The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » За пределами города /outside the city/ » Северная Дакота, г.Фарго


Северная Дакота, г.Фарго

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

На северо-востоке США прошли сильнейшие наводнения, причиной которых стали проливные дожди и необычайно снежная зима. Больше всего досталось штату Северная Дакота, где наводнения продолжаются второй год подряд. Особой опасности подвергся город Фарго, где в результате таяния снегов и прошедших проливных дождей вышла из берегов река Ред-ривер. При этом в точности повторяются события прошлого года, когда здесь произошло самое большое в США наводнение за последние сто лет.

http://i062.radikal.ru/1008/cd/6f57ba1e7d49.jpg

http://i068.radikal.ru/1008/25/9ed1a0935de3.jpg

2

Несомненно, утро выдалось отвратительным. Конечно, утро понедельника само по себе хорошим бывает редко, но все таки. Можно было и не усугублять и без того не очень приятную обстановку, мерзким холодом и дождями. И так тошно. Яков не любил вставать рано, и тем более ради работы. За что он любил свою профессию, так это за свободный график, и отсутствие привязки к одному месту, к тому же она давала возможность реализации себя,  своей творческой энергии, и конечно, быть в самом центре событий, наблюдая такие ситуации, в которые обычный человек попал бы разве что в принудительном порядке. Но это вовсе не значило, что ему нравиться когда его так беспардонно эксплуатируют, давая задание транспортировать всяких сонных девиц, находящихся в полубессознательном состоянии,  в грозу, на самолете. Ну ладно куда – нибудь на ранний завтрак в близлежащее кафе, это, по крайней мере, было бы оригинально, так нет же, в какой – то неясный городок в Северной Дакоте. И тогда возникает вопрос дня. Внимание. «Зачем?». Вопрос, конечно риторический. Конечно, Яша знал, кто она, его навязанная спутница. Канна Фэрчайлд, известная певица, но почему она оказалась втянута в такую любопытную ситуацию, оставалось только гадать.
Но, согласитесь, это забавно. Кроме того, Яков любил риск и такие вот аферы, которые проворачивало нынешнее его начальство. Именно поэтому сейчас Яша находился в этом странном городе, с красивым названием Чикаго, в городе Ветров, в сумасшедшем городе, в котором развлечения стоят жизни, а жизнь не стоит ничего. Замкнутый, порочный и бессмысленный круг. Другими словами, здесь было весело.
- Мда, веселее некуда. – кислая мина Якова говорила о прямо противоположном настроении. Нет, конечно он не жалел, что принял то сомнительное предложение Клемента, да и к Чикаго успел привязаться, не говоря уж о мажорной компании, которая издевается над городом и его жителями, без малейшего зазрения совести круша небоскребы, мучая случайных людей и тратя на все это бешенные деньги. На данный момент они явно развлекались за счет его нервов. Такого интересного перелета у него, кажется, еще не было. В приятном обществе еще не отошедшей от действия хлороформа девушке, с подозрительными взглядами служителей аэропорта, и с гениальным ответом на вопрос:
-Что с вашей спутницей
-Все в порядке, мсье, она просто немного аутична, сами понимаете, моя бедная сестренка, не могу же я ее отправить одну в такой перелет…
Хорошо еще, что не приставали с вопросами из серии:
-А это случайно не…?
Понимающих и  излишне любопытных взглядов пассажиров небольшого самолетика, было более чем достаточно. Таким образом, к  тому времени, как они приземлились в Фарго, настроение Яша имел самое «наипозитивнейшее». Немного утешала мысль, что сейчас он позвонит шефу и возможно это хоть что – то прояснит. Впрочем, в соответствии с мнением, которое сложилось у него об этом странном человеке, ничего хорошего ждать не стоит. Яков тяжело вздохнул, припарковал свою спутницу на близлежащую скамейку и набрал номер де Монсальви, благо телефонная будка была рядом. Стараясь не выдавать раздражения в голосе, сообщил о том что да, мадемуазель с ним, они уже прилетели, нет – нет, что вы, никаких осложнений в пути, зачем осложнения, и без них хорошо, да, с ней все в порядке, она уже почти в сознании, и вот еще вопрос, какие дальше будут дейст… На этом безусловно важном моменте из трубки телефона раздались длинные гудки и связь отрубилась. Яков грязно выругался. То что он был евреем, ему совсем не мешало, это все миф, что евреи не умеет ругаться.
Спокойно, возможно это ненадолго, попробуем позвонить позже. Скажем, через минут пятнадцать- да – да, самовнушение порой полезная штука - И еще – курить... Яков выудил из кармана пачку сигарет и с наслаждением закурил. Покосившись на все еще полусонную дамочку, которая, впрочем, уже начинала приходить в себя,  журналист решил разведать обстановку. Тем более, что она, кажется, оставляла желать лучшего. Только сейчас, оглядевшись, он заметил странное поведение людей, которых было явно меньше, чем следовало для такого, по идее, оживленного места. Те немногие, что были, пытались позвонить по телефону, ругались, или спешно куда – то разъезжались. Яков поймал за ушко пробегавшего мимо мальчишку и поинтересовался, что тут происходит. Малец отбежал пару шагов и, надувшись, гордо выдал, что у них тут «настоящий потоп». И убежал, оставив мужчину в некотором шоке от услышанного. Наводнение, стало быть. Интересно, наш милейший шеф знал об этом, когда отправлял сюда? Должно быть, знал, раз отправил - всплыла в голове ехидная мысль. Яша с отвращением выкинул недокуренную сигарету, настроение было испорченно окончательно, зато стало понятно, почему отрубилась связь, и что в ближайшее время ожидать ее бесполезно.
Самое время попортить настроение еще кому - нибудь, нельзя же радоваться такой приятной новости одному -  с этой мыслью Яков подошел к девушке, которая, судя по вполне осмысленному взгляду уже пришла в адекватное состояние. Никак дождик и свежий воздух поспособствовали.

Живя в современном, крайне неустойчивом мире, никогда не знаешь, что ждет тебя в следующий момент наверняка. Момент, день, год или десятилетие, неважно. Главное, что то что загадывается, планируется, тщательно продумывается, все самые стройные планы могут рушиться в мгновение ока, как хрупкий карточный домик и все – из - за капризной воли случая. Не всегда, конечно, но часто. Жаль только что в роли «случая» могут выступать довольно прозаичные вещи, такие как погода, например. Или, к примеру, не погода, а неслучайные люди, или совсем уж неслучайный кирпич. Именно для таких несбывшихся планов, назло внезапностям и существуют планы запасные. Не так чтобы этот план был запасным, да и первоначальная задумка была вместе с Яковом, тяжело опираясь на руку, но в гостиницу ехать было нельзя – можно было отследить, а стоять и ждать хорошей погоды было крайне неразумно. К тому же, Яша надеялся, что все это ненадолго, и они скоро вернуться в Чикаго. Самое время сбежать от дождя, куда – нибудь в сухое место. Например, взять машину и поехать в некое автономное строение, расположение которого Яша помнил довольно смутно. Ну, возможно, вспомниться по дороге, местность там вроде далека от унылого однообразия. Мысль про крышу над головой и отдых от всей этой сумятицы несколько приободрила Якова и он, взяв под ручку все еще молчащую певицу отправился к ближайшему такси. Хмурый водила, к счастью, без лишних вопросов взялся подбросить их в указанном направлении, и даже не поинтересовался, почему их конечный пункт  где – то на трассе, где и цивилизации особенно нет.  Человек, не знающий, что он ищет, ни за что не отыскал бы этот спрятанный среди холмов бетонный сарайчик, гордо именующийся «укрытием на экстренный случай». Всего пара шагов от трассы, и вот она, вполне так себе незаметная грунтовая дорога, пятнадцать минут ходьбы и мы на месте. Идти было неприятно, ноги скользили, и к тому времени, как они дошли до «сарайчика», Яша изрядно устал, все же вести за собой тоже притомившуюся девушку было занятием не из легких. Все таки не надо было ее так сильно травить хлороформом, надо будет дать ей сейчас чего – нибудь горячего… Яков несколько сочувствовал певице, все таки мало приятного было в похищении, усыплении хлоро – дрянью, да еще и в таком антуражном месте отдыха. Вот и пришли. Яков довольно оглядел конечный пункт их пути, конечно, могло бы быть лучше, но это тоже сойдет. Таких точек было немного, и они служили неплохими убежищами, где можно было кого – то спрятать, или отсидеться несколько деньков без риска быть найденным кем – нибудь не тем. За тяжелой дверью, неожиданно легко открывшейся, оказалось два небольших помещения, с низкими потоками и холодными бетонными стенами. В одном оказался вполне приличный склад всяких необходимых вещей, а в другом – два небольших топчана и стол с масляной лампой. Яков удовлетворенно хмыкнул, и усадив девушку на лежанку, отправился обозревать содержимое склада. Все это напоминало то время, когда Яша участвовал во Второй Ливанской войне. Такие же бункеры, только несколько другой конфигурации, склады с провизией, и серые, внушающие уныние, стены. Не сказать, чтобы для него война была серьезным событием, скорее новой и необычной ситуацией, от которой можно взять все возможное, поэтому его не пугали все  те ужасы, с которыми сопряжена всякая война. Конечно, поначалу это было нелегко, но через некоторое время он привык к виду трупов, к убийству товарищей, человек может ко всему привыкнуть. Только убивать он так и не научился. Застрелил пару человек из снайперской винтовки, и все. Но такое убийство – совсем другое дело. Довольно сложно сопоставить в причину и следствие короткое движение курка, и далекого человечка, который нелепо взмахивает руками и падает. Ни крови, ни черной маленькой дырочки в теле, через которую вытекает жизнь. Все это слишком далеко, не разглядеть. Яша вынырнул из глубин своей памяти и продолжил разбирать содержимое хорошо упакованных коробок. На свет были извлечены два теплых одеяла, брезентовые плащи, и аптечка. Так же очень кстати оказался походный чайник, сахар, сам чай и немного провизии. Консервированной, разумеется. Чайником можно было заняться и позже, а пока Яков решил озаботиться состоянием своей, ха –ха, заложницы. Конечно, ничего зловредного он не собирался делать, всего лишь теплый плед и небольшая беседа.

Отредактировано Яков Вишневский (2010-09-21 19:05:49)

3

Главное не палиться, просто закрой глазки и все пройдет…
Эта аксиома всегда выручала Канну, совершенно в дрова обдолбанную очередным психотропным «расширителем сознания», наверняка с размером зрачков, равному количеству белков в глазах... Открывая покрытые испариной веки, Фэрчайлд не выказывала ни малейшего удивления от всего, что представало пред ее мутными очами, а посмотреть, надо сказать, было на что. Очень реальный, впрочем как и всегда, когда галлюцинации вводили певицу в визуально-осязаемый мираж, азиат загружал ее в …вертолет? Хлопающие лопасти именно этой металлической махины ей то ли привиделись, то ли…Нет, должно быть это был самолет, потому как следующей, довольно отчетливой картинкой явилось видение аэропорта, затем, как продолжение бреда, обеспокоенная физиономия стюардессы и навязчивая идея о рвотном пакете, который никоим образом не имел намерение оказаться у почти парализованной девы в услужении, за сим она поспешила передумать очищать свой желудок самым примитивным образом. Некоторое оцепенение прошло, после того, как осязательные функции частично вернулись и девушка кожей почувствовала уколы падающих с неба дождевых нитей, туман в голове несколько развеялся. Это знаменательное стихийное вмешательство в ее грезы не прошло незамеченным, параллельно, все еще расфокусированным взглядом, с маниакальным упорством, Фэрчайлд следила за передвижениями нового персонажа ее «вымышленного мирка», чьи по определению невероятные перипетии смутили бы самого Льюиса Кэрролла с его незадачливой Алисой. Что примечательно, этот новоявленный субъект очень органично вписывался в фабулу ее плохо срежессированного сценария. Он то исчезал из поля зрения, то возникал снова, принимался шептаться с аборигенами ее псевдо –кошмара, а она все так же восседала на неопределенном объекте и чувствовала, что влага заливает ей за шиворот и прохладной струей бежит по спине. Утомленная, она вновь закрывала глаза…
Чтобы открыть их аккурат в тот момент, когда чавкающая, однородно- грязевая жижа под ногами затянула ее обувь на высоченных каблуках в почти болотное месиво. Наконец, передвигаться в них стало совершенно невозможно, и без того, каждый шаг давался девушке с колоссальным усилием, а незнакомец , тащивший под локоток  заморенные 48 килограмм живого веса не произносил ни слова, разве что загадочно пыхтел и столь же подозрительно хмурился. Она оставила туфли доживать свой век в размытой дождем земле, а сама, покорной овцой на закланье, плелась за своим угрюмым спутником. Окружающая действительность уже  не воспринималась фрагментом психоделического маразма, уж на что Канна матерая , так это в отношении разномастной наркоты, в частности ее нынешнее состояние уже нельзя было списать на неадекватное восприятие реальности, просто страсть как захотелось  выспросить у условно немого гражданина, что все еще тащил за собой девушку, куда и пошто он ее так немилосердно ведет…Заторможенный инстинкт самосохранения нашептывал дурным фальцетом о настоятельной необходимости бежать на все четыре, пока в пределах видимости не появится знакомый орган лица, либо ( кто бы мог подумать?) иной орган…правоохранительный, разумеется. Подгибающиеся коленки, напротив, приводили ей разумные доводы в пользу несговорчивого мужчины, что мало ли, где певица изволила вкушать ( этот вариант наиболее правдоподобный) «чудесные» колеса и быть может сейчас, тот спасает ее проеденную перекисью голову от большей беды, нежели утопающие по щиколотку в грязи, босые ноги.

Она просто не могла поверить такой же сухой, как и видавший виды топчан, объективной реальности: ее распластало на горизонтальной поверхности и она не смея шелохнуться прилипла к оной, всерьез договорившись с совестью, что пусть ее невменяемую вот в этот самый миг попробуют поднять с постели, ведь не шелохнется и тем более шагу не ступит более. Пока не отдышится, пока  ноги не перестанут противно дрожать, а сухость во рту перестанет быть первостепенным из осязательных чувств.
Запоздалая капля упала в широко распахнутые глаза, певица попыталась сморгнуть ее, но влага рассыпалась на множество бисеринок застилающих  обзор на мрачное пристанище, которое должно было служить девушке успокаивающей мантрой: "Я в домике". Фэрчайлд, все еще продолжала отчаянно цепляться за эту теорию, но аргументы в пользу  таяли, как пар на раскаленном асфальте. Как бы Канна не косила под дурочку-трубодурочку, а пришлось из наспех подытоженного вынести одно: "теорема не доказуема".

А ведь я вся такая успешная, у меня имеется классная задница и классный же автомобиль, ну чего мне не имеется с этой наркотой?
Лишенная духовной базы мысль приводила скорее в уныние, нежели подбадривала. Перечисления далекие от меркантильного и предположительно возвышенные, вроде:"творчество", "саморазвитие", "возможность дарить себя через песни" и прочая ересь, что неизменно околачивается рядом с «лирическими» понятиями и устремлениями, тоже мало воодушевляла.
Шон…Может пресс агент организовал ее временное сокрытие от всего мира, дабы общественность не слепила громкий скандал по наводке пронырливых папарацци. Точно, точно, наверняка напортачила и хватила лишка…
Подобный эксцентричный плевок обществу мог бы навредить также и Кристиану, будь он не ладен со своей финансовой биржей и  чопорной элитой, непременным атрибутом «больших денег». Мысль о брате почему-то встревожила и сердечная мышца в разы ускорила свой ритм.
Карпоратив. Как много в этом слове. Слове, порожденном веком современным, построенном на партнерстве, демократии и необходимости проводить совместные уик-энды раз в пятилетку…Смазливая мордашка секретарши Арчера, ее улещивающие просьбы привести брата на праздник в честь  окончания строительства небоскреба..,  теперь уж не вспомнишь в честь какого святого. Девушка готова была поклясться, что до пункта назначения они с братом добрались, а вот дальнейший исход событий ее память решила зашторить непроницаемой завесой, такой же таинственной, как незнакомец, явивший себя снова с ворохом одеял, так что предположения, что мужчина является плодом ее  фантазии пришлось отмести, как неактуальное:

-Салют.- почти приветливо произнесла Фэрчайлд удивляясь, что из глотки удалось выжать сиплое приветствие. Звучало оно конечно нелепо, но и товарищ со стопкой пледов представляющий собой  куртуазно-любовную аллегорию на рыцаря-спасителя внушал благоговейный трепет своей зубодробильной фантасмагоричностью, так что ничего нейтральнее девушка сообразить не сумела.
-Я вам конечно, уже в перспективе благодарна, но есть две небольшие, в сущности тривиальные просьбы. Первая, заклинаю, дайте хлебнуть воды и желательно не лимитом в один стакан, -Фэрчайлд перевела дух, все-таки  целая строчка и почти без запинки после того, как она почти поверила , что онемела от усталости, далась ей непросто- Вторая: да-да, "что", "как", "зачем"?- и все вытекающие вопросы, связанные с моим местопребыванием здесь. Знаете ли, я особа с богатым воображением, избавьте меня от тяжкого бремени неизвестности.
Хоть речь ее была вполне осознанной и высказала она мысли почти  не сумбурно, это никоим образом не сказалось на ее нежелании принимать мало-мальски вертикальное положение, хотя бы из уважения к предполагаемому джентльмену.

4

Когда Яков зашел в импровизированную комнатку, оказалось, что певица уже окончательно пришла в адекватное состояние, и даже успела озаботиться разнокалиберными вопросами по поводу их местопребывания. В планы Яши не входило что – либо ей рассказывать. Пусть думает, что хочет. На хрипловатое "салют", молодой человек ограничился сдержанным кивком.

-Я вам конечно, уже в перспективе благодарна, но есть две небольшие, в сущности тривиальные просьбы. Первая, заклинаю, дайте хлебнуть воды и желательно не лимитом в один стакан,- хм, где – то я ее видел, эту воду. Надо все – таки соорудить чай. Дальше последовали ожидаемые вопросы.
-Да-да, "что", "как", "зачем"?- и все вытекающие вопросы, связанные с моим местопребыванием здесь. Знаете ли, я особа с богатым воображением, избавьте меня от тяжкого бремени неизвестности.

Хм, что бы ей такого завернуть? У нас конец света, и мы спасаемся в этом бункере от инопланетян?  Я ее тайный поклонник, и решил похитить свою любовь, для романтического признания в любви в походных условиях? Интересно, она что – нибудь помнит после того, как ее усыпили?

-Не спешите, мадемуазель, давайте все по порядку. Для начала, я бы вам посоветовал эти чудные приспособления, называемые одеялами, тут холодно, а вашем состоянии вредно мерзнуть и много говорить. Сейчас я вам принесу воды, и мы продолжим беседу. – не дожидаясь ответа, Яков сложил свою ношу на топчанчик и отправился за водой. Кажется, в этом месте кто – то был не так давно, иначе запаса воды бы не было, и пришлось ее добывать какими – нибудь экзотическими методами, вроде собирания дождевой.  Нашлись и пластиковые стаканчики. Конечно, в этой фаст – фудовой стране разве могут найтись какие – нибудь другие, более адекватные. Одним из немногих воспоминаний о России, были тяжелые граненые стаканы.  Они нравились маленькому Яше, в них красиво отражался и дробился свет. В Америке он таких не видел. Вода была немного затхлой, но вполне годилась в употребление. Налив два стаканчика и прихватив с собой канистру он вернулся к ожидающей его девице.

- Вот ваша водичка, она не очень хороша, но ничего не поделать, у нас тут несколько стесненная обстановка, если вы могли заметить, – глядя, как она пьет, Яков и сам почувствовал жажду, но решил подождать до тех пор, пока не заварит чай. Благо такие условия ему были не внове, он умел и костер зажигать, и кипятить чайник на огне, в отличие от большинства городских жителей. – для начала, я думаю, будет уместно представиться, меня зовут Яков, находимся мы сейчас рядом с городком Фарго, связь здесь не ловит, попытаться бежать отсюда я вам тоже не советую, тем более что с моей стороны вам ничего не грозит. Разве что вы испугаетесь местной живности вроде мышей и мокриц.

Ну, может и не стоило так сразу про побег, но мало ли, кто их знает, этих «особ с богатым воображением». А перспектива отлавливания этой дамочки по близлежащим лесам и дорогам никак не была притягательной. Слишком уж сыро и холодно.  Яков поудобнее устроился на стоящим у противоположной стены топчане и с интересом воззрился на певицу. Видок конечно, у нее был еще тот, но певицы в обыденной жизни, без килограмма макияжа, без слепящего света сцены, представляли собой любопытное зрелище. Хаа, а было бы забавно сейчас ее сфотографировать, а потом напечатать где в какой – нибудь газете с заголовком вроде «Известная певица и активный отдых на лоне природы» на этой мысли Яша подавил в себе журналиста, предсказуемо реагирующего на потенциальную жертву. Надо с ней поприветливей, неизвестно насколько мы еще здесь зависнем, еще и наводнение это… Она не похожа на этих глупых певичек, в изобилии наводняющих сцену, возможно даже удастся скоротать время за приятной беседой.Теперь можно мило улыбнуться, показывая, какой я хороший и попытаться по возможности ответить на все те вопросы, которые она мне еще не задала, ввиду занятости водой…

Отредактировано Яков Вишневский (2010-09-25 10:09:37)

5

Когда незнакомец обратил внимание «мадмуазель» на полезные свойства одеял, которые он же любезно сложил на краю топчана, девушка невольно напряглась, словно голос мужчины вопреки всем ожиданиям не внушил спокойствия, а напротив, заронил зерно сомнения на благодатную почву панически настроенной молодой особы. Канна не заставила себя упрашивать и вытянув руку на максимальное расстояние, кончиками пальцев подцепила край шерстяного пледа, а затем, приспособила к работе все вяло двигающиеся конечности и кое-как укрыла дрожащее в ознобе тело куском материи. Как бы Фэрчайлд не прикидывалась опоссумом, то есть блондинкой со всеми вытекающими стереотипами, а  толковые мысли нет-нет, да и закрадывались в голову. Во-первых: у мистера Икс был акцент, который чуткий слух певицы распознал с первых слов мужчины. Это вовсе не значило, что спаситель являлся шахидом, который порабощает «белых девушек» для гарема мифического паши, но подсознательно, американка доверяла соотечественникам больше, чем иностранцам, хотя судя по ее внешности, с претензией на азиатскую, чистокровной янки ее тоже не назовешь. Второе: оброненная мистером « в вашем состоянии» внушило смутную тревогу, все-таки сама она о своем состоянии могла догадываться лишь по личному самоощущению, которое определялось, мягко говоря, как недомогание. Не имея внешней информации, Канна ожидаемо, всего лишь самую малость начала нервничать, а мужчина с выражением на лице, близкому к определению "морда кирпичом" не спешил развеять ее тревоги.
Руки-крюки потянулись к пластиковым стаканам и девушке пришлось таки принять подобия вертикального положения, опершись о локти она принялась поглощать воду все равно, что забытый в знойную жару тепличный стебель марихуаны; жадно, но аккуратно, ценя каждую каплю божественной влаги. Что там про «не очень хороша?»- прекрасная, прекрасная вода, к псам всю эту артезианскую, когда застоявшаяся, судя по характерному привкусу водица наполнила алчущий организм Фэрчйалд. Выдохнула уверенно, будто теперь ей сам черт не страшен. В следующую секунду, американка пожалела о неуместной самоуверенности  и заметно поникла после слов мистера, преставившемся, кстати, Яковом. Стойкая ассоциация того, что Канну выудили из теплых, предсказуемых течений бытия и хорошенько так оглушили, путем приложения ее головы о лед. Округлив глаза на манер "рыбки-пучеглазика" она на несколько секунд забыла как дышать, видимо, предпринимая попытки отыскать на теле жабры или еще какой-нибудь атавизм, позволивший бы ей не задохнуться от возмущения. Хотя это чувство ущемления собственной свободы, певица осознала гораздо позже. Пока же ей было совершенно конкретно страшно за свою не слишком осмысленную жизнь по- раздолбайски прожигаемую, но зато какую насыщенную! Неясная мысль про «побег» впрыснутая равнодушными устами мужчины, словно антифриз для разогретого двигателя, заставлял кровь гонять по жилам со скоростью чемпионов Формулы-1. А мистер Яков аки безликая амеба все сидел и вдохновлял на подвиги, которые сводились к одной единственной мысли: вцепиться в его замаринованное в безразличии лицо и вытрясти путем нечеловечных пыток всю правду, что для Фэрчйалд сейчас была недосягаема.
Она повела плечам под одеялами, которые тут же передислоцировались с края топчана на ее плечи, отчего мисс стала похожа на запеленатую куколку бабочки…самки богомола…способную откусить голову нерадивому самцу.
Ладно, не дури, соображай, сиди тихо…
На самом деле, Канна не обладала способностями супервумэн, конечно в особо экстремальной ситуации девушка могла бы разбить бутылку пива о голову обидчика, но пластиковые стаканы, согласитесь, не оружие. К тому же, если верить «спасителю» , город Фарго…это далеко за пределами Чикаго и если ей не изменяет память и довольно сносное знание географии родной страны, сие есть придаток штата Дакота. Поверить было сложно. Это просто какой-то пространственно- временной кусок жизни выпавший из памяти певицы, а ей тут вменяют о побеге…К чему все эти предупредительные обертоны, господин Яков, я итак ни жива ни мертва, и готова поверить, что «доброжелатели» упекли меня в психиатрическую лечебницу…
Подбородок предательски задрожал, нижняя губа подозрительно оттопырилас, а в слизистых невыносимо защипало:
-А когда я смогу отсюда выбраться? Ну там, выкуп или какие условия?- безнадежным голосом произнесла Фэрчайлд, суммировав свои измышления и выдав единственно казавшуюся разумной гипотезу.

Отредактировано Канна Фэрчайлд (2010-09-28 15:30:34)

6

Отрешенно наблюдая за манипуляциями, производимыми дрожащим коконом из одеял, из которого виднелась одна голова, да руки «пленницы», Яков задумался, как с ней себя вести. Конечно, надзиратель из него никакой, да и местечко, где они оказались не было похоже на тюрьму, но ситуация была малоприятной, а уж для мисс, через призму женского восприятия действительности, и вовсе внушающей опасения. Выдернули из привычного мирка, потравили хлороформом, да еще и отправили в неясный бункер, вдали от цивилизации, в почти экстримальных условиях наводнения. Хорошо хоть оно еще не слишком давало о себе знать. Яша даже ощутил смутную симпатию и сочувствие к этой певчей птичке большого города. А между тем, «птичка» явно соображала, мыслительный процесс был, как говорится «налицо», сначала недоумение, потом осознание его фразы о побеге и соответственные выводы. Стоит отдать ей должное, никаких истерик, паник и воплей, кажется, пока что не намечалось. Яша не знал, как бы он повел себя в такой ситуации, будь он женщиной, да и не хотел бы знать, но певица неплохо держала себя в руках, выдавали ее только чуть скривившееся личико да увлажнившиеся глаза. Конечно, можно было бы не обращать на нее внимания, и по возможности сократить их совместное времяпровождение, но мало ли что она удумает. Впрочем, не похоже чтобы девушка была сейчас способна на какие – нибудь нелепые подвиги. Якову стало интересно, почему она оказалась втянута в такую, мягко говоря, необычную ситуацию. Можно было бы попробовать ее разговорить, все таки не зря Яша был журналистом, умение быстро мыслить, правильно беседовать с людьми, и выруливать темы разговора в нужную сторону не раз помогали в жизненных ситуациях не относящихся к работе. Главное, чтобы она не почувствовала в нем представителя прессы.
- Не думаю, что смогу вас обрадовать новостями такого рода, но я сам ничего по этому поводу не знаю. Не могу даже сказать насколько мы тут с вами застряли. Видите ли, в этих местах наводнение, и связаться с внешним миром несколько сложноосуществимо. Но, надеюсь что вскоре что – нибудь проясниться. Могу вас только обнадежить тем, что о нас не забудут.

Яша мрачновато улыбнулся, вспоминая компанию, которая, по идее должна «о нас не забыть». Что – то подсказывало ему, что о себе все же придется напоминать. Ситуация со связью была на данный момент неутешительной, но ее можно было исправить, поискав телефон  в каком - нибудь близлежащем поселке. Скажем, завтра. Да, с утречка. Конечно, все это было забавно, природа там, да и общество прекрасной дамы, но желательно ненадолго. Как всякий южный человек, Яша не любил холод и сырость, которых тут было не занимать. За всем этим делом молодой человек совсем забыл о том, что вообще – то собирался покурить. Утренняя сигарета, попорченная «приятными новостями» оставляла ощущение некой «недокуренности», весьма неприятное, к слову. Как будто одна обертка с фильтром, без табака. Он не заметил, когда успел достать пачку сигарет, и теперь рассеянно крутил ее в руках. Пачка оказалась почему – то подмоченной с одного угла.
- Вы не против, если я закурю? – Яков вопросительно поднял глаза на свою собеседницу и нерешительно сунул сигарету в зубы.

7

Неприятно покалывало ноги, холод  тянул от самых пят и поднимался выше, к горлу, которое охватил спазм. Канна зарылась в одеяла, которые к слову, не могли согреть продрогшее изнутри тело. Казалось, мозги успели превратиться в студень, который лениво ворочался в черепной коробке и потому, заторможенно анализировал поступавшую информацию, а замороженные жилы, словно высоковольтные провода зажались в тиски заскорузлых сосулек-ледышек, едва-едва перегоняли кровь. Она громко чихнула, потом еще раз. Кажется автоматически извинилась и снова огласила затхлое помещение громким чихом, после чего, всерьез и надолго зарылась носом в одеяло, молясь о том, чтобы провидение ниспослало ей стопку текиллы, а лучше, целую бутыль. Но вместо заветных градусов перед ней восседал неясный Яков. Фэрчайлд диву давалась глядя на визави, амплуа «надзирателя» не вязалось с мужчиной также, как и ее незавидная роль пленницы. Для американца ограничение свободы –удар ниже пояса. Оказывается, когда за спиной нет буквы закона, твои права некому защитить, а инстинкт самосохранения даже у безбашенной  шоу-дивы нет -нет да и подаст голос, по настоящему чувствуешь беспомощность.  А тут еще потенциальный Ганнибал Лектор ведет себя почти цивилизованно. Все его существо как бы выражает позицию Пилата:» Я тут мебели ради, но если будете плохо себя вести, мебель будет равнодушно молчать, как ей и полагается». Это Канна усекла сразу, но не слишком испугалась. Вообще, тот аспект, что «эти глаза напротив» не вызывают у нее истерических мыслей из разряда «мы все умрем» приводил девушку в замешательство. Сколько раз, певица теша свое самолюбие представляла себя плененной фанатом, в коморке которого непременно будет стенд завешенный ее фотографиями и журналы на разворотах которых  ее постеры, только страницы безнадежно слипшиеся.  Яков же был непробиваем и так же далек от понимания Канны, как Мыс Доброй Надежды от города Фарго, в котором, если верить визави, они имели счастье куковать, дожидаясь момента, когда «что-нибудь прояснится»
.
Внезапный шквал ливня обрушился на крышу дома, как показалось девушке. Навязчивая дробь дождя плавно втекала в невеселые думы Фэрчайлд, однако, погода разбушевалась не на шутку и их хилую на вид хибару грозило унести в Канзас. Канна хмыкнула, представив себя Элли, соответственно,  Якову грозило вжиться в роль Тотошки, вполне обоснованно для сторожевого пса. Очередной пчих рассеял сказочные наваждения бесконечным числом бацилл, из носа стремительно потекло:
-Не против, особенно если и меня угостите- прогундосила Фэрчайлд совершенно больным голосом. Физические недомогания тут же вытеснили мысли о потенциальной опасности, тем более, что со стороны мужчины ей ничего не угрожало. По-крайней мере, он сам озвучил эту версию, а Канна не имела ни сил не желания тратить остатки тающей энергии на опасливые вздрагивания, которые довели бы любую кисейную барышню до состояния, когда нюхательная соль бессильна.
И все-таки, кое-что беспокоило даже блуждающее в тумане сознание певицы. Она ничегошеньки не могла вспомнить, что было «до» заветной встречи с прынцем. Стоило напрячь парализованные извилины и покумекать на тему.
-Мне в уборную можно? Если она имеется…-я могу и на половичок, не проблема, только и его тут нет.

8

Оглушительный чих, и еще один, от неожиданности Яша выронил заветную пачку многострадальных сигарет. Ох уж эти барышни, чуть что, тут же заболевают, только насморка еще и не хватало... Интересно, наличие насморка исключает применение к ней фразы "в целости и сохранности", когда мы двинем обратно в Чикаго.. Вообще -то, от насморка еще никто не умирал, разве что Александр Македонский по некоторым, явно не дружившим с историей, данным. Чихающий кокон одеял напротив смотрел на журналиста совершенно больными глазами. Конечно, женщины вообще существа коварные, и самыми простыми приемами умеют виртуозно добиваться осуществления своих целей, так что по хитрости и изворотливости частенько дают мужской братии сто очков вперед. Вряд ли певица сейчас обдумывала какие – нибудь злобные планы, для которых нужно было ослабить его бдительность. Разве что злобный план заполнить все небольшое пространство комнатки вирусами и сподвигнуть их на борьбу с плесенью, которая обитала кое – где на потолке в связи с сыростью. Все это Яша знал, но все равно, предсказуемо растерял всю свою показную суровость и пафосную молчаливость. Насморк – это ужасно.
-Ээ, будьте здоровы, что ли… - Яша с сочувственным выражением физиономии протянул певице пачку сигарет и зажигалку. Иногда сигареты помогают при простуде - теплый дым прогревает дыхательные пути и позволяет успокоить расшалившиеся нервы. Конечно, с нюхательным табаком не сравниться, но все же лучше, чем ничего.
Снаружи пошел дождь, да еще какой, судя по шуму. Яков вспомнил русскую поговорку о ливне, который идет «как из ведра». Мдаа, вполне применимо к нашей ситуации. Ну, наводнение, так наводнение. Невеселая философия пофигизма частенько развлекает. Однако, можно попробовать посмотреть, что там с провизией, и есть ли на складе что – нибудь, что можно сделать горячим, и хоть как – то согреться. Все таки на дворе двадцать первый век, и существуют такие замечательные вещи как маленькие туристические примусы на газу, вряд ли это место рассчитано на длительное пребывание, но чем черт не шутит. Мелькнула слабая надежда найти что – нибудь из спиртного. Если бы черт пошутил такими замечательными вещами, да в сложившейся ситуации, Яков бы простил ему как минимум половину испорченного дня. А может и парочку пакостей покрупнее. Размышления прервал голос мисс, как и ожидалось, совершенно больной, с риторическим вопросом об уборной. Ну да, одно из важнейших атрибутов женской жизни – уборная. Неважно, поправить ли макияж, сползший чулок или принять какую – нибудь наркотическую дрянь. Самые разнообразные функции. Последнее, кстати, частенько можно сказать о служительницах сценическому искусству.

-Не думаю, что таковая имеется, так что в вашем распоряжении все близлежащие окрестности нашего импровизированного бунгало. Если хотите, могу вас проводить, погодка нынче ненастная, если вы заметили.
Ага, еще куртуазно предложить свою куртку, поддержать под ручку, проводить до ближайших кустов, и смущенно отвернуться для довершения картины «Сама вежливость». Кошмар, вот уж не думал, что общество прекрасной дамы в походных условиях так отвратительно влияет на характер. Конечно, Яша был и вежлив и куртуазен с дамами, но не так чтобы слишком, дамы редко оценивали по достоинству его галантность, всегда видя за ней какие – то мифические задние мысли.

9

Взяв пачку, девушка кивнула в знак благодарности и не без усилий вытащила сигарету из смятого коробка картона, на удивление, ей удалось с первого раза высечь пламень из  зажигалки. Струя дыма мягко влилась внутрь , чресла , казалось , наполнились тянущим теплом, на нёбе терпкой вязью осел табачный привкус. Фэрчайлд прикрыла глаза от удовольствия, мысленно погружаясь в никотиновый смог в котором пребывали ее раздробленные, словно в ступе, мысли, хотелось подарить себе хоть толику удовольствия, чтобы окончательно не спятить. Ведь если подумать, ей нечего было предложить самой себе кроме покорного ожидания. Судя по всему, господину напротив также не было никакого резона посвящать певицу в подробности ее заточения. Похищение-это дело свершившееся, отсылающее к прошлому времени. Заточение -неизбежная реальность, от которой, хоть глаз выколи, никуда не деться, не заметить невозможно. Вместе с никотиновым облаком мягкой ватой осевшей в легких, во временно «обесточенном» мозгу начали происходить какие таинственные действия, быть может, серое вещество  заработало с такой интенсивностью, что даже сквозь прикрытые веки, певица отчетливо различала огромную надпись во все табло «ЖОПА»! Именно, этим нелестным эпитетом точнее всего можно было обозначить положение в котором на данный момент времени пребывала г-жа Фэрчайлд. Опять какие –то шизофренические мотивы мелькнули на периферии сознания, надежда на то, что сей бред есть следствие передозировки с успехом развеялись в прах и тлен, стоило американке открыть глаза, сейчас больше похожие на радиолампы. Кукольная улыбка исчезла, вытянулась в раскаленную докрасна проволоку:
-Мистер Яков, вам не кажется, что вся эта ситуация отдает абсурдом…Вся эта мнимая загадочность, ваше очевидное нежелание участвовать в процессе…ну не знаю, отпустили бы восвояси, я бы вам лучше –дым со свистом вылетел из нервно подрагивающих ноздрей- заплатила?- Канна выжидательно посмотрела на визави, затем безнадежно махнула рукой- А, ладно! Сейчас последует что-то вроде:"Это не в моей компетенции" или не последует вовсе…-девушка ухмыльнулась зятянувшись так, словно это была последняя сигарета в ее жизни. Кстати, вполне возможно так оно и есть. От этой мысли озноб пробежал по спине и Фэрчайлд решила топить тоску в следующей никотиновой палочке.

У нее была некая мотивация, чтобы находиться в относительном спокойствии в момент, когда иная мадам требовала бы нюхательной соли дабы вернуть румянец на бледные ланиты. В сущности, она тем и занималась, что с последовательной периодичностью убивала свой организм алкоголем и наркотиками. Пока эти «послабления для вдохновения» не перешли определенную черту после которой, шоу-диву упекут в лечебницу с пластмассовой жизнью вместо привычного шабаша на очередной вечеринке. А тут, даже не было намека на угрозу летального исхода, да и  маниакальными наклонностями товарищ напротив не желал пугать и без того затюканную пленницу. Инертность мистера Якова ставила девушку в тупик, тут уж не знаешь, то ли заламывать руки предаваясь отчаянию, то ли гонять чаи с плюшками за милой беседой. Такой тип людей встречался редко, по крайней мере, в насыщенной жизни Канны, где куда не плюнь, яркая, эпотажная личность, надуманная, наигранная, но все же…Тем не менее, в достаточно краткий период она готова была  биться о заклад, что уже встречала типа  навроде Якова, столь же вежливого, с претензией на ироничность, а попросту ехидного товарища. Фэрчайлд сощурилась глядя на визави, более пристальней чем должно, хотя о каких манерах может идти речь?- точно, неделю, две назад, она имела честь вести необременительную беседу с архитектором, который сулил перспективу постройки ее собственной звукозаписывающей студии. Как же его звать то, какое –то невразумительное французское имя, благо по дредастым патлам можно будет  найти, в случае чего.
Канна вздрогнула, все таки она- без царя в голове, строить иллюзорные планы находясь в подвешенном состоянии -это несомненно, ее почерк.
-А кипяток тут имеется? Знаете, у меня зуб на зуб не попадает- девушка развела руками освобождаясь от кокона одеял- Ну что вы, не утруждайте себя скучной прогулкой, я девочка большая, горшок найду сама-остоятельно- покончив с расшаркиваниями, Фэрчайлд свесила ноги на пол и бестолково потерла измызганные в грязи носки друг о друга, затем коснулась пола и очень осторожно встала- И все –таки, куда бы податься? -пробормотала, шатаясь из стороны в сторону словно поломанный компас. Выбрав наконец направление, певица шагнула в неизвестность. В пятку очень неприятно воткнулась галька, но девушка стоически преодолела мощный позыв к неприличному воплю и хватаясь руками за холодные стены побрела дальше, надеясь найти закуток. Уходящая перспектива коридора образовала развилку и вдруг, в ржавом мраке помещения забрезжил свет. Тонкая, едва различимая полоска  серого блика щимящаяся через железный засов, что держался на довольно таки неубедительной щеколде.
Воровато оглянувшись, девушка засеменила к источнику вожделенной свободы и обнаружила, что не так уж легко будет оную добыть. Засада была в том, что до щеколды миниатюрная певица едва ли доставала, в помощь ей кусок арматуры, который оттягивал руки так, что впору было пустить скупую слезу от натуги. Но безграничное желание сродни страху, что как известно, прибавляет силы в энное количество раз, в данном случае,  ее хватило, чтобы щеколда поддалась.  Отодвинув глухую ставню, Фэрчйалд вскарабкалась из последних своих растраченных девичьих сил и если бы не серьезность происходящего, она бы здорово поглумилась над ободранными в кровь коленями и над не эстетичными позами  скрутившими ее в канатный жгут. Грязевой поток воды хлестнул по лицу и попал в глаза вызывая неудержимое желание сорваться, но Фэрчайлд перла , как танк на вражескую артиллерию, наконец, локти ее почувствовали склизкую почву, затем уж она выгрузила все тело на ту же поверхность. Глотнув сырого воздуха, Канна подставила лицо пугающе сильным струям дождя , пока глаза не промылись от застлавшей их бурой заслонки, что расползлась по слизистой словно нефть на поверхности океана.
-Хыахаах!- Фэрчайлд испытала шок. Это был действительно шок и никак иначе, ведь насколько хватало глаз простерлась водная долина, Венеция, мать ее! Наводнения, выражаясь языком человеческим.  Колени снова предательски задрожали и надежда на то, чтобы благополучно слинять из проклятого «бунгало» таяла стремительно. Она стояла на некотором возвышении, позади неприветливая стена,  далее размытая прослойка почвы, вероятно, пригорок, ну а все остальное –безбрежные владение Нептуна. Правда, там и сям мелькали незатопленные участки земли покрытые травой, за которыми можно было различить нечто вроде перешейка. А если повезет, насколько помнила Канна, можно выйти и на трассу, уж ее  врядли затопило.
Ладно, не будь идиоткой, тебе в жизни не выбраться из этого месива!
Понурив голову под тяжестью обрушившегося ливня и осознания собственного фиаско, Фэрчйалд решила обойти дом и найти дверь или крыльцо, дабы бить челобитную душегубу. Скользя, чуть согнувшись, перебирала ногами волоча себя через силу и хватаясь за мокрую, но вселяющую уверенность стену.

…Оглушило в одну секунду, вода забилась в нос, рот, глаза….Казалось, она впустила в себя литр воды , а то и больше, прежде чем вынырнуть из  потока и попытаться ухватиться за соломинку. Мрак снова заволок глаза и ее заболтало в воронке. В бок, жестоко врезалась боль, от которой сразу убыло последнее стремление бороться. То был грузный…почтовый ящик пришпиленный к земле нечеловеческими силами, раз его до сих пор не выворотило из почты. Фэрчайлд вцепилась руками и ногами за столб нащупываемый под водой, голова ее нелепо вынырнула из бурлящего потока. Она кричала так, как кричит утопающий человек, не больше ни меньше.

10

Отдав пачку несколько оживившейся певице, Яков расслабленно откинулся спиной к стене. Холод от бетонной опоры проникал сквозь легкую куртку и мурашками ползал по телу. Пожалуй, единственный реалистичный штрих к сложившейся картине, явно принадлежавшей жанру сюрреализма. Двое совершенно незнакомых людей, ну почти, все таки несколько часов, проведенных вместе, возводит незнакомых людей в степень «малознакомые», находятся в странном помещении с серыми стенами, в сооружении которому сложно дать какое – то другое название, кроме «бункер». Явно из другого мира, нежели тот, привычный городскому жителю. Клубы сигаретного дыма, плавающего в полутьме, уже неясные очертания сосредоточенно затягивающейся девушки напротив, и огонек на кончике белой палочки, зажатой в дрожащих пальцах, то ярче, то слабее. Как огонек человеческой жизни, так же легко потушить. Одному –сомнительная роль смотрителя, другой – неясность будущего и еще более невнятное недалекое прошлое, затянутое хлороформовым туманом. Рамки – сутки. Еще остается настоящее, но оно тоже какое – то ущербное. Занятная картинка, если только исключить из нее себя в качестве непосредственного участника. Яша тряхнул головой, прогоняя из головы наваждение. Сейчас не время для философских и созерцательных настроений.  Слабая попытка госпожи Фэрчайлд как – то повлиять на ход событий предложением «отпустить восвояси» вызвали только слабую ухмылку. Хорошо, что она уже соображает что к чему, а то времяпровождение с дрожащей амебкой, в состоянии шока от ситуации было бы совсем унылым. Журналист с новым интересом взглянул на певицу, которая уже вовсю ухмылялась, пытаясь прогнозировать его ответ.
- По сути вы правы, это не в моей компетенции, но отпустить вас было бы, по меньшей мере забавно. Наверное, потому что бесполезно. Я все же думаю, что мы здесь ненадолго, а если учесть, что в Чикаго сейчас ведуться довольно активные действия среди наших общих знакомых, вам и вовсе в некоторой мере здесь безопаснее.

Вообще – то думать об этом не хотелось. Что там в Чикаго, скоро станет и так понятно. Рано или поздно, их либо затопит и им придется самим сваливать из этой бетонной дыры или их все же заберут. Можно было даже получать некое удовольствие от абсурдности ситуации, как ее назвала мисс. Яша задумчиво рассматривал свою пленницу, и прикидывал что это вполне реально, написать скандальную статейку по возвращению домой. Можно написать в стол, а можно и куда – нибудь отдать. Если разрешат, разумеется. А пока он будет хорошим и попробует воплотить в жизнь их общее желание о чем – нибудь горячем, которое только что было озвучено. Яков подождал, пока «большая девочка» провихляет к выходу из помещения, надо сказать сзади это выглядело весьма.. Хм, экзотично. Изящного вида блондинка со спутанной шевелюрой, влажной глязноватой одежде, в носках и с походкой, как у заправского моряка. Недоверчивая ухмылка вслед, и мысль, дойдет ли? Или придется искать где – нибудь по окрестностям?
В следующем помещении, по совместительству, складе, оказались два средних габаритов ящичка, с как раз нужным содержанием. Как и ожидал Яков, в одном оказался небольшой сборный примус на трех ножках и два баллона со сжатым газом. Кажется, на дня два их должно хватить. Так долго он не собирался здесь задерживаться, но все же. В другом ящике оказались вполне годные для употребления вещи. И чай, паришивенький черный, и консервы, какой – то оригинал, прежде здесь останавливающийся, даже оставил нож и вилку. Вилка весьма недвусмысленно демонстрировала всеми согнутыми, кроме одного, конечностями свое отношение к миру. Прежний постоялец даже был так любезен, что оставил целую бутыль медицинского спирта. Нет, не целую. Но на две трети. Никак для дезинфекции. Яша весело ухмыльнулся и выудил бутыль из ящика. Чуть меньше литра, живем. Интересно, американские леди пьют спирт? Кто – то, живший останавливающийся здесь до них точно был оригиналом.
Он как раз закончил потрошить ящики, и собрался было собирать примус, как вдруг услышал странный звук. Не то хрип, не то стон, за шумом дождя не было слышно. Повертев головой, Яша решил что звук исходил со стороны коридора, куда ушла его пленница. С той стороны стены были значительно тоньше, значит, снаружи. Тут звук повторился, явственно напоминая вопль, рассеивая оставшиеся сомнения. «Что ж, недалеко она, кажется, ушла» пронеслось в голове журналиста, уже на пути к выходу. Резко дверь на себя, тяжелая, зараза, и неожиданностью поток воды в лицо. Яков на секунду замер, ошеломленный представшей перед глазами картиной. Вокруг все было затоплено. Не сильно, конечно, пространство вокруг скорее напоминало болото, клочки травы, что повыше и размытая грязь. Крик повторился, как – то странно булькнув в конце и Яша, чувствуя себя плохим героем плохого кино, ринулся куда – то вправо, за угол их бункера, откуда доносился звук. Там оказался перепад уровня земли и довольно глубокая канава, где и обнаружился по прежнему голосящий источник звука. Плохо соображая что делает, скорее автоматически, Яков дернулся к Канне, попутно цепляясь за какие – то хлипкие кусты у стены и протягивая вниз руку.

- Держитесь за меня! – пытаясь перекрыть звук льющихся потоков воды, завопил он, и еще ниже сполз к воде.
Певица вцепилась в какой – то столб, который по счастливым стечениям обстоятельств (стечениям, ха - ха), не смыло и смотрела на него совершенно шокированным взглядом, при этом непрестанно крича. Яша крепко выругался, и согнулся в три погибели, мысленно пообещав себе полить эти чахлые кустики чаем, или спиртом, как им больше понравится,  если они выдержат. Все таки он обладал неплохой физической подготовкой, поэтому схватить девушку за руку и втащить на относительно безопасный склон, было не так сложно. Сложнее было не съехать вместе с ней обратно в грязевой поток. Момент отпускания кустика и принятия веса певицы на вторую руку показался вообще чем – то на грани фантастики. Они не упали только чудом. Яша обессилено привалился спиной к стене, крепко держа свою мокрую ношу за талию, и тяжело дыша.

11

ООС: Прошу прощения у администрация за обилие мата в посте.

Если бы у Канны начисто не отключилось воображение  в момент ее изъятия из мутной пучины  она с уверенностью охарактеризовала бы свое спасение не иначе, как вымачиванием своей туши в помойном ведре с последующим водворением измочаленного текстиля на швабру, которой являлся Яков. Кстати, последний ли навис внушительной скалой над терпящей бедствие неудавшейся русалки, либо ее отловил какой иной рыбак, определить было сложно, но инстинкты подсказывали девушке самые верные действия и онемевшие пальцы мертвой хваткой вцепились в протянутую руку. В воспаленном мозгу билась одна единственная существенная мысль "Дыши!". И она расправляла легкие, усердно сблевывая воду невразумительного цвета, которой вдоволь наглоталась за какой-то ничтожный клочок времени показавшийся певице вечностью. Слизистые утопленницы  столь же исправно работали, сколько и ее глотка изрыгавшая смесь практически селевого месива и желчи, которую стал опорожнять ее опустошенный организм за неимением иной жидкости. Пожалуй, она бы не удивилась, если бы узрела собственные внутренние органы спиралью сползающие к самой кромке бурно текущей воды. Наконец, когда изнуряющий кашель несколько поутих, Фэрчайлд с трудом разлепила набрякшие на глаза веки и попыталась сфокусировать взгляд на чем угодно, кроме маячивших туманных галлюцинаций. Темные ботинки замызганные грязью…иссиня-бледные пальцы ног с некогда вульгарно-алым педикюром…Подступающая к ранее отмеченным ботинкам вода и запоздалое осязание больно бьющих ливневых нитей по голове , плечам, рукам…
Девушка со свистом набрала сырого воздуха в легкие и попробовала пошевелить конечностями…Возможно показалось, но ноги шевелятся. Положение осложнялось еще и тем, что и без того замерзшая певица окоченела вконец и неожиданная горячая струя на щеке отозвалась саднящей болью. Сначала это был звук, напоминающий едва различимое стенание, затем раздался не то вой, не то рык, и после непродолжительного скуления, Канна разрыдалась в голос…Несмотря на то, что сотрясания отдавались такой же тупой болью, каким еще минуту назад она имела удовольствие упиваться при кашле, ей все же становилось чуточку легче. Защитный механизм, которым наделена женщина-это слезы. Разрядка, очищение, все что угодно, лишь бы не сойти с ума от непомерного морального и физического груза.
-Где-е-е Тин?- певица наконец изрекла осмысленное словосочетание едва не утопшее в междометиях и восклицаниях, которые проскальзывали в отчаянном реве на грани разрыва голосовых связок- Что с-с-сдела-а-ли с Кристиа-аном А-а-а-а-а-а-арчером?- как говорится: «пришла беда, отворяй ворота». Когда казалось бы, падать ниже некуда, когда по уши в дерьме, неизменно память подкинет замечательный сюрприз в виде озарения, после которого всерьез хочется вновь кинуться в алчущую разрушения жижу из которой только что, чудом спаслась.
Наверное, в подобные моменты и открывается второе дыхание.
Заиндевевшие было вены раскалились до красна, кровь побежала скорее и ее шум в ушах перекрыл грохот беснующейся воды льющейся с небес и вьющейся напористыми потоками под ногами:
-Ублюдки- хрип и нечеловеческие усилия позволившие девушке оторваться от опоры в виде тела Якова и встать на свои обе- Ненавижу- Фэрчайлд сыпала банальностями находя в своей беспомощности бесшабашное удовлетворение- Уроды, Гавнюки, Ебантеи, пидарасы, ушлебки, пиздализы, уебаны, хуесосы, залупа, чмошники, мудозвоны, кровавые выпердыши, бляди, шмары-большой вздох- блядохуйственнаяпиздапроебина, улитки порнокопытные, фильтикультяпные суки, мудозвонище ганорейное, злоебущий говношмыг, гребанные ебастосы, тумбочки в лифчике со спермотаксикозом…хуе..хуе…хуи блять, короче!
И закрепить все  неслабым таким харчком прямо в физиономию своего же спасителя. Жаль, что дождь смоет эту прелесть с обалдевшего куска лица Якова.
Канна засмеялась так же громко и отчаянно, как  еще до словесного матоивержения рыдала и погружаясь в рвущий виски хохот побрела прочь от мужчины вглубь помещения зияющем темными проемами коридоров.
Когда она стукнулась о бетонную поверхность пола и рот ее наполнился металлическим по привкусу жидкостью, Фэрчайлд все еще продолжала истерично смеяться.


Вы здесь » The City of Chicago » За пределами города /outside the city/ » Северная Дакота, г.Фарго


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC