The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Кофейный дом Gourmet /Gourmet coffee shop/


Кофейный дом Gourmet /Gourmet coffee shop/

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s59.radikal.ru/i164/0905/1b/9fae638ed631.jpg

http://i043.radikal.ru/0905/66/46c1a6b7dc33.jpg

2

--) Лаунж

Янош с самым серьезным видом кивнул, мысленно произнося имя девушки, пробуя его на вкус и тут же подбирая мелодию. Он всегда так делал, на каждое имя, номер, человека имея определенный мотив, воспроизводя в голове который мог вспомнить собеседника. Сейчас вот вышло что-то легкое, немного пугливое, отчего-то напоминающее олененка Бемби, у того так же трогательно путались длинные ножки, и очаровательно блестели огромные глаза.
-А вы зовите меня Яношем, можно Белой,- на мгновение приложил указательный палец к кончику носа, закрыл глаза и смущенно улыбнулся, жест длился не больше секунды, глаза открылись еще мгновение спустя,- я, конечно, уже ужасно стар, но обращение по имени вернет к счастливым временам молодости,- беззаботно отозвался, заговорщицки подмигнув,- договорились, Лилит?- улыбнулся весело.
Преображение случилось мгновенно, настолько, что венгр не сразу понял, причину. Прокрутил в голове сказанное ранее, так, кофейня, еще был отель и маленький ворох других слов, но ключевым оставались эти два. Интуитивно, а если откровенно, то из-за тянущей его маленькой ручки в направлении выхода, композитор логично заключил, что причиной такой радости послужил не отель. Значит, кофе, кофейня. Неужели так можно радоваться простому напитку? Как, однако, проблематично… он скосил взгляд на рядом стоящую девушку, спросить ее напрямую? Хм… неудобно все же.
Келети остановил такси, благоразумно рассудив, что ехать в его машине неприлично, а пешком неинтересно, потому что не зима. Отчего-то ему нравились зимы в Чикаго, по большей части наполненные снегом, очень красиво отражающемся в свете уличных фонарей ночью, в такие вот вечера нужно гулять как можно  дольше, потому что отдавать сну за просто так волшебные мгновения непозволительная роскошь.
«Эй, эй, попридержи коней! Нюни распустил»,- начал отфыркиваться голос, к одинокому возгласу мгновенно подсоединились остальные.
«А ты чего лезешь, может у него планы какие?»- кто это вздумал его защищать? Трогательная забота.
«До зимы далеко, Ромео, так что залазь быстрее в машину, ока на другой не увезли в куда мене симпатичное место, чем кофейня»,- а вот это дельный совет.
Янош протянул руку, помогая Сурис выбраться из машины, мягко повернул к огромному окну заведения и открыл перед ней двери. Пожалуй, сегодня он сильно помог своей карме, ему с трудом вспоминался еще хоть один человек, испытывающий такую радость, такое откровенное удовольствие, светящееся в глазах. Либо, он вообще видел мало счастливых людей. Тоже вариант, но мы не о том.
Бела передал Лилит меню, не лишая ее возможности выбрать «крохотное пирожное», в любом желаемом для нее количестве. Пожалуй, в этом она напоминала его младшую сестру, разве что у Милы не проскакивало временами такое незащищенное выражение, словно она ждет удара.
-Так как на этот вечер я в вашем полном распоряжении,- пальцы композитора педантично расправляли складки на салфетке, в то время как болотно-зеленые глаза с любопытством рассматривали собеседницу,- должен вас сразу предупредить,- мужчина сделал паузу, немного наклонился к Лилит, словно собирался сделать страшное признание, и приглушенным голосом произнес,- временами я бываю страшным занудой, так что если почувствуете, что начинаю надоедать, можете сослаться на позднее время,- он задумчиво побарабанил по кожаному переплету меню, затем откинулся на спинку с довольной улыбкой,- предлагаю условный сигнал, вернее фразу. Какую, выбирайте сами,- бросив это коварное предложение, венгр занялся своей чашкой кофе, не мешая Сурис заняться своей «крохотной». За что он любил эту кофейню, так это за сервис и почти телепатические способности (усиленные незаметно подсунутой взяткой, когда возвращал меню). Перед Лилит стояла не обычная белая керамическая чашечка, вернее, не совсем обычная. Цвет оставался все тем же педантично белым, но если присмотреться, то можно было увидеть рисунок, а если точно, фактуру мятой бумаги, особенно интересно это было не так для зрения, сколько для осязания, когда под пальцами прощупывались десятки мелких выпуклостей и вогнутостей.
Кода, не мятая бумага, на кожу больше всего походила эта фактура. Интересно, его предположение насчет причины радости девушки оказались верны, или снова ткнул пальцем в небо и промазал?

3

Лилит не верила в сказки. Ни в детстве, ни, позже, в юности. Санта Клаус? Зубная Фея? Кто это вообще такие? Разве они существуют? Конечно же нет! В таком тесном и сером мире нет места краскам оживших сказочных страниц. Да, и как можно верить во что-то по-настоящему теплое и детское, когда тебя давно уже нет… О каких волшебных тенях идет речь, когда ты сама как тень, отнюдь не волшебная, но все же? Боже! Ты и есть тень! Очень злая и одинокая тень. Хотя сейчас не об этом.
Итак, сказки. Без них очень трудно. А вы не знали? Поверьте, так и есть. Поэтому если ты не веришь в сказку, хотя бы заставь ее поверить в тебя. Сыграй в нее так, как никто бы другой никогда не смог. Слышишь, очень злая и одинокая тень? Играй в нее! Играй в нее так, как она бы играла в тебя… это будет твоя собственная, ни на что не похожая!
- Янош, - Лилит подняла взгляд на мужчину, - Буду называть Вас Янош, - даже если бы Вы не попросили, все равно называла бы, - Мне нравится это имя.
Еще бы. Оно же идеально для принца королевства сказочной посуды и пирожных – Янош! Янош! Янош… Какое же оно, это ваше королевство? Очень интересно.
Странные жесты, странные взгляды. Сурис, только сейчас заметила, насколько она ниже и вообще, меньше. Забавно, наверное, со стороны. В полумраке такси Лилит совсем растворялась, когда как долговязый Келети красивым темным силуэтом живописно во всех смыслах рассекал сравнительно небольшое пространство на две половины – его и ее. Казалось, если Янош вдруг на секунду забудется, отвлечется, десятка мечей совсем растворится, исчезнет в серых разводах ночного Чикаго. Никто и не вспомнит, что она  тоже здесь… Страх быть потерянной по пути в Королевство заставил Лилит ухватиться за край куртки композитора. А все равно, что подумает! Лишь бы не забыл, что она здесь, рядом… Неужели приехали? Как быстро.
- Странное оно… это ваше королевство, - Сурис вышла из машины, внимательно разглядывая здание кофейни, - Но так даже лучше.
Определенно, лучше. Но, Лилит, дорогая, не могла бы ты, как бы это помягче сказать, играть в свои игры тихонько? Про себя? Мистер Келети этого не заслужил! Вот так вот в лоб о том, что ты ненормальная… Это невежливо, Лилит. Понимаешь?
- Ах! - не понимаешь, значит; хотя да, бесполезно что-то объяснять человеку, у которого в голове одни пирожные, - Янош, смотрите, какие они красивые! – девушка протянула мистеру Келети свое меню, совершенно игнорируя тот факт, что у мужчины в руках было точно такое же, - Они такие красивые, Янош!
Это, и это, и это, и вот это, пожалуйста. Вы думаете, она будет их есть? Ха!  Лилит не ест пирожные, она на них смотрит. Кофе? А кто-то пьет кофе в кофейнях? Отвлеклась.
- Хорошо. Тогда, когда Вы начнете мне надоедать, - на секунду в серых глазах ни следа радости, ни щенячьего восторга…только пустота, да и в голосе какие-то холодные тона, - …я Вас убью.

…………Лилит?

- Простите, - в ужасе от самой себя Сурис моментально перестроилась, изобразив смущенную улыбку, - Это было не смешно.
Именно. Но что это было? Как в старые недобрые… О, нет… Нет… Нет, только не это!
Лилит продолжила улыбаться. Оставалось только надеется, что мистер Келети ничего не заметил и поверил во весь этот бред про неудавшуюся шутку. Ведь чтобы понять, что на словах «я вас убью» Сурис была предельно серьезна, достаточно было в тот момент взглянуть в ее глаза. И ведь не дай Бог он зам…
- Она великолепна! – как и не было ничего, - Эта чашка! Янош! Она великолепна!
Черт возьми! Лилит!  Ты только что угрожала этому человеку расправой, а теперь тычешь в него чашкой? Мисс Маренеро! Вам не кажется, что за два года, Лилит не стала лучше… Разве что еще более ненормальнее? С этим надо что-то делать, мисс Маренеро, иначе мистер Келети сбежит из этой кофейни раньше, чем кончится арендная плата за него!
- Янош! - Сурис схватила руки композитора и прижала их к своей чашке, - Неужели тут все чашки такие замечательные, Янош? Вы были правы! Это место очень уютное!
И хотя понятие «уют» у Лилит несколько отличалось от общего, мистер Келети должен был понять, что имеет в виду десятка. Не стены и не пол. Чашки и пирожные – вот он уют! Кстати о пирожных… Пока девушка совершенно очевидно сходила с ума, на столе поубавилось места: пять или шесть тарелочек с теми-самыми-крохотными пирожными неохотно взяли бразды правления вниманием Лилит.

Мистер Келети! Янош! Умоляем! Ради всего святого!
Остановите ее.

Отредактировано Лилит Сурис (2009-12-22 02:18:50)

4

Самое смешное, это желание человека во всем разобраться, вывести из пределов неосознаваемого, дать имя, повесить ярлык, красивую упаковку, расфасовать и поставить на место. Четко отведенное место. Люди занимались этим постоянно, на протяжении всей истории, умело и ловко маскируя это почти маниакальное желание под эгидой науки, рекламы, маркетинга. В результате, на выходе мы получили презабавнейшую картинку полного и безмерного порядка. А вся метафизика, все привидения, домовые, лешие, экстрасенсы, паранормальные явления поспешно приписываем выдумкам, игре света и тени, воображения, в конце концов. Наши расшатавшиеся нервы стали универсальной отговоркой, объяснением и оправданием. Очень удобно, согласитесь.
Янош не стал прикидывать ничего нового, не стал придумывать новой вселенной, новых законов или реагировать так, как то сделал бы «нормальный человек». А «нормальный» наверняка бы побледнел, подавился, закашлялся, потому что именно в этот момент подносил крошечную чашечку чая к губам, вытаращился бы на собеседницу, к слову, сейчас не выглядевшую таким уж божим одуванчиком, смотрел бы минуту, как выброшенная на берег рыба, а затем вдруг вспомнил про забытый на плите утюг.
Но Бела этого не сделал. Вместо вышеописанных действий, Келети поспешно отхлебнул крошечный глоток горячей ароматно пахнущей жидкости, отставил малюсенькую рифленую чашечку на такое же маленькое и витиеватое блюдце, педантично вытер губы белоснежной салфеткой и очаровательно, но немного растеряно улыбнулся Сурис.
-И вы будете совершенно правы в своих действиях, Лилит,- Янош усмехнулся чуточку насмешливо, отбросив некоторые правила этикета и заправив рукава смокинга на три четверти,- чего нельзя простить ни одному мужчине,- короткая пауза, пока он возился с манжетами,- да и женщине, к слову, тоже,- как бы между прочим, покачав головой,- так это скуки. Я бы и вовсе голосовал за извлечение всех скучных людей из общества,- досадливо поджал губы, когда черная запонка из оникса отвалилась и с тихим треском упала на стол возле сахарницы,- вечно забываю их снять,- с неудовольствием, обращенным на самого себя.- Так о чем я говорил?- вопросительно взглянув на девушку, и тут же продолжил, не дожидаясь ответа,- ах да, так вот, скучные люди. Но боюсь, если бы мы очистили наши дома, улицы, здания от этих личностей, города превратились бы в сумасшедшие дома,- и вопросительно изогнув бровь, наконец-то справившись с пиджаком, остановил взгляд на Сурис.
Знаете, что еще забавно. Он ведь такой же, как и она. Тоже сумасшедший. Тоже вздрагивает, когда люди приближаются слишком близко. Нет, не подумайте, он не претендует даже на кусочек ее мира, и не то, чтобы он ему не нужен, скорее… ему хватает своего квартета. Но он не прочь заглянуть в него, в ее королевство, ее владения. Хоть одним глазком через шторы небольшого окошка. Дружеский визит… да-да, вы угадали, с красивыми пирожными, которые жалко есть и оригинальным сервизом, чайничком ручной лепки, возможно, даже собственноручно сделанным. Он когда-то увлекался этим… как же его… лепкой? Нет, другое слово... черт, не помнит.
-Да, это место... интересное,- улыбнулся внезапно, подперев голову ладонью и глядя на девушку, на то, как она смотрела на десятки пирожных, уже заведомо чувствуя, что есть она их не собирается.
Знаете, Лилит Сурис, вы забавная. У вас имя, как у первой женщины. Самой первой, еще до Евы. Которая стала женой Самаэля. И в тоже время Сурис – мышка. Такое сочетание, немыслимое, невероятное, ложное, отвергающее, отрицающее одно другого и в то же время, так гармонично соединенное в вас.
Мы поражены. Мы взволнованы. Мы покорены.
-Зачем вы купили меня?- все так же поддерживая голову ладонью, когда длинные пальцы пианиста вытянулись воль худого лица, а грязно голубые глаза внимательно следили за сменой мимики на лице… Лилит.

5

Лилит пребывала сейчас где-то вне этого кофейного дома…Не то, чтобы мыслями далеко, всем своим существом, вся в этих маленьких пирожных, чашечках, ароматах - такая маленькая, - затерялась! Не стоит понимать превратно, случается иногда. Внезапно улыбка на бледных губах. Не чему-то конкретному, так, абстрактное. Девочка заигралась. Серьезно! Радуется не от вкуса, а виду, ну, не странно ли? В ее возрасте пора бы начинать по-взрослому задирать носик, кокетливо улыбаться и играть по надиктованным правилам, всячески направляя свою жизнь в выгодное социальное русло. Лилит же не то, чтобы не играет - даже не думает. Внутри что-то закостенелое прошлого времени постоянно нашептывает вещи страшно обидные, но от этого не менее правдивые: крови не смыть с этих тонких рученек уже и собственной. Слишком многих Лилит лишила самого драгоценного, чтобы око за око и по делом. Думать о себе (о семье) преступление. Мисс Маренеро… Такая добрая и чуткая мисс Маренеро все еще верит, что она, серая мышка, имеет право на что-то большее, высшее. Такая добрая и чуткая мисс Маренеро! Что же? Откинуть прошлое? Забыть? Покается? И все растворится, уйдет, забудется? Вот так просто? Все те люди, в чьих глазах этот маленький силуэт в мантии ужаса застыл навсегда, протестуют. Хотя, кто их услышит? Мертвым права голоса не давали.
- Не говорите так, Янош, - Сурис взяла тонкими пальцами запонку мистера Келети и поднесла к глазам – Убийство это не выход. И я, к сожалению, узнала об этом слишком поздно… - ну, вот опять! – Простите. Сегодня я совсем не могу притворяться, знаете, делать вид, что я нормальная и вообще… Играть роли, - Лилит перестала разглядывать черный камень в аксессуаре и перевела взгляд на мужчину, - Вот эти пирожные, кружки – это все игра. Моя собственная… Моя собственная роль. Роль самой себя.  Понимаете? Я придумала себе хобби в детстве, чтобы быть как все. Забавно, правда? Быть как все, - десятка странно улыбнулась и через несколько секунд продолжила, -  Вы ведь понимаете, у всех есть хобби. А те, у кого его нет, его себе придумывают. Это образ жизни. Если у тебя есть хобби, люди будут воспринимать тебя как своего. Так вот, свое хобби я придумала еще в детстве – я коллекционирую чайники. Покупая новую посуду, я внушаю себе эту странную любовь к чашкам, чайникам. И знаете, сейчас я даже могу уверенно заявить, что все это по-настоящему… Я по настоящему все это люблю. Понимаете? По настоящему радуюсь, когда удается достать в коллекцию что-то необычное. Но сегодня… Сейчас… Глядя на эти пирожные… Держа в руке эту замечательную чашку… Знаете, я как машина, настроенная для выполнения определенного алгоритма.  Я смотрю на них, вроде бы радуюсь… Но в голове крутится и крутится одна мысль. Знаете какая? – по детски игриво улыбаясь, Лилит уткнулась локтями в стол и положила голову на руки, - От себя не убежишь. Правда, ведь? – Сурис снова поднесла запонку Яноша к глазам, - Я ведь серьезно. Если захочу, я могу Вас убить, - Лилит сегодня как никогда красноречива и честна…ох – Мне кажется, Вы поняли это. Поняли ведь? Просто странно… Я не заметила ни ужаса, ни чего-то похожего. Вы меня не боитесь? Или Вы не боитесь смерти? – хватит, хватит, остановись! -  Если честно, в такие моменты, я сама себя боюсь. Благодаря мисс Маренеро (вы ведь знаете мисс Маренеро?) временами начинаю забываться. Думать, что я лучше, чем есть на самом деле. И вот сегодня как раз… Когда Вы сказали мне про эту кофейню. Я так искренне обрадовалась. Не выскажи я свое предложение, кто знает… Ах, я говорю много и ужасные вещи! Простите, Янош - Лилит помрачнела, протягивая запонку мистеру Келети, - А у Вас есть хобби, Янош?
Наверняка есть. Быть как все, помните? Вы, кажется, музыкант… Лилит слышала что-то краем уха, когда Алессандра творила ее судьбу на том злосчастном аукционе. Музыкант… Это прекрасно, мистер Келети! Музыка - это сто процентный способ убежать. Ненадолго, конечно, но все таки, согласитесь, лучше, чем ничего. Музыкант… Вы не простой музыкант, Янош, ведь правда? Есть в Вас что-то не обычное. Что-то, что может понять только такая неправильно скроенная, как Лилит. Человек, который выбрал своим убежищем музыку, видит и понимает больше других. Вы – неправильно скроенный, совсем как Сурис, но на другой лад. Понимаете? Вы отличаетесь от других (иначе, зачем Вам музыка?). А теперь, внимание, вопрос! Сможете? Сможете понять серую мышку с именем демоницы, сжирающей детей? Сможете! В противном случае, давно сбежали из этого кофейного дома под предлогами… Совсем как те, кто до Вас сумел приоткрыть двери ее маленького мира. Ну, так как? Рискнете? В долгу не останется. Все силы положит на то, что бы понять, в свою очередь, Ваше устройство. Понять и принять.
- Зачем? – сначала Лилит изобразила удивление, - Сложный вопрос, - затем нерешительность – Можно сказать, что «я решила привнести разнообразие в привычную жизнь»,  - о, да, очень остроумно и почти дословно, - «Забыть, кто я есть, и стать кем-то другим».
Не говорить же ему правду!? Да, и странно бы прозвучало: «Мне Вас купили, мистер Келети. В наказание за то, что я ослушалась приказа. Знаете, у моей начальницы весьма гуманные способы наказания! Вот мой прошлый начальник…» - не находите? Пусть лучше так. Да, и что это может изменить? Вы уже здесь, мистер Келети, с Лилит… Если у Вас и был шанс сбежать, то Вы его благополучно упустили. Теперь до конца вечера (благо, он уже не за горами) Вы полностью и безраздельно принадлежите Лилит. Она, вспомнив слова мисс Маренеро, это только что осознала. И, кажется, десятка, наконец, поняла, что имела в виду ее начальница на аукционе.
- А почему Вы спрашиваете? Неужели уже разочаровались в своей покупательнице? Или вы разочаровались еще там, на сцене? Понимаю. На аукционе было полно куда более достойных (богатых) и прекрасных дам, чем я… Ну, ничего не поделаешь, Янош - на лице заиграла улыбка, которую можно было бы охарактеризовать, как заговорщицкую, - Вы мой.
До полуночи, разуется.

Отредактировано Лилит Сурис (2010-02-22 18:38:44)

6

Безоблачный миг фиолетовой веры
Играешь, как Бог, но поешь под «фанеру»
Ты опытный гид одноразовой ночи.
Реши, наконец, так чего же ты хочешь? ©

Он никогда не был один. То пресловутое, воспетое и возведенное человечеством в ранг культа слово «одиночество» так и осталось всего лишь словом на бумажке и рекламных роликах. Еще порой в фильмах встречалось, но там больше надуманного и гротескного, чем живого и настоящего. Ему ни разу не удавалось молчать, находиться наедине с собой, слушать тишину длиннее пары секунд. Ему была дарована возможность слушать движение планет, приравняться к Бетховену, Баху, понять или хотя бы попытаться понять их гений, но плата за это непомерно велика. У Бога, или кто там вершитель судеб, кто с таким тонким расчетом и математической точностью считает равновесие. Этот кто-то неведомый, к черту, пусть будет Бог, не дает поблажек и пустых обещаний. Во всем должна быть гармония, и за гений необходимо платить. Его цена была сожительство в голове нескольких личностей, пока еще только говоривших с ним, не влияя на действия, но как долго это будет длиться? Сколько времени пройдет прежде, чем он начнет видеть свое сознание? О, это будет забавная встреча.
Привет.
Привет
Ты кто?
Я твое иррациональное сознание. Давай дружить.
Да уж, веселое время ему обеспеченно, а закончиться все выстрелом в голову из крупнокалиберного пистолета, когда голоса и видения в голове станут слишком громкими и слишком навязчивыми. Одно нажатие курка и тишина, покой до скончания времен.
А девочка напротив воспринимала его слишком буквально. Это не страшно, люди редко понимали, когда он шутит, а когда говорит серьезно, в конечном счете, разве не в каждой правд, лишь доля юмора?
«Ты снова все перепутал, Бела»,- цокая язычком, недовольно возвестил голос.
«Не приставай, может он клинья подбивает»,- затараторил ему в след другой, более высокий и писклявый.
И скоро диалог превратился в ожесточенный спор с похабными шуточками. Келети прижал длинными пальцами виски, едва заметно поморщившись. Порой эта чехарда в голове… нет, не пугала, бояться ее он перестал давно, она его неимоверно раздражала.
«Как базарные бабки»,- собственно исконная мысль. Легкий вздох, и синие глаза с поволокой опускаются на девочку\дувушку, уголки губ приподнимаются в улыбке_вопросе с каплей задумчивости.
-Люди – идиоты, моя дорогая,- очень мягко, словно прикасаясь к хрустальной вазе с тонкими-тонкими краями, одно лишнее прикосновение и она разлетится на тысячи осколков. И ты загонишь каждую из них глубоко вовнутрь прежде, чем сможешь собрать ее обратно,- они загнали себя в рамки, освободили время лишь для того, чтобы забить его обратно чем-то на их взгляд милым, а если объективно, совершенно пустым,- из горла вылетает не то вздох облегчения, не то насмешки, а не то просто тихий кашель, ведь вчера он снова ходил по городу без плаща.- Не придумывайте себе лишних проблем. Все равно, это всегда заканчивается одинаково,- ничем хорошим, только разбитыми мечтами\надеждами.
-Знаю,- а ведь и правда знал. Что-то на химическом уровне, или здесь замешана мистика, для результата не важно в общем, в самом начале знакомства подсказало, что не все так просто и легко, не так воздушно и по детски наивно, как может показаться. Лилит Сурис несет в себе куда больше опасности, а выглядит при этом как трогательный олененок Бемби. Поистине тонкий расчет.
Мужчина кивнул, вновь покрутив чашку за ушко, перемещая ее по часовой стрелке. Чаепитие у Безумного Шляпника, поднял голову, осмотрелся, а почему бы и нет, тоже весьма подходит, разве что декорации не те, но зачем тогда воображение.
-Музыка – это все, чем я занимаюсь. Впрочем, никогда не стремился найти время для чего-то еще,- улыбка,- смирился, наверное, с ее постоянным присутствием в голове. Никакого радио не надо,- это он пошутил.
А она отвечала стандартными фразами, словно считывала их с книги. Что ж, ее право, он лишь надеялся на честный ответ, если она решила так, разве имеет он право идти против воли ее? Нет, конечно же, нет.
-Что вы, Лилит, что вы,- легкое пожатие плеч и очаровательная улыбка,- всего лишь любопытствую, порой страдаю от этого недуга,- фыркнул, когда девушка упомянула деньги,- поверьте, толщина вашего кошелька, это последнее, что меня интересует. А вы к себе несправедливы, моя дорогая, сейчас вы очень похожи не на Лилит, а на лилии. Даже не знаю почему, может, дело в белизне кожи,- он задумчиво пожевал нижнюю губу,- право слово, не знаю.

7

=====> из дому, вестимо

-Дрянь!- озлобленному отражению в зеркальце приспособленному к лобовому стеклу автомобиля. Бьющие по ушным перепонкам звуки клаксонов от стоящих в пробке машин и без того не давали состредоточиться на приведение своего облика в божеский вид. Хотелось заткнуть всю эту какофонию из сигналов и ругательств водителей однозначным интернациональным жестом, что знаменует выставленный средний палец.

Кисточка от тюбика с блеском для губ уже не единожды промазывала мимо цели и розовый перламутр неэстетичными мазками  отпечатывался где-то в области щеки певицы. Автомобиль качало в нетипичной для воскресного утра пробке, как хлипкое суденышко в шторм. В энный раз удалив влажной салфеткой следы декоративной косметики с заспанного лица, Фэрчайлд мысленно посетовала на невозможность иметь этакого мобильного гримера, который бы являлся пред светлы очи девушки в считанные секунды.
Совершенно не хотелось ударить в грязь лицом перед сотрудниками ее двоюродного братца. Если память не подводила американку (а если принять во внимание беспорядочный образ жизни Канны, то удивительно что она до сих пор помнит собственное имя), в офисах фондовой биржи, в которой Кристиан Арчер был ни много ни мало- генеральным президентом,  служили не только высококвалифицированные работники, но прежде всего, стильные до педантично выглаженных стрелок на брюках, мужчины и женщины.
Некая мисс Андерсон, представившаяся личным секретарем Кристиана Арчера, со всевозможными извиненительными обертонами в приятном, поставленном голосе попросила о встречи мисс Фэрчайлд. Стыдно признаться, американка до сих пор не помнила имен приближенных к Тину сотрудников... Что ж, мисс Андерсон не виновата, что полдень для певицы, все еще раннее утро и нет-нет, ни в коем случае нельзя посылать личного секретаря дражайшего брата к чертям собачьим, ведь некрасиво же, не презентабельно, в конце концов обидеться может.

Бросив наконец, тщетные попытки придать своему лицу светский лоск, девушка водрузила на лицо огромные солнцезащитные очки. Забранные в конский хвост светлые волосы и жемчужно-серый костюм, весьма схематично напоминающий деловой  делали облик девушки непритязательным. К сожалению, в ворохе выпотрошенной из шкафа одежды где всегда царит беспорядок, творческим который не сможет назвать даже человек с очень хорошим воображением, не было обнаружено ни одной подходящей блузы или рубашки. Канна вышла из положения одев под приталенный короткий пиджак самую обыкновенную майку, которые водились в ее гардеробе в изобилии. И вот, образ бизнес леди готов.

Припарковав у кафетерия свою Toyota RAV4- нескромный подарок поклонника из разряда «ценителей ее творчества», Фэрчайлд хмуро оглядела кофейню где ей была назначена встреча. Преодолев пространство от машины до заведения певица с удовлетворением отметила, что никто не бросает в ее сторону любопытных взглядов, а значит ее появление в общественном месте сохранится инкогнитго, хотя бы некоторое время.
Администратор деликатно подвел американку к ожидающей ее особе. Непритязательный столик в уютном закутке зала, миниатюрная девушка со светлой копной волос: 

-Мисс Андерсон? Здравствуйте...- Фэрчайлд поприветствовала секретаря Арчера несколько официально, но не без симпатии просквозившей в голосе- уж очень моложаво выглядела мисс Андерсон. Хотя, если учитывать вкусы брата, то нет ничего удивительного в том, что столь ответственный пост лежит на хрупких плечиках совсем юной девушки...
Сев напротив Андерсон, Канна отважилась снять очки с темными линзами и выжидательно посмотрела на визави.

8

- особняк

Вдох-выдох, все по расписанию. Подьем в шесть утра, контрастный душ, выбор костюма, легкий завтрак, своеобразная репетиция манер и мимики, чтение подогнанных материалов к делу и «вуа ля!». Волк Лилит в овечьей шкуре некой мисс Андерсон. Со всей серьезностью подойдя к делу, восьмерка не только продумала каждую деталь внешнего вида, но и состряпала себе несколько вполне человеческих привычек. Воплощение образа деловой женщины был у Сурис на протяжении нескольких лет прямо перед глазами: мисс Маренеро - прекрасное сочетание красоты, ума, таланта и женского шарма, столь редкого в наши дни, когда эмансипированные женщины самозабвенно кряхтят о свободах и равенстве. Как себя вести, что говорить, куда смотреть и как получить то, что тебе нужно - за реалистичность воплощения образа мистер Монсальви мог не переживать. Этот спектакль будет если не лучшим, то весьма и весьма успешным. О, да.
- Добрый день, - сдержанная улыбка обслуживающему персоналу, продуманный и спланированный «как будто бы рассеянный взгляд на наручные часы», вздох, - Мисс Андерсон. Я заказывала столик.
Учтивая улыбка в ответ и жест, приглашающий пройти в залу. Почему Арно выбрал местом встречи с мисс Фэрчайлд кофейный дом Gourmet для восьмерки так и осталось загадкой. Благо, разделять эмоции с работой Лилит умела как никто. Переступив порог кафетерия, она полностью поверила в себя еще совсем молодую, но уже успешную женщину, состоящую на службе у Кристиана Арчера. Лилит? Алессандра? Янош? Этих людей целеустремленная Аннет, а именно такое имя выбрала себе восьмерка, никогда не встречала на своем тернистом пути к благосостоянию и социальным верхам Чикаго. К чему пустые вдохи, неопределенные взгляды и мысли о чем-то нереальном? Дело, только дело привело ее сюда. История проста, а план давно продумал в мельчайших деталях и только время… Когда канарейка в лице мисс Ферчайлд впорхнула в кофейню, Лилит, ах, нет, простите, Аннет моментально собралась, точь-в-точь представительница семейства кошачьих, хищно облизывая губы (одна из привычек Андерсон, придуманных восьмеркой с утра). Главная героиня пребыла, назначенный час пробил. Занавес, свет, музыка… Акт первый.
- Здравствуйте, - сдержанная улыбка, деловое рукопожатие, - Присаживайтесь, мисс Фэрчайлд, - идеально сбалансированный жест приглашения: щепотка непринужденности и толика нарочитой деловитости, - Я уже представлялась Вам по телефону,- легким и изящным жестом поправив оправу, улыбнуться - Аннет Андерсон секретарь мистера Арчера. Прошу прощения, за неожиданный звонок. Дело деликатное и очень личное. Впрочем, о деталях позже… Не хотели бы Вы чего-нибудь выпить?
Ох, не отказывайте себе ни в чем, мисс Фэрчайлд. Это ваш день! Вы, того не зная сами, играете здесь и сейчас главную роль. О, да, да! Сегодня Вы муза кубков, их лавный козырь, дама, госпожа! До поры до времени…Наслаждайтесь положением, они так кратковременны…положения.
- Я бы хотела сразу перейти к делу, - в очередной раз непринужденно поправив оправу, улыбнуться, - Но если у Вас есть какие-нибудь вопросы ко мне, не стесняйтесь. Все же, это наша первая встреча.
Откровенно говоря, Аннет была удивлена. Ни тебе вызывающих манер, ни выдрессированной броскости, эпатажа. Скромно, женственно, как-будто смертельно устало и во всем. Однако нельзя отрицать и того, через всю эту, казалось бы, святую простоту просвечивало что-то, что Лилит, она же Аннет, понять никак не могла. В голове отчаянно крутились строчки из стихотворения одно русского поэта: «Канарейку из-за моря привезли, и вот она золотая стала с горя, тесной клеткой пленена». Канна оказалась совершенно обычным человеком. Такой могла бы быть сама Аннет… Могла бы.

Отредактировано Лилит Сурис (2010-05-15 23:33:31)

9

Левая рука уютно лежала на поверхности стола. Сложенные в бутон пальцы венчали небольшие дуги аккуратно подпиленных ногтей чей цвет резко контрастировал со всем обликом Канны. Терракотовый. Глупый, вздорный, рыжевато-ржавый цвет. Фэрчайлд вспомнила, что накануне вечером участвовала в съемке новой линии Джинс от «Lee»  в модели «Lee Chicago» . Отсылка к ковбойскому стилю прекрасно воплотилась в образе певицы, конечно не обошлось и без сопутствующих атрибутов в виде ковбойских шляп, жилеток и клетчатых рубашек…преимущественно терракотовых оттенков в тон которым нанесли лак для ногтей. Эй, Гринго! Какого цвета твои ногти будут завтра? -мысленно усмехнулась американка, ведь что ни день то новая история о которой ей напоминают омертвевшие пластины ногтей. Клеопатра, панк, фэйри, домохозяйка…Каждый день, новая роль.

-Да, пожалуй не откажусь от кофе…-произнесла Фэрчайлд стараясь не отставать от новоявленной собеседницы, чей безупречный тон клерка высшего пилотажа несколько подгонял певицу к ожидаемым от нее действиям- Ристретто, пожалуйста- обратилась к своевременно подоспевшему официанту. Истинный итальянский кофе именно тот напиток, который может сейчас взбодрить девушку чье существование на данный момент балансировало на режиме автомат.

А пока тело механически выполняло полагающие ему функции, Канна позволила мыслям вновь вернуться к созерцанию …Нет, не ногтей. Американка намеренно отвлеклась на столь ничтожный объект усиленного анализа из чего вовсе не следует, что мисс Андерсон была неинтересна сестре мистера Арчера, чей личный секретарь с потрясающей грацией сейчас  поправляет на хорошеньком личике очки. Интересно, действительно ли плохое зрение у юной особы или мисс Ан…Аннет полагает, что эта ширма из прозрачных линз в стильной оправе делает ее облик более деловым и располагает собеседника на определенный лад? Аннет…И очки.
И все –таки первое впечатление, как ни крути было двояким: сев напротив мисс Андерсон, Фэрчайлд закопалась мыслями во вчерашней фотосессии, чтобы образ сидящей напротив девушки несколько поблек и ассоциативный ряд не был таким пугающим. Слишком Аннет напоминала ей…себя. Такая же хрупкая , миниатюрная, с  такими же белокурыми волосами собранными на затылке, с костюмом одной цветовой гаммы с ней, с лицом на челе которого все еще пестрел поцелуй невинного детства…Гляжусь в тебя, как в зеркало (с).

Сморгнула. Наваждение схлынуло. Едва уловимая усмешка, до чего же умилительно, что Тин выбрал в доверенные секретари идентичный типаж внешности. Случайность ? Ой ли?

-Спасибо, что обозначили, что это наша первая встреча
- почти выдохнула Канна- а то мне уже почти совестно стало, что я вас не запомнила-ну-ну, будто тебя сильно волнует штат Тина! Вот он же не помнит поименно моего личного гримера, костюмера…Хотя агента знает лично, тут прокол…- Если вы не против, вопросы последуют в ходе беседы. Признаться, мне крайне интересна чем обусловлена наша встреча…- "мисс Фэрчайлд, ваш брат вот-вот обонкротится, поэтому…" Утрированная мысль со множеством вариаций на тему и около оной. Хотя мысль сама по себе абсурдная, хотя бы потому что в сравнении с Кристианом знаменитая рок- стар была банально бедна и там где крутились миллиарды, девушка ничем не могла ему помочь.

10

Ах, Канна, Вам не жарко? Не холодно? Удобно сидеть? Не смущайтесь, чуть что – жалуйтесь. Ничего, конечно же, не изменится, но слово, зачастую, просто слово способно сворачивать горы. Понимаете? У Вас же статус, положение. Прекрасна Канна… Кстати, тоже своеобразный статус. О, прекрасная, играйте! Мисс Ферчайлд, как никогда играйте! Правила надиктуем, не обессудьте, но все остальное, честно слово, все остальное в ваших руках! Вы же знаете, как непрост хлеб актера… Знаете! Иначе, зачем за темными стеклами прячете взгляд? Хотя это, без обид, непрофессионально. Видите ли… Прирожденный актеры, те, что в жизни играют жизнями и своими и просто жизнями, взгляд прятать не имеют права, понимаете? Во взгляде весь ты, все твое нутро, твои мысли, переживания… А кто поверит темным стеклам – стенам, кто? Ну, да, неважно, в принципе. Вы из тех, кто играть будет до поры до времени… Роли ограничены, кончены. Чуть позже в подробностях, а пока… Акт первый доигрываем.
- Воду со льдом, - Аннет улыбнулась, - Если честно, кофе уже вот здесь, - игривый надрез на шее, - Как ни крути, искусство варки кофе – основополагающее моей профессии.
Еще говорят секс. Но, шутки по этому поводу Аннет благоразумно опустила. Сейчас перед ней стояла куда более важная задача, любое опрометчивое слово грозит сбить нужный настрой. Дело, дело и еще раз дело.
- О, ничего страшного, - улыбка, вздох, - У мистера Арчера бурный поток кадров, если Вы понимаете, о чем я. Сегодня я его секретарь, а завтра уборщица.
На этом, улыбаясь, о, прекрасная, акт первый завершим – познакомились. Вы, признаться, приятно удивляете. Нет, без шуток! Так просто доверились… Пришли, сидите здесь и слушаете. Неужели в вашем бизнесе все такие доверчивые? Казалось бы, новые люди, особенно женщины, должны Вас напрягать, ан, нет! Все то свойственное новым встречам напряжение будто даже и не думает присоединяться. Паузы не звенят, минуты не тянутся. По-деловому ситуация разворачивается: без преувеличения по плану. Настораживает… А впрочем, к делу! Вот и заказ принесли – Вам кофей, нам воду. По сему, без отлагательств, акт второй.
- Благодарю, что выделили время. Я без вступлений, сразу по делу, -  оправу изящно тонкими пальчиками на место, - Мисс Фэрчайлд, ваш брат вот-вот… Хотя, лучше все-таки по порядку, - взволнованно сделать глоток обжигающе холодной воды, салфеткой очень женственно с бледных губ убрать остатки и во все тяжкие, - Год назад компания мистера Арчера заключила договор с одной очень известной строительной фирмой о постройке здания, куда в дальнейшем планировалось перевести весь нас офис. Контракт был на три года, но здание, каким то чудом, сдают уже в конце июля. Не смотря на то, что большая часть помещений еще не доделана, кабинет мистера Арчера готов, - совсем по-детски смущенная улыбка, - Мы решили сделать мистеру Арчеру сюрприз и отметить постройку нового офиса корпоративом. Но, как Вы понимаете, если кто-то из сотрудников проболтается или начнет себя странно вести… Мистер Арчер очень проницательный и умный человек,- немного страсти в словах, интонацию чуть повыше, - Не думайте, что я говорю так только потому, что он мой босс, - но, опомнившись и как бы в извинение, тихо, почти нежно, - Он сразу поймет, что к чему и у нас ничего не выйдет. Вот тут нам и понадобиться Ваша помощь,- одним легким жестом сняв очки, устало вздохнуть и пальцами протереть переносицу, - Честь привлечь Вас в наш тайный заговор выпала мне, - нет больше преград в виде очков, смотрите в ее голубые глаза, Канна, смотрите и увидьте всю ту безграничную любовь и преданность к Арчеру, своему вожаку, хозяину, -  Работа у Кристиана, - как будто бы случайно сбавить официальные обороты, приоткрыв личностный мотив, да еще невзначай обронить имя - …очень напряженная. Нам редко удается сделать для него действительно стоящий сюрприз, - секундная пауза и почти печальное, - Я бы даже сказала, что еще ни разу не удавалось.
Вздох. И на бис…
- Вы наша последняя надежда, мисс Фэрчайлд, - улыбнувшись, вернуть очки на место и снова по-деловому холодно, как ни в чем не бывало - Если вы согласны перейти на темную сторону, я объясню Вам детали.
Улыбка. Занавес. Антракт.

Отредактировано Лилит Сурис (2010-05-17 02:15:14)

11

Отставив солнцезащитные очки, которые певица сняла еще в начале встречи, Канна тем самым освободила на столике место для небольшой чашки кофе и стакана воды, который традиционно подают с ристррето. Густой, тягучий аромат арабики  призывно щекотал ноздри, но американка не спешила пригубить бодрящий напиток.

Мисс Андерсон отпустила служебную шутку, мисс Фэрчайлд принужденно улыбнулась в ответ. Мобильность, гибкость, смекалка, прыткость, чутье...важные качества для людей чья профессия связанна с финансами. Когда всевышний наделял человечество этими добродетелями, Фэрчайлд наверняка прогуляла сей ритуал находясь в компании с архангелами воспевая псалмы во имя вышеупомянутого, как следствие, полная запущенность в собственных финансовых делах. Конечно, личный агент певицы денно и нощно пополнял капитал девушки, но спокойствия ради, Кристиан также поручил заниматься бюрократическими проволочками сестры, своему же юристу. Благо имя юриста она помнила и что немало важно, знала его лично.

"Бурный поток кадров"...Почувствовала укол ревности, ко всем этим личностям составляющим "бурный поток " повседневности Тина...Канна не имела к этому самому потоку никакого отношения скорее являясь случайным бризом, который заносит нелегкая по-случаю. Сама виновата, что уж теперь. Сказать что брат пресекал общение между ними было бы полной чушью, скорее она по натуре своей напоминала перекати поле и не могла подолгу находиться в пределах одного пространства. К тому же, Канне и Кристиану пришлось восстанавливать родственные отношения чуть не сначала, так как солидный промежуток времени каждый посвятил карьере в разных штатах. Теперь все иначе, взрослые игры, взрослые погремушки...

И все же тоска зеленая томила американку. Ну почему нельзя быть чуточку ближе, почему бы ей самой хоть самую малость не довериться родственнику? Ведь именно это необоснованное томление привело Фэрчайлд в кофейню и свело ее с  мисс Андерсон.
Когда очаровательная Аннет снова открыла столь же очаровательный ротик, Канне почудилось, что ей обязательно понадобится нашатырный спирт..."Вот-вот"...
Благо, мнимая дурнота уступила место драматическому оцепенению с которым Фэрчайлд внимала словам девушки. Нет, ну что за выдумщики эти офисные планктоны раз додумались до подобного презента? Из кожи вон лезут, чтобы подольстится к собственному боссу? Сколько же он им платит, раз в уик-энд они решили устроить фееричный корпоратив? Если подумать, то при перевыполнении плана им причитаются неслабые премиальные...Не тут ли собака зарыта?

Как раз за этими мыслями американку застала фраза "Вы наша последняя надежда, мисс Фэрчайлд". Девушка не сдерживаясь прыснула в кулачок.  На щеках обозначились ямочки и Канна точь в точь малый ребенок потешающийся над забавным словечком тихо посмеивалась. Ни  тени злобы, ни высокомерия....Просто Фэрчайлд уже давно перестала верить в супервумен из нежно любимых в тинейджерстве комиксов и перспектива быть чьей-то "последней надеждой" занятно пощекотала воображение...
Коснувшись края стакана, Канна пролила живительную влагу в себя. Несколько глоков холодной воды привели девушку в тонус и подготовили ее к дегустации концентрированного кофе. Прекрасный ристррето, как и ожидалось.

-Вы правда полагаете, что я  ...спасу вашу братию и никакой иной "последней надежды" в качестве альтернативы нет?
- все еще улыбаясь произнесла певица низким, чуть хрипловатым голосом. Если бы девушки не сидели относительно близко друг от друга, то мисс Аннет пришлось бы нагнуться к устам  Канны, чтобы расслышать слова американки, была у  нее нехорошая привычка говорить тихо, в ситуациях когда микрофоны не предусмотрены - Интересно,  в чем  заключается моя миссия в вашем темном заговоре?-лукаво спросила и тут же темная жидкость колыхнулась в чашке, чтобы  коснуться губ певицы.

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-05-17 23:55:42)

12

- Разумеется! Вы действительно наша последняя надежда, наш единственный шанс, если хотите, - «оправный» жест, - В противном случае, я бы никогда не решилась побеспокоить человека с таким загруженным рабочим графиком. Я слышала, что Вы активно выступаете сейчас, - улыбка, - К сожалению (или к счастью), мы не располагаем достаточной информацией касательно семейной жизни мистера Арчера, а друзей, способных держать рот за зубами,  в его окружении нет, - смутившись, поправится тут же, - Насколько я могу судить, нет.

Вдох.

Что? Вот так вот просто? Мисс Фэрчайлд, Вам когда-нибудь говорили, что у Вас говорящая фамилия? Вы ведь, если разобраться, совсем еще… Акт второй завершен, чего тут скажешь. Дела идут даже лучше, чем предполагалось. В теплых карих глазах ни тени сомнения, только живой интерес и какая-то щемящая усталость. Аннет, гнушаясь своими же собственными принципами делового подхода ко всему, мягко улыбнулась - в очередной раз ее представления о мисс Фэрчайлд рассыпались солеными каплями восхищения о каменный утес суровой реальности: «Должно быть ей нелегко приходится», - глоток. В сторону эмоции. Не сопереживать, не сочувствовать, не ставить себя в один ряд. Они не равны и никогда равными не будут. Канна, постукивающая пальцами с ярким маникюром напротив, человек другого ранга. Талантливая певица, звезда, сестра одно из самых завидных женихов Чикаго с одной стороны и  Андерсон - всего лишь обслуживающий персонал, - с другой. Малышка Аннет должна благодарить судьбу, что мисс Ферчайлд нашла для нее время, сидит здесь, слушает и даже вроде как не против помочь! И она поблагодарит. Обязательно поблагодарит, но позже. Когда дверь клетки, в которую так доверчиво впорхнула канарейка, захлопнется. Когда не останется сомнений в том, что план будет приведен в действие. Петля на шее мистера Арчера уже затянута, остается только вложить свободный конец веревки в изящную ручку Канны… Дальше она сама. По незнанию, по накатанной. До победного конца. Во благо кубков…

Выдох.

- Ваша задача привезти мистера Арчера в его новый офис так, чтобы у него не возникло никаких подозрений, - глоток воды и игривое, - Задача не из легких. Я уже говорила, что мистер Арчер очень проницательный... Провернуть с ним такой трюк никому из персонала (а тем более мне) не удастся. Другое дело Вы, человек ему не чужой, плюс совершенно не связанный с нашим бизнесом,- мечтательная улыбка и взгляд из-под очков, - Как привезти мистера Арчера к офису решайте сами, но если понадобиться наша помощь, мы безоговорочно посодействуем. Для нас это очень важное мероприятие.
Деловитая улыбка, очередной глоток холодной воды. Мисс Фэрчайлд Вы наш дар,  наше сокровище! Вы ведь еще не поняли, что все это представления только для Вас? Наш мир теперь обращен лицом к Вам! Вы наша Звезда, наша радость и наше отчаяние… Вы наш беспроигрышный билет! Ну, же, улыбнитесь! Озарите своей красотой эти серые лица, что, наконец, осознали: в этот ясный полдень звезда  сошла с неба, чтобы сиять, затмевая солнечный свет. То тут то там заинтересованно поворачивают головы, чтобы только взглянуть на Вас. Разве это не прекрасно? Еще шаг, Канна, один только шаг…
- Здесь указан адрес, куда Вы должны привезти мистера Арчера, и мой телефон, - вытащив из нагрудного кармана маленькую визитку, по столу и как бы нечаянно коснуться холодными пальцами руки мисс Фэрчайлд, - Если возникнут вопросы или решите, что-то уточнить… Я в вашем полном распоряжении.
Дело за малым. Одно только слово...Итак.
Ваш ответ?

Отредактировано Лилит Сурис (2010-05-19 17:14:50)

13

В очередной раз задавшись вопросом, есть ли в отношениях мисс Андерсон и Кристиана нечто большее чем  служебный интерес, Канна сосредоточилась на интонациях в словах секретаря. Аннет, подчеркнуто деловито излагала суть вопроса, но смущенные паузы в повествовании выдавали в девушке некоторую большую увлеченность боссом чем подразумевал статус подчиненного. Прячась за аморфным и безопасным «мы» девушка будто оправдывала свою осведомленность в делах личного характера своего начальства, но ведь…так и положено личным секретарям, правда? У Фэрчайлд не было личного примера в этой области, потому как ее агент, заменял ей все коммуникативные контакты в деловой сфере, он ей и мамка и нянька и тот, кого можно послать подальше встав с утра не стой ноги, и тот в чью сторону, без зазрения совести, можно отпустить  сальную шутку. И все обоюдно, в некоторой степени…А у офисных планктонов все сложно, ох…занудство да и только.

Певица чувствовала, что ее затягивает со страшной силой в авантюру подкрепленную энтузиазмом сотрудников фондовой биржи. Тщеславие- любимейший из грехов дьявола, был для Канны ахиллесовой пятой и борясь с желанием замахать руками и выкрикнуть в голос:»Стоп! Стоп! Глушите мотор, я героиня не этого романа!», американка все больше проникалась словами визави, завороженная голосом перетекающим из мечтательного легато в  буднично-деловое стаккато.

В конечном счете, все это мягко говоря застало американку врасплох. С  другой стороны -обдуманные и взвешенные решения никогда не были коньком Фэрчайлд и  бросаться в омут с головой для нее было плевым делом. Все время казалось, что она упускают какую-то важную деталь, только подозрительная мысль пролетала и падала кометой в лихорадочном блеске глаз Аннет, а Фэрчайлд ловила лишь фантомный хвост этой кометы.

Нечаянное прикосновение пальцев Аннет обожгло холодом, но вызвало ответный отклик от которого засосало под ложечкой. Вообще-то, Фэрчайлд не из робкого десятка, но тут потупила взор, к чему выпускать темные инстинкты?

Неуместная в данный момент трель мобильного телефона заставила Канну отвлечься от беседы. Досадливо поморщившись, Фэрчайлд извинилась и отвернувшись чуть в сторону процедила:

-Торнадо, цунами или сразу Армагеддон, что за истерические нотки в голосе?!
- невнятный бубнеж из трубки заполнял паузы-Перенесли? А я причем?! Шо-о-он! Прямо сейчас я занята, слышишь?!- бу-бу-бу да бу-бу- Окей, окей...с тебя ой как причитается!- произнесла уже пресным , сиплым голосом и сложила «книжку».

Повернулась к девушке , села ровно так , как минуту назад. Выпрямила спину, расправила плечи. Потом выдохнула и накрыла ладонью брошенную в суете визитку..
-Так, мисс Андерсон…-кусает губы, нервы-нервы…-К сожалению, сейчас мне нужно покинуть вас. Незапланированная съемка для раскрутки следующего сингла –беспомощно развела руками разбавляя неловкость глуповатой ухмылкой. Вот так она и спит со своей работой, в конец одичала…Можно сказать,  тут  такой редчайший случай представился, пообщаться с нормальным человеком, а ей даже в выходной день недосуг. Неприятно и досадно! Но сейчас не время проявлять свои «звездные « замашки и отвертеться нет никакой возможности…-Мис Андерсон!-поднимая потеплевший взгляд- я так понимаю, что корпоротив намечается сегодня?-А! была не была!- я думаю,что часам к семи это вполне возможно –еще раз взглянув на адрес указанный на карточке, американка  покивала собственным словам-я вам позвоню еще, но можете заготавливать лед для ведерок с шампанским, я люблю холодное вино !-Фэрчайлд широко улыбнулась и заразительно рассмеялась , привлекая внимание и без того заинтересовавшихся их столиком посетителей кофейни.

Канна встала протягивая Аннет руку для рукопожатия, ожидая что прохладная ладонь той снова вызовет приятное тепло своим мимолетным прикосновением.
Вот сумасшедшая- пожурила себя американка- Как ты все это устроишь, ума не приложу! Ах да, зачем сумасшедшим ум?

>>>>>>>> Крыша Стрелка.

14

Минуты томительного ожидания прервал телефонный звонок. В чертах очаровательной Канны Аннет заприметила раздражение и забеспокоилась: ничто не должно помешать исполнению ее замысла. Человек по ту сторону заочно раздражал секретаря мистера Арчера, но времени на мысли о таких пустяках не было. Времени вообще не было. Когда мисс Фэрчайлд положила трубку, у Андерсон уже был подготовлен план «А», план «Б» и, на случай крайней необходимости, план «С». Благо чудеса сообразительности проявлять не пришлось: канарейка не только угодила в ловушку, но и сама улеглась на блюдо, попутно добротно приправив себя кетчупом, чтобы тем, кто будет ее есть, не пришлось отвлекаться на такие мелочи. Кушать подано! Канна попалась. А значит, попался и Арчер.
- Да, сегодня, - очаровательная улыбка, - Не сомневайтесь, мисс Фэрчайлд, к вашему приезду все будет в лучшем виде, - рукопожатие, - Вы надолго запомните этот вечер, - смешок, - Вы и мистер Арчер, - поправить оправу и одарить суперзвезду очередной улыбкой на миллион долларов, - Рада была встречи.
Каждой клеточкой своего тела Аннет ликовала.  Это было так вкусно, так приятно и …так легко. Эмоции наполняли Андерсон до краев. Теперь остается только молчаливо наблюдать со стороны, получая от происходящего садистское удовольствие. Канна… Милая Канна! Вы даже представить себе не можете, во что вляпались.
Проводив мисс Фэрчайлд, Аннет еще немного посидела за уютным столиком, со сладострастием упиваясь победой. Конечно, это только малая часть плана. Самое сложное еще впереди. Но то, что она сейчас провернула, то, что она сейчас довольно успешно провернула… Как бы это сказать. Такое мерзопакостное! Обманом подбить сестру жертвы на предательство - ммм, - есть в этом что-то дьявольски зловещее. Аннет рассмеялась. Отчаянно, холодно рассмеялась.

Аплодисменты.

Спектакль завершен.

Успешно.

О-ля-ля!

В туалетной комнате Лилит облегченно вздохнула. За эти полчаса Аннет Андерсон до чертиков ей надоела, и избавиться от нее, наконец, было поприятнее прохладного душа в сорокоградусную жару. Если бы она только могла… Если бы она только могла! Не задумываясь, холодной сталью вспорола бы ее изящную тонкую шейку, оставив истекать кровью в одной из кабинок. Чертова карьеристка! Аннет была отвратительна Сурис. Весь этот фарс был ей отвратителен. Но дело есть дело. Во благо масти, во благо мистера Монсальви, она готова снова и снова притворяться человеком, которого сейчас так люто ненавидит. Главное, Фэрчайлд сделает то, что нужно кубкам – остальное не так важно. Первое задание Лилит выполнила. Пора приниматься за второе. Умывшись, девушка сняла пиджак и распустила волосы. В машине ее ждала сменная одежда и необходимая для праздничного вечера экипировка. Ночка будет напряженной. Аккуратно сложив вещи Аннет, Сурис набрала телефонный номер туза. Тот как обычно был недоступен. После сигнала восьмерка отчеканила: «Мисс Фэрчайлд приведет мистера Арчера к семи. Я  уже выезжаю», - и покинула кофейню, в которой сегодня безжалостно расчеркнула чью-то судьбу.

>Небоскреб имени Святого Клемента

Отредактировано Лилит Сурис (2010-06-08 18:10:46)


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Кофейный дом Gourmet /Gourmet coffee shop/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC