The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » За пределами города /outside the city/ » Небоскреб имени Святого Клемента /Saint Clement skyscraper/


Небоскреб имени Святого Клемента /Saint Clement skyscraper/

Сообщений 1 страница 30 из 61

1

На месте часовни Св. Клемента, которую символично пришлось снести.
В имя небоскреба как бы невзначай пробралось имя главного архитектора

http://enakievets.ucoz.com/_pu/1/92681078.jpg

Внутри открывается безрадостный постапокалиптический пейзаж: слоняются туда-сюда строители, как серые тени, создавая иллюзию отделочных работ. По всем 110-ти этажам разбросаны горы производственного мусора: пластик, стекло, металлические детали, пустые банки, инструменты. Стены полуотштукатурены, с невнятными разводами, везде грязь, пыль. Проглядывается металлический каркас, но перегородки есть почти везде. Междуэтажные перекрытия лежат через одно, надо смотреть под ноги.
Лифт работает, но только до 106 этажа. Имеется выход на крышу с вертолетной площадкой.

Тем не менее, первый этаж выглядит вполне пристойно и может создать ложное впечатление о небоскребе в общем. На полу плитка, а зеркальный потолок почти чистый. У входа стоит пара полусонных охранников и беседуют о политике.

2

С утра все было просто ужасно. Когда Клемент открыл глаза, он понял, что проспал. Понял, что уже воскресенье, и что почти полдень. Это могло означать только одно: в церковь он сегодня не пойдет. А еще то, что не успеет побриться, потому что Арно не иначе как вчера дал вполне недвусмысленные указания относительно времени, к которому он хотел бы всех видеть около злосчастного небоскреба.
Клемент резко встал с кровати, оглядевшись по сторонам, и подошел к гардеробу.
Содержимое шкафа не отвечала требованиям данного момента. И хотя вещи, хранимые там, по своему назначению приближались, к благородной цели – обслуживать нижнею половину человеческого тела, но там не было ни одной пары брюк. Все, что могло бы пригодиться в другой момент, но так некстати предлагало свои услуги: непарные носки, ворох разноцветного нижнего белья, кожаный ремень, который бы очень кстати подошел к тем самым брюкам, которые искал Клемент. Это был второй раз за это утро, когда Жанне с неприсущим ему фатализмом подумал, что все ужасно. В его комнатах все было разложено, развешено и расставлено по своим исконно полагающим местам. Он не уставал повторять, что может найти любую вещь в темноте с завязаными глазами, но то, что во время поисков он может обо что-нибудь споткнуться и сломать шею, Клемент во внимание не принимал, поэтому фраза так и оставалась речевым оборотом.
Первые брюки, которые он имел счастье вытащить из шкафа, были цвета жженого сахара и были сложены и засунуты обратно. Тем временем из ящиков вылезали галстуки, футболки и выползки еще каких-то невнятных предметов одежды. Откопав наконец клетчатые серые штаны, Клемент с оглушительным треском захлопнул дверь шкафа.
Он застегнул рубашку, поправил перед зеркалом воротничок, застегнул манжеты, отложив в сторону запонки, которые были бы совсем некстати. Вопреки здравому смыслу, он повязал шейный шелковый платок, изящным узлом закрепив его над верхней пуговицей серой рубашки. Даже предчувствуя большие неприятности этим вечером, Клемент не мог изменить своим платкам, галстукам и лакированным туфлям на каблуке.
Его угнетала мысль, что второе воскресенье подряд он не пошел в церковь. Почти тридцать один год подряд он сначала прогуливал школу, потом колледж, университет, у него был ненормированный график на работе, он часто брал больничный и улетал заграницу, так часто и по таким разным поводам, что могло сложиться впечатление, что его пора отдавать на опыты патологоанатому. Но на протяжении тридцати одного года Клемент Хэвейд Николя Жанне ходил в церковь. И эта мысль была неутешительной.
Спустившись вниз по лестнице, босиком ступая по прохладным ступенькам, Клемент завернул на кухню. Кажется, он немного не успел: не так давно там кто-то уже был. Любят же люди рано вставать. Сев на высокий стул и, облокотившись на ручку, подпер подбородок ладонью. Занавеси на окнах покачивались, и по кухне бегали солнечные зайчики. Выпив стакан воды из под крана, Жанне прикрепил на холодильник зеленый стикер, накалякав там полупонятную фразу о том, чтоб не забыли захватить ему две бутылки пива, когда будут уезжать.
Клемент вышел через главный вход и не спеша направился к гаражу, сел в машину и поехал в сторону небоскреба. В воскресенье утром дороги были совсем пустые. Фоном играло радио. В бардачке у Клемента валялась старый каталог светильников, он давно устарел, и неважного качества бумага потерлась на сгибах. На некогда белоснежных полях он время от времени записывал названия некоторых песен, играющих по радио. На каталоге не стояло даты, но если судить по композициям, можно было легко догадаться, когда Клемент приехал в штаты и первым делом купил эту машину. Наверное одно из немногих вещей, которые он никогда не любил во Франции – это автомобили. Все, что угодно, кроме автомобилей.
Припарковавшись за пару кварталов от пункта назначения, Клемент огляделся и вышел из машины, засунув руки в карманы, пошел к стеклянной фаллической высотке. Кроме всякой ерунды в карманах, ничего у него с собой не было. Скоро должен был подъехать маленький микроавтобус с остальными участниками мероприятия, где его ожидала пара пистолетов и пара бутылок пива для лучшего наведения прицела.
Клемент сел на невысокое ограждение и огляделся. На площади перед небоскребом пока было пусто.

3

Дом Анны Сноу -->

Анна, спускаясь по пожарной лестнице, на бегу бросила взгляд на часы. В гарнитуре изредка слышались короткие позывные, доклады и вопросы, на которые она давала ясные, чёткие ответы, почти не отвлекаясь от основной работы. Она всех проинструктировала по нескольку раз в процессе подготовки и ещё раз проверила всё, пока они ехали, но в подобных условиях небольшие досадные неожиданности были неизбежны.
Анна впервые в жизни взрывала небоскрёб. Подрыв 400-метровой махины из стекла и стали, это вам не взрыв одноэтажных производственных зданий, хоть и рассчитанных на динамические нагрузки от кранов, не взрыв завода, заброшенной школы, жилого дома средней этажности или церкви. И уж точно не в Чикаго, где в разлинованный шахматной доске толпились высотные здания. Как бы ненароком не сбить соседнюю фигуру – по головке не погладят.
Взрыв должен был быть синхронным. Контролируемым. Взрывчатка, установленная на мощных стальных колоннах сердечника здания каждые 7 этажей должна была единовременно взорваться, обеспечив падение перекрытий, а заряд, заложенный в подземных этажах попросту стереть основание с лица земли (а вернее у неё в недрах). Сложным здесь было не закрепить взрывчатку с детонатором на колонне, а соединить все детонаторы в цепочки, обеспечить слаженную работу системы.
Она бросила цепкий взгляд из-под стёкол плотно прилегающих к лицу очков в оправе спортивного типа на почти бесшумно двигающихся людей. Кажется, всё было в порядке. Впрочем, Анна отлично понимала, что если нет, то ответственность будет только на ней. Именно из этих соображений она разработала схему, которая должна была оставаться стабильной даже при отдельных незначительных неудачах.
Анна вбежала в темноту подвала, где так же, как и на остальных этажах, бесшумно двигалась пара человек, зажгла налобный фонарь и стала проверять провода главной части своего дьявольского плана. Если верхние этажи не выглядели столь впечатляюще, то подвал сейчас походил на постапокалипсический кошмар. Свет фонарей выхватывал отдельные фрагменты – колонны, обхваченные поясами безотказных брикетов, небольшие коробочки детонаторов, в недрах которых скрывались щепотки куда более смертоносной взрывчатки. Анна подняла фонарь, и он осветил основательно обложенную взрывчаткой шахту лифта – одно из ядер жёсткости этого здания. По полу тянулась прихотливая вязь проводов.
Женщина довольно усмехнулась. Она не сомневалась, что даже если кто-то проберется сюда и решит всё остановить, то ему понадобиться время просто для того, что бы понять, как оно устроено.
Здесь было сыро, как в любом неустроенном подвале, даже если это подвал будущего элитного небоскрёба. Она осторожно двигалась, бесшумно ступая между проводами.
Затем отошла в сторону, получая подтверждение готовности от всех подгрупп, и объявила об отходе. До намеченного ей по плану времени отхода оставалось пятнадцать минут, так что они даже немного опережали события.
Они просто вышли через эвакуационный выход с одной из внутренних пожарных лестниц. Вся охрана (Анна знала это точно) меланхолично курила у главного входа. Встав на ступеньках, она окинула взглядом ограду территории стройки. Сколько же раз она, выходя, так и утыкалась в неё глазами? Десятки? А ещё на короткое время безумно захотелось остаться внутри. Каждый, работающий с пламенем, иногда мечтает остаться внутри и посмотреть на него хоть раз не в новостях по телевизору, не с крыши, а встретиться нос к носу, вдохнув полной грудью раскалённый до 2000 градусов воздух.
Анна справилась с собой. Сегодня. И бодро зашагала через стройплощадку к выходу с территории в небольшой переулок, где стоял припаркованный микроавтобус. Вся группа молча полезла внутрь, а Анна подошла к командиру группы и, уже не говоря не слова, сложила ладонь в интернациональный жест, показывающий, что всё идёт по плану. Мужчина лет 40 с безразличными глазами только коротко кивнул ей в ответ и захлопнул дверцу.
Машина отчалила, а Анна направилась пешком в противоположном направлении, бросив взгляд на передатчик и сунув его в карман. Сигнал с земли был не очень хорошим, а рисковать было нельзя. Если половина взрывчатки не взорвётся, просто потому, что сигнал не дошёл или взлетит на воздух вторично, перекосив всю схему к чёртовой матери, улыбчивый мсье де Монсальви оторвёт ей голову. По пояс.
Впрочем, у неё уже была заготовлена подходящая крыша, а ключ от чердака надёжно покоился в кармане. Анна свернула на главную улицу, накинув на голову капюшон и одев поверх резиновых перчаток кожаные.

4

Особняк кубков >

Идея была безумна. Опасна, рискованна, в конце концов абсурдна. С-лишком даже для кубков. Диего мог понять вынужденность мер предпринятых Арно по отношению к новому раскладу, но откровенно попахивало чем-то противоречащим законам мафии. Хотя если приглядеться внимательнее испанец, которого клинило на чести и законах прописанных криминальным синдикатом, попросту тормозил всю затею, рогами уперевшись и даже пытаясь убедить брата не совершать подобного бесчеловечного поступка, граничащего с аморальным развлечением зажравшихся больших босов.
Проще было бы поручить щекотливое дело Сейду, в конце концов пристрелить жертву, чтобы уж не мучалась.
И тем не менее метания испанца закончились перед самым выездом на темное дельцо. Разве мог он позволить Арно самолично отправится туда, а сам отсиживаться дома? Встряв костью в горле и перегорадив дорогу собравшейся команде, впопыхах получил указание что делать, как делать, куда руки не совать. Нацепил необходимое снаряжение, чувствую себя новогодней елкой, то и дело ерзая и почесываясь от лишних крохотных деталей на себе, будто всамделишные жучки облепившие мощное тело. А ведь прежде все обходилось рацией да спутниковым телефоном. А еще...
Остро защемило сердце и отпустило, оставив легкий фантомный след усталости, той которую ощущаешь через много-много лет, пустотой поросшей мхом и заселенной лишь несбывшимися чаяниями и надеждами, похожими на ссохшиеся шкурки ящериц, перегоняемые суховеем с места на место, повторяющих форму, но потерявших содержание.
Приткнувшись к удобному креслу микроавтобуса, с сомнением поглядывал на аппаратуру королевы кубков...собственно и на саму королеву он тоже поглядывал с сомнением, веря в силу реальную, мужскую, грубую, больше, чем в силу интеллекта и техники, которая может подвести в любую секунду.
Поймав взгляд Арно, отвернулся, поиграв желваками, перемолов в себе еще огромное количество невысказанных сомнений и противоречий, переводя свое внимание на хрупкую Лилит. Немигающий, не выражающий ничего кроме вопроса- "А зачем же тебе это, детка?".
Микроавтобус затормозил у небоскреба. Плавно погасли фары, погружая пространство авто в неоновый отблеск мониторов и горящих светлячков аппаратуры, мерный гул кулеров и отдаленный шум вечно не спящего города, приносимый холодными порывами ветра, дующего сейчас со стороны озера.
Диего первым выскочил из салона, размять мышцы и немного усмирить то и дело закипающую от негодования и бурных эмоций, кровь. Прошелся оглядывая площадку на которой выросло здание упирающееся крышей, опоясанной огоньками, в небосвод. Подошел к еще не убранной бытовке, заброшенной и захламленной. Заглянул вовнутрь, проверяя не нашел ли себе там какой-нибудь бомж, прошелся от одного угла до другого -здания и наконец вернулся к микроавтобусу, продолжая хранить тяжелое молчание, в ожидании конкретных инструкций.

5

В отличии от своих аристократичных начальников, с тонкой организацией и любовью к сну до обеда, Чен вскакивал с кровати, аки заведенная механическая обезьянка - рано и шустро. За утро он успел переделать кучу дел, как то: охмурить новую горничную, поправить отношения со старой, смотаться на заправку и в ремонтную мастерскую на техосмотр своей табуретки, поесть, снова поесть, и опять поесть, и все это за счет туза, из "семейного" холодильника; сдать в стирку всю любимую одежду, закатить истерику горничной за то, что та неглядя забрала и его любимую майку, отобрать майку, прийти к выводу, что она все-таки грязная и вернуть в стирку, выволочь все из шкафа в поисках приличествующей случаю одежды, одеться, раздеться, найти нечто более подходящее, убрать оставшееся в шкаф, потерять кепку, снова все выволочь, не найти её и все убрать, поругаться с горничной из-за кепки, найти кепку за кроватью; помириться с горничной, еще раз помириться с горничной, уже менее страстно, помириться с ней напоследок и еще раз наладить отношения с новенькой; снова поесть, фигурно подстричь втихомолку любимые кустики шефа, сделав из них кривоватых зайчиков и мини-жерафов, а остриженное заныкать для дальнейшего скуривания, найти записку, громко обругать короля, проверить нет ли на кухне прослушки и на всякий случай еще громче извиниться перед королем, заказать доставку на дом ящика пива, за счет туза, поругаться с доставщиком за опоздание на пару минут, выпить бутылку и две заныкать про запас, еще две сунуть в рюкзак для короля, подумать и сунуть еще пару; управиться с навешиванием на себя прослушки, убедиться, что сделал все не так, пойти и достать до ручки Королеву, вертясь и не давая навесить на себя прослушку, схлопотать от Туза за идиотские шутки, вытерпеть экзекуцию с прослушкой, "случайно" сорвать микрофон, снова вытерпеть экзекуцию, получить подзатыльник от Туза и утихомириться. Когда Чен все-таки собрался и выехал из дому, времени у него уже было впритык, так что заехать "по делам" никуда не удалось.
Спустя полчаса он парковал мотороллер недалеко от точки назначения, скрыв его в переулке среди припаркованных машин. Само собой, пришлось немного прогуляться, весело звеня бутылками в рюкзаке, но, что не сделаешь для любимого начальства, чтоб его через колено три раза? Сияя вполне искренней улыбкой, Шуэ остановился около короля масти, сидевшего весьма некуртуазно на заборе.
- Ну это, здласте и все такое... - Привычно затараторил он, коверкая слова сильным китайским акцентом. Когда надо было, говорить он мог вполне нормально, без акцента и коверканья, но почему-то большую часть времени Чену доставляло какое-то садистское удовольствие коверкать все на китайский лад, словно ставя эксперимент на выдержке окружающих, когда он начинал терять или заменять буквы на более привычные, говоря  в духе лучших представителей семейства гастарбайтера неученого. - Кто тут пиво заказывал? Доставка стоит бабок, так что плати, насяльника. - Китаец расплылся в наглой ухмылке, доставая из рюкзака столь желанный Клементом элексир.

Отредактировано Чен Шуэ (2010-06-15 02:16:10)

6

========> Особняк «Дворец Счастья» , комната Арно.

Ехали в микроавтобусе цвета металлик. Речь идет о стандартном пассажирском микроавтобусе GMC Savana. Ничем особенно непримечательный автомобиль имеющий массу преимуществ, как для большой компании  отправившейся в путешествие, так и для представителей синдиката в чьем распоряжении  довольно таки вместительный кожаный салон с отделкой деревом, удобные кресла и внешний обвес- просто роскошные условия для кубков находящихся внутри. Включая водителя их было пятеро: туз- Арно де Монсальви, рыцарь-Диего Агиляра,  королева- Делливэри Джойс Ксайф и восьмерка кубков- Лилит Сурис. Колоссальное количество внутреннего пространства занимала аппаратура Делл; мониторы с камер видео наблюдения, какие-то подозрительные микшеры и пульты, наушники и микрофоны и специально оборудованное кресло, на котором восседала словно на троне, королева кубков. Неприглядным тюком  в углу притулилось скопище из противогазов и  боеприпасов.

Арно поправил направленный миниатюрный микрофон закрепленный с внутренний стороны куртки, также убедился что наушник на ухе имеется и не норовит соскульзнуть. Подобную прослушку Ксайф установила на всех членах клана участвующих в операции. Это давало массу преимуществ, ведь благодаря альянсу Дэлливери и короля кубков – мсье Жанне, в здании небоскреба к которому направлялся микроавтобус, сплошь было оснащено скрытыми черно-белыми камерами наблюдения  модели класса «день/ночь».  Расстояние до точки приема видеосигнала в помещениях едва отстроенного здания требовало тщательного технического подхода.  Разумеется, все этажи небоскреба не были одинаково хорошо оснащены жучками, но для задуманного Цербером плана, вполне хватало имеющегося. Выбор места для осуществления незаконного мероприятия был неслучаен. Клемент Жанне будучи архитектором грандиозного проекта «Имени Самого Себя» без видимых колебаний отдал свое детище на растерзание масти, а так же любезно предоставил подробные чертежи и план здания, после чего черный ход небоскреба стал чуть не парадным для масти кубков.

Пока все шло гладко. Анна Сноу без сучка без задоринки справилась с первой частью своего задания о чем и доложила тузу. Интересно, отдавала ли молодая женщина себе отчет  в том, что в ее руках находятся основные члены мафии к которой она примкнула? Одно уверенное движение ее тонкой кисти и  масть кубков взлетит ко всем чертям, освещая пригородное небо Чикаго свирепыми аппокалептическими оттенками. Это было не просто первое задание подрывницы, это была проверка на вшивость иного свойства. Впрочем, о некотором своем достоинстве мужчина позаботился, по крайней мере не отомщенным клан не останется.
Десятка кубков –Мишель Сейду со своим отрядом бравых молодцев был на подхвате и ему же предстояло прикрывать тыл в случае неожиданных осложнений. Девятка кубков- Чен Шуэ  так же как и король кубков уже должны были быть в условленном месте. Единственным выпавшим из масти звеном оказался Анри дю Плесси, что не избавляло того от головной боли случись худший из вариантов событий сегодняшней кампании.

Цербер еще раз взвесил все "за" и "против" и наконец  глубокая морщина пролегшая меж бровей разгладилась. Пробежался глазами по пассажирам одетым примерно в ту же спец.одежду что и он, внимательный взгляд- на дорогу, колючий -на брата. Его появление в микроавтобусе не было запланировано, но тот настоял на участии в операции. Пришлось чуть не на пальцах объяснять что и как предстояло делать. Труднее всего было донести до рыцаря то, что дело попахивающее жестоким развлечением было крайне полезным и нет-нет, в этом действительно можно было найти рациональное зерно!

Пыльное облако из под колес микроавтобуса возвестило о прибытии на место. Француз вышел из салона и жадно хлебнул разряженный воздух. Даже с порядочного расстояния небоскреб выглядел потрясающе. В свете пурпурного заката сооружение приобрело утопический вид кибепанковского будущего.
Подхватив в руки противогаз, де Монсальви проследил, чтобы все последовали его примеру. С мрачной торжественностью он вручил по одному Клементу и Чену. Ксайф как и положено осталась в автомобиле.

-Ну что же, удачно всем развлечься!- обнадеживающе изрек туз, кивком головы приглашая следовать за ним в направлении месторасположения Небоскреба имени Святого Клемента .

7

Клемент долго скучал в одиночестве. Он успел сходить за десять кварталов от своего небоскреба выпить кофе в невнятную забегаловку, в неоновой вывеске над которой не горело несколько букв, а одна из них жалобно мерцала, словно просила о помощи каждого, кто входил. Там он выпил кофе, не смотря на то, что ненавидел его всей душой. Кофе был с молоком, но местный буфет кокетливо обозвал его «сливками», но от этого лучше не стало – коричневатая жижа была настолько отвратительна, что Клемент покидал туда несколько кубиков сахара. Создавалось впечатление, что все закусочные и кафетерии, разбросанные по окраинам больших городов втайне соревнуются в том, кто сварит наихудшую отраву и продаст по наивысшей цене посетителям, которые находятся в стесненных жизненными трудностями обстоятельствах, что не могут поехать в приличное место.
Клемент оставил недопитый стаканчик и пошел обратно знакомым маршрутом, насвистывая мелодию из «Крестного отца», пытаясь вспомнить, о чем там пел Энди Уильямс.
У архитектора никогда не было возможностей швырять свои проекты заказчикам и мастерским столь же небрежным жестом, каким швыряют зеленые бумажки на зеленое поле рулетки. Клемент всегда шутил, когда у него чего-либо не получалось, не сходилось, или выходило не так, как он хотел или планировал, что воспринимает бога как великого математика. Его белокурые мальчики с нимбами в волосах давно положили на него крест, зная, что у Райских врат Жанне не ответит даже на самый простой вопрос по теории относительности. В глубине души он все-таки не хотел, чтобы небоскреб взрывали. Об этом возмущенно твердило тщеславие, апеллируя к потраченному труду и проделанной работе, напоминая о старых снобистских принципах про «искусство, которое выше времен», но Клемент быстро нашел с собой компромисс: искусства в 500-метровом стеклянном ящике не было, а металлокаркас не переживет даже его. В тот день он не пошел пить пиво – он пошел пить коньяк. Если человек хочет взяться за безнадежное дело, коварный случай идет навстречу – Жанне хотел небоскреб – и получил его.
Сидя на небольшом заборчике, Клемент неожиданно услышал шаги за своей спиной. Скосив глаза через плечо, он увидел Чена Шуэ, который, видимо, приехал на мотоцикле. Или на чем он там ездит со своими недо-правами. У него была растрепанная от быстрой езды шевелюра, словно в знак мировой скорби и рюкзак, в котором что-то мелодично позвякивало.
- О, добрый вечер, Чен. Я чрезвычайно рад Вас видеть! - сказал он, как будто они впервые увиделись после долголетней разлуки. Могло даже показаться, что Клемент хочет поздороваться с ним за руку или обнять его. Но это было так утомительно сидеть на металлическом заборчике и наблюдать унылый пейзаж. В эти минуты казалось, что если бы он курил, время летело бы быстрее.
- Увы и ах, мои долги неизмеримы, что кажутся совсем нереальными, - с драмой в голосе потянул Клемент, выхватывая из рук молодого человека бутылку пива, которую тот извлек из рюкзака.- Неустанными молитвами моя просьба была услышана! - Покопавшись в карманах брюк, в которых его извечный спутник – мусор перебирался из одной пары в другую, в поисках открывашки. Раскрыв ладонь, Клемент продемонстрировал содержание одного кармана: там оказались цветные скрепки, мелочь с профилем Рузвельта и пару монет с профилем Кеннеди, старая серебряная булавка для галстука и черная пуговица.
-Могу Вам в залог моей честности оставить эту пуговицу. Она дорога мне как память, - официозно - торжественно сказал Жанне, поглядывая на Чена, протягивая ему открывашку.
Пиво пенилось и грозилось вылиться из бутылки. Держа ее на вытянутой руке, Клемент подождал, пока оно не перестанет зловеще шипеть. Выпил залпом треть, он спрыгнул с заборчика и встал рядом с Ченом.
Не прошло и пяти минут, как из-за поворота выехал маленький микроавтобус. Это означало не иначе, как конец спокойному распитию спиртных напитков. Лучше бы приехали полицейские, был бы шанс спрятать бутылки в бумажные мешки и прикинуться дурачками. В следующую минуту из машины вышел Диего, а за ним Арно. Почему-то глядя на него в голову Клемента закралась мысль о несправедливости жизни, и не потому что сейчас придется стрелять и бегать по этажам, а потому что туфли и шейный платок резко стали выглядеть бабским барахлом, пусть даже и очень дорогим барахлом.
- Вообще-то мы пьем пиво, - Клемент с недовольным видом отсалютировал бутылкой. Он взял предложенный противогаз и аккуратно пристроил его на заборчике. –Мне кажется еще рано. Давайте все встанем здесь и полюбуемся моим творением в последний раз. Можно еще сделать семейный снимок, только у меня нет фотоаппарата.

8

> Кофейня

Откровенно говоря, Лилит чувствовала себя хреново. Ранний подъем, неприятные часы в шкуре Аннет Андерсон и утомительная подготовка к финальному акту не лишенной идиотизма забавы тех, кто стоял над такими как Сурис, существенно подгибали ноги и без того не приподнятому настроению. Картину завершало дурное предчувствие, которое не на минуту не покидало восьмерку, заставляя то и дело нервно поглядывать в сторону туза: одно дело защищать Арно на светских раутах, другое в ситуациях, подобных этой. Уровень угрозы жизни боссу зашкаливал. Сдавленный вздох. Все-таки она не создана для такой работы. Ее призвание быть незаметной, быстрой и действенной – качества, далеко не самые главные в профессии телохранителя. Говорящие куски мяса куда эффективнее, особенно в ситуациях подобных той, что стремительно оформлялась, плотным бронзовым кольцом сжимаясь на шеях кубков. Внеплановое присутствие на операции мистера Агиляры – рыцаря , - только все усугубляло. Сурис отводила взгляд, стараясь быть как можно менее заметной. Вопрос о том, чтобы переброситься парой слов или как-то завязать разговор даже не поднимался. Под взглядом карих глаз Лилит чувствовала себя еще более жалкой и бесполезной. В голове навязчиво крутилась мысль, что в этом чертовом микроавтобусе никто даже не воспринимает ее всерьез. Восьмерка не чувствовала себя частью команды. Маленькая девочка без целей и смысла… Лилит еле заметно мотнула головой. Такие мысли не сделают ее выше и мускулистее, а тем более полезнее, так к чему лишний раз нагнетать? Лучше думать, как повысить свою эффективность. Этим Сурис и убивала оставшееся время до прибытия к месту назначения. Автобус затормозил, мистер Монсальви раздал противогазы… Восьмерка даже не подняла взгляда: то, что задумал Арно ее не касалось. Спокойствие и привычный холод во взгляде и движениях. Сконцентрироваться на задании, сконцентрироваться на задании, сконцентрироваться на задании… Перед самым выходом из автомобиля девушка затормозила у королевы и, улыбнувшись, пожелала удачи. На мисс Ксайф лежала ответственность не меньше, чем на самой Сурис. Друзья (они ведь уже подружились, так?), думала Лилит, в таких ситуациях, наверное, поддерживают друг друга, говорят что-то ободряющее. Замешкавшись на секунду, восьмерка бросила Дэлливэри первое, что пришло в голову: «Все будет хорошо», - и старательно избегая взгляда мистера Агиляра, вышла вслед за тузом.  Утруждать себя приветствием с королем и девяткой, которые уже были на месте и  непринужденно беседовали, девушка не стала. Молодые люди, вероятнее всего, даже не обратят на нее внимания, так зачем распыляться и бросаться словами, которые все равно никто не услышит? Ограничившись приветственным кивком (не смотря на то, что кивок – это достаточно универсальный жест, Лилит разделяла его на несколько подвидов) восьмерка встала позади мистера Монсальви, как и положено телохранителю. Будь ее воля, она бы собственноручно приковала босса к кровати (холодно игнорируя тот факт, что ему, вероятнее всего, это только бы понравилось) и отправилась на задание без него. Лилит любит свою работу. До последней капли крови любит. Просто Сурис реально смотрит на свои возможности… И в масштабе операции, которую развернул душка босс, ее собственные значительно уменьшаются, что, в свою очередь, снижает успешность предстоящей операции на добрых сорок процентов. Тонкими пальцами проведя по нехитрой экипировке, Лилит глубоко вздохнула. Сегодня ей поможет только чудо.

Отредактировано Лилит Сурис (2010-06-16 01:32:14)

9

Вся эта операция была как минимум неожиданной. Обычно поездки куда-то за пределы её компьютерного мира выбивали Дэль из колеи и не доставляли никакого удовольствия и не вызывали интереса. Фишка была в том, что в этой операции весь компьютерный мир Дэлливэри буквально учавствовал в поездке вместе с ней, ибо в микроавтобусе умудрилось поместиться всё, что ей необходимо, и даже больше, и королева кубков могла спокойно ощущать себя в своём собственном мирке далеко за пределами своей комнаты и даже особняка. Тем более всё это оборудование поначалу даже вызывало у неё какой-то восторг, что было довольно редкой вещью в её чувствах. Восторг просто оттого, что сейчас, сидя в этом кресле среди всей техники, королева ощущала себя не просто гениальным хакером, а чуть ли не актёром какого-то крутого боевика, где, к счастью, ей выдалать роль наблюдателя, связи и т.д... в общем, главное - не мишени и не охотника, ну или что там ещё может быть...
На то, что находилась она ещё в какой-то там компании, Дэлливэри сейчас даже не обращала внимнаия. Не в смысле, что она глубоко плевала на масть, нет-нет, такого никогда не было, что вы, просто она не думала о том, насколько является частью коллектива или нет, насколько значима или что-то ещё, она вообще отключилась от всех этих мыслей... Прямо такая девочка, живущая в проводах... И, конечно, Апатия. Эта вечная апатия, отстранение от мира и искреннее наслаждение бегущими по экрану строчками. В общем, Дэль было совершенно всё равно, насколько подозрительно на неё косится Диего, вероятно, прикидывая, что там за бесполезные маньячные программки взламывает королева, да и вообще на всё остальное тоже... И пока они ехали к месту, Ксайф вообще наслаждалась последней возможностью сегодня послушать музыку. О что ещё нужно меломану... Сейчас на ней были наушники от плеера, она что-то проверяла на мониторах и прочей аппаратуре, но слушала всё равно только музыку и иногда качала головой или перестукивала пальцами в такт, при этом как-то очень вовремя попадая на те моменты, когда микроавтобус подскакивал на кочке или немного дёргался, резко поворачивал и т.д... В общем, девушка была на своей волне, как и всегда.
Когда они подъехали к месту, Дэль наконец сняла наушники и отключила плеер. "Сонная" музыка замолчала, девушка поправила растрёпанные волосы, убирая чёлку с глаз, и в который уже раз окинула взглядом все мониторы, на которых пока всё равно ничего интересного не происходило. Постепенно все покинули микроавтобус. Когда Лилит остановилась на минуту возле Дэль, Ксайф тоже ей немногоу лыбнулась и пожелала удачи. Улыбка её как всегда была непродолжительной и почти незаметной. На меланхоличном лице, с этими серыми апатичными глазами, в сочетании со всем этим даже более менее яркая улыбка могла бы померкнуть.
Дэлливэри проводила взглядом всех членов масти и нацепила теперь уже наушники от всей этой аппаратуры, мощные, большие, с кучей самых разных кнопочек, которые ведь для чего-то были нужны, и для чего предназначалась каждая, знала, наверное, только Дэль... Тонкие бледные пальцы легли на несколько бегунков и кнопок, какие-то микшеры и выключатели, полосы звука и прочая ерунда замигали на разных экранах, загорелось несколько лампочек синим светом... Перед глазами Джойс Ксайф находилось практически всё здание благодаря множеству камер и прочих приспособлений, она могла слышать любой разговор и любой шум, видеть любое движение... И всё это сидя в кресле в микроавтобусе. Если когда-нибудь мир превратится в планету кибернетики, все на свете войны, распри и любые другие человеческие свершения будут происходить вот так же: на одном месте, не выходя из дома, сидя в проводах и перед кучей экранов, при этом зная, что творится во всём мире и в других таких же комнатах компьютерных гениев... До чего может докатиться такой мир - лучше даже не представлять. Ибо зачатие ребёнка онлайном или уничтожение целой цивилизации одной клавишей Delete - это только малая часть того, что может сотворить однажды вся эта техника... И к тому времени любые пистолеты, взрывчатка, да и вообще любая сила просто будут невостребованы, канут в Лету. Вопрос был только в том, сможет ли вовремя остановиться человечество, чтобы не дойти до такого...
Ну а пока всем этим "будущим миром кибернетики" правили вот такие люди, как Ксайф. Маленькие люди. Это могли быть дети, могли быть старики, которые не шли ни в какое сравнение с такими сильными мужчинами, как Арно де Монсальви, Диего Агиляра и вообще больше половины мастей как кубков, так и денариев... И никакого Delete пока что не было достаточно, чтобы поднять на воздух этот небоскрёб, творение мсье Жанне... Но это всё только пока. И главное, что Дэлливэри этого "пока" хватало выше крыши для полного счастья.

10

У входа охрана кубков, которая временно отправила настоящих сикьюрити отдохнуть от трудов.  Рабочих в здании  в воскресный день не наблюдается. Изнутри небоскреб скудно освещается люменисцентными лампами. Сеть запутанных коридоров, одинаковых и невыразительных, представляла собой сложный лабиринт этажей и помещений.

Отредактировано Событие (2010-06-20 22:43:14)

11

>>>>>>>> Крыша Стрелка.

Неспешно затянула из пожелтевшего фильтра сигареты, табак в ней оказался забористей чем в сигаретах, которым обычно отдавала предпочтение певица. Она уже не помнила кто точно оставил непочатую пачку в салоне ее автомобиля и эта мысль стремительно ворвавшись в и без того унылое настроение, тут же окончательно свела его на нет. Бывает, по утру садишься в автомобиль и тут же в ноздри ударяет эдакое амбре из алкогольных паров  и чужого парфюма. Смутные догадки и мутные обрывки памяти словно потертые временем слайды немого кино ненавязчиво мелькают в не слишком посвежевшей от хмеля  голове. Кадры…Такие совершенные в своем несовершенстве. "Случайно" позабытые милые атрибуты сопутствующие спонтанному, более чем тесному знакомству, банальщина вроде женского нижнего белья, обычно вызывали  на губах девушки мягкую улыбку.  А вот сейчас, наткнувшись на чужие сигареты было до одури неприятно, что их владелица была подцеплена на очередной автер-пати,  где зачастую могут затесаться смазливые мордашки неизвестных ранее особ. Иногда она приглашала кого-то вновь, обычно выспрашивая у своего агента контакт «той девушки с рыжей шевелюрой». Можно было предположить, что Шон (агент) намеренно создает цветник вокруг своей подопечной. Можно было бы, но Фэрчайлд не предполагала, она просто была благодарна за этот суррогат личной жизни.

Внезапный болевой укол привлек внимание девушки к руке, а точнее к запястью на которое упал сизый пепел с еще алым основанием. Короткое ругательство и досадливое выражение на холеном лице. Америка «прикончила» никатиновую палочку вмяв ее в пепельницу. Осоловелые глаза вперились в лобовое зеркальце- обычно теплый взгляд карих глаз сейчас смотрел холодно и почти брезгливо. Колючий, крайне недружелюбный смех заполнил внутреннее пространство автомобиля. Канна неотрывно смотрела в зеркало смеясь в лицо самой себе:
-Дура!
Рука потянулась к ручнику, нога уже опустилась на педаль газа…Брови удивленно взметнулись вверх, когда дверца авто хлопнула закрывшись за Кристианом:
-Ти-ин…-выдохнула певица попадая в одну тональность с рыком мотора. Внезапная смена настроения ознаменовалась заливистым  девичьим смехом не имеющим ничего общего с тем злобным гоготом , которым давилась певица минутой ранее.

-На тебя напали в лифте пока ты добирался до моей машины?- бросила Фэрчайлд мужчине, который натягивал на ноги  брюки - Прф…-фыркнула американка глядя на сочетание пурпурного синяка под глазом брата и роскошный смокинг облегающий спортивную фигуру- На держи! Это залатает  хоть черную дыру в космосе- «этим» оказался маскирующий тональный крем для кожи, который  Фэрчайлд нашарила в косметичке свободной от вождения рукой.

Салон заполнила музыка являющаяся демо- версией будущего альбома певицы. Баллады сменялись драйвовыми композициями в стиле панк и нью –метал. Фэрчайлд уже сменила пятый диск в плей –листе прежде чем очертания Чикаго плавно перетекли в условленный с  мисс Аннет пригород. Американка невнятно представляла  схему пригорода , но как ни странно,  небоскреб имени Святого Клемента без труда заявил о себе своей снобистской отгороженностью от остальных строений. Девушка то и дело поворачивалась лицом к Арчеру пытаясь понять по выражению его лица, догадался ли тот уже куда они едут?
-Ну?-нетерпеливо воскликнула Канна и остановила машину у парадного входа.-Выходи, счастливчик! – радостно бросила девушка пулей вылетая из авто и направляясь к ступеням у входа в здание. По всему было видно, что небоскреб нуждается в ремонте как таковом, но певицу не смущали бруски арматуры норовившие сломать ей каблук, когда она благополучно миновала дружелюбных сикьюрити. Ей непременно хотелось войти внутрь первой, чтобы вместе с сослуживцами  Кристиана крикнуть «Сюрпри-и-из!». Сюрприз оказался неожиданно неприятным ….

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-06-20 22:54:54)

12

От пуговицы Чен только отмахнулся, одарив хитрожопого короля ухмылкой из разряда "потом все равно выплатишь" и удобно подпирая плечом стенку. Достать свою бутылку пива он просто не успел - прямо перед ними, поднимая пыль из-под колес, притормозил микроавтобус. Дверца отъехала в сторону и перед китайцем материализовался - ну кто бы вы думали? - сам его высочество, сиятельство и т.д. и т. п. Арно де Монсальви, сиятельнейший туз Кубков. Шуэ фыркнул, сдерживая смех и сплюнул с видом местной быдло-гопоты под ноги вышедшим.
- Здарова, шеф. А мы тут это... Плюшками балуемся. - Парень звякнул бутылками в рюкзаке и ухмыльнулся от уха  и до уха, принимая из рук мужчины респиратор. Снявшись с места только тогда, когда босс прошел внутрь здания вместе со своей гвардией, Чен замкнул процессию, скрывшись в дверях заднего входа. Пару минут пришлось потратить, чтобы добраться до главного входа путанными коридорами недостроенного современного дворца. Еще пара минут ушли на то, чтобы сбросить рюкзак в неприметной нише, одеть респиратор, заправить волосы под кепку и приготовить платок с хлороформом для успокоения некоторых прекрасных мадам. Китаец мог сколько угодно чудить в свободное время, но как только дело касалось непосредственно работы, он превращался в собранного и умелого бойца. Вот и теперь, темный взгляд впился в фигурку за стеклянными дверьми, быстро приближающуюся ко входу. Вот девушка впорхнула, видимо торопясь присоединиться к пиршеству, губы Шуэ растянулись в ухмылке под респиратором, он представил себе, как испугается или, точнее, даже удивится эта длинноногая и волоокая лань, когда окажется в его страстных объятиях и нюхнет хлороформа вместо брызг шампанского.
Гибкой кошкой метнувшись к мадаме, Чен совсем не по-джентельменски обхватил её рукою сзади за талию, рывком притягивая к себе и прижимая платок к её лицу. Слабые брыкания девушки несильно мешали Шуэ, прижавшему её спиной к себе - уж каблуком точно не заедет, а остальное переживаемо. Несколько долгих секунд приходилось напрягаться, а потом дамочка обвисла, всем своим бараньим весом в 30 кило навалившись на китайца. Терять время он не стал - быстренько отволок девушку за угол, устроив в какой-то пустующей недостроенной комнате, связал руки, усадив у стенки, так, чтобы не упала и вышел. Подобрав платок и сунув его в пакет, Чен забросил это добро в рюкзак, рюкзак на плечо и  направился вглубь здания - на поиски ненаглядного начальства.

Отредактировано Чен Шуэ (2010-06-25 01:44:00)

13

- Если бы на меня напали в лифте, я бы притащил сюда труп, - преспокойненько ответил Кристиан, напяливая штаны, - и пришлось бы нам с тобой заметать следы и скрываться от полиции, а не ехать неизвестно куда на вечеринку.
воспользовался тональным кремом сестры Арчер, благо, еще в городе, где движение не такое уж и быстрое, а повороты не превратили бы его в подобие тетушки Кхаслен.
Помнится, эта тетушка всегда любила использовать излишне много косметики, да причем еще в самых неподобающих местах. И если тени для век у нее оказывались где-нибудь над верхней губой - это было еще нормально. А то, подчас, она выглядела таким клоуном, что даже страшно себе это представить. Благо, она была только соседкой родителей Арчера и не так уж и часто заходила к ним в гости, хотя, судя по ее томным взглядам в сторону отца, она была бы не прочь стать чуть ли не другом семьи. Ну, да, ладно. Это исключительно ее дело.
Расправившись с образом элитного мачо, мужчина теперь сидел и мрачновато поглядывал в окно. Телефон, который он каким-то образом успел захватить с собой, лежал в его ладони, и Арчер думал, написать Китону или нет? Времени на размышления у него было немерено, потому что сестричка повезла его куда-то аж за город. Что за вечеринка может быть за городом? Бред какой-то! Или, может, она его подкатит куда-нибудь на другой конец США? Это было бы забавно. Но бредово.
В салоне играли мелодии из репертуара незабвенной Фэрчайлд.
Интересно, ей не надоедает слушать саму себя? Я бы, наверное, повесился от постоянного выслушивания собственного голоса. Нет, это, конечно, приятно... первое время. А потом все-таки... да... - и снова мысли вернулись к Джею.
С одной стороны предупредить его было бы верным. А с другой, если так посмотреть, то, теоретически, он уже должен знать о том, что Стрелок его не дождался. А если так, то отчего он не позвонил сам? Хах! Видимо, были какие-то причины. К тому же, что Арчер ему скажет? Что едет где-то за городом, и кто ж его знает, куда приедет? Не проще ли будет отписать ему уже с места, мол, мы тут и тут, у нас тут вечеринка, присоединяйся.
Да, наверное, так будет проще. Кристиан вздохнул, прикрыл глаза рукой и коротко хмыкнул.

Появившийся на горизонте небоскреб несколько напряг Арчера. Нет, все, конечно, прекрасно, но... он же...
Вперившись взглядом в высоченное здание, мужчина потер лоб. Вечеринка в небоскребе. Потрясающе. Не в клубе, нет! В небоскребе!!! Ну, как такое... кто такое вообще мог придумать?
Канна выскочила из машины, объявив Кристиана обладателем довольно сомнительного счастья и понеслась внутрь. Видать, точно знает, что там их ожидает, и ей откровенно не терпится уже насладиться приятной компанией своей возлюбленной.
Вылез из машины Стрелок нехотя. Он медленно огляделся, отметив, что вокруг небоскреба нет ничего, напоминающего разбитый парк или хотя бы ухоженные лужайки. Это его несколько напрягло. Вид снаружи у небоскреба был какой-то необжитой. Хотя... любой зеркальный небоскреб выглядит вечно необжитым!
- Канна, что б тебя! Погоди! - попытался притормозить ее голосом, но, понятное дело, безуспешно. Девица уже влетела в здание.
Кристиану ничего не оставалось только как двинуться за ней следом, по пути оглядываясь. Машин не было. Ничего не было... так, это все начинало совсем не нравится Крису. И именно потому сейчас за Канной он припустил бегом. Черт его знает, что это такое, и какая это вообще вечеринка...
Однако, ворвавшись в небоскреб мимо охранников, мужчина не обнарудил ровным счетом ничего. Пустой холл. Ни следов Канны, ничего.
- Канна? - позвал он сестру.
"Нна... на... а" - ответило ему эхо.
Дерьмовенько, - понеслось у него в голове, когда он уже шел по выложенному плиткой полу...

14

Действие происходящее в стенах небоскреба Святого Клемента можно назвать алогичным, нелепым и …, абсурдным в конце концов. Туз кубков разумеется так не считал. Ну, может быть самую малость. Где-то внутри босса интернационального клана буйствовал драматург -авангардист, по совместительству являющийся режиссером и продюсером собственного же проекта. Де Монсальви в срочном порядке раздал маститым подчиненным  роли, велев строго придерживаться  фабулы постановки. Что и сказать, сценарий казался «сырым» и ремарок в нем значилось всего ничего, зато сколько импровизации!

Арно, вместе с Диего и Лилит находились в условленном ранее месте, сейчас глазами туза являлась королева кубков- Дэлливэри Ксайф, которая просматривая передвижение долгожданных гостей на мониторах, что отображали картинку помещений небоскреба благодаря камерам слежения, сообщала необходимые сведения всем членам масти. Клемент шнырял где-то в смежном помещении, Чен же принял первый грех на свою душеньку, угостив  наивную мисс Фэрчайлд неожиданным гостинцем в виде платка пропитанного хлороформом. К сожалению, столь яркая особа, как она, сейчас была не более чем препядствием на пути осуществления замысла Цербера, замысла в котором было слишком тесно для двух жертв. Вывев пешку из игры, Арно преисполнился человеколюбия и в честь этого натянул как следует противогаз, проследив за тем, чобы остальные соратники последовали его примеру.

"Правое крыло, пятнадцать метров…десять…пять…"- Джойс чеканила слова отрывисто и твердо, как  секундомер. Свет в лампах припаянных так, словно их впечатали в безликий потолок дрожал и посекундно отключался, создавая атмосферу столь же уютную, как в в трэшевом фильме ужаса, где декорации столь же обшарпанны и безыскусны в своей откровенной пошлости определяемой жанром, где предвкушение радости резко обрывается чем –то зябким и разражающим, где осознание неминуемой ловушки ни в коем случае  не избавляет  от оной.

«Метр, мистер де Монсальви»- голос королевы ворвался в беснующееся воображение француза и почувствовав себя эдаким Фреди-Крюгеро-Джеко- Потрошителем, Арно сделал выпад навстречу приближающимуся президенту финансовой биржи. В прочем, последствия были не столь вопиюще кровожадными, как у означенных злодеев, коварный тычок в спину просто не оставил  Магу шанса на ответный выпад, тем  боле, что по замыслу Цербера свет в здании и вовсе отключился. Послышался смачный шлепок, будто в выгребную яму с навозом вывали мешок с тем же содержимым. Подло, мсье де Монсальви, подло это. Однако, до чего эффектно! Яркий свет проник в довольно таки  большое помещение , словно дюжина софитов из боковых отверстий выпустила свои бескопромиссно-слепящие лучи. Там, снизу,  на дне ямы где находился мистер Арчер было не больно то видно субъектов возвышающихся над влипшим в холодную жижу мужчиной. У кромки ямы по форме напоминающей бассейн со столь же гладкими стенами обозначились силуэты, которые с высоты четырех метров взирали на приземление жертвы игры Таро в жидкий цемент. По всему видно, что посадка не было мягкой, а уровень  месива достигал плеч рослого американца.

Диего, Чен и Лилит сохраняли почтительное молчание и чтобы опередить опрометчивого китайца француз решил молвить слово первым. Для этого, он снял противогаз до уровня носа, и проверил  микрофон прикрепленный к  куртке:

-Мистер Маг, добро пожаловать в обитель мрака…- де Монсальви не понравились , как прозвучали его слова. Дело даже было не в искаженном голосе, который преобразовался по задумке в нечто напоминающее электронную энигму. Скорее,  пафос был не из этой оперы, надо бы что-нибудь  современно- разгильдяйское…Но начало уже положено и отступать от взятой ноты поздно:
-Как видите, мы тщательно подготовились к вашему приходу- Арно сел на корточки, не чуть не страшась раскрытия собственного инкогнито, свет планомерно падал таким образом, что даже лицо француза выглядело черной размытой кляксой…с хоботом, если учитывать противогаз,- Говорят, плохие вещи случаются с плохими людьми, но мистер Маг, мы не считаем вас плохим, мы считаем, что плохо не делиться …хорошим!- игра слов построенная на тавталогии не несла в себе особенной смысловой нагрузки и служила базовым наполнением для настройки жертвы на нужный ему лад.

-Вы сильно расстроитесь, если ваши счета станут несколько скромнее? Хм…думаю,не так сильно, как ваша двоюродная сестра находящаяся сейчас в подвешенном состоянии, так сказать…-тут должно было быть гнусное хихиканье, но де Монсальви сдержался- И не так сильно, как если бы пришлось вас..убить?- буднично и без прекрас- Ах да, при таком раскладе вам уже не придется расстраиваться, зато мы точно будем опечалены, что в нынешний век жизнь дешевле кошелька..Вы понимаете, о чем я мистер  Арчер?- Арно впервые назвал мужчину по фамилии, отчего шутовской тон приобрел радикальный характер:

-Итак, суть проста: вы заложник и будите оставаться им пока не выполните наши условия,ясно? Именно наши условия, а не этих ублюдских фра…- Цербер сплюнул ругательство, призванное замять едва не сорвавшееся слово «французов/ французишек/ французиков». Арчеру нужно было быть по меньшей мере тупым, чтобы не уловить смысл недосказанного слова, если он хоть что-нибудь уже знает о  масти кубков. Такое возможно,  если учесть что пассией президента биржи является  вице-президент этого же холдинга, Джером Китон. По совместительству этот славный муж Нового Света числится тузом денариев. Сейчас, на месте Арно скорее должен был быть именно Китон, так как при нынешнем раскладе игры Таро, масть денариев являлась губителем Кристиана Арчера, но в свете нетрадиционной в контексте игры ситуации, француз решил кардинально переиграть расклад. Логика?

15

Арчер шел по коридору. И если холл еще напоминал о том, что тут должны когда-нибудь жить или просто обитать люди, то дальше ситуация складывалась еще более плачевная. Темные коридоры, освещенные мигающими люминесцентными лампами, придавали общей ситуации колорит дешевого фильма ужасов. Кстати, такие фильмы были популярны пару тройку десятков лет назад, можно было раскошелиться и на более качественные спец эффекты.
Хотя... никто никогда не ходил по таким местам в одиночку, м? Ну, ладно, когда знаешь, что ничего не произойдет, тогда да, действительно, ничего страшного. А вот понимая, что ты затянут в одну очень неприятную и опасную для тебя самого игру, как-то совсем тоскливо на душе становится. И начинаешь понимать, почему тебе говорили ни с кем не разговаривать и никому не открывать.
Кристиан вспомнил о мобильнике, достал его из кармана и...
В тот момент, когда на экране высветился номер Джея, резко погас свет. Мужчина от неожиданности запрокинул голову и остановился, но... "коварный тыок в спину", и с едва слышным охом, Арчер не удержался на краю неизвестно откуда взявшейся ямы и свалился вниз. Лететь было недолго, а приземление приятным не оказалось. Кто-нибудь знает, что такое, падать на воду? Так вот... это ощущение было похуже. И удар о край душевой кабинки сегодня с утра показался Кристиану маной небесной. Единственное что - с учетом того, что Стрелок в сию яму не нырял, а падал, глубоко в это... он не ушел. Первая попытка дернуться, когда руки (кстати, мобильник уже в жиже... досада), ноги и, понятное дело, откровенно теперь отбитое место на какой-то уровень уже ушли в цемент, оказалась и последней, потому что цемент, как болото - затягивает при активных действиях. О том, что именно это за материал, Арчер догадался без особого труда.
- Вашу ж мать! - выругался он, предпочитая ругань панике, - этот чертов костюм стоит чертову тысячу долларов! Какого хрена?!
Вообще-то о смокинге он беспокоился гораздо меньше, чем обо всем остальном. Почему он не отписал Джею, куда отправился? Что за опрометчивость со стороны уже взрослого мужика?! Хотя... кто мог подумать, что взрослый мужик попадется на такую простую удочку? Да, Арч, сообразительности тебе... не хватает явно. Да, и не только ее.
Крис задрал голову и прищурился. Яркий свет, больно ударивший по глазам, не давал рассмотреть злостных террористов и нарушителей человеческих прав. Голос был... мягко говоря, неузнаваем. Хотя, откуда Стрелку вообще знать этих людей?! Ну, если он их не знает, хоть не так обидно.
А между тем один из них говорил. и слова его... ну, действительно, как в дешевом фильме типа "Криминального чтива". Господи, кто бы мог подумать, что президент биржи... покажется в таком идиотском положении, наполовину в цементе?! Интересно, а цемент быстросохнущий? Если да, то... это очень плохо...
И тут эта тварь заговорила о Канне! Боже, да, она, наверное, и не знала, куда тащит брата!!! Не могла она его предать, он в это не верил, потому что она настолько легкомысленна, что выгоды в этом себе просто не увидит!!! Значит, подставили заодно и ее?!
- Мрази! - сплюнул Арчер, пытаясь смотреть вверх. Глаза от яркого света уже слезились, мужчина болезненно щурился и понимал, что сделать ничего не может в таком положении.
По тому, что говорил ему Китон, это именно его масть должна была довести Арчера до краха, но... какого черта?! Какого черта здесь происходит?!
Последние слова человека наверху не оставили сомнений Кристиану, что это та самая масть... но, как?! Удивляться было бессмысленно. По тому, как недовольно щурился, глядя вверх Кристиан, сказать, какие у него были настроения и что он по этому поводу думал, было невозможно. Да, и не важно было все этим людям. наверняка не важно.
Фак, Джей, это дерьмовая шутка... это очень дерьмовая шутка... - пронеслось в голове Арчера, но вслух он этого не сказал.
А с учетом того, что Кристиан Арчер, на самом деле, знает только, что игра Таро началась... пора включать дурачка.
- Что за черт?! - выдал под конец Стрелок, - какого... вам от меня надо?! И кто вы вообще такие?!
Вообще сказать хотелось больше, но... как-то уж очень гадко было на душе у Кристиана, чтобы еще давать полную волю своему гневу. И если в голове звучало гораздо больше слов, на то, чтобы произнести их вслух его просто не хватило.

16

>>> Тату салон Карро Инк

Действовать быстро. Максимально быстро. Подчас скорость - это главное. Скорость - это то, что дает тебе в руки козыри. Именно поэтому Мария был обеспечен этой самой скоростью по самое небалуй. Домой он не заходил, поэтому подготовить что-то большее, чем было у него с собой, он не мог. Не хватит времени, иначе он выполнит задание слишком поздно. Кто знает, насколько все это серьезно? А любые приказы Туза девятка выполнял незамедлительно. Именно поэтому его держали в масти.
В гараже он пробыл недолго. Из всего транспорта, что стоял там (а стоит сказать, что если жилище Марии и находилось чуть ли не в гетто, то это еще ничего не значило, просто небольшое прикрытие. Смысл светиться? Зато закрытый подземный гараж представлял потрясающую коллекцию транспорта. Но об этом у другой раз), выбор Вильи пал на мотоцикл. Потому как на вопрос "что быстрее?" ответ был однозначен. То, что имеет меньший вес, быстрее разгоняется и… создано исключительно для скорости.
Единственное, что было захвачено из гаража – балахон, не имеющий ни формы, ни определенного цвета, да кепка мятая, подобная балахону. Зачем они понадобились Марии? Ну, может, затем, что человек, одетый по-военному привлечет гораздо больше внимания, чем праздно шатающийся негр с видом недобитого репера?

Мотоцикл типа Томагавк быстро пересек черту города и рванул по "сельской местности". Возможность развивать скорость до 640 км/ч – вот что привлекало Марию в этой модели. Конечно, модель была сильно переделана, оттюнингована до неузнаваемости и на вид скорее походила на усовершенствованную спортивную Ямаху.
Нельзя сказать, что Мария любил быструю езду – это была всего лишь дань. Своевременное выполнение заданий требовало лучших материалов для этого. И скоростной транспорт был одним из них. У Вильи не было интересов. Да, нет и сейчас. Взгляд его был направлен только на дорогу, в голове производился расчет, как быстрее добраться до места, указанного ему в GPS-навигаторе, встроенном под руль мотоцикла. Дурная баба компьютера предусмотрительно молчала, потому что мужчину искренне раздражало ее наличие. Ему было достаточно красной полосы на карте вдоль указанного маршрута. Да и то, на экран навигатора он практически не смотрел, потому как успел запомнить большую часть пути. Несмотря на скорость, с которой он передвигался, тормозить его никто не спешил. Почему? Может, знали уже.. может, просто боялись не догнать? Хотя… скорее первое.
Он затормозил мотоцикл, не подъезжая к небоскребу. Появление такой машины около здания могло вспугнуть возможную охрану, а делать этого было категорически нельзя. Сняв шлем и нахлобучив на лысую голову эту дурацкую кепки, Мария направился к небоскребу. Шаг он выбрал развалистый, сам ссутулился, иначе выправка и рост быстренько сделают свое дело – то, которое не сделал мотоцикл. Жаль, негр не слушал музыку, а то бы еще больше походил на идиота. Подходить к небоскребу он не стал, изначально предпочтя проверить окрестности. И не зря.
На глаза тут же попался микроавтобус, стоявший в отдалении. Никаких отличительных знаков, ничего. Это понятно. Возможно, если бы не ситуация, которая изначально не предвещала ничего хорошего, то Вилья бы даже внимания не обратил на это. Хотя… что значит, не обратил? Такой человек, как Мария, не может не обращать внимания. Подмечая все, что окружает его даже в те моменты, когда нет даже потенциальной опасности в сложившихся обстоятельствах.
А сейчас одинокий микроавтобус – это, простите, очень весомый фактор. И сейчас Маше предстояло познакомиться с теми, кто в автобусе находился. В какой-то момент, он, возможно, попался на глаза водителя. Только в том виде, в каком перед ним предстал Вилья, он вряд ли заподозрит что-то неладное. А стоило бы, правда? О, да!
Через мгновение Машенька исчез из поля зрения возможных наблюдателей  и быстро двинулся в сторону микроавтобуса.
Самое забавное, наверное, было смотреть со стороны на реакцию водителя, когда рядом с его дверцей автомобиля возникла улыбающаяся рожа какого-то негра, который пытался что-то сказать и жестами пытался объяснить, чего ему вообще надо. Только вот стекло окна сильно мешало достижению понимания людей, находящихся по разные его стороны. Взгляд Марии мимоходом скользнул в сторону дверного замка – красная полоска. Значит, если не получится первый маневр, то можно будет быстро перескочить на второй. Вариантов развития событий в голове Вильи сложилось сразу несколько. И в каждом из них мужчина выходил победителем. А как иначе? Предположить, что такое простое задание он провалит, было попросту невозможно.
Однако водитель, похоже, решил следовать первому плану Машеньки – окно открылось чуть больше, чем наполовину, а озадаченно-разозленный наличием коричневого пятна человек резко осведомился:
- Чего тебе надо? Вали отсюда!
- Хей, братан, закурить не найдется? – Мария все еще пытался улыбаться широко и натянуто-открыто, когда то ли заподозрив неладное, то ли еще чего, мужчина в автомобиле потянулся куда-то в сторону.
Глаза негра сверкнули. Одним движением он сунул руку в открытое окно, рывком вытащил чуть ли не за волосы его голову в открытое окно и…
Край стекла сыграл роль своего рода гильотины, когда Вилья опустил на него незащищенную шею "противника". Хотя… глупо называть его противником – слишком просто оказалась задача. Мужчина даже не стал задумываться о том, чтобы оставить его в живых. Не надо было шастать около недостроенных зданий! Тем более небоскребов.
Едва слышный хруст покореженной гортани и сломанной шеи ознаменовал конец первого маневра капитана СБ, он открыл дверцу автомобиля, придержал чуть не вывалившийся оттуда труп и усадил его на сиденье так, чтобы казалось, что он просто задремал тут, сидя. Все бывает, устаешь и все такое…
Пристегнув тело ремнем безопасности, чтобы не свалилось в очередной раз, мужчина потянулся, вытащил ключи из зажигания, вылез из салона и захлопнул дверцу. Хотя точнее будет сказать, что просто закрыл ее, с силой надавив. Как и было сказано – никакого лишнего шума и грязи. Действовал Вилья максимально осторожно. Теперь задача была еще проще – выяснить, кто находится в фургоне и, если таковых немного – вырубить их всех к чертовой матери. Может, не таким жестоким способом, как он разобрался с водителем, но временно убрать их из игры – безусловно. Но сделать надо тихо, иначе велика вероятность, что те, кто находится в фургоне, могут передать ненужную информацию далее.
Тихий, почти кошачий шаг – для двухметрового негра – это потрясающее достижение. Дверца фургона микроавтобуса едва слышно щелкнула, когда Вилья открыл ее и с прищуром заглянул внутрь. Тысячи проводков, толпа экранов… и за всем этим сидит маленькая девица. Что?! Девица?! Всего лишь какая-то девица?! Это подвох? Ловушка? Его тут уже ждут? Да, нет… вряд ли. К тому же, Маша – это такой черный козырь в рукаве туза.
А девочка, похоже, в своих огромных наушниках даже не услышала появления постороннего. Наверняка щелчок двери совпал со щелчком очередного тумблера или еще чего-нибудь. Мария не был электриком, компьютерщиком или кем-то в этом роде, посему, даже не стал зацикливаться на этом всем. Перевес мониторов и прочей техники был настолько огромен, что ступивший в фургон мужчина ничего особенного не внес, и продолжал оставаться незамеченным.
Далее все происходило слишком быстро, хотя для Марии это представлялось как в замедленной съемке – ему все казалось, что он действует слишком медленно. В мгновение ока (фургончик не такой уж и большой) он оказался позади девушки и… просто надавил в паре мест на шее, отключив ее тем самым. Это легко – знание кое-какие в плане анатомии преподавались Марии вкупе с боевыми искусствами – точки на теле.
Раз – и более девочка не потревожит. Потом Вилья внимательно, практически не двигаясь, осмотрел приборную панель. Понимал он в этом не то, чтобы очень много, но как отключить микрофон девицы догадался. Отключив оный, мужчина тут же вытащил бесчувственную девушку из кресла и принялся бегло ее обыскивать на наличие оружия или еще чего-то в этом роде. Ничего. Абсолютно ничего. Если бы не тот факт, что девчонка сидит за целой ордой мониторов, то Мария подумал бы, что ошибся. Но… никаких ошибок.
Был бы у этой машины багажник, то, наверное, туда бы он ее и запихнул. А так… пришлось оставить девицу в фургоне. Единственное, что он сделал – это порылся в микроавтобусе еще, нашел буксировочный трос и именно им связал руки девушки в запястьях и локтях. Большие наушники от плеера вновь были водружены на ее голову, а плеер включен, дабы даже если она и очнется, то все равно ничего не услышит, кроме музыки. Оттащив ее в угол фургона, Вилья устремил взор на мониторы. Ого, да, похоже, они просматривают отсюда весь небоскреб!
А вот и наша птичка… да еще и не одна.
Долго думать Машенька не стал. Через мгновение он уже набирал необходимый номер. Первый звонок был дан тузу. Стоило тому поднять трубку, как негр тут же выдал рапорт:
- Вилья, - представился как обычно, - это операция кубков. Арчер в яме, - еще несколько коротких фраз о положении в небоскребе и о расположении самого Вильи, точное расположение микроавтобуса, в котором он находился.
Подробный и крайне лаконичный отчет. Только после того, как он был дан тузу, мужчина набрал номер рыцаря кубков. И почему нельзя устраивать телефонные конференции? Было бы в десятки раз удобнее. А то говорить так много – это не для Машеньки. Но… дело есть дело. Работа есть работа.
- Вилья, - снова коротко и точно. В словах Марии рыцарю было только расположение автобуса и как к нему лучше подобраться.
Оставалось надеяться, что Химмель где-то поблизости и ждать долго не придется. В противном случае, это может стоить кому-то жизни. И не только жизни…

17

Дом Самми///

Ожидание на прилегающей к старой, обшарпанной высотке небоскреба улочке длилось не долго. Буквально через пять минут Китон опять позвонил и передал информацию о месте сбора его людей. Афганец выпрыгнул из высокого грузовичка на разбитый асфальт улочки, зорко следя за малейшим движением вокруг. По близости никого не наблюдалось, лишь в отдалении маячили пара бездарных белых людишек, мирно пасшихся по случаю воскресного дня на воле. Самми запер машину и отправился к небоскребу. Замер на самом углу улицы, осматривая подъезды к зданию - а вот и микроавтобус. Убедившись, что не привлекает ни чъего внимания, неожиданно для его габаритов легким, скользящим шагом подбежал к задней двери, тихим постукиванием давая понять, что это не лишняя компания засевшим в машине людям.
- Открывай кто в домикэ жывет.
Скрипучий голос в пол тона так же должен был быть узнан. После этого афагнец повернул ручку двери и скользнул внутрь.
Черного негра, как и обещал Туз, он сразу узнал - Вилья (афганец называл людей только по фамилии, возможно, это местный обычай такой). Самми кивнул черному мужику со своей обычной непроницаемой мордой, что, кстати, обычно выражало дружелюбный настрой (если можно такое слово вообще применить к Барону). Кстати, следует отдать рыцарю гор должное - его душе расизм был совершенно чужд - правда лишь только потому, что все неверные были для него одинаково грязными свиньями, вне зависимости от цвета шкуры и разреза глаз.
- Саллм Алейкум, мистер Вилья. Да продляться твои годы целый век. Что слышно про этот грязный француз?
Глаза мужчины в черном уже бегали по экранам мониторов, разбираясь в ситуации - традиционная восточная словоохотливость не мешала ему сосредоточенно изучать обстановку на месте предстоящей стычки.

Отредактировано Суйфуллах Самми (2010-07-02 07:07:52)

18

<< Парк Миллениум.
Осталось только капризно выпятить нижнюю губу и сделать бровки домиком. Хотелось, но что-то подсказыывало ирландцу, что это непрофессионально.
- Окей, - рыжий опустился на мягкое кожаное кресло и втянул носом привычный "машинный" запах с легкой примесью освежителя. Взгляд задумчиво скользнул по ароматизирующей елочке, свисающей возле левого виска. - Мне нужна информация об охране небоскреба и возможной защите. - Джей умолк. - Ну или хотя бы план здания. Хоть примерный. - последняя фраза была произнесена практически сдающимся голосом. Вряд ли у них будет время, чтобы что-то спланировать. Но так ведь интереснее?
Слова Химмеля дошли до сознания одновременно с надрывным ревом мотора, и парень оказался немилосердно вжат в спинку сидения. Вышеупомянутая елочка прицельно шлепнула в центр лба, окатив приторным ментоловым запахом.
"Это определенно заговор, Эгинстон." - всплыла мысль, пока ирландец стискивал зубы от позывов тошноты. - "Этот коктейль теперь будет в твоих кошмарах".
Скрип колес под собой и вой гудков машин снаружи легли в разум чем-то привычным, но все равно еще будоражищим кровь. Вряд ли после стольких операций предвкушение боя могло всколыхнуть паническим адреналином кровь, но было в этом что-то сродни легкому экстазу, что-то, показывающее, насколько ты еще жив. Эгинстон быстро выудил из кармана телефон и начал попеременно перемещать внимательный взгляд от его экрана к лобовому секлу машины, сверяясь с картой.
- В пятидесяти метрах от цели будет удобнее всего припарковаться, - вопросов в голове было до неприличия много, начиная от нецензурных и заканчивая хотя бы наличием данных об осведомленности противника. Будучи телохранителем, рыжий смирно надеялся, что ему сами все расскажут по мере необходимости.
- Вот за этим домом, - Джей кинул взгляд на возвышающуюся громаду небоскреба. Странное здание для хранить похищенного.
"А чего ты ждал?" - фантазия услужливо подкинула пару картинок традиционно жутких лабораторий с не менее традиционно жуткими людьми-гуманоидами, заспиртованными в капсулах.
Пальцы быстро простучали ритм по панели над бардачком машины, выдавая легкое позванивание нервов, скорее даже какое-то нетерпеливое ожидание.
Оставалось надеяться, что отпуск расслабил его недостаточно для совершения фатальных ошибок. Настраивающийся на четкую работу разум отловил из мелькающих перед глазами картиной небольшой фургон, к которому двигалось лицо явно неамериканской национальности. Брови чуть сдвинулись к переносице. В подобной ситуации по неизвестным канонам в первую очередь внимание обращается на тонированные стекла внушительных автомобилей,помахивающих чьими-то комплексами по мнению ирландца, и именно такие фургоны.
Эгинстон ловко выбрался из френча,предпочтя оставить его в машине. Кобура на поясе вселяла какую-то уверенность в то,что за месячный перерыв ладонь не забыла тяжесть и отдачу "Орла".

Отредактировано Джей Эгинстон (2010-07-06 12:07:19)

19

>>> Парк Миллениум
Химмель кивнул, напоминая про ремни безопасности. Последующие вопросы заставили его нервно усмехнуться и сжать руль ладонями. Впрочем, последняя фраза была сказана таким тоном, что можно было и не сомневаться, что телохранитель и сам понимал, что вся эта операция не имеет за собой никакой подготовки.
-Знаешь, я бы тоже не отказался от плана или чего-нибудь в этом роде… -мужчина пожал плечами, устремляя взгляд на дорогу. Он был почти уверен, что завтра его будет поджидать несколько свежих штрафов за превышение скорости, но это завтра. А сейчас быстрее туда, куда им указали. К тому же дорога, как ни странно, была практически пуста, так и маня разогнаться посильнее. Да и каждая секунда на счету. Слава богу им не встретился никакой дорожный патруль, иначе они бы уже никуда не поехали…
И тут зазвонил телефон. Химмель, не сбавляя скорости, кинул взгляд на экран. Звонил Вилья.
- Слушаю. –Говорил Мария четко и по существу. Выслушав от него о том, куда идти и как подъезжать, мужчина сказал – скоро буду- и отключился.
Интересно, а кто там еще будет? Мария – это точно….Надеюсь, все же больше, чем трое человек нас будет. Или мы, конечно, убьем противника…Погибнут они... От смеха – мрачно думал мужчина, изредка кося глазом на ирландца, который сидел как каменный, сжимая зубы покрепче, непрерывно следя за дорогой по карте, что была на телефоне.
-За 50 метров, так за 50 метров – послушно согласился мужчина, уже начиная выбирать, Где остановиться, ибо они приехали. Доехав до указанного Джеем места, он остановился. Отсюда был прекрасно виден фургон, который ему уже описал Мария. Шварц хмыкнул, вылезая из машины, щелкнул брелком сигнализации и быстрым шагом направился к фургону. Пару раз стукнул в дверь, возвещая о совеем прибытии, а то мало ли – бойцы ребята нервные, и вошел внутрь.
-Здравствуйте – кроме Марии в фургоне был еще и Суйфуллах Самми, которого Шварц знал лишь по нескольким совместным делам. В углу фургона, крепко связанная, без сознания лежала девушка. Мужчина пожал плечами, устремляя свой взгляд на мониторы и невольно поморщился. Тут же раздался очередной стук.
-Это Эгинстон.

20

Ждать пришлось недолго. Это хорошо. Значит, все были уже на подходе. Мария быстро открыл дверь, как только послышался стук. Голос, раздавшийся за дверью не оставлял никаких сомнений в том, что это был Самми. Как ни странно (хотя чего ж тут странного?) Вилья знал афганца хорошо. Даже, наверное, слишком хорошо. С другой стороны понятие "слишком" тут было откровенно неприемлемо. Но это не имело значения. На витиеватое приветствие Суйфуллаха Мария ответил только молчаливым кивком. Никакого желания разговаривать тот не вызывал. Собственно, у Маши вообще никто не вызывал такого желания. Так что... сразу перешедший к делу мужчина вполне устроил капитана СБ.
Первое, на что указал по мониторам Мария - это пара охранников перед входом, потом указал тот монитор, на котором обозначились фигурки верхушки кубков. И самое главное - черный палец уперся в противогазы на лицах. Ничего хорошего это, безусловно, не значило. А точнее - им тоже необходимо добыть такие веселые маски на маскарад - в противном случае, бал закончится очень быстро.
В это время появились новые фигуры действия. Это потрясающее "здравствуйте" от Химмеля могло бы вывести Машу из себя, будь он более чувствителен к юмору. Но... непроницаемая морда негра так и осталась каменной глыбой, когда он открыл дверь и впустил рыцаря.
Взгляд мужчины на девушка маша не оценил - о ней не имело смысла беспокоиться. Даже если очнется - ничего не услышит. Да, и не важна она, в сущности.
Появление дополнительной фигуры, о которой Вилья был даже предупрежден, так же не возымело на моральное состояние Машеньки никакого эффекта. Даром, что Эгинстона девятка недолюбливал. Да, собственно, кого он вообще любил?!
После - быстрые указания рукой в сторону оборонительных пунктов противника.
Правда, больше всего Машу беспокоили противогазы. Ничего хорошего это не предвещало.
Думать надо было быстро. Действовать еще быстрее.
Снять обоих охранников на входе Мария мог без труда. Собственно, с такой простой задачей справится любой из них. Ну, кроме, наверное, восьмерки? Или Маша просто его недооценивал. Или кого-то наоборот, переоценивал. Но это было не суть важно. Главным было - сработать четко и верно.

21

Многочисленные мерцающие экраны показывали все поле предстоящего боя во всех подробностях - Кубки старались прям как "для себя". Вилья пересказал еще раз то, что Самми и так уже видел, приплюсовав еще пару незначительных мелочей (что-то про противогазы и охранников у входа).
- Вай, вай... ебучий ишак...
Удовлетворенно пробормотал себе под нос афганец и сплюнул густой, смачный харчек на пол, как раз под ноги еще одному появившемуся человеку Китона.
- Салам Алейкум, уважаемый.
Ответил автоматически на приветствие, уже не глядя на экраны, а устремив взгляд в глубь салона. Черные угли глаз вспыхнули злым, хмельным огоньком - обшаривая фигуру связанной девушки, Самми покачал головой и поцокал языком, перехватывая еще один устремившийся на красотку взор.
- Вай, вааай... какой цвэток! Пэрсик... жал врэмени мало.
Покивал, с готовностью соглашаясь с подельником, в его грязных мыслях (афганцу в голову бы не пришло, что по поводу "пэрсика" они могут быть иными).
С еще одним прибывшим количество собравшейся боевой силы достигло означенного его приятелем количества, а значит можно было выступать. Самми не стал задаваться глупым вопросом, кто возьмет на себя лидерство в операции. Звонить и описывать ситуацию Китону, для получения дальнейших инструкций, так же не являлось для афганца опционом.
- Цирк... - высказал он свое мнение об операции Кубков постучав черным от загара пальцем по одному из экранов, как раз тому, где президент биржи, закопанный по плечи в серую чачу похожую на дерьмо, крутил головой в сторону невнятного хмыря в наморднике, - этот глупый ишак только в цирк выступать... противогаз - пустой цирк. Стрелять окна - он ткнул в другие мониторы, где было ясно видно наличие в недостроенном лобби, больших, тонированных окон, - вся дурь вылетать. На всякий случай мокрый тряпка можно взять, - он показал жест закрывая рукой нос и рот, давая понять как использовать простейшие средства защиты от газовой атаки. - Мы должен напасть внезапно - это наш сила. Вилья, ты убирать охрана - тихо, и махать нам. Заходим в коридор, подходим к вот эта дверь, тут нет ни кто, вышибать и класть всех шквальный огонь. Потом добивать кто выжыл. Арчер в яма сиди - ему опасности нэт. Согласны?
Мужчина обвел взглядом присутствующих: он прекрасно понимал, что как минимум у двоих зубы сейчас сводило от его руководства, но афганца это ни сколько не волновало - его пригласили решать проблему - он ее решит. С этими гавриками или без них. Прибить любого из них ему было ни сколько не сложнее, чем фигурки с экранов. Как в тире.
Один за другим кивки были собраны единогласно.
Самми не много использовал в своем репертуаре американизмов, но один облюбовал:
- Окей.
И не отходя от кассы принялся за быстрые приготовления. В одном из карманов обширных штанов с защитным пятнистым рисунком нашлась черная хлопковая бандана, удобная для разнообразнейших случаев не-законопослушной жизни: мужчина смочил ее из нашедшейся на столе бутылки воды и отдал бутылку Вилье, для той же процедуры. Сунул мокрую тряпку обратно в карман. Потом расстегнул на груди рубаху. Чуть оттопыривающиеся свободные полы скрывали рукоятки двух израильских УЗИ. Приоткрыв аккуратно дверцу машины до маленькой щели, осмотрел улицу. Неторопливо, но и не мешкая ни единой излишней секунды, действуя осмотрительно, но неизбежно, как неотвратимый механизм убийства. Чуть подождал, пока старушка с белой болонкой не добредет до угла и не скроется из виду. Улица опустела. Суйфуллах Самми распахнул дверь, давая знак чернокожему бойцу. Тот выскользнул в белый день, словно кусок призрачной тени... несколько минут и незадачливая охрана скрылась за дверями, увлекаемая хитрым черным. А еще через мгновение тот уже выглядывал из-за двери, подтверждая, что путь свободен. Не тратя попусту слов, афганец кивнул попутчикам и они, быстрой перебежкой, так же нырнули в прохладу и влажный, щекочущий ноздри цементный запах ремонтируемого здания.
Коридор, пространные помещения, с полуразобранными стенами, голые колонны, подпирающие увитый желобами воздуховодов и клубящимися змеями мотков проводки потолок. Тихо, пустынно. Лишь ухо режет топотание кого-то из идущих рядом со скользящим змеем пустыни. Руки крест накрест, осеняя себя чужим знамением, ложатся на прохладные рукояти под мышками и бесшумно два черных, матовых автомата взвиваются в воздух.
- Я брать центр, вы следить левый и правый фланг, чтобы не уходить ни кто... бейте окна - Самми, поймал глазами каждого из крадущихся рядом, добиваясь ясного понимания схемы действий... - пошли.
Широкую, высокую створку двери, ведущей в основное помещение, где и скопился противник, афганец высадил пинком тяжелого ботинка, начиная поливать из обоих стволов все, что бы ни скрывалось за ней. Входя в планомерно разрушаемый зал на прямых ногах, высокий, черный, изрыгая смерть с обеих рук. Оглушительный гром непрерывной стрельбы, звон о бетонный пол потока отстрелянныйх гильз, звон бьющегося стекла и камня, свист рикошета - в этой бойне не должно было остаться ни одного живого существа.
Одно но: патрулировавший коридор боец (кто-то из шестерок французского клана), не замеченный Вильей лишь потому, что забрался в уголок поскромнее, чтобы отлить, в самый последний момент успел заметить непрошеную компанию. Не в силах уже ничего изменить, он лишь успел толкнуться в боковой вход к своим, за мгновение до смертоносного смерча Суйфуллаха, в ужасе выкрикивая что-то на французском...
Наступившая вместе с опустевшими обоймами тишина показалась ватой в ушах. Афганец откинул в стороны раскалившееся оружие, берясь за нож на ремне.

Отредактировано Суйфуллах Самми (2010-07-07 08:21:16)

22

Все еще сидя на корточках аки зэк после отсидки, Арно пристально следил за любыми изменениями в мимике Арчера. Сверху, в свете ярких прожекторов был совершенно отчетливо виден каждый мускул президента биржи, в то время как тот испытывал адовы муки пытаясь разглядеть в слепящих лучах своих обидчиков. Надо отдать должное финансисту, тот справившись с первым шоком тут же пустил в ход тяжелую артиллерию в виде бранных слов и причитаний по поводу испорченного костюма. Тон его был столь негодующим, будто порча тряпья от кутюр выела существенную плешь в бюджете одного из самых обеспеченных людей в штате Иллинойс, это изрядно повеселило туза кубков. Церберу казалось, что Кристиан своим презрительным взглядом вот-вот выжжет на нем клеймо смертника, нелицеприятный эпитет подкрепленный кислотным плевком убедил де Монсальви , что шестеренки у финансиста заскрипели и начали двигаться в нужном направлении. Но ход механизма был явно слаб, не хватало доброй смазки и умелой руки мастера умеющего завести махину в нужном ритме, Арчер чах и тупил то ли от растерянности , то ли от не желания говорить…

Последнее предложение утопшего в цементе мужчины было столь шаблонным, что с языка француза едва не сорвалась очередная глумливая острота. Но Арно все же извлек выгоду из сбивчивых речей: Маг в недоумении- это понятно, но кто же будучи в его положении будет столь бездарно тянуть резину, когда жизнь дражайшей родственницы висит на волоске? Но и это все чепуха в сравнении с тем, что Арчер явно косил под дурачка и даже бровью не повел, когда туз толкал речь о игре «Таро». Ай-ай-ай, мистер президент, ведь вчера к вам пожаловал наш почтовый голубок в лице мисс Найтл, а вы тут изображаете святую простоту. Цербер подобрался инстинктивно чувствуя, что его водят за нос, но сбавлять обороты было бы не к месту и манера исполнения мелкого пакостника и злобного лицедея вновь отобразилась в его искаженном голосе:

-Мистер Арчер, вам случайно уши цементом не заложило?- смеяться после слова «лопата»- Кто мы такие, вам совершенно не обязательно знать, достаточно того, что вы осведомлены о том, что есть в славном Городе Ветров сила превосходящая вашу…- Цербер цокнул языком отчего получился диссонирующий щелчок- Это банальный развод на деньги, мистер Арчер. Какие еще вопросы? Если до вас наконец дошло, я могу даже озвучить цифру вашего освобождения и спасения вашей сестры.

Де Монсальви якобы поставил точку в отдающей фарсом беседе и подумал о том, что пора бы переходить к следующему этапу операции, которая состояла из показушной потасовки «плохих» и «хороших», соответственно первые являются обидчиками, вторые спасителями Мага и ничего, что все это будут представители одной масти, причем кубков. Пафос и помпезность предприятия несла в себе легкий привкус безумия, но Цербер усвоил с многолетним опытом одну парадоксальную закономерность: чтобы остаться вне подозрений, нужно как можно больше быть в центре внимания. Эта аксиома не подводила туза ни разу за все его далеко небезопасное существование в криминальных кругах; будучи разменной монетой в трех кланах, где он выслужился из бастарда в бодигарды, а затем уж только стал хранителем собственного клана. Статус босса никоим образом не сказался на его склонности  к игровым забавам в стиле комедий дель Арте- клише или классика?- все зависело от воображения.., или его отсутствия. Словом, президенту биржи оставалось только сглотнуть удочку и логически дойти до мысли, что де архангелы в лице кубков снизойдут по его душу и спасут  агнца от посягательств масти денариев. По сути, вся операция работала на установку: настроить Кристиана Арчера против денариев, даже если тот хлебнет елейной правды от своего любовника, туза денариев- Джерома Китона.

Арно уже готов был дать условный знак своим ребятам, чтобы  переходили  к этапу фееричного разгрома «противников», как надобность в этом отпала самым грубым образом…Мгновенно сгруппировавшись, де Монсальви откатился за выступающий бетонный срез из которого торчали  куски арматуры, в помещение ввалилась орда не то орков, не то еще какого племени тумба-юмба поливая из автоматов рассыпавшуюся по углам  братию кубков:

-Ксайф, что за дерьмо тут творится!- отплевываясь от сухой пыли прорычал в микрофон, но ответа, разумеется не последовало- Тебя спрашиваю, что..?- одновременно с ознобом пробежавшим по спине от страшной догадки о судьбе королевы, просвистела пуля где-то над виском мужчины. Арно не понял, кто так отчаянно предупредил истошным воплем о приближении противников, но  утешала мысль, что точно никто из масти. Собраться!

-Так, придерживаемся плана- объявил в тот же микрофон, зная наверняка, что как минимум масть слышит его слова. Бумерангом  короткие ответы- Только теперь обыгрываем, что напавшие денарии -это мы. Действуйте.
Глотнув , как перед глубоким погружением в воду, как можно больше воздуха в легкие, Арно с воинственным кличем индейца Белая Скво ринулся  на противника, нарочито пробегая мимо края  ямы, где все еще бултыхался Арчер и кстати, новоявленные товарищи по несчастью:

- Это кубки, ублюдки! Кубки за магом пожаловалиии...- окончание слов затерялось где-то в гомоне начавшееся понажовщины, Арно пришлось снять респиратор с головы, но расставаться с ним окончательно француз не спешил, чего посоветовал и своим все в тот же микрофонный передатчик.
Краем глаза Цербер приметил наступающего с холодным оружием на Диего молодчика, отчего физиономию перекосило в хищной усмешке. Все как в старые добрые сицилийские времена, «колумбийские галстуки» и прочие прелести  гангстерской жизни…В своре нападавших мелькнула огромная тень.  Арно узнал в ней девятку денариев и решил свести счеты с этой громадиной раньше, чем тот успеет наломать дров. Де Монсальви вытер кинжал от  крови, что черной струйкой текла по желобку изысканного кинжала, который ему в честь дня рождения презентовал валет кубков- Анри дю Плесси. Чье-то бездыханное тело тяжело упало на бетонный пол, а Цербер целенаправленно шел к следующей жертве- Марие Вилья.

Клинок царапнул плечо чернокожего гиганта, не то чтобы глубоко, но достаточно ощутимо, чтобы привлечь внимание.  Француз осклабился пятясь  как ракообразная тварь к смежному помещению. Да, туз кубков жаждал уединиться вместе с девяткой денариев , дабы  никто не закрывал обзор на  развернувшуюся баталию.
Лишь одна мысль не давала покоя душеньке француза: Китон отдавал себе отчет в масштабности затеянного им наступления? Это все равно что объявить холодную войну между сверхдержавами располагающими ядерным оружием.

23

Перед глазами плыло от суеты, казавшейся несколько спутанной и хаотичной или это только Диего все вновь воспринимал не с тех позиций. В любом случае, соблюдая молчанье и особо не распыляя внимание на приветственные речи остальным соклановцам, ибо итак видит их каждый божий день, испанец подхватил противогаз, повторяя точь-в-точь движения брата...или просто стараясь не упустить какой-то очень важной детали, какой-то доли смысла в ролевых играх устроенных так скоро после расклада. Покрутив в руках фетишистский атрибут, с сомнением поглядел на Цербера, прикидывая в уме, с какого перепугу ему пришло в голову брать такие громоздкие "маски" на выпускной бал, можно ведь было ограничиться чем-то поменьше и полегче. Или меня в конце концов спросить. С тихим, еле слышным, вздохом натянул на голову противогаз, поправляя наушник и микрофон и затрусил следом за Арно и Лилит.
В ушах стоял свистящий шум собственного дыхания и гулкий, словно бы отдаленный рокот шагов, смешивающих под ногами строительный мусор, тревожный, но ритмичный стук сердца в висках, покрывающихся легкой пленкой испарины от мысли, что все задуманное Тузом очень просто и очень рискованно.
Добравшись до нужного места Диего прислонился к стене, потянув на себя за рукав Лилит. В наушниках шел обратный отсчет. Ожидание, само по себе вынуждало напрячься, ощериться, в любую секунду готовясь к непредвиденным ситуациям. Простой технический расчет бывшего капо на то, что не стоит недооценивать силу случая. А случиться могло, что угодно, даже в хитроумно продуманном плане с всевозможными отходными лазейками.
Ему хотелось спрятать куда -нибудь Мышку и Чена, да и остальных кубков, и как в старые добрые времена все сделать с Арно. Вместе. Как братья не только по крови, но и по духу. Чувствовать взгляд в спину говорящий- "Эй, приятель, да у тебя на хвосте целая дюжина крыс!" Пусть даже этот взгляд на расстоянии в несколько метров из соседнего здания, соседнего автомобиля...планеты. Чувствовать запах боли, с потрясающе бодрящим и заразным- примешивающейся ярости, от пропущенного удара под дых. Знать, что надеяться на другого, близкого человека, можно больше, чем на самого себя, но все-таки лезть первым в самое пекло с удивительной легкостью и радостью.
"5 метров" Диего облизнул губы, напряженно стараясь в потьмах разглядеть хоть тень от приближающейся фигуры, но не успел, как время вдруг скакнуло вперед и уже рывок Арно, сбивающий жертву вниз. Яркая вспышка, как в шоу, в кульминационный момент. Смачный шлепок в густое месиво цемента.
Медвежий капкан захлопнулся.
Речи брата были привычно и изрядно сдобрены желчью. Диего ухмыльнулся. Пикировать словами то еще искусство, которым он к сожалению не владел. Приблизившись к краю ямы он вглядывался в перекошенное злобой, негодованием и наверное...удивлением, лицо Мага. Состоятельный джентльмен по самые подтяжки в настоящем дерьме. Какова ирония! Еще час назад он наверняка вкушал изысканный поздний ужин с серебряного блюда, а теперь стоит вкопанный в цемент, с каждой секундой становящийся все тверже.
Испанец засмеялся. То ли от увиденного, то ли от мысли, что все это странным образом напоминает классический сюжет книг, где нерадивого персонажа, серьезные люди в полосатых костюмах и алой гвоздикой в петлице закатывают в асфальт, либо цемент. И кто бы мог подумать, что все это действительно весьма эффектно, нежели махание перед чьей-то рожей пушкой.
Хрипло, басовито посмеиваясь он скидывал носком туфли, в яму пыль, кусочки штукатурки и бетона. Свою роль плохо парня из денариев ему надо было исполнять, что он и делал, надо признаться с удовольствием, ибо Агиляра все-таки не божий одуван, а отпрыск бандитского сообщества именуемого Семьей.
Столь романтичное рандеву нарушил стрекот автоматной очереди. Щелчок в мозгу и мгновенная рефлексия. "Пригнись!"- окрик, неизвестно кому...может статься и самому Магу (или ..ныряй), в начавшейся суматохе и гуле. Диего ринулся назад, к кучи какого-то строительно хлама вперемешку с полуразрушенным лесами, успев схватить кого-то из соклановцев и ощутимо оттолкнуть подальше, чтобы было время оглядеться и разобраться в дальнейших действиях.
Команда Туза воспринята хладнокровно и тепрь рыцарь верный пес своего хозяина, готовый исполнять все четко и выверенно.
Наконец сдернув с себя противогаз, обмотал вокруг руки его "хобот" . Смотреть стало куда проще и лучше. Обзор показал огромного верзилу 2х2 и пару -тройку супчиков среднего калибра. Испанец выбрал того, что понравился ему меньше всего, да и по габаритам был где-то поближе к нему самому, после нигера.
Подскочив и оттолкнувшись от стены он нырнул к нему мимо занимавшейся кучи, с размаху въезжая болтавшейся "шапкой" противогаза по афганцу, цветисто выругался на испанском, припомнив по-видимому родичей наемника и тех мест откуда они, после чего совершил невообразимый кульбит уворачиваясь от чьего-то не то ножа, не то наточенного томогавка и нырнул в длинный коридор сбоку.

24

А фургон оказался не таким и страшным, и Эгинстон  шугнул внутрь, по привычке пригибая голову. Толпа была идентифицирована как "свои", а отличный от этой группы элемент был, видимо, нейтрализован. Взгляд мельком проскользнул по приятному лицу девушки как по уже незначительной детали и замер на экранах мониторов. Что-то внутри чуть всколыхнулось.
- Во дерьмо, - произнес чуть поморщившись, наткнувшись взглядом на противогазы Кубков. Им явно приготовили шоу. Черт возьми.
Не отрывая взгляда от мерцающего в темноте дисплея с изображением, где был ясно виден "виновник" цирка, не особо весело бултыхающийся в цементе, Джей продолжал выслушивать афганца. Известен тот был рыжему лишь по смутным и самым противоположным слухам, в которые он в свое время решил что будет вдаваться по мере нужды. Почти незаметный кивок  подтвердил, чо слова Сайфуллаха достигли разума и приняты к сведению.Джей провел мозолисыми пальцами по рыжей гриве, сей привычкой выказывая ожидание. Он ладони потянуло легким запахом пороха: кажется, от него избавиться было невозможно.
На рабочий лад настраивал вид круглосуточно спокойной мины Машеньки, впрочем, за которой Эгинстону удалось уловить явно не лестную оценку себя. В ответ уголки губ непроизвольно приподнялись: чернокожий мужчина вызывал в нем даже какую-то симпатию. Хотя, подобное чувство рыжий мог испытывать к большей части как местного населения, тык и окружающих предметов - жить так было явно проще.
Ладонь скользнула к кобуре, извлекая увесистую пушку. Убойность "Орла" способствовала скорее всеобщему крушению, нежели в какой-то мере "тонкой" работе телохрантеля, но оружие великолепно ложилось в руку. Проверив наличие патронов и сняв с предохранителя,Джей прошмыгнул за нынешним командиром. Ему по большому счету было безразлично, кто отдавал приказы, они в любом случае согласовывались сначала с собственой головой.
"Окна - так окна", - влетев в зал вслед за Самми, ирландец по привычке откатился за первое попавшееся укрытие - дверь - и дал очередь в направлении окон небоскреба. В глазах мелькнул манакальный блеск от вида сминающегося и покрывающегося трещинами стекла; не то хлопок, не то хруст возвестил выполнении небольшой задачи, отозвавшись легким позваниванием струн где-то внутри.
Но оставаться там же рыжий не решился, и в полупригибку кинувшись в бок, попытался найти следующее укрытие. Свист пули совсем близко к виску заставил сильнее сжать оружие.
"Красота" - устроившись в позе бегущего с нижнего старта, Эгинстон наконец позволил себе полностью осмотреться.

25

Мужчина продолжал рассматривать мониторы. Если не считать нескольких бойцов в коридоре, которые скорее всего и к кубкам-то не принадлежали, то противников было вполне соизмеримое количество. Зато точно схватка обещала быть интересной и увлекательной. Эх, сделать бы сейчас как раньше…В былое время у Шварца была привычка – в любой бой он шел, заткнув уши наушниками. Правда, после того, как один раз не услышал приближавшегося к нему неприятеля и получил ножевое ранение в бедро, мужчина предпочел отказаться от этой идеи, но до сих пор он иногда вспоминал музыку, так изящно вплетавшуюся в бой, будь то классика или какоц-нибудь рок.
Да, противогазы на тех, кто находился в здании, вдохновляли мало. Мало ли что… На столе нашлась бутылка с водой и Химмель, дождавшись своей очереди, вытащил кусок ткани и обильно смочил его, сложив затем в карман. Самми он слушал одним ухом, продолжая рассматривать обстановку и мысленно соглашаясь со словами Суйфуллаха. Кивнул, давая понять,  что все принято к сведению. Вытащил сфинкса, проверил наличие запасных обойм, в кармане нащупал нож. Вроде бы все. Что там сказали? Целиться по окнам? Ну, значит по окнам. Быстрым шагом выйти из фургона, выходил он последним, мужчина прицелился в первое же окно, попавшееся на пути. Стекло грустно дзынькнуло и рассыпалось дождем осколков. Расстреляв еще пару стекол, Химмель подбежал к ближайшему укрытию – бетонному выступу в метр длиной и затих там, оглядываясь. Стекла разлетались, в воздухе пахло порохом, периодически звучали выстрелы… В общем, весело. Химмель хмыкнул, стреляя в какого-то выбежавшего бойца, пробежал в коридор, вбегая к настоящему полю битвы. Пока притаился, высматривая, выискивая противника, краем глаза увидело яму, в которой сидел Арчер. Мужчина искренне надеялся, что бетон, которым, судя по камерам, была наполнена яма, был не быстросохнущим..Иначе обратно им везти придется отковырянный кусок бетона вместе с Арчером. На всякий случай еще раз проверил наличие мокрой тряпки, переместил нож из кармана на пояс, что бы, если что, было удобнее выхватить. Тепнерь он был готов окончательно. Мужчина вынырнул из укрытия.

26

Бред! Монсальви, кубки, несчастный Арчер… Лилит хмурилась, жевала нижнюю губу и сосредоточенно следила за каждым движением босса. Зачем весь этот фарс? Зачем ловушки, цемент? Гораздо проще вспороть глотку одним быстрым движением или же всадить пулю, чтобы на раз. Таких вот игрищ Сурис не понимала ни сейчас, ни пять лет назад. В чем смысл? В выкупе? Нет, конечно! Это какое-то другое, садистское удовольствие. На секунду наместо высокого Арно восьмерке примерещился низкий белокурый Таиран. Что-то в словах, жестах выдавало ее прошлого неуравновешенного начальника…Сдавленный вздох. Нет! О, нет, нет, нет! Мистер Монсальви не такой! Торопливый взгляд в сторону рыцаря, очередной сдавленный вздох и странный жест, поправляющий крепления для огнестрельного, как-будто в предчувствии… «Бабах!», «Пых!», «Ах!», «Барабах!». Лилит даже не успела как следует себя отругать за неподобающие мысли о начальнике: в помещении воцарился хаос. Взгляд метнулся туда, где мгновение назад стоял ее «капо», но тот уже рванулся вперед. И этот клубок рефлексов она должна защищать? Пытаясь найти босса, девушка ринулась к укрытию, вытягивая из кобуры «ствол». На пути мелькнуло незнакомое тело, времени разбираться не было: Де Монсальви пропал из ее поля зрения - она не справляется, она ошиблась. Маленькая и юркая, крутанулась на месте стрейфясь влево, ринулась вперед, почти прижавшись к неприятелю и вплотную стреляя в шею, второй рукой отталкивая умирающее тело. Перебросив себя за мешки с цементом Лилит огляделась: форменный бедлам, пальба, крики. Сдернув противогаз, она, наконец, заметила Арно. Руки-ноги на месте? Кровоточащих дырок нет? Хорошо. В наушниках зашипел знакомый голос: «Придерживаться плана? Черт бы вас побрал, мистер Монсальви!» Где-то недалеко Диего вырубил «солдата» и нырнул в коридор. Вот бы ей так же легко с одного удара укладывать неприятелей… Втянув голову в плечи восьмерка пригнулась за мешки. В гости прилетело мертвое тело. Бах! Кто-то схватил восьмерку за волосы. Не долго думая, Лилит вскинула пистолет, стреляя в руку врага. Хватка ослабла, крик боли. Откинув «пушку», обеими руками схватила ослабевшую истекающую кровью руку, всем телом перекидывая неприятеля к себе в укрытие. «Шлеп!» сказало перевалившиеся тело, «бум!» ответила пятка, бьющая в шею. Секунда, две… Лилит охватила паника: пока она тут возится, ее туз нуждается в защите. Не без усилий отыскав пистолет, Сурис выскочила из укрытия и снова огляделась. Взгляд с бешеной скоростью скользил от лица к лицу, выискивая знакомые черты. Секунда, две, три… Времени нет! Любая задержка может стоить жизни Арно. Она должна быть рядом, должна защищать! Должна! Должна… Пах! Па-па-па-па-па-пах! Пригнулась, в сторону. Взгляд вправо, влево… Арно нигде нет. Откуда стреляют? Сердце в бешенных ритмах отчаянно рвется из перетянутой униформой груди: где же чертов туз? Бах! Время остановилось. В нескольких метрах мелькнул знакомый силуэт. Лилит хотела было ринуться следом, но взгляд замер на яркой копне волос…Молодой мужчина на вид лет тридцати с зажатым в руке пистолетом. Собирался ли он стрелять в Туза Кубов? Кто знает. Восьмерка не стала разбираться. Голова закружилась, ноги сами толкнули женщину вперед. Разминувшись с ножом, Сурис понеслась к своей единственной цели. Только эта белая рубашка! Только эта рыжая голова! Она не даст ему выстрелить. Ни за что не даст! На раз-два бросок. Лилит обхватила «цель» за шею, сбивая с ног, инерция же сделала все остальное: оба повалились на пол и как обнявшиеся любовники по подвернувшийся лестнице  кубарем вниз. Восьмерка сильно ушибла локоть (может выбила), перекатилась дальше и, постанывая от боли, на ходу перезарядила пистолет. Сурис была не из тех, кто ошалело палит до полного истощения магазина. Ее выстрелы были наверняка. Пол секунды на перегруппировку, к ближайшей колоне, что выступит щитом, и прицельный на один раз. Эхо от выстрела, аромат пороха…Если бы не травмированная при падении рука, кто знает, отделался ли ее оппонент всего лишь простреленным плечом.
- Черт,  - громко выругалась Лилит, с досадой прикусывая нижнюю губу. Она не может терять здесь время. Следующий выстрел должен быть последним.

Отредактировано Лилит Сурис (2010-07-16 23:29:26)

27

Диего Агиляра,

Войдя в раж, Самми мало что замечал вокруг себя. В такие моменты, свято верил афганец, к нему снисходил сам Аллах, населяя тело смертного, чтобы направлять священный гнев против неверных. Где, как и каких именно, это не имело принципиального значения: хороший американец - мертвый американец.
Лишь в наступившей тишине, рассеиваясь вместе с поднятой штурмом пылью, пьяный угар первого броска принес разочаровывающие вести:
- Шайтан раздери твой поганый душа!...
Выругался мужчина, злобно оглядывая поле развернувшейся битвы - что-то явно пошло не так, живых с противоположной стороны явно осталось слишком много. Что-то не сработало, но задумываться о том, что это, сейчас уже не имело смысла. Перепрыгнув через окровавленное тело в противогазе, Самми двинулся было на спрятавшуюся за общербленной колонной фигуру, как вдруг ощутил скользящий, но довольно ощутимый удар по корпусу. Развернувшись сразу, всем телом, с замахом остро отточенного клинка в вытянутой руке, он взрезал лишь воздух, за спиной резво прыгнувшей куда-то в боковой коридор плечистой тени.
- Уууу... ишак ебучий... - с традиционным для себя ругательством, афганец легко и почти мгновенно, одним прыжком развернулся на цыпочках в ту же сторону, и перекинул в ладони нож - лезвием зажав в пальцах, - сын осла!
Уииить.... стальная смерть сорвалась с хозяйской руки и просвистела за убегавшим, целя прямо между лопаток.

Отредактировано Суйфуллах Самми (2010-07-19 07:02:58)

28

Слушать Самми - это уже вполне нормально. Человек, в сущности, говорит дело. К тому же имеет привычку хоть и витиевато и с диким акцентом, но все-таки оттуда можно было вытащить четкие указания к действиям. В принципе, Мария мог и сам разобраться, что к чему, но... с противогазами - это его логичный прокол. В отличие от Суйфуллаха мужчина никогда не покидал пределов цивилизации.
Да, как любой нормальный американец (пусть даже и такой, как двухметровый аутичный негр), Вилья искренне считал, что Старый Свет - это вообще пережиток прошлого, заполненный закоренелым английским консерватизмом, восточным варварством и арабским... ну, тут лучше умолчать. К тому же, потрясающе толерантный, Маша всегда молчал по этому поводу. Хотя... будет точнее сказать, что ему было откровенно по барабану, что как и почему.
Вылезти из микроавтобуса. Четко, верно, быстро.
Крайне логично было послать именно Вилью для того, чтобы убрать охрану. Несмотря на свои габариты, мужчина выполнял работы по устранению и ликвидированию чисто и без ошибок. Почти.. хотя, кто знает, что является ошибкой, а что нет? В любом случае, идеальных людей не существует, а Машенька не умеет оправдываться.
Плавные, быстрые движения человека, который только что изображал придурковатого увальня, мгновенно обезоружили охрану. Точнее, обезоружили-то, конечно, не движения, но сам человек, которому эти действия принадлежали.
Мария мог бы написать прекрасный учебник о том, как лишить охрану возможности выполнять свою работу, не вынимая при том пистолета из кобуры. Но... никаких учебников он не писал. Он вообще фактически не писал, чего уж говорить!
Между тем, убрав охрану, он тут же скинул балахон за ненадобностью. Мокрая тряпка перекочевала в карман брюк, кепка осталась там же. Такого рода балахоны не говорили о собственной принадлежности к кому-либо. Да и отпечатков на ней остаться не могло, не так ли?
В любом случае, было не до этого. Кто знает, всех ли углядели тогда на мониторах людей? Всех ли он убрал сейчас из тех, кого углядели. Считать? Бессмысленно. И займет слишком много времени.
Быстрые перебежки по зданию. Раз, поворот, два, прямая... три - финиш.
Финиш ознаменовался автоматной очередью из двух стволов. Мария не обратил на это практически никакого внимания. Какое ему дело до этого? Единственное что - понятное дело, он оказался несколько оглушен. Стрельба в помещении, где, видимо, была неплохая акустика - это что-то. С чем-то.
Резкая тишина, Мария оказывается в помещении следом за Самми. Неожиданно. Здесь что-то не так. Ты упустил кого-то Вилья. Ты упустил.. их успели предупредить. В противном случае, утт лежало бы гораздо больше людей. Плохо, Вилья. Очень плохо. Помнится, в свое время за такое двадцатитрехлетнего Марию сильно ругал Хуан. Но, что поделать? Теперь ошибку надо было исправлять.
Взгляд скользнул по лежащим на полу трупам. В одном из них, что был почти перед самой дверью, мужчина узнал и того, кого упустил. Память на лица позволила ему это сделать. Хотя... все мельком. Может, он и ошибся. Но, не суть важно. Времени не было. Теперь надо было разбираться с этой ошибкой - корить себя можно будет потом, когда задача будет выполнена.
Черной тенью Мария скользнул внутрь.
Влетевшая в комнату восьмерка разнесла окна. Смысл этого действия на данный момент Маша так и не увидел. Но искал недолго. Нападение с другой стороны заставило Вилью обернуться, отскакивая в сторону. Кинжал распорол ткань куртки и оставил неглубокую царапину на плече. Странно - удар мог быть гораздо более ощутимым. Или это было сделано нарочно?
Взгляд зацепился за Монсальви. Теперь на него можно было держать смертельную обиду за испорченную любимую куртку. Если бы не откровенное равнодушие Марии к одежде.
В какой-то момент Машенька на мгновение почувствовал себя овцой, бредущей на звук рожка пастушка из пасторального пейзажа. Но сильно ненадолго. Увлеченный Тузом Кубков в смежное помещение, Вилья мгновенно обратился обратно в волку, что скрывался в овечьей шкуре.
Нападать первым Маша не то, чтобы любил... просто так получалось. Нов  данном случае решено было дождаться первого удара. Или первый удар уже был? И ждем второго?
В любом случае..
Изначально была мысль лишить противника оружия, потому что кулак его выглядел не так смертоносно как кинжал в этом кулаке. Однако нанесенный удар не позволил провести необходимый маневр, вынудив увернуться, отклонившись и провести контратаку. Резко левой рукой уводя запястье противника в сторону, продолжая его удар, а не отбивая его, он насильно заставил француза открыться, после чего нанес удар фактически поддых, чуть в бок.
После чего отпустил и отскочил в сторону, слегка согнувшись и словно ожидая следующего удара. Будто нападать сам Маша не умеет, а умеет лишь обороняться и контратаковать.

29

Раз,  два, три. Шум вокруг постепенно становится монотонным и отходит на задний план, наконец позволяя выйти инстинктам. Парень за секунду до столкновения с неизвестным успевает уйти в сторону, и противник смачно шлепается об холодный пол, кажется, в попытке перекувыркнуться и встать на ноги. Джей автоматически пригибает голову, слишком высунувшуюся из укрытия, и с хрустом вдавливает локоть в солнечное сплетение нападавшего. Испустив судорожный вздох, жертва начала давиться собственной кровью. Не самый приятный конец.
Пальцы ловко перезарядили пистолет ровно за секунду от удара в спину, чьи-то пальцы сомкнулись на шее, но продолжения рыжий уже ждать не стал. Резким ударом затылка врезавшись в лоб неприятеля, он взбрыкнулся. Где-то внутри на миг появилось удивление: нападавший оказался неожиданно легок…или несобран?
«Женщина?» - удивляться к сожалению было некогда, да и почему бы и нет… Хотя в своей масти помимо Королевы Эгинстон женщин не знал. Боевых.
Ладонь на мгновенье раньше встретилась со ступенькой нежели многострадальная рыжая голова, пальцы чуть закололо от резкого удара об бетон. Из груди донеслось утробное шипение. Шут бы выругался, если бы его это не начало забавлять. Рывок в сторону, чтобы не быть феерично пристреленным в затылок (серое вещество он предпочитал надежно упакованным в черепную коробку), и уже спасший раз жизнь острый локоть бьет бойца Кубков куда-то ниже груди, под ребра, словно пытаясь раскрыть их. Новый рывок в сторону обозначает свой результат чуть позже, когда не заметивший боли в пылу схватки молодой мужчина обнаруживает, что рубашка слишком липнет к левому плечу и начинает сковывать движения. Запах крови и пороха смешались, оставив неповторимый след внутри ирландца.
- Ай-вэй, нехорошо. Жалко вещь, - Джей часто говорил во время битвы, говорил миролюбиво и спокойно, словно в данный момент с треском не отрывал испорченный рукав рубахи от основной ее составляющей, а как минимум валялся на пляжах Мальты прохладным вечером.
Девушка двигалась быстро, и, по-видимому, не особо разделяла желания телохранителя поболтать. Даже наверное суетно. Пока она стремилась найти укрытие, парень выбрал за него другую такую же колонну, одновременно умудряясь перевязать оторванным рукавом плечо. Сейчас боли не было, разве что только рука отказывалась свободно подниматься. Но будет больно до родного кельтского матерного, потом. Ощущения подсказали, что пуля не повредила  сустав или кость, а по чистой удачи прошла на вылет в верхних тканях. Но неудобства были не меньшие. И до сердца что-то не так далеко как хотелось бы.
Здоровая рука сильнее сжала оружие и в тишине прозвучал два короткий выстрела. Послышался звук осыпающегося верхнего слоя бетона колонны.

30

Цербер сосредоточился на серии контратакующих ударов девятки денариев. В сопернике чувствовалась многолетняя выучка, индивидуальный стиль и опытность, что немедленно сказалось на манипуляциях чернокожего мужчины в отношении защиты Арно. Отбившись от острого клинка, Вилья успешно отвел повторный замах туза, более того, ему удалось нанести точечный боковой удар от которого сразу хочется вставить в горло трахеостомический катетер ибо носоглотка отказывается глотать кислород. Благо, де Монсальви не выпустил из рук небольшой кинжал и уже встал во фронтальную стойку. Чтобы дать отпор находящемуся во всех отношениях в выгодной позиции, Марии. Но волоокий гигант к величайшему изумлению француза принял левостороннюю боевую позицию и с глубоким презрением отобразившимся в собранной позе принялся ожидать дальнейшего поворота событий. На какое-то мгновение захотелось опрометью броситься начищать блестящую гладкой кожей маковку девятки, но на фоне  общего гомона  и интернациональных боевых кличей, подозрительное затишье со стороны визави выглядело парадоксально зловеще, что и заставило на добрые несколько секунд остановиться и босса кубков.

Ну давай, детка! Сделай мне больно!
– когда мысли шли в разнос с ситуацией, Арно понимал, что пора сворачивать поединок. Это тем более странно, что он только начался, а Церберу просто до колик в левой пятке хотелось контролировать процесс наполовину сорвавшейся операции. Торможение же со стороны капитана СБ биржи сильно нервировало, что сказывалось не самым лучшим образом на мозговом процессе де Монсальви. Когда мозг в смятении, лучше пустить в расход инстинкты, рефлексы и навыки, чем и занялся Арно.

Пальцы без сожаления выпустили респератор и тот с глухим стуком ударился о пол покрытый щебнем. Тем не менее, противогаз остался в поле зрения мужчины.  Цербер принял исходное положение — левостороннюю стойку. Правую руку стремительно вынес вперед... Отточенный алгоритм движений: предплечье вдоль туловища, локоть в строго зафиксированной позиции.  Прямой удар рукой пришелся аккурат по задубевшему в боевых сражениях Вилье. После выполнения болевого действия, туз выпрямил руку в локтевом суставе. Кулак все еще был зажат пальцами вниз, будто следующий выпад тут же последует за первым, так же и левая рука находилась в положении атаки... Но Арно быстро передумал, вернее, тренированное тело само подсказало следующий виток силового противоборства: начав  разворот бедрами ударил носком правой ноги в одноименную голень противника. Затем подался корпусом немного вперед, сокращая дистанцию, и нанес удар коленом той же ноги в верхнюю часть бедра противника.  В ушах засвистела минорная , ультразвуковая волна и спустя мгновение бездарно умерла где-то в нутре бетонной стены-Арно понял, что лихая пуля только что едва не приговорила его. Это прибавило дополнительно стимула для яростной атаки и, продолжая разворот,  повернувшись к противнику спиной, ударил стопой в его колено с внутренней стороны.

Сморгнув скатившуюся в глаз каплю пота, Цербер прищурился от  секундного дискомфорта. Динамика рукопашного боя с Вильей была оправданна бестолковостью людей Китона, которые разили из пушек напропалую  по всей видимости мало интересовавшихся тем, что при близком контакте, который происходил между вовлеченных в  единоборство девяткой и тузом ,может в момент измениться положение тел и пуля наверняка догонит не намеченный неверной рукой объект, а собственного маститого товарища.  Арно был полон праведного негодования на беспорядочный произвол денариев, сильные руки не дали и секундной передышки темнокожему гиганту и схватив большую тушу в охапку (удар под колено с внутренней стороны вполне позволил провернуть этот маневр) оттащил его к ближайшей стене, где  лицо Марии прошерстило щербатую неровность бетона и в довершении приложилось твердым лбом к не менее твердой поверхности стены.
Воспользовавшись удачным ходом рукопашного боя, Арно запотевшими руками скользнул по взмокшей шее нашупывая тонкие тентакли проводов от выпавшего наушника, один из них был незамедлительно водворен на место. Ощутив подушечками пальцев наличие микрофона во внутреннем кармане куртки, Цербер отрывисто произнес:

-Жанне, займись Магом…

На какую-то , далеко недобрую пару-тройку секунд закралось подозрение , что король не ответит, так же как и малышка Ксайф. Ироничный, даже в такое невеселое для кубков время, голос Клемента что-то отрапортовал  тузу, но де Монсальви не расслышал что именно ибо весь слух, осязание и шут разберет что еще, шестое чувство быть может, буквально вопили, что эта полу минутная отлучка обойдется  Арно де Монсальви  очень дорого…


Вы здесь » The City of Chicago » За пределами города /outside the city/ » Небоскреб имени Святого Клемента /Saint Clement skyscraper/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC