу. Перед домом имеется палисадник, в остальном участок небольшой (чего не скажешь о самом здании); все главные, жилые помещения, расположены на втором этаже, первый занимает холл и огромная гостиная - зал, плавно переходящая в столовую.

увеличить

увеличить

2

Отец Томаса в последнее время все реже и реже появлялся в собственном доме. Наконец осознав, что может полностью доверять дела компании сыну, Майкл Элиас вместе с женой отправился путешествовать. Начал он, конечно же, с Европы, и теперь Анна в-девичестве-Немеров и Майкл вот уже месяц, как пропадали в Италии на затянувшихся римских каникулах.
Ключ от родительского особняка у Тома имелся, а притащить как минимум  сотню человек в чистейший, буквально вылизанный языками многочисленных уборщиц дом, показалось Элиасу настолько бредовой подростковой идеей  (из серии "кот из дома - мыши в пляс"), что он сразу же понял - вечеринку он проведет именно там.
Впрочем, за подобное решение говорило все: квартира Тома в Чикаго была его собственным уединенным мирком, в который больше сорока человек навряд ли бы поместилось; особняк родителей был разве что не гигантским, просторным и...пустовал; да и диджейскую установку с колонками высотой почти в два метра через парадную дверь особняка наверняка будет гораздо проще втаскивать.
Отзвучали всевозможные тосты, сулящие Канне Фэрчайлд горы драгоценностей, неисчерпаемое вдохновение, всемирную известность и прочее и прочее, на что только хватало фантазии у гостей. Наконец все расслабились и принялись  непринужденно разорять фуршетные столы, разойдясь по залу.
Том подхватил бокал с шампанским с подноса прошмыгнувшего мимо официанта и двинулся по кругу, отыскивая глазами виновницу вечеринки. Надо было поздравить Канну лично, а то этот его тост, произнесенный в самом начале, был банален до тошнотворности - идеальный тост продюсера.
Заиграла музыка, и Элиас рассеяно оглянулся, отпив глоток из бокала.
Интересно, кого пустили за вертушку первым?

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-20 02:22:38)

3

Ну все, приехали! -промелькнуло в голове у певицы, когда занесенная рука резко остановилась в паре сантиметров от  головы Шона Янга , ее агента. Сотни хрустальных осколков с характерным звоном разбились на пепельноволосой голове Шона и осели мерцающими звездами на цветастой гавайке мужчины. Раздалось одобрительное улюлюканье облепивших любопытное действо ротозеев и Канна ослепительно улыбнулась приседая в шутливом книксене.

-Не буду с тобой больше спорить, Фэрчайлд. Лучше сразу сдаться! -отфыркиваясь и  отряхиваясь от битого стекла проворчал едва ли обиженный взбалмашной звездой, агент.

-Вот это здравая мысль, приятель!- саркастично  заметила девушка и тут же приложила свои холеные ручки к операции по отряхиванию осколков со складок мужской рубашки. А всему виной пари, которое мистер Янг безаппиляционно проиграл своей подопечной: оба долго спорили о том, какую песню выпустить в качестве сингла -предшественника следующего альбома Канны. Шон сделал ставку на новую песню зарекомендовавшую себя, как потенциальный хит, Фэрчайлд же настояла на композиции, которая на тот момент являлась «черной лошадкой» из чернового материала. Певица настояла на своем, но не без условий- не без пари разумеется: если бы сингл не вошел в горячую пятерку американских чартов, она обязалась бы хоть месяц не будоражить общественность скабрезными скандалами, а в случае, если проиграет Шон…Результат очевиден- певица одержала победу!

Заметив притулившегося в стороне Элиаса, американка пакостливо ухмыльнулась буравя взглядом владельца звукозаписывающей компании под чьим лейблом выпускались ее пластинки. Она охотно верила, что брюнет, столь меланхолично попивающий игристое вино, сейчас подсчитывает проценты с продаж пластинки...Вообще-то, Томас был неплохой парень, если не брать в расчет их вечные препирательства на профессиональной почве, но так как кроме профессии ей с ним делить нечего, то певица предпочитала рубить с плеча и пенять бизнесмену за каждый цент:

-Привет, Томми!-нарочито приторным тоном с которого так и сочилась паточная слащавость -Как мило с твоей стороны организовать эту вечеринку, тут просто шикарно!-небрежно взмахнуть рукой картинно обозначив обозреваемое пространство- А папа с мамой ругаться не будут?- невинно добавила американка, хотя по обозначившимся ямочкам на щеках готовым обнажить лукавую улыбку, было очевидно, что вопрос с подковыркой.

Неожиданно модные хауз-биты сменились мелодичным переливом из акустических гитарных рифов и трансовых  вплетений, Канна узнала в композиции ремикс на хит в чью честь в этом особняке сейчас правят вечеринку:

-О! Неожиданное решение состряпать из моей песни медляк- подытожила Фэрчайлд. Канна коснулась руки Элиаса заставляя того разжать пальцы сомкнутые на бокале и взяла хрусталь в свои руки- За нашу победу, Том! -отсалютовав, тут же отпила маленький глоток шампанского.

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-05-19 23:31:20)

4

Вертушка пошла по рукам, ненавязчивый британский рок сменялся ремиксами на ACDC, пару раз кто-то умудрился поставить Чака Берри и толпа с удовольствием отплясывала рок-н-ролл.
Том навернул почти полный круг по первому этажу и наконец-таки наткнулся на Канну. Вернее, определил,  где именно находится девушка, потому как за группой обступивших певицу гостей ее саму почти не было видно. Раздался характерный звон бьющегося стекла и толпа немного расступилась в стороны.
Битье бокалов - гуляйте на здоровье. Еще пара таких ударов по голове Шона, и кому-то придется искать нового агента. Впрочем, на радость публике, Канна проделала все крайне элегантно, никто не пострадал, зато все (включая самого Янга?) остались довольны. Том хмыкнул - это идеальное звездное чутье - всегда знать, что именно хотят от тебя зрители.
Элиас расслабленно прислонился спиной к стене и сделал еще один глоток. Представление закончилось, Канна раскланялась и...надо было сразу понять, что раз уж у нее такое веселое настроение, тут же начнутся всяческие подколки, на которые было так лень отвечать...
- Да-да-да-да, если родители узнают - мне неделю не будут давать смотреть телевизор, - протянул он, отлепляясь от стены и делая шаг навстречу певице, - Но бокалы можешь продолжать бить - тут еще где-то бродит Дэвид Гроус, - он развел руками, неопределенно указывая куда-то в толпу танцующих гостей, - этот парень работает с наемными музыкантами, такой высокий, бритый, в костюме от Айтора Троупа. Он задал немаленькую цену за свои услуги, так что будет желание - только скажи, я тебя, если что прикрою.
Настойчиво бьющая по ушам басами - кто-то поставил Kasabian - (Том быстро прикинул, насколько много англичан оказалось на сегодняшней вечеринке) из внушительных клубных колонок музыка сменилась медленным ремиксом на последний сингл Канны. Вид у девушки сразу же стал довольный. В следующий момент, не моргнув ни глазом, Фэрчайлд изъяла у Тома из рук бокал.
- За нашу победу, Том! - провозгласила она, продолжая лукаво улыбаться.
- Ну вот, - развел руками Элиас, - мне теперь "За нашу победу" выпить нечего! А раз уж состряпали из твоей песенки медляк, то пошли, потанцуем, - и он потянул Канну в центр залы.

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-20 00:12:15)

5

Кисло-сладкий вкус напитка оставил приятное послевкусие и за первым глотком незамедлительно последовал второй…Правда, на этот раз медового цвета жидкость угодила девушке не в то горло, по тому как Элиас довольно неожиданно, потянул Канну за собой. Делая страшные глаза и отчаянно хлопая ресницами щедро сдобренными густой тушью, Фэрчайлд плелась за мужчиной стараясь как можно скромнее откашливаться:

-Решил все лавры вечера себе забрать, а меня удавить? - драматично просипела американка -Придется еще один пункт внести в свою черную книжку- уголки губ поползли вверх и певица прикрыв глаза подняла руки к плечам мужчины вливаясь в неспешный ритм музыки. Бокал с шампанским был неловко обронен по пути и автоматическое «упс!» замяло инцидент.
Самым бессовестным образом повиснув на брюнете, Канна уткнулась носом в мужское предплечье и из под прищуренных век стала наблюдать за праздно шатающейся братией музыкантов, пиар- менеджеров и прочих полезных в ее ремесле товарищей. Гул голосов, взрывы смеха странным образом гармонировали с почти лиричной песней. Группы по-фанфаронски разодетых мужчин служили безупречным фоном для ярких и пестрых дамочек над чьим имиджем хлопотали именитые стилисты, алкогольные коктейли пустели в руках гостей и наполнялись новым содержимым ... Но сейчас, на этой «хом-пати» все активно играют роли в доску своих людей и так или иначе используют шанс вытрясти из ближнего своего необходимые им услуги, чашечка горячего секса в одной из комнат родительского особняка Элиаса, весьма может поспособствовать ускорению процесса .
Фэрчайлд мысленно одернула себя, циничность и пессимизм стали ее бичом и в такие вот довольно таки безобидные гламурные капустники ее особенно одолевала тоска, хотелось как можно скорее окунуться в очередной проект, чтобы не отравлять себя коварными мыслями.

-Вот засранец!- почти в самое ухо галантному кавалеру- а, извини Том, я не про тебя…Вон, смотри- девушка чуть замедлила плавное кружение танца и коснулась пальцем щеки Томаса, тем самым указывая тому направление обзора- Шон склеил эту…эту..!- певицу заклинило на слове «эта», что выдавало всю степень ее возмущения- И когда он успел?! –предупреждая недоуменный взгляд Томаса, девушка затараторила- Очередное пари –пожатие плечами- Это ты пригласил эту…Аманду Бруклин? Мы поспорили на …неважно на что, кто скорее подцепит ее- американка смотрела на вальяжно раскинувшегося на кожаном диване Янга и эффектную шатенку рядом с ним благосклонно улыбавшуюся его словам. В какой-то момент агент Канны перехватил взгляд своей подопечной и гаденько ухмыльнувшись продолжил беседу с очаровательной красоткой.

-И это всего за время одного единственного танца?- который кстати подошел к концу- Вечер безнадежно испорчен, То-о-ом - капризным тоном заключила блондинка- Я собираюсь топить горе в вине, составишь мне компанию?- Фэрчайлд все еще висла на шее мужчины, что при заявлении о несостоявшемся флирте с девушкой выглядело несколько странновато, но уж Элиас за четыре года сотрудничества с певицей должен был привыкнуть к выходкам звезды…

6

Не оставалось больше ничего, кроме как фыркнуть, проследив за пальцем Фрэйчайлд. Все эти их выходки, так называемые "пари" с Янгом стали почти что традицией в разношерстном штабе его лейбла. По-хорошему, пора было бы уже и состроить из себя строгого руководителя, но Элиас любил наблюдать и совершенно не хотел вмешиваться, тем более что условия и награды победителя никогда не повторялись (у Канны была богатая фантазия), а порции здорового смеха во время рабочего процесса - незаменимая вещь, если твоя работа хоть каким-то боком связана с творчеством.
- Аманда Бруклин? Эм, подожди, она специалист по работе с промоушеном? Или нет...В любом случае, у тебя еще есть время, а Шон пусть не зазнается. Ты просто дала ему фору.
Канна выглядела весьма и весьма раздосадованной, еще пара секунд и...да, в ее тоне появились капризные нотки - самый момент менять тему разговора. Как раз и музыкальная композиция подходила к концу.
Том окинул окружающие их парочки беглым взглядом и, наклонившись к самому ушку певицы, сказал:
- Горе  топить не надо, лучше...как на счет "Люси в небесах с бриллиантами"? В конце-концов, у нас тут все "типа по-свойски", куда без старых-добрых Битлз?
Зазвучало что-то ритмичное и броское, Томас приобнял Канну за талию и аккуратно увел от греха (читай, Шона) подальше.
- А вообще, я собирался тебя поздравить лично, дорогуша, - он едва ли не переступил через официанта, убиравшего последствия швыряния бокалами, - Всякие выражения типа "головокружительных успех" и "потрясающий талант" это, несомненно, круто, но ты и так это все миллион раз слышала...
В дальнем конце комнаты началась какая-то потасовка - то ли кто-то кого-то не поделил, то ли...
Музыканты любят выпить.
- Короче, ты умница и за последний месяц обогатила нас всех еще на пару десятков семизначных чисел, - в конце-концов, деньги были его профессией в равной степени, как и музыка. И, позвольте, не стоит кого-либо обвинять в цинизме - музыкальный продюсер должен знать, во что он вкладывает свои кровные.

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-20 19:52:57)

7

-Да ну ее –апатично отозвалась Фэрчайлд на слова Элиаса о форе- Она вон в рот ему заглядывает, ловит каждое слово…Мне уже неинтересно.

Дохнуло горячим дыханием у щеки, а заговорщицкий вид Томаса заставил напрячься слух. Девушка обалдело уставилась на  брюнета и  прикинула, сколько бокалов шампанского тот успел опорожнить прежде чем предложить певице куда более деликатные удовольствия нежели алкоголь. В свое время у Фэрчайлд были некоторые затруднения с  амфетаминами и прочими «колесами». У нее даже сорвался концерт, когда она находилась под действием очередного психотропного вещества, после чего американку одолела жесткая депрессия. Но то было года три назад, после чего релакс подобного характера был в категории табу во время работы. Что не мешало ей приходить каждое утро с жуткой головной болью, а всему штату работающему во благо проекта «Канна Фэрчайлд» обзавестись таблетками от  известных недугов сопровождающих алкогольное похмелье, дабы нерадивая певица всегда была в форме.

-Sex & Drugs & Rock & Roll?- Канна отпустила тихий смешок- А какого сорта «бриллианты» у Люси, м?- американка позволила увести себя в сторону. Уверенная ладонь чуть касалась обнаженной спины и не давала  девушке сбиться с курса намеченного Томасом.

Трогательные ямочки опять обозначились на щеках блондинки, так происходило, каждый раз когда изгиб губ переходил не в циничную усмешку, а мягко оформлялся в искреннюю улыбку :

-Спасибо, Том. Право, от тебя слышать похвалу в разы приятнее- и даже потупить взор разглядывая собственную обувь. Но тут же  девушка упрямо вкинула подбородок и на лице поселилась постная мина:
-Я конечно обогатила нас всех, но я еще устрою потасовку, если мне и моим голодранцам не повысят процент с продаж пластинки- все очарование тут же сошло на нет и американка в энный раз задалась вопросом: почему ей сложно быть хоть чуточку милей и не вставлять шпильку в каждую фразу. Натура не та, увы.

-Так что у тебя там за сокровища, давай вытряхивай- проворчала Канна, когда оба передислоцировались из центра залы в относительно укромный уголок.

8

Мгновенный отклик Канны на финансовую тему Том предпочел пропустить мимо ушей. По-крайней мере, в тот момент.
Вечеринка или где?
Вот послезавтра, когда все отоспятся, окончательно опохмеляться и приведут себя в порядок, вот тогда они и обсудят этот вопрос, а пока...
- Хэй, у тебя настроение просто галопом скачет! Я тебя только что поздравил, между прочим, и ты даже улыбалась! - Элиас поджал губы в притворной обиде и, запустив руку во внутренний карман пиджака, вынул маленький целлофановый пакет с крошечными бледно-розовыми квадратными пластинками.
- Люси, - важно сказал он, обращаясь к пакетику, - позвольте представить вам Канну. Канна, позволь представить тебе диэтиламид d-лизергиновой кислоты. Можно Люси, проще -  Кислота.
В силу профессии и собственных желаний, Том не светился в желтой прессе, почти всегда оставаясь за кулисами и считая общественное внимание слишком большой ответственностью. Он почти не раздавал советы по правильному ведению дела в бизнес-журналах и чаще всего его общественная деятельность ограничивалась тостами на вечеринках и, изредка, комментариями к действиям своих подопечных в музыкальных журналах. Так что ничего странного в том, что в кармане Элиаса почти всегда было что-то "расширяющее сознание", не было. Заядлым наркоманом Томас не являлся, но джойнты курил регулярно, считая, что марихуану давно пора было бы сделать легальной, а порой экспериментировал и с "пудрой" и с "бриллиантами".
- Сегодня же отрыв, так ведь? , - он открыл пакетик и, высыпав пару-тройку пластинок себе в ладонь, протянул руку Канне, - Угощайся.

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-20 21:40:40)

9

Канна все еще куксилась, когда Элиас отчитывал ее аки нашалившую школьницу. Фэрчайлд продолжала торжественно стоять с миной отрешенного неудовольствия. Вообще-то, Томас прав, настроение Канны перманентно металось от позитивного к негативному и в отличии от  визави ей было сложно справиться с бьющим потоком эмоций, которые тут же отражались на ее открытом лице. Вот Том демонстративно поджал губы, а она все еще держа оборонительную позицию тут же дает волю рвущемуся смешку, потому что сознание  ее уже освободилось от какой бы то ни было задней мысли.

-Приятно познакомиться, Люси- поддержала дурашливую интонацию мужчины Фэрчайлд. В глазах теплого оттенка цвета корицы тут же зажглось любопытство с тенью настороженности. ЛСД- эта ваша кислота. Она никогда не употребляла «Люси», хотя немало была наслышана о ее свойствах. Впрочем, похожие психотропные вещества были для нее не совсем в новинку: галлюциногенные грибы , как и много лет назад по-прежнему являются для певицы лучшим психотерапевтом в затяжных депрессиях, когда надо обрести душевную гармонию и быть в ладу с собой и миром. Но опыт воздействия псилоцибина был не всегда приятен, не раз ей приходилось испытывать жесткий бэд, а также глубокие переживания такой интенсивности, что до сих пор мурашки по коже от одного воспоминания. Если довериться ее немногочисленным знаниям в области  действия кислоты и тем экспериментам, которым придавался Кен Кизи , что отразились в его крышесносящем романе « Пролетая над гнездом кукушки»-то да, страшно- боязно! Но с другой стороны, раз Элиас рискует принимать ЛСД прямо на вечеринке, значит все в порядке, ведь правда?

-А нам точно не понадобится кто-нибудь, вроде ситтера?
- спросила Фэрчайлд неуверенно протягивая руку к пластинам- А то знаешь, я могу стать очень буйной, за мной глаз  да глаз нужен…- уже уверенней и раз, два, три…марка уже оказалась на языке певицы.

10

Канна призадумалась на секунду, но затем довольно смело протянула руку и положила пластинку на язык. Элиас одобрительно хмыкнул, повторяя ее действие и ссыпая оставшиеся лсдшки обратно в пакет.
- Да расслабься, все будет просто ужасно позитивно. Глядишь и пари выиграешь, - Том взлохматил волосы и огляделся, - Как на счет еще шампанского? Только тшшш - если Янг узнает, что у меня есть "бриллианты", он от меня весь вечер не отстанет, а на него я свои личные запасы тратить не намерен.
Надо подождать пять-десять минут, а затем начнется такой знакомый прилив энергии...
Том сунул пакетик в задний карман джинсов и, стянув с себя пиджак, накинул его на спинку стоявшего неподалеку кресла.
Канна выглядела немного растерянной, видимо не зная до конца, что ожидать от подкинутого ей "подарочка".
- Хей, если что, я собственноручно утащу тебя со сцены, не волнуйся, - он радостно улыбнулся девушке - не хватало только жизнеутверждающе задранного вверх большого пальца, - Мы ведь все в душе немного хиппи, так что все оки-доки.
Вот теперь-то и начиналось самое клевое. Том был более чем уверен, что они с Фэйрчайлд будут далеко не единственными "особенно веселыми" индивидами на сегодняшней пати и его безумно интересовало, к чему это все может привести.

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-20 23:01:25)

11

- Поддерживаю- откликнулась Фэрчайлд на предложение брюнета о шампанском. На лице девушки можно было различить целый спектр эмоций от возбужденного нетерпения до волнительного сомнения обозначивших складочку меж аккуратных дуг бровей. Не дрейфь, детка! –мысленно напутствовала себя певица вторя словам Элиаса.
Упомянутый брюнетом Янг уже вовсю излучал феромоны и эффектная девица приютилась где-то в области подмышки агента. Сцепив за спиной руки, Фэрчайлд продолжала прожигать взглядом его оборзевшую морду и выдумывать всевозможные изощренные способы по отбиванию «добычи» на которые только может толкнуть ее собственная дурная голова.

-Боюсь, придется эвакуировать гостей , если я разойдусь не на шутку –хмыкнула в ответ.

Оторвав взгляд от созерцания непотребной сцены, девушка переключилась на ржущие физиономии братии звукорежиссеров в количестве четыре штуки. Эти братцы-кролики вечно обсуждали, какую-нибудь лажу допущенную другой звукозаписывающей компанией и шутки их были построены исключительно в области сведения музыки. Это как черный юмор медиков, только у тех смешно, а у этих…Сменила слайд- ничего интересного. Еще раз-о-о-, какая живопись пошла! Пространство медленно, но верно начало искажаться и окружающая действительность предстала в трехмерном объеме. Откуда-то снизу, казалось от самых ног поднималась энергия, накатывающая волной и накрывая с головой сметенные эмоции и мысли. А ведь это только начало...

-Кажется, мне лучше посидеть…совсем немного…-к сожалению, все относительно близко расположенные диваны , кресла и прочая утварь способная принять в свои объятия ослабевшую от переизбытка впечатлений звезду- не оказалось. Вернее, все они были заняты гостями, а ни к кому из них в данный конкретный момент Канна приближаться не хотела.
Посему, девушка тихонечко сползла по стеночке и в лучших традициях людей отсидевших с десяток лет в местах не столь отдаленных, присела на корточки:

-Я не палюсь?

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-05-21 14:20:17)

12

Склонив голову набок, Том смотрел, как девушка буквально сползла вниз и уселась на корточки.
- Что, так быстро торкнуло? - участливо поинтересовался он, заводя руки за голову и потягиваясь - по спине побежали приятные мурашки. На секунду уши будто бы заложило, а затем весь шум вечеринки ворвался в голову Тома, словно усиленный в десять раз, - Вставай-вставай, - он протянул Канне руку, - Нельзя отсиживаться, все пропустишь.
Правда, эта штука действует долго, до восьми часов, в среднем.
- Я не палюсь? - как-то напряженно спросила Фэйрчайлд.
Том на секунду задумался:
- Не знаю, я теперь наверное не могу адекватно определить...Так что там на счет еще выпить?
Он оглянулся в поисках персоны, способной предоставить им еще шампанского.
- Официант...ка! Девушка! Девушка с подносом! - крикнул Элиас, силясь перекрыть нараставший бит колонок. Его вопль был услышан и, весьма озадаченная подобной настойчивостью официантка приблизилась к ним, - Срочно нужно шампанское, вы не представляете себе, насколько. Можно сказать от этого зависит жизнь, ведь...Оно так приятно...шипит, - улыбаясь, Том снял с подноса два бокала, - Спасибо. Спасибо вам огромное.
Девушка поспешно удалилась, качая головой и едва ли не крутя пальцем у виска. Томас пожал плечами - это же была закрытая вечеринка, чего она еще могла ожидать? А вообще, персоналу, обслуживающему подобные мероприятия, не позавидуешь.
- Тебе нужен план? Что-то крайне внезапное? Или сама справишься?
Казалось, можно полностью раствориться в наступившей эйфории. Как и в каждый раз, появлялось настойчивое желание немедленно сделать какую-нибудь глупость, а затем долго и безудержно над ней смеяться.

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-21 16:08:48)

13

Показалось, что она буквально вцепилась в протянутую руку Элиаса будто вместо конечностей у нее отросла здоровая клешня, ей даже на секунду показалось, что пальцы мужчины отделятся от ладони аккурат в том месте, где Фэрчайлд к ним прикасалась.
-Угу, не просто торкает, а штырит основательно…-девушка была чрезвычайно восприимчива к любым видам психоделиков и сейчас для нее первостепенной важностью являлось не замкнуться в мире внутренних переживаний, а поймать общую волну настроения с Томасом и адаптироваться к новому восприятию плывущей перед глазами реальности. Встать то она встала, но подпереть стенку не забыла, все тело покалывало сотней маленьких иголок, казалось внутри разряжается каскад иллюзорных искр выравающихся через широко распахнутые глаза и подсвечивающие мир цветными софитами. Канна неприлично хихикнула, когда официантка пыталась разобрать сумбурное повествование брюнета о жизненной необходимости шампанского. Девушка озадаченно выгнула бровь и кивнув скрылась из глаз долой. Томас  весьма мило смотрелся с хрустальными бокалами, ощущение дежа вю завладело вниманием американки: Рождество, характерный запах омелы и предвкушение чуда…, нестерпимо захотелось праздника, снега и сопутствующего ему куража. С последним аспектом все было в норме, реквизит имелся в виде бокалов, дело за шампанским и собственно подарками…

-Могу подбить гостей нырять нагишом в бассейн, но боюсь не сезон- совершенно серьезно произнесла Фэрчайлд- А какой такой у тебя есть план?- певица подняла взгляд на брюнета. Руки мгновенно взлетели вверх и заключили мужское лицо в ладони отчего тот стал похож на выброшенную на берег рыбу:

-У тебя зрачки с бейсбольный мяч!- блондинка с  удивлением вглядывалась в глаза Томаса и неосознанно крутила его голову, чтобы получше разглядеть закономерный феномен- А?- ей показалось, что их кто-то окликнул. Перед ней стоял официант, по всему видно , что субъект мужского пола- А девушка значит струхнула?-  В ответ молодой человек , что-то невнятно пробормотал , она же  разрядила грубый вопрос еще более грубым взрывом смеха , после чего отняла запотевшую от холода бутылку темного стекла и отпустила замявшегося юношу. Певица непременно решила разделаться с напитком самостоятельно. Отковыривание этикетки и прочих сосредоточенных манипуляций  по откупориванию бутылки с игристым заняло целую вечность с хвостиком и когда пробка наконец поддалась не было ничего удивительного в том, что пенная струя выстрелила в визави и облила того по самое не балуй, одернув руку, Фэрчайлд попыталась пресечь дальнейшее вымачивание Элиаса, но заторможенная реакция поспособствовала тому, что шипучая вода холодной пощечиной отпечаталась на ее лице и топе…Возмущенное «Ах!» и бесбашенное:
-Ну что, еще шампанского?

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-05-21 21:05:42)

14

- Как "зрачки с бейсбольный мяч?" - Элиас встревоженно ощупал свое лицо и на секунду с ужасной четкостью ощутил, будто бы оно совершенно гладкое...да что там! Плоское - ни глаз, ни носа ни рта - как он теперь будет разговаривать? Впрочем, в следующий миг проблема чудесным образом решилась сама собой.
Снесло. Основательно. Крышу, или как там говорят?
- Да! Всем шампанского!!! - громогласно вещал Томас толпе шокированных мокрых гостей, сам залитый пенящимся холодным напитком, раскинув руки в стороны, будто религиозный проповедник, - Зачем по-твоему все препераются на подобные тусовки? Пожрать на халяву, конечно же! - это звучало, как настоящее откровение. Элиас буквально чувствовал, как что-то открывается в его сознании и истина обрушивается на него столпом ярких искр.
- А план у нас такой, - он резко повернулся к Канне на пятках, едва не подскользнувшись и подставляя бокалы под пенистую струю, продолжавшую бить из открытой бутыли, - Мы сейчас залезем на колонки, - его слегка качнуло, - и загипнотизируем всех нафиг!
Казалось, нет ничего невозможного.
- Ммммм....можно внушить всем, что они кролики. Или крабы. Не знаю, кто симпатичнее. Коты! Да, о, бриллианты навсегда? Канна, ты смотрела этого Джеймса Бонда? Это была офигительная песня, я тогда...
Гости испуганно расступались. Очевидно, решили, что от этих двоих можно ожидать чего угодно, в чем несомненно были правы.
Канна безудержно хохотала и ему, наверное, стоило бы к ней присоединиться, но почему-то внезапно резко захотелось сменить обстановку.
- Пошли отсюда, все такие нудные, - Том наконец-то снял очки и стал старательно вытирать их краем футболки. Стекла были фальшивыми - зрение у него было отличное, но черт возьми, сегодня был такой восьмидесятный день, он просто обязан был носить очки в тяжелой черной оправе.
Блин, они такие маленькие, и как только налезают на мой нос?
На мгновение эта мысль повергла его в состояние шока, но в следующий миг он уже расталкивал каких-то левых сотрудников своей компании: у одной девицы тушь потекла через все лицо, но, наблюдая за разбушевавшейся певицой и своим шефом она забыла ее стереть - так и замерла, с выражением глубочайшего удивления, помощник главного звукорежиссера зажал в губах уже дотлевшую до фильтра сигарету...
- Веселитесь, что зависли? - обворожительно улыбнулся им Томас.

Отредактировано Томас Элиас (2010-05-22 00:18:12)

15

-Мы будем медузами- гипнотезерами!- поддакнула Фэрчайлд чувствуя , что щедро пролитое на себя шампанское стремительно впитывается в кожу через  поры, заполняет легкие и снова вытекает из ушей…Через секунду, тусящий народ стал напоминать подводное царство Посейдона и каждый из представителей водной фауны окрасился в пестрые цвета рыбок-анемонов, морских коньков , каракатиц…-Изви-и-ините- это не я, это ш-шампанское…-лепетала едва различимо певица, так как обильное слюноотделение мешало внятно выговаривать слова.

-Пожрать на халяву?- переспросила девушка представив , что сейчас гости начнут набрасываться друг на друга повинуясь инстинкту выживания и  каждая маленькая рыбка будет поглощена большей…А она очень маленькая рыбка, она даже на высоченных каблуках маленькая рыбка и даже, если встанет на ходули, все равно будет маленькой рыбкой …на ходулях! И это прискорбно, как ни крути, потому что она и рта не успеет раскрыть, чтобы поведать желающему потрапезничать ею охотнику, что мяса в ней, что кот наплакал, одна кожа да кости…Хотя вот незадача, рыбы не умеет говорить! И вообще, она за здоровую пищу-все дружно переходим на планктон!

-Кто проживает на дне океана?-охнула проникнувшись соственной проницательностью.

Канна зажмурилась и тряхнула белокурой гривой. За закрытыми веками картинка была совсем иной, сложные, выпуклые узоры перетекали в невообразимые геометрические фигуры, которые тут же сменялись бесконечной сетью линий и символов. В визуальные образы неспешно втекла звуковая волна нарастая по мере того, как американку втягивало в столь реалистичную галлюцинацию, что существования штата Иллинойс с городом Чикаго, озером Мичиган и даже всей звукозаписывающей "Bla-Bla Sounds" студией кануло в лету и девушка была в шаге от того, чтобы слиться с космосом в единый поток энергии, это было самым разумным из всех перспектив , которые могли предоставить ей получаемые  знания, которые подкидывала ей Вселенная…

Фэрчайлд открыла глаза и обнаружила, что смеется во весь голос. Звук собственного хохота исказился до неузнаваемости и с трудом верилось, что голос принадлежал ей:

-Они все еще плавают- отметила певица, обнаружив что подводное царство никуда не исчезло, просто ей стало намного проще адаптироваться в нем- А ты…ты не забывай дышать жабрами, а то задохнешься!- назидательно напомнила.

-Зачем пошли, куда пошли?- удивленно крутя головой, Фэрчайлд наконец заметила обескураженные физиономии гостей. Она даже малость стушевалась:- Это все трудное детство, да…корь и свинка вместо дня благодарения, игрушки прибитые к полу…-оправдываясь и бочком-бочком двигаться в сторону, словно вышеупомянутый Элиасом краб.
Плыть сквозь холодное течение было ой как непросто и девушка решила передохнуть вцепившись в прибрежный риф, на деле же это была лестница ведущая неведомо куда:
-Как ты думаешь, чайки меняют жизнь на пласкогубцы?- тихонько…

16

Сквозь стекла очков окружавшие его люди казались удивленными, внимательными и настороженными. Разглядывали его с прямо-таки неприкрытым интересом. Кто их воспитывал вообще?
"Будто бы в зоопарк пришли, на диковинных животных посмотреть", - насупился Элиас, резко остановившись посреди танцпола и оглянувшись на Канну. В ногах у тихонько покачивающейся из стороны в сторону певицы валялась уже ненужная бутылка.
"Если очень внимательно к ней присмотреться, к бутылке то есть, то практически можно услышать с каким тихим шипением выливаются оттуда остатки шампанского", - рассудил Том и сделал пару мизерных шажков назад. Тихое шипение пузырьков шампанского в воспаленном сознании перерастало в бушующий рев Ниагарского водопада.
- Кто проживает на дне океана? - внезапно воскликнула Канна. Нарастающий шум тяжеловесных вод прекратился столь же внезапно, как и возник.  Диджеи, по всей видимости заметившие происходящее в углу танцпола, сделали музыку тише. Новый трек Prodigy постепенно сошел на нет. Толпа напряженно молчала, продолжая с изумлением пялиться, да именно пялиться на затеявших весьма странное представление Фэрчайлд и Элиаса. Теперь уже заинтересовались все, а не только политые ловкой рукой Канны близ стоявшие неудачники.
Ответ на вопрос девушки пришел в голову моментально. Легонько оттолкнувшись от пола, Элиас подпрыгнул, с ликованием воздев руки к потолку.
- Губка Боб квадратные штаны!!! - к его разочарованию, никто из гостей, похоже, не смотрел nickelodeon. Ну или им просто стыдно было признаться в этом при всех.
Канну его знания произведений мультипликационного искусства почему-то ни чуточку не впечатлили. Она стояла, закрыв глаза, наклонив голову вперед так, что белые кудри закрыли ее лицо почти целиком. Утробный звук, вдруг зазвучавший в голове Тома сперва показался ему возвращающимся шумом водопада, и лишь когда Канна вновь открыла глаза (все, кто стоял к ней ближе всего, инстинктивно сделали шаг назад) и посмотрела в толпу, Элиас осознал, что это её смех.
- Они все еще плавают! - объявила она, и все детские кошмары Тома, связанные с фильмом "Оно", пронеслись перед его внутренним взором стремительным табуном, - А ты…ты не забывай дышать жабрами, а то задохнешься! - Канна ткнула пальцем в его сторону, и Элиасу на секунду показалось, что его только что приговорили к смерти.
- Ты Злая Королева, - с тихим ужасом, едва шевеля губами (или жабрами?) прошелестел он, но во внезапно наступившей тишине все было отчетливо слышно, - Ты наложила на меня проклятье?
С противоположного конца зала, деликатно раздвигая в стороны ошалевших и порядком встревоженных (хотя кто-то уже начинал посмеиваться и обсуждать "чем же таким закинулись осчастливленные успехом певица и ее весьма обогатившийся продюсер?") гостей, в сторону бузотеров уже направлялась охрана, нанятая самим Элиасом, на случай "если кто-нибудь из гостей переберет и устроит шоу".
- Это все трудное детство, да…корь и свинка вместо дня благодарения, игрушки прибитые к полу… - тем временем оправдывалась Канна, Том стоял рядом, с выражением достовернейшей скорби на лице - мысленно он перебирал свою домашнюю коллекцию DVD-дисков и решал, каким лучше откупиться от Злой Королевы - полным собранием фильмов Педро Альмодовра или, может быть, лучше что-нибудь романтичное? Завтрак у Тиффани?
Решение так и не было принято, а Канна, (теперь перед ним вновь стояла Канна, видимо Злая Королева ушла развлекаться с Шоном или еще с кем помоложе и состоятельней) вцепившаяся в лестничные перила, как в спасательный круг, выглядела печальной и поникшей.
- Как ты думаешь, чайки меняют жизнь на плоскогубцы?
- Не неси чушь, детка, - подбодрил Том, делая шаг ей на встречу, - плоскогубцами чайки всего-навсего отковыривают грязь с зубов. Просто гигиена. Элементарно, - он утешающе похлопал ее по плечу.
- Мистер Элиас? - теперь по плечу похлопали его самого. И далеко не утешающе. Вновь заиграла музыка, двое охранников успокаивали и не настойчиво разгоняли гостей, столпившихся почти всех в этом углу залы. Еще двое стояли над замершим Томом и Канной.

Отредактировано Томас Элиас (2010-06-19 20:29:35)

17

-Кааак? Отковыривают грязь с зубов? -плоскогубцами? Только и всего?- гипотеза Элиаса привела девушку в состояние близкое к меланхоличной удрученности, в простонародье именуемой тоской зеленой. Фэрчайлд присела на ступеньку, что являлась неотъемлемой частью лестницы у которой уже целую вечность торчала блондинка. Голова ее поникла, ноги поджались и острые коленки стали подспорьем для щек девушки.
Казалось мисс Фэрчайлд не волновала недобро косящаяся толпа зевак, ведь в частности, что известно простым смертным о небожителях? Несчастные никогда не были в состоянии нирваны и все что могла для них сделать Канна-это проявить, терпение, снисхождение и милосердие, которым она с щедростью делилась с окружающими путем полного их игнорирования. Но вот ее божественного сотрапезника нектара и амброзии посмели побеспокоить и терпению легкокрылой богини правосудия пришел конец. Неукротимая волна ярости поднялась волной цунами, где-то в мозгу взорвался вулкан и колкие слова расплавленной лавой изверглись из побелевших уст:

-А что такое, мальчики? Не видите, мы тут празднуем триумф нашей кампании, пошуметь чтоль нельзя?
- « Последний день Помпеи» певице давался нелегко, потому как ее гневливый импульс на деле выглядел весьма потешно, а то и развязно. Наконец,  она заметила бесцеремонно ухмыляющуюся братию некогда гостей, а теперь попросту безликую серую массу нелюдей, живых трупов чьи желания и цели были столь ничтожны, что хотелось метать грозы и молнии  дабы испепелить это вопиющее мракобесие. Но маячившие перед ней и Томом двое внушительных «шкафов» все еще стояли соляными столбами не сдвинувшись ни на дюйм. Тогда Канна вздернув чуть курносый носик , по-королевски приподняв голову обошла довольно уверенной походкой охранников и пробралась ближе к центру танцпола, где  народ потихоньку подтягивался и  подзадоренный номером отколотым хозяином особняка и рок- дивы , исполняли замысловатые телодвижения отчего энергетика помещения приобретала просто таки колоссальное напряжение.

-Томми! Том, немедленно иди сюда, я нашла центр вселенной!- вещала Фэрчайлд подхватывая ритм электронной музыки и кружась вокруг своей оси заворожено следя за расплывающейся и вертящееся картинкой из светомузыки и высоко потолка.- Почему мы так не свободны?! Какая же это дрянь и глупость- социальные игры…жизнь…тьфу…Я больше так не хочу!- девушка едва успевала выговаривать слова задыхаясь в водовороте танца. Голос ее срывался на сип, но ей казалось что она умрет , если не поделится обуревавшими ее эмоциями с кем –нибудь:

-Мы же все одинаковые, а так притворяемся! Суки!
- почти взревела  в голос изнывая от  противоречивых чувств и потери ориентации в пространстве- Зачем нам все это, и это…эти тряпки зачем?- казалось американка впадала в священный ужас перед откровениями и каждое предложение она пыталась подкрепить действием , например вещая о тщетности одежды, Канна показала пример того, как с той следует поступить, чтобы стать свободным от всех тягот мирским, путем  избавления от шелкового топа. Мягкая ткань полетела на пол и Фэрчайлд с вызовом посмотрела на обомлевшую толпу:

-И вы тоже, что рты разинули?!- пригрозила  певица, но никто не подумал даже познать истину и вот уже нескрываемые глумливые смешки со всех сторон посыпались в адрес девушки, отчего та внутренне съежилась и сразу стала какой-то беззащитной и слабой.  Из-за всех сил певица пыталась выстоять один на один с недопониманием, но руки предательски дрогнули и потянулись к груди прикрываясь и прячась одновременно от всего света.

-Шон!- пролепетала Канна жалко, но агент видимо уединился с пышногривой барышей, но откуда же Фэрчайлд могла об этом знать, ведь это Шон каждый раз вытаскивал ее из очередной лужи в которую певица смачно шлепалась. Плечи поникли и отчаянная волна ужаса проскочила в голове . Почему-то Элиас выпал из поля ее зрения, может, она не ждала от него помощи?
-Кто-нибудь…

18

Самые лучшие вечеринки – частные. В этом Шон сумел убедиться многократно. Только здесь могут произойти всевозможные, выходящие за грани мыслимого и немыслимого события, только здесь можно отыскать самые скандальные выходки, достойные таблоидов наижелтейшей прессы, если их к тому же немного приукрасить…
Но времена, когда нужно было отслеживать мысли в этом направлении – уже давно прошли. Американец теперь жил по иную сторону баррикады. И в его интересах было суметь скрыть все эти ярко-выпуклые, нелицеприятные подробности, а по возможности и сами факты чего-то за рамки выходящего, что могло случиться с его работодателем. И часто случалось.

Тонкий хрусталь почти безболезненно, с не поглощенным музыкой звоном разбился о его голову. Осколки полетели на пол, усеивая его опасным блеском, покатились за ворот рубашки, но будучи еще достаточно крупными, были извлечены до того, как успели бы оцарапать кожу. Все верно… Он проиграл это пари и терпеливо расплачивался за свой просчет. Впрочем, о каких просчетах можно вести речь? Очередная глупость и не более того! В дурном задоре совершенное рукопожатие в коридорах звукозаписывающей студии...
- Не буду с тобой больше спорить, Фэрчайлд. Лучше сразу сдаться! – Как много раз он уже говорил это? Всегда, как только проигрывал очередной спор. Если проигрывал… Но слова были уже дежурной фразой, и сдаваться, разумеется, никто не собирался. Ведь оставался шанс, что проигравшей стороной будет другая. К тому же, вечер только начинался. И, вероятно, следующий бокал будет разбит о бедовую голову виновницы сегодняшнего торжества.
На горизонте замаячил Томас, и Канна переключила все свое внимание на него. Приветствовав Элиаса улыбкой, Янг поспешил выбраться из комнаты в уборную, где было меньше шума и где можно было вытряхнуть все же закравшийся за шиворот осколок, засевший где-то между лопаток, неприятно щекочущий кожу.
То там, то здесь не так давно бродящие одиночками люди начинали сбиваться в стайки по интересам, смеясь, выпивая, обсуждая волнующие их моменты. На выходе из-за двери с лаконичным обозначением мужской комнаты, Шон едва не влетел в миловидное, чудно пахнущее фиалками, оттененными утяжеленными нотками бергамота создание… Само провидение ниспослало ему орудие отмщения неугомонной Фэрчайлд!
- Аманда? – Тщательно скрывая улыбку человека, чуявшего щекочущий ноздри запах победы, уточнил Шон. Они много раз виделись, но никогда им еще не удавалось поговорить. Тем более в столь неофициальной обстановке. Тем более… когда на кону… - Шон. Шон Янг, я работаю на Канну…
Предложив девушке выпить и поближе познакомиться, обещав компенсировать не столь удачное начало интересной беседой, Шон сопроводил Аманду обратно в зал, отыскав свободный диван, где они могли бы расположиться, создав свой уединенный островок в бурлящем океане срывающей последние оковы сдержанности и нравственности наркотиками и спиртными напитками толпы.
Достаточно было одного взгляда на Канну, чтобы та могла начинать готовиться к расплате. Похоже, такой поворот дел не слишком-то и понравился Фэрчайлд. Но что поделать… жизнь часто бывает несправедлива, а Фортуна – и вовсе дама капризная…
Вокруг становилось больше шума. Или это только так казалось, но расстояние между ним и Амандой заметно сократилось, чтобы голосу не нужно было придавать большую громкость, растрачивая столь ценную энергию впустую... А вскоре и слова оказались не нужны.
Один коктейль сменялся другим, и вот Шон уловил момент, предложив ничего не имеющей против девушке отыскать местечко потише,  уводя заговорщески хихикающую барышню в одну из комнат на втором этаже. Часть из них уже оказалась занята гуляющими парочками.
Стук в дверь раздался очень невовремя. Проигнорировав попытку первого вторжения, выкрикнув сквозь улыбку, обращенную Бруклин, что комната занята, после повторного стука Шон был вынужден оторваться от мягких губ и пойти выяснить, что же могло случиться. Если бы за дверью стоял какой-нибудь обдолбанный ушлепок в поисках сортира, то вежливыми извинениями он бы, определенно, не отделался.
Щелкнув замком и улыбнувшись девушке, кутавшейся в простыню на, кажется, хозяйской кровати, Шон открыл дверь, появившись в проеме в одном нижнем белье.
- Приятель, там тебя зовут… - По взгляду стоявшего на пороге официанта можно было понять, что шутки и забавы на этот вечер закончились. Прекратив улыбаться, Янг, не закрывая двери, вернулся за оставленной одеждой, на ходу надевая не так давно успевшие слететь с него вещи.
- Пошли, - оставив разогретую до состояния полной готовности нимфу одну в комнате, Шон последовал за официантом, пообещав припомнить этот момент Фэрчайлд еще не раз.
Канна стояла в центре зала. Музыка уже не гремела так громко, будучи едва слышимой. По сторонам раздавались смешки, и осуждающие фразы, не прикрытые маскировочным шепотом, а заявляемые напрямую долетали до его слуха.
- Канна… - Шон протиснулся через толпу, подобрав с пола комок ткани, оказавшийся крохотным топом. – Все… Все хорошо. Я здесь. Ты в безопасности… - разговаривать с неудачно принявшими наркотик (по зрачкам понятно), ему было невпервой. Накинув бледное подобие блузы на плечи Канны, Янг обнял ее за плечи, без грубой силы, мягко уводя в сторону. Шоу было окончено. Одного взгляда на толпу хватило, чтобы они расступились, пропуская пару. Были ли еще свободные комнаты наверху, где можно было бы укрыться, сменив обстановку, переключив внимание Канны на что-то другое – известно не было. Но оставаться здесь, внизу – являлось худшим из вариантов.

Отредактировано Шон Янг (2010-09-11 07:23:02)

19

Ход  времени утратил свою значимость. Она лежала на пурпурном шелке постели в позе эмбриона, пальцы изредка сминали простынь, на белой, обнаженной спине выступили позвонки отсылающие к ассоциациям о хладнокровных рептилиях. Почти не моргая, вперя безучастный взгляд в пустоту, она грезила наяву…Глубокие переживания и личные откровения –спутники первоначальной эйфории, это трип сквозь выпуклые орнаменты, зигзагообразные знаки вплетающиеся в строгие столбики иероглифов, подсказки и символы. По временам она кивала и тогда тонкая линия слезы спадала на висок, согревая ледяное лицо горячей влагой. Даже сейчас, ей было важно, чтобы никто не видел ее слез, потому она отвернулась спиной к Шону, к ее закадычному дружочку Шону, который  видал Фэрчайлд в ситуациях и похуже нынешней…Но все равно, лучше предстать во всей красе блюющей в унитаз после привата с «зеленой феи», чем реветь, подобно истеричной бабе, которой она в сущности и являлась. Слава богу, Канна вспоминала об этом нечасто.
Тремор, озноб, лихорадочная дробь в покалывающих конечностях, ее бросало в холод и тело покрывалось «гусиной кожей»,  нападал жар и она плавилась изнывая от выступившей испарины оросившей ложбинку груди, ключицы и затылок. Затем, Канна закрыла глаза и провалилась в бездонную тьму. Дыхание выровнялось, как и пульс, ритм сердца стал больше напоминать плавный вальс, а не борзую чечетку. Почувствовала подушечками пальцев гладкую фактуру шелкового покрывала- первый признак того, что осязательные функции приходят в норму. Тепло, исходящее со стороны спины сначала вызвало паническую мысль о том, что жар вот-вот накатит новой волной, и Фэрчайлд зажмурилась , готовясь бросить последние силы на то, чтобы пережить этот шторм, но волна отступала, а ощущение тепла становилось явственнее…Чутко прислушиваясь к звукам, уловила мерное дыхание. Титаническим усилием воли заставила повернуть голову …Это оказалось сложнее, чем предположила девушка, не мудрено, шея неестественно изогнулась под странным углом, могло показаться, что Фэрчайлд ее сломала. Что-то защемило в шейных позвонках и Канна едва не вскрикнула от болевого укола. Откинувшись на постель, она устроилась поудобнее и выдвинув руку в сторону, лениво и с большими паузами начала ощупывать драпировку ткани на которой лежала. Рука ее наткнулась на что-то …волосатое? Миндалевидные глаза с претензией на азиатский разрез распахнулись широко-широко  и было страшно представить, о чем думала американка изучая мягкий ворс похолодевшей ладонью:

-Приятель, ты похож на снежного человека- надтреснувшим голосом произнесла певица. Губы ее непроизвольно сложились в улыбку, внутри заклокотала щенячья радость: все это время Янг был с ней, сколько это продолжалось? Час? Два?- И кажется я лапаю твою ногу…Кстати, я даже не хочу знать, как я оказалась у твоих ног, детка!- шутит в привычном тоне, девушка пыталась обрести твердую почву под ногами и привести сумятицу в голове в порядок. Чуть привстала и посмотрела мутными, темными глазами вокруг которых  образовались дорожки размытой туши, наверное видок у нее был готический, если не сказать, что сейчас ей без грима можно отыгрывать валькирию в дешевой пьеске сомнительного содержания. Всклокоченный ворох некогда спиралевидных волос дополнял образ как нельзя живописней. А она улыбалась. Мягкой, радостной улыбкой на сатанинском лице. Почти естественно потянула на себя край покрывала стыдливо прикрываясь, но она бы лучше прошлась голышем по Бродвею, чем призналась, что стесняется щеголять в костюме Евы перед Янгом. Хотя, чего уж теперь строить ханжу, стоит только вспомнить, что именитые гости вечеринки уже успели оценить все прелести, когда она решила поиграть в нудистов…Лицо сразу окаменело и она почти наугад подползла к пресс-агенту и без лишних церемоний устроила свою голову на широкой мужской грудине:

-Только ничего не надо говорить об этом...-«это», понятное дело –топлесс -шоу и сам факт принятия наркотиков, который доставил в прошлом и ей и Шону не самые приятные мгновения жизни- Лучше потооом, как-нибудь, ладно?- заискивающий тон и безвольные объятия тонких рук. –Я тебе вообще говорила, что ты душка? –подлизываться, так отчаянно! Но говорить, все еще было трудно. Канна вздохнула и умолкла на какое-то время, впитывая знакомый и успокаивающий запах приятеля:

Эй, Сугармэн –почти пробубнила девушка , прозвище , которым нарекла его певица тоже являлось своего рода якорем из мира теней в реальность- Я чувствую себя разбитой, мягко говоря…Сейчас бы ванну…с пеной…и глупыми, земными разговорами- железобетонный намек.

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-09-14 02:03:18)

20

Ломка… Отвратительное, безжалостное состояние… Когда гордость, собственное достоинство, осознание себя, как личности – ничто… Пыль, на сапогах Времени… В такой период можно переступить через себя, если есть зависимость, если нужна еще одна доза… Нет, Шон не имел удовольствия испытывать всю прелесть подобного. По обыкновению, все его баловство наркотиками сводилось к настойчивой головной боли и ощущению легкого похмелья после.
Что-либо предпринимать сейчас не имело смысла. И оказалось хорошо, что Канна была в полубессознательном, бредовом состоянии, когда могла перенести происходящее, как течение тяжелой болезни, идя на поправку. Впрочем, наверняка, ощущения были не красочными… и уж наверняка – запоминающимися. Но разве ж это остановит ее от повторного приема допинга в разгар веселья? Нет.
Янг ходил по комнате кругами, сидел в кресле, дремал в нем, ожидая, когда Канна, наконец, сможет забыться спокойным сном. А, когда это произошло, и сам Шон был достаточно вымотан.
В дверь несколько раз стучали, но он не открывал. Даже не подходил к ней. Однажды за ней донесся голос человека, представившегося официантом, но ответом ему было "отвалить" и "не беспокоить"… После него стуков в дверь не было…
Не заметив, как заснул в изголовье кровати, устроившись у самого края, чтобы не разбудить случайно Канну, Шон проснулся, когда прохладная ладонь коснулась его оголенной под задравшейся штаниной ноги.
Фэрчайлд приходила в себя… Даже шутила, как прежде… И, если до момента, как Шон увидел ее глаза, смотрящие на него, как и раньше, он клялся себе, что непременно отчитает бездумную девчонку, запретит ей где-либо появляться, закрыв под домашний арест на ближайшую вечность и наймет строжайших надсмотрщиков, не отступающих от нее не на шаг, то после… после того, как Канна нашкодившим котенком, который понимал, что и сам пострадал от своих глупостей, прильнула к нему, американец не смог ничего сказать, лишь облегченно вздохнул, прикрыв глаза: все обошлось… на этот раз все обошлось…
Я тебе вообще говорила, что ты душка?
- Не подлизывайся… - Приняв излишне серьезный и несколько обиженный вид (О, да! Он же на нее был в обиде, чуть не забыл!), сосредоточенно хмуря брови, Янг, как можно осторожнее, получил свободу, поднимаясь с кровати и поправляя свою безумных цветов рубашку.
- Сейчас бы ванну…с пеной…и глупыми, земными разговорами.
- В обмен на утренний кофе за твой счет, я обеспечу тебя и ванной, и пеной, и даже постараюсь сыскать в своем багаже глупые, земные разговоры. – Скрестив руки на груди, Шон был непреклонен. Ответа "Нет" он бы не принял. Никаких ультиматумов. Только честная сделка - только свежий кофе.
Он держался из последних сил, чтобы не рассмеяться, не выплеснуть все то напряжение, что накопилось, пока он гадал: очнется Канна или же эта, безобидная на первый взгляд, ломка будет нести за собой куда более серьезные последствия, он шутил, стараясь скрыть за несерьезным тоном истинный подтекст: волновался.

21

Я совру для тебя - "близки".
Я умею. А ты не тронь
мои небеса, виски,
от нежности до тоски,
до черной сырой доски,
печали мои сладки, узки,
и ласкова моя боль.
(с)

Колебательный процесс качающегося маятника- от «плохо» до « почти хорошо». Это ощущение «отхода», что неизменно возникает после пика психоделических переживаний предвещало приток вдохновения, который певица старалась вложить в будущий материал, что предполагал тексты песен, чье авторство она бескомпромиссно оставляла за собой и только. Но это будет много позже, когда фобии и фантомы потревоженные в своих параллельных мирах перестанут пугать ее, волновать воображение настолько, что едва сдерживаешь крик отчаяния от подступающей отовсюду тоски. Врядли стороннему человеку можно объяснить, что только «там» она чувствует себя -самой собой, и эта неодолимая тяга к реальности извне была губительна для глянцевой Канны Фэрчайлд, лощенной, взбалмошной, скандальной, успешной…певичке среднего пошиба. Если бы не амбиции, которые буквально кидали ее на рифы опасных, жизненных аллюзий, за которые она жадно хваталась, чтобы воплотить мираж, псевдо- мечту, кто знает, чем бы сейчас дышала капитан черлидеров команды поддержки? Целеустремленная, полная надежд на светлое будущее, девочка- смерч, как ее прозвали в старшей школе. Чем же ты теперь недовольна? Боги, да например сухостью в горле, сведенной легкой судорогой рукой и напускной беззаботностью Шона, что сейчас пытался разрядить атмосферу и переключить внимание  Фэрчайлд на заманчивую перспективу завтрака в компании эспрессо/ латте/  американо. Совестно, еще как, если принять во внимание очевидную печать обеспокоенности, что отразилась на лице Янга, который будто из последних сил строил из себя жизнерадостного идиота.
Мягкие завитки гривы с претензией на блонд, формировали образ Янга- архангела для тех, кто его плохо знал. На самом деле, мужчина был отчаянным плутом и ловеласом, это знаете ли, сильно подкупает, когда твоя жизнь под завязку загружена работой, а личная жизнь, находится где-то на задворках памяти, из серии: «А как это было?» Наверное поэтому, ее приятельница Мария Эвергейт улетела в туманный Альбион не попрощавшись, и уж наверняка, Сабин, единственный из мужецкого племени, кого она отнесла бы к адекватным персонажам своей биографии, сейчас и думать забыл о подруге- сорвиголове…Ну, что же, некоторые все-таки перерастают пубертальный период в котором Фэрчфйлд основательно застряла к своим  двадцати шести.

Шон…Бестолковое, ни к чему не обязывающее общение в сети, когда чашка кофе вприкуску с сигаретой, бессонные ночи в компании с творческим кризисом , что есть отсутствие вдохновения, сроки-сроки-сроки…и вот уже не замечаешь, как по ту сторону монитора появляется знакомый, который не без интереса спросит: « Ну как ты? Сегодня выдавила хоть строчку?», а в ответ так и подмывает стукнуть с остервенением по клавиатуре: «Нет! Я в настоящей заднице и если вот сейчас, в три часа ночи, я не съем мятный пончик, то не напишу в ближайшей жизни н-и-ч-е-р-т-а!
«Какой адрес?
-Что?!
-Адрес
-…»

Тогда мистер будущий пресс-агент получил прозвище «сугармэн». Сугармэн со вкусом пряной мяты.., впрочем, так ли обстоят дела с вкусовыми качествами Шона, девушка знать не знала –ведать не ведала, ибо до идеала красоты он не дотягивал каких-то два размера выше талии. Как оказалось, новый знакомец имел массу качеств импонирующих Фэрчайлд, например, он никогда не путал ее коммуникабельность со стремлением вывернуть душу наизнанку, она могла строить из себя форменную дуру, сквернословить, влипать в истории, типичные нынешней и …каждый раз спотыкаться о его понимающий взгляд. Это было невыносимо и мучительно смотреть на себя его глазами, в которых обычно ничего кроме погони за удовольствиями и не разглядишь. Здесь и сейчас, забыться, не оглядываться, до самого дна… Фэрчайлд , разумеется, подозревала в Шоне наличие сознательности, на которую у певицы не хватало душка, но всячески  игнорировала этот факт и фанатично  блюла обет собственного безрассудства. Когда тебя ожидают на поле для гольфа, ты не можешь вдруг взять и  явиться в вечернем платье…

Медленно, основательно, раздувая профессионально натруженную диафрагму, певица затянулась воздухом. Рывок и она села на постели, комната плыла. Надо сказать «спасибо», всего лишь одно усилие над собой, ну же, девочка, поблагодари…
-Если в твоем багаже земных разговоров обретаются вещички похожие на эту- Фэрчайлд вяло махнула рукой указывая на аляпистую гавайку мужчины- то я заранее, самым бессовестным образом приготовилась скучать.- хмыкнула, мысленно пеняя себе за малодушие- Хотя, если ты поведаешь мне о своих успехах в отношении роскошной, ммм…Аманды..?- Фэрчайлд вскинула бровь силясь припомнить события перед самым ее погружением в галлюциногенный дурман, в частности, «предмет» спора между певицей и агентом- Насколько преуспел?
Носки, затем уже и ступни коснулись прохладного пола. Ноги казались невесомыми и сложно было представить, что Канна с легкостью передвигается, такая слабость чувствовалась в чреслах. Она пошевелила пальчиками с аккуратным, перламутровым педикюром,  чуть-чуть тряхнула головой и на «раз, два, три»…осталась сидеть на месте, как пригвожденная. Да, нелегкая это задачка, но не просить же Шона донести ее до ванной комнаты, ему итак предстоит рассказывать ей байки, пока вода будет выбивать из ее тела усталость. Ах, он еще не в курсе?
-Только дверь оставь открытой, чтобы я слышала тебя- кинула через плечо, нарочито сосредоточенно разглядывая тоненький порез на узкой щиколотке, вероятно, она порезалась об осколок разбитой бутылки шампанского.

22

Внизу музыка почти утихла, но все еще ощущались басы, пусть уже не такие громкие, как еще пару часов назад. И не такие частые, как в тот момент, когда он проваливался в сон. Вечеринка подходила к концу или медленно перетекала в ту стадию, когда все засыпали или находились в измененном состоянии сознания, забыв выключить гоняющую по кругу стоящие в плей-листе композиции систему. Время близилось к предрассветным часам. За окнами было все еще темно. И хотя искусственный свет на улицах создавал иллюзию никогда не дремлющего города, но гнетущее состояние клаустрофобии, запертости в ограниченном пространстве не покидало отрезвевший после коктейлей мозг Янга.
Сочтя, что условия сделки приняты, он незамедлительно отправился подготавливать обещанную ванну. Обязательно с пеной. И вспоминать, что мог бы рассказать Канне, не отпуская ее в ее собственный мир – мир господствующего подавленного состояния.
Он отсутствовал в комнате каких-то пару минут, казавшихся кинематографично растянутыми на многие часы… Он хвалил небеса за то, что в доме у некоторых комнат была своя ванная, и за то, что эта комната оказалась одной из них… Он стоял, сжимая пальцами белый край огромной чаши, наполняющейся водой, и пальцы эти были еще белее…
Падающая из хромированной трубки вода неторопливо поднимала прозрачную границу между стихиями… Шон вытянул руки вперед, набрав полные ладони, и выплеснул содержимое себе на лицо, что помогло ему несколько очнуться от сонливого состояния и посмотреть на ситуацию иными глазами.
Дотянувшись, не глядя, до мягкого полотенца, он промокнул подбородок, ловя в плен махровых петель стекающие вниз капли, и положил белый ком увлажненной материи на бортик ванной.
Двойная доза геля, должного образовать на поверхности воды щекочущую кожу, седую пену, растеклась по дну, смешиваясь, исчезая на глазах, забивая ноздри ароматами эвкалипта и какого-то фрукта из цитрусовых.
Шон вернулся в комнату только затем, чтобы узнать причину задержки… По его расчетам Канна уже должна была плескаться в воде, кляня его за то, чтобы не ошивался с нею по одну сторону двери. Но Канна не спешила…
- Ваша ванна готова, мисс, - добавив в голос чинящиеся нотки самых лебезящих работников сферы услуг, Янг в полупоклоне приглашающе протянул руку Фэрчайлд. Жест необходимой помощи был обыгран, как ролевая, в которой он взял на себя роль учтивого дворецкого или галантного возничего, что помогает дамам сойти с подножек карет.
- С Амандой у нас все было прекрасно… - лгать американец не собирался. – Она весьма интересная особа. – Задумавшись, будто вернувшись на несколько часов назад, в то время, когда дом гудел во всех смыслах, сотрясая, вероятно, не видавшие подобного хаоса и масштабного погрома стены, когда сам он только-только допил последний коктейль и предложил Бруклин уединиться, Шон, словно навязчивый налоговый инспектор, добавил: - Тебе придется признать свой проигрыш.
Предвкушение нависающей над ним выплаты своего проспоренного долга Канной, омрачалось тем фактом, что секса с особой, на которую спорили, у него так и не случилось. Но ведь и спор не уточнял, что именно он должен был с ней делать. Соблазнить, охмурить – да. Она была готова пойти до конца. А все, что он так и не успел с ней сделать по не будем забывать чьей вине – это уже дело второе. Об этом разговора не шло.

23

Как в мире комикса, где фигурки, плоские, очерченные черным, скачут  сквозь дурацкую историю…Она была бы смешной, да фигурки-живые люди (с).

Когда Шон исчез за дверьми, что вероятно вели в ванную комнату, мышцы лица девушки расслабились; уголки губ опустились вниз, взгляд потух. В какой-то степени, эта передышка позволила ей осознать, что внутренняя надломленность, которую она прятала за неуклюжими колкостями в адрес пресс-агента, скрывала отчаянное желание зареветь в голос, уткнувшись лицом в подушку и только затем уснуть сном без сновидений. Она поморщилась. В конце концов, публичное одиночество- ее проблема, ее личная драма и было полнейшим свинством грузить всем этим бредом Янга. Канна тряхнула головой избавляясь от невеселых мыслей, что копошились в ее светловолосой голове подобно крохотным, но крайне зловредным паразитам и умудрилась выдавить вполне сносную улыбку:
-Вы, право, смущаете меня, сударь- она подала руку, позволяя увести себя за локоточек, словом, едва не расщедрилась на шутливый книксен, но стремительно подступившая темнота опустившаяся шторой на глаза, мигом стряхнула игривый тон. Канна деревянной походкой прошествовала до ванны, накинутая на плечи простыня, словно  древнеримская тога окутывала миниатюрное тело, что со стороны должно быть, выглядело комично.

-А теперь, этакий вы рыцарь без страха и упрека, покараульте эту чертову дверь, пока я не заберусь в лохань с ммм…это грейпфрут? – Фэрчайлд оставила пресс-агента подпирать косяк двери предварительно развернув того спиной. Пары ароматной, а главное пенной ванны приятно щекотали обонятельные рецепторы, она скинула опостылевшую простынь и уже готова была взяться за ремешок тонких брюк, как заметила непочатую пачку сигарет. Winston. Их курил Томас Элиас, хозяин этого дома, а по совместительству продюсер лэйбла с которым сотрудничала певица. Тонким лезвием улыбка прорезалась на торжествующем лице американки. Хоть какая-то польза от тебя, Томми. Интересно, какую дурь он ей подсунул и сам, не отдал ли богу душу? Впрочем, по совести, ей не было дела до его самочувствия, потому как сама она, отчасти по вине продюсера, сейчас пребывала далеко не в радужных настроениях.
Легкий шифон брюк упал к ногам, туда же полетело нижнее белье. Фэрчайлд любовно прикрыла все это дело оказавшейся универсальной простыней, мало заботясь об эстетической стороне вопроса. Подошла к раковине, где лежала забытая Элиасом пачка, тут же и модная, совершенно в стиле креативного продюсера, зажигалка. Затянулась крепким дымом, табачный вкус, честный, настоящий, реальный. Затем она наклонилась к крану, и как есть, не отфильтрованную, отвратительную на вкус,  пила воду, жадно и долго, восполняя обезвоженный организм влагой. С зеркала, что нависало над керамическим умывальником, на нее смотрели два огромных блюда глаз, темных, оценивающих,  упрекающих. Канна пустила струю белесого дыма в направлении гладкой поверхности  на несколько секунд погружая отражение в туманную дымку, теперь ее глаза взирали с вызовом, строптивостью, своенравностью. Она коснулась неверными пальцами своего лица тщетно пытаясь утереть разводы от косметики. Оно казалось чужим. Осунувшимся, заостренным и невыразительным. Что же, спишем на игру света и тени. Раз Янг ее узнавал, значит это все еще она:

-Шо-о-он! Я тут присмотрела для тебя уютное местечко! Не поверишь, такой теплый  и мягкий ковер, ничем не уступает персидскому
- В голосе певицы можно было распознать теплые нотки, когда она улещивающим тоном пригласила составить ей компанию. Конечно, это было самую малость эгоистично, ведь ей не придется сидеть на ванном коврике, а предстоит наслаждаться пенной ванной в которую она успела погрузиться до того, как позвала мужчину, но кажется, они оба привыкли к подобному, нестандартному общению:

-Вообще, я конечно в расстроенных чувствах
- иронично произнесла девушка вдыхая очередной глоток никотинового облака-  Это вдогонку об Аманде. Почему-то эти гламурные дамочки так и липнут к тебе, а мне достаются , какие-нибудь отчаянные экстрималки и скандальные дивы, будто мне себя мало- стряхнула пепел в крышку от тюбика крема для бритья- Но знаешь, я рада за тебя, приятель. Кому-то должно было быть сегодня хорошо- тонкая улыбка- Ах, да-да! Я поднимаю лапки к верху и сдаюсь. Знаю, я проиграла тебе желание,  так что не будем тянуть кота за хвост, я знаю чего тебе от меня надобно, мой предсказуемый друг!- театральная пауза, драматичную тишину которой нарушал всплеск воды от коленей Канны, которые она подтянула к самому подбородку- Телефончик Николь Шерзингер, а?- выбивая каждую букву, чтобы тот оценил как  бесконечно расщедрилась Фэрчайлд- Я посодействую..., ну как, доволен?
Совершенно удовлетворившись собственной догадкой девушка расслабилась откинувшись на спинку фаянсвовй емкости и снова вытянула ноги:
-А теперь, я готова слушать обещанные истории из заметок натуралиста- Фэрчйалд хмыкнула двусмысленности фразы и прикрыла глаза, чтобы мир превратился в голос Янга, голос знакомый и успокаивающий.

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-09-19 00:15:01)

24

С улыбкой развернувшись там, где его оставили – то есть встав в дверях, заняв полностью весь дверной проем, словно высокооплачиваемый секьюрити на пороге кабинета шефа, чтобы ни одна крыса не прошмыгнула мимо, ненароком потревожив покой начальства, борясь в желанием обернуться (нет, не для того, чтобы посмотреть на обнаженную Фэрчайлд, а лишь стремясь увидеть глаза собеседника), Шон скрестил руки на груди, рассматривая оставленную ими комнату, по звукам за спиной догадываясь, что сейчас делает Канна.
Шелест ткани, шаги, щелчок зажигалки, плеск воды… Вот теперь можно было и обернуться. Оторвав взгляд от скомканного покрывала, сбитого где-то в углу кровати, на которой они не так давно спали, Янг взглянул на совсем непривлекательный коврик, что был выбран для него в качестве уютного местечка подле босса.
Сойдя с места, опуская руки вниз, блондин миновал тепленькое местечко на полу и, подойдя вплотную к краю чаши, наполненной горячей водой, пышной пеной и утомленной Канной, перешагнул через него, как есть, в одежде, забираясь внутрь. Едва не поскользнувшись о гладкое дно, все же сумел удержать равновесие, взмахнув рукой, и уселся напротив своего работодателя, согнув ноги в коленях, поставив их у бортов ванны, так что колени, облепленные мокрой тканью, показались из-под пенистых сугробов.
Усевшись поудобнее, не обращая внимания на недовольство соседки, Шон наклонился вперед, дотянувшись до сигареты в пальцах Фэрчайлд, ненавязчиво забрав ее и зажал собственными губами, откидываясь назад.
- Нет никакого секрета… природное обаяние! - Прокомментировал Янг размышления Канны о природе девушек, с которыми чаще всего ему удавалось найти общий язык, и выдохнул облако дыма, что окутало его, смешиваясь с тем редким паром, который поднимался от самой ванны. Нахальная улыбка, должная подчеркивать то самое обаяние, метаморфировалась в более широкую и хищническую при упоминании имени Николь. Канна научилась читать своего пресс-агента, как открытую книгу. И, разумеется, Шерзингер – стервозная блондинка на высоченных шпильках сантиметров в одиннадцать, а то и все двенадцать, с непозволительно короткой юбчонкой и дьявольски-алыми губами по сей день являлась тем непокоренным Форт Ноксом, на который Шон успел положить глаз, но так и не дошел до возложения иных частей своего тела. 
- Сойдет… - попытавшись изгнать из глаз блеск болеющего бешенством животного и утереть капающую в предвкушении ближайшей связи (во всех смыслах) пену с уголка рта,  блондин принял как можно более серьезный и равнодушный вид, ответив довольно сдержанно на подобную выплату долга.
Затянувшись еще раз сигаретой, он  передал ее Канне, вытянув руку вперед. Ванна действительно была хороша. Мышцы, что ныли от неудобного положения, в котором он вырубился чуть больше часа назад, не заметив, сейчас расслаблялись, избавляясь от болезненных ощущений, а голова мягко "плыла" по волнам теплого удовольствия. Все, чего ему еще не хватало, так это хороший массаж и рюмка чего-нибудь крепкого, чтобы заснуть опосля сном младенца, а проснуться бодреньким, свежим и словно заново родившимся.
- Могу рассказать, как я писал заметки о белой куропатке. Lagopus lagopus, - подчеркнув интонацией латинское название птицы, произнеся его чуть ли не по слогам, словно исследователь, для которого весь смысл его жизни заключен в этих крохотных пернатых тварях, Шон прикрыл глаза, откинув голову назад, продолжая повествование, видя картинки прошлого, по которым и описывал то, что с ним приключалось:
- Было это в одном из заповедников. Редактора тогда озарила гениальная мысль: хоть 14 февраля уже давно прошло, о любви писать никогда не поздно! И отправили меня наблюдать брачный период белых куропаток… - рассмеявшись, Янг закашлялся и выпрямился, глядя теперь на Канну, продолжая рассказ. – Объяснил я, значит, работникам заповедника, кто я и с какой целью к ним. Вывернул сумку наизнанку, показав, что ружья при себе не имею, но зато обвешен всевозможными фотообъективами, которые то из сумки появятся, то выглянут из нагрудного кармана дутой куртки. Холодно тогда было, хотя уже апрель стоял на дворе… - погрузившись в воспоминания, он сделал небольшую паузу. – Ну, в общем, не важно… Обосновал я там лагерь под строгим надзором одного из проводников. Он, кстати, жил все те дни в соседней со мной палатке. Много интересного рассказал о птицах. Большей частью статьи я обязан ему. Впрочем, его я тоже упомянул в газете, рекламу им сделал хорошую. Но не об этом речь… Привел он меня, значит, к месту гнездования этих птиц… А они совсем даже не белые… То есть не полностью. Голова и хвосты покрыты коричневатым оперением… Вот чего я о них не знал, так это то, что куропатки – моногамны, - добравшись до пачки сигарет и вытряхнув из нее одну, Янг закурил. – А брачный их танец – это отдельная хохма. Самки у них в основном квохчут, не выделываясь. А вот самцы наоборот… - откашлявшись, Шон как мог, изобразил брачную песнь самца белой куропатки: резкий звук "кок", переходящий в хохочущую трель "ке—ке—ке—кррррр", и заканчивающийся негромким, почти ласковым "кэбе—кэбе—кэбекэбе", все это время держа дымящую сигарету в пальцах.

25

Вместо успокаивающей трескотни Шона, послышался всплеск воды, совсем рядом, будто…Мужчина и вправду залез в ванную, отчего у озадаченной купальщицы негодующе округлились глаза, затем они же сощурились в узкие щелочки покрытые густым частоколом ресниц, так что наверняка не разглядишь, какие черти выплясывали в расширеных зрачках. Канна всерьез опасалась, что вода выйдет за борты и прольется на кафельный пол лаконично черно-белой шахматной расцветки. Удивительно, при своих габаритах и отдаленной претензии на грациозность, Янг умудрился довольно компактно уместиться в керамической посудине и при этом не слишком стеснить певицу. Видимо, навыки у него имелись серьезные, даром, что по части обольщения дам он мог дать сто очков вперед даже Фэрчайлд. Впрочем, по простоте душевной, она тешила себя мыслью, что самолично дает ему каждый раз фору. Черт ее дернул вкушать с Томом колеса, лучше бы занялась «предметом» спора между ней и Шоном, и пользы больше и тщеславие бы не билось в конвульсивной истерике нервно покуривая в углу.

«Природное обаяние». Она крепко задумалась, не замечая как едва-едва кивает собственным мыслям. Пожалуй, она согласна с нагловатым, но оттого не менее правдивым аргументом агента, эта чертова его харизма служила неким стабилизатором в ее отношениях с окружающим миром. Стоило ей едва только раскрыть рот, чтобы вылить порцию нелицеприятных эпитетов на головы зарвавшихся продюсеров, как Шон догадавшись по «читабельной» мимике лица своей подопечной, что грядет буря, тут же вставлял свои дипломатичные комментарии, что елеем проливались на раскочегаренные до известного предела нервы оппонентов. Фэрчайлд, будучи наивной чукотской девочкой, полагала, что приличный заработок пресс-агента успешной певицы подстегивал мужчину на подвиги на данном поприще, но по прошествии двух лет сотрудничества, на нее снизошло озарение, Шон Янг- действительно талантливый малый, и это выражалось во многих аспектах известных американке; будь то его непосредственная должность, почеркушки  в газетных изданиях или пресловутое ловеласное…

-Что значит "сойдет"?- Фэрчайлд картинно закатила глаза цокая языком в притворном неодобрении- Эта дамочка мне всю душу вытрепала, пока мне удалось, в общем удалось…Ты только смотри, не пои ее спиртным, а то данная мамзель из сексапильной тигрицы превращается в сплошную квашню- Фэрчайлд поморщилась от собственной циничности, по крайней мере Шерзенгер не щеголяет топлесс при богемной братии будучи «убитой» галлюциногенными веществами. Но опять же, откуда ей знать такие подробности, сплетни никогда особенно не интересовали певицу, потому как в ее ремесле грязные слухи являлись неотъемлемой составляющей пиара, подразумевающего подогрев интереса к «звездам». Ладно, существуя на уровне инфузории туфельки не стоит грузить себя мыслями предназначенными для тварей, что стоят выше в пищевой цепи.

Вздрогнув от упавшего на запястье пепла,  девушка вжала истлевшую сигарету в импровизированную пепельницу. Повествование Шона о похождениях в бытность отчаянную, журналистскую, не могло не вызвать улыбки, откровенно переходящей в звонкий смех и сдержанные возгласы удивления, стоило представить, что он действительно занимался всей этой галиматьей с куропатками. Вот оно, -рядом другой, живой мир с куропатками, работниками заповедника и палатками в холодную межсезонную пору. Наверняка они разводили костер и пекли маршмеллоу, ночью дули горячий чай и коньяк, поглядывая на россыпь звезд и унимая стук не попадающих друг на друга зубов. Ведь было что-то подобное и в ее прошлом; перевозные трейлеры в которых школьная команда американского футбола праздновала со своими подружками –черлидерами очередную победу или запивала поражение ядерным коктейлем из дешевого вискаря и колы. Формы девчонок цветовой гаммы «вырви глаз», песни фальшивым фальцетом и кричалки под аккомпанемент взбудораженных, подростковых гормонов.

-Да ну, не дури! И самки им после такого концетра дают?- Фэрчайлд в голос рассмеялась, буквально заходясь от неудержимого хохота, так, что глаза ощутимо увлажнились. Она хлопнула узкой ладошкой себя по лицу призывая все силы небесные способные остановить это гомерическое сотрясание воздуха, но  остановиться не было уже никаких сил. Девушка нырнула под пенную воду с головой и на целых двадцать секунд пропала из поля зрения. На поверхности образовался каскад воздушных пузырьков, после чего  она вынырнула из под водной глади, щедро награждая визави брызгами.  Часто и шумно дышала, чувствуя, что «смешинка» все еще не отпустила, на лице как обычно при улыбке образовались ямочки, свидетельствующие о том, что певицу на время покинуло лирическое настроение и шкодливая натура требует «продолжения банкета».

-После таких потуг в угоду самочке, мне будет совестно употреблять этих забавных птах в пищу,- со вздохом произнесла Фэрчайлд, но посмотрев на мужчину, вновь прыснула вспоминая кряхтение имитирующее гогот и кудахтанье куропаток.
Она потянулась к кипельно белому полотенцу, что свисало недалеко от ее плеча и наспех вытерла руку, чтобы взять очередную сигарету из пачки. Зажигалка все еще находилась у Шона. Самым бесцеремонным образом, девушка вытянула свободной рукой ноги Янга по бокам от бортиков ванны, насколько это вообще было возможно. Юркнув в освободившееся пространство, Фэрчйалд повернулась спиной устраиваясь на груди у пресс-агента, так, как будто это была самая заурядная вещь на свете. Ощущая шероховатую поверхность ткани на теле Шона, она окончательно расслабилась впадая в сомнамбулическое состояние:
-Чем закончился твой экскурс в интимные сферы птичьих будней? -девушка  потянула за рукав  мужчины, в чьих сухих пальцах обосновалась зажигалка и поднесла к ней никотиновую палочку на фильтре которой сомкнулись ее губы.

26

Даже если не хотелось об этом думать, мысли сами собой соскальзывали к опоенной Шерзингер, которая, наматывая сопли на кулак, вещает о своих неудачных любовных похождениях, прижимаясь щекой с подтеками туши к плечу Янга. Отвратительное зрелище. И дурацкое наваждение никак не хотело отступать, даже если Шон пытался его насильно заменить на видение вполне трезвой Николь, цокающей высоченными шпильками по полу, подобно породистой пантере.
Спасибо Канне… Испортила всю радость от предвкушения грядущего вечера.
Вытянувшись поудобнее в воде, выстроив из себя опору для спины с подогревом, Шон облокотился рукой с сигаретой о борт ванны. Здесь не было слышно того, что происходило за пределами комнаты. Если там, конечно же, что-то происходило, а не оказывалось так, что последние торчки заснули сном младенцев.  Возможно, кто-то сознательный отправился восвояси. А кто-то еще более сознательный для начала все же решил протрезветь, чем лезть за руль, зная нравы местной полиции, которая не постесняется тормознуть на первом перекрестке и любезно попросит "подышать". И вот тут-то начнется самое интересное.
- Ты полагаешь, что самки после подобного самоунижения не сжалятся и не дадут? – Янг усмехнулся, зажав сигарету губами, и почесал щетинистую шею, вспоминая подробности того славного путешествия, делая выборку самых увлекательный моментов, что можно было бы рассказать подруге. Разумеется, рассказ о том, как он поутру справлял нужду, не заметив в нескольких метрах вышедших на охоту хищников – может, и будет интересен, но вот рассказывать его совершенно не стоило. Он хорош в мужской компании таких же горе-приключенцев под банку пива, но никак не для нежного слуха утонченных барышень.
- Был момент, когда я отправился делать снимки брачных танцев. Проводник мой тогда занялся заготовкой хвороста для костра, решив, что с такой мелочью, как фото, я уж и без него легко управлюсь. Показал он мне гнездовье куропаток и ушел, - прервавшись ровно на одну затяжку, американец продолжил. – И вот, распластавшись  по земле, подобно пехотинцу на тренировочной базе, пытающемуся проползти ниже натянутой проволоки, с фотоаппаратом в руках, маскируясь под прелести саванны, наблюдаю, как на расстоянии метров ста от меня мирно воркуют меж собой птицы. Недолго думая, навожу на них фокус и медленно пытаюсь подобраться поближе… Делаю несколько снимков и, уже довольный, что можно бы на сегодня с птичками и закончить, слышу за спиной приглушенный смех. Оборачиваюсь, а эта скотина проводник, зажимая рот ладонью, явно над чем-то ржет. Аж покраснел весь, чтобы не хохотать в голос, дабы не спугнуть мою фотоохоту. Оказывается… - стряхнув столбик пепла и затянувшись сигаретой вновь. – Оказывается, что пока я там изображал пресмыкающееся, за мной следовала пара сусликов, то и дело поднимающихся из примятой мной травы. Делаю я пару движений, поднимаю голову, перебегают и они, приподнимаясь на задних лапках, принюхиваясь к вероятной опасности. И уж до того это зрелище рассмешило моего спутника, что он потом весь вечер заливался смехом… Говорил, что жалел, что не взял своего фотоаппарата. А то бы потом еще друзьям это бы показал…
Затушив сигарету, Шон коснулся кончиками пальцев воды.
- Уже остывает… - ухватившись за края ванны, он поднялся, капая водой на Канну, на пол вокруг себя, джентельменски не смотря на обнаженную девушку позади, добравшись до большого полотенца, положив его так, чтобы Фэрчайлд сумела дотянуться. Сам же, оставляя мокрые следы на полу, вышел обратно в комнату, в надежде отыскать что-нибудь из одежды хозяина, если таковая, конечно, в этой комнате еще водилась.


Вы здесь » The City of Chicago » Фактическое прошлое /Flash-back/ » особняк Майкла Элиаса (пригород)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC