The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Фактическое прошлое /Flash-back/ » Скотч, как повод для знакомства


Скотч, как повод для знакомства

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время действия: Конец июля 2009 года
Место действия: Отель River Hotel(4)/Бар, улицы Чикаго, круглосуточный магазин
Участники: Генеральный директор телеканала Дэвид Гордон и детектив отдела расследования убийств Марк Ким Бредшоу
Краткая информация: Иногда не нужно искать приятеля, ибо он сам находит тебя. На автобусной остановке, в книжном магазине или же в баре за кружкой пива. Когда нужно забыться и оставить свое прошлое за закрывшейся дверью номера в отеле, когда игристый напиток в бокале - как утешение. Ожидания худшего не всегда оборачивается против нас, невольно перестаешь верить в роковую особу по имени Судьба... на смену ей приходит приятная миледи Случай. Поведаем еще одну историю из жизни Города Ветров.

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-08-25 23:15:00)

2

Влечение к выпивке, в отличие от влечения к женщине, со временем переходит в хроническое состояние. (с)

Город мерцает огнями, как в стеклянном стакане переливается вода. За окном давно господствует ночь, падальщики  прячутся в туманном небе, собирая свет мертвых звезд. Сквозь огромное окно видно не многое, всего лишь один скромный уголок этого мира. Глазу открывается прекрасный вид на Чикаго. В коитом веке буклеты у стойки администратора отеля не солгали.
В одноместном номере минимум мебели и почти стерильная чистота. Односпальная кровать все еще застелена пледом, на тумбе рядом лежит прайс, раздражающий своим кричащим цветом, в ванной комнате свежие полотенца. О том, что этот номер сдан говорит мерцающий телевизор, начатая бутылка минеральной воды и, собственно, сам постоялец, что разместился в низком кресле напротив экрана.  Среди угасающих и вновь появляющихся изображений слух ловит всего пару фразу, но и того вполне достаточно. "Утром в подвале дома *** по улице *** было обнаружено два трупа...", "... жертвами маньяка стали еще двое детей восьми и двенадцати лет. По данным...", "... была задушена в собственном доме...", "... поджег произошел по вине...", "... пятерых несовершеннолетних девочек продали в..." - и это была малая часть того, что сводило с ума. В течении всего дня, практически каждый час можно слышать нечто похожее.
"В какой момент пятнадцать убийств, восемь изнасилований, двадцать три похищения и четыре поджога стали нормой для простых граждан, смотрящих сводку новостей или читающих газету? Несколько лобовых столкновений на центральной улице и окраине - плевое дело, так что ли? Люди в конец очерствели, раз слушают это со спокойствием индийского слона, начиная со слов "добрый день", чтобы в последствии доказать насколько это не так. Сердца, прожженные сигарами и утонувшие в бренди... "
Ким оставил в покое пульт, когда на экране появился пустой голубой экран. Сегодня, как никогда не хотелось возвращаться домой. Возможно потому, что до дома еще нужно добраться, а отель оказался совсем рядом. Обеденная беседа с Сонни, бывшим сотрудником отдела убийств и по совместительству информатором. С мистером Блейзом Марк познакомился на стажировке. На тот момент Бредшоу считался младшим детективом и откровенно занимался ребячеством. Сонни Блейз как раз получил перевод в его отдел, собственно, так и случилось первое знакомство. Проработав несколько лет в одном коллективе между мужчинами завязались приятельские отношения. А после ухода Сонни из отдела старые связи не утеряли свою актуальность. Одному пригрели местечко немного выше, а другой остался там, где ему было по душе. Тому способствовал один единственный случай, о котором детектив вспоминает с легкой улыбкой.
Во время проверки в отделе всегда начинался переполох: рядовые в оперативном порядке закрывали свои висяки, сливая в архив сотни дел; офицеры старались "сдувать пыль" с насиженных мест, дабы под них не могли подкопать; шефа отпивали успокоительным и снотворным, чтобы не получать еще и от него. Ким никогда не понимал этой суматохи и беготни. У него вполне хватало работы без какой-либо проверки. Естественно детектив не ожидал, что в такое время его побеспокоят, однако когда в кабинет заглянул Блейз, все встало на свои места. Молодой сотрудник обратился за помощью. Ему нужно было получить дело, которое вел один из следователей. Фактически оно не могло достаться Сонни, так как у того были личные мотивы. В деле фигурировала знакомая девушка. На тот момент Бредшоу лишь отшучивался, мол все проблемы из-за женщин - пора менять ориентацию или уходить в монастырь. Однако уже спустя пару дней он понял насколько ошибся. Следователь, что вел дело, получил приличную сумму, что изъять важные улики и в последствии быстро его закрыть. Все бы ничего, если бы рядом не маячил этот недоносок Сонни. На молодого сотрудника в течении недели сыпались угрозы и одно покушение. Тогда Ким лично запустил пальцы в процесс, посодействовав поимке продажной крысы. Блейз остался обязанным не только своим своей работой, но и местом под солнцем. Так и вышло, что у детектива появился еще одна связь с ФБР.
Спустя приличное время молчания на дисплее мобильного появился номер старого знакомого, а низкий голос сообщил о наличии важной информации и месте встречи. В кофейне мужчины не придавались воспоминаниям, говорили лишь по делу. В основном это был монолог Сонни. Эта встреча оказалась не последней, но об этом Бредшоу узнал только по прибытию в отель. Время до встречи детектив решил скоротать в номере, морально готовя себя ко всем тяжким...
Безликие мысли воплотились в строки, что записаны убористым почерком в неизменный ежедневник. Несязные фразы чередовались с рисунками карточной иерархии в вольном порядке. Иногда собственные заметки не вызывали ничего, кроме жалкой ухмылки, осознания собственной непоследовательности и... Накатывает же, когда собственная мнительность зашкаливает. Будто что-то очень важное было упущено из вида. Таким образом Ким не раз загонял себя в тупик, вновь и вновь доказывая себе явные аксиомы. С тщательностью, фактически дотошным исследованием доказательств одно дело за другим находило своих фигурантов.
Оставаясь наедине со своими рассуждениями многие сходили с ума. Потому детектив решил немного разбавить обстановку излюбленным образом - в баре. С собой по привычке был прихвачен ежедневник, пачка сигарет и зажигалка. Возможно под другим углом и другим настроем можно будет разобраться в собственной писанине. Далеко идти не пришлось, на первом этаже играла чудесная музыка в стиле джаз, что привлекло внимание искушенного слуха. Неторопливая мелодия, располагающая обстановка и наличие свободных мест - вот и все. Марк заказал себе неизменного "Джонни Уокера". Мужчине не любил разбавлять, потому под удивленный взгляд бармена забрал свое не дождавшись пары кубиков льда. На стойке осталась лишь купюра крупного наминала. Сам же посетитель обосновался немного дальше, все там же у стойки.
- Не любите перебивать вкус? - любопытство бармена таки имело место быть. Все же это их работа - знать о своих клиентах все. Невольно сравниваешь этих юнцов с психоаналитиками. Вопросы каверзные, вполне уместные и не всегда требующие ответа. Больше слушать и меньше говорить, такая уж установка.
- Не даром же ты подал мне скотч. Я не варвар, чтобы гасить дорогой напиток дешевыми подсластителями. Вода течет из крана, парень... - Ким усмехнулся раскрывая ежедневник. Сегодня там было немного записей. Лишь напускные вопросы. Один из них касался Блейза и его важной информации. Вероятнее всего федералы готовятся к горяченькому.

3

День проходил совершенно неинтересно, дом, рабочий офис, кипа бумаг и несколько деловых ничего не значащих встреч. Ближе к вечеру настроение постепенно уходило в минус и хотелось чего-то, что могло бы разбавить это нагнетающее состояние. Вроде бы ничего такого и не происходило, а скука сигнализировала о неудовлетворённости жизнью и как итог в конце рабочего дня заставила прогуляться своим ходом по ночному городу в поисках приключений на свою голову. Первым желанием, которое пришло в мыслях, было позвонить кому-нибудь из знакомых и просто отдохнуть и повеселиться в своё удовольствие, чтобы развеяться, но как назло трубку или никто не брал, или те, кто брал, отчего-то были безумно заняты своими собственными делами.
Засунув руки в карманы джинс и смирившись с тем, что вариантов особо нет, кроме как где-нибудь напиться, безразлично разглядывая мимо проходящих людей, Дэвид и сам не заметил, как добрёл до отеля и остановился у его входа, всматриваясь в своё отражение на стекле одного из больших окон. За отражением виднелся бар, играла музыка, и посетителей к тому же было не настолько много, чтобы не было возможности протолкнуться, но и в тоже время не настолько мало, чтобы совсем заскучать от того, что рассматривать совершенно некого. Вот и вошёл он в отель, а после в его бар, чтобы, в конце концов, взять бутылку виски и устроиться за одним из столиков, который стоял как раз недалеко от барной стойки под стеной. Налив себе первый стакан, Гордон со скучающим видом поднёс его к своему лицу на уровне глаз и, глядя сквозь тёмную прозрачную жидкость, раздумывал над тем, какого хрена он всё-таки сюда пришёл и чего этим хотел добиться от своего собственного я. Впрочем, выпить всё же хотелось, хотя бы для того, чтобы расслабиться и перестать думать обо всём на свете, что его, так или иначе, волновало. Первый глоток согрел и за ним последовал следующий, а после этого безумно захотелось закурить, да вот только зажигалка зажглась аж с пятой попытки, что вызвало недовольство и отправление этого творения рук человеческих прямо в пепельницу даже раньше первого пепла, упавшего с сигареты. Время шло, а Дэвид, докурив и допив первый стакан, засмотрелся на одну из молоденьких посетительниц бара в короткой мини-юбке, которая наклонялась к своему столику в интересном ракурсе... Засмотрелся и совершенно не заметил, как шустрый официант увёл из-под носа пепельницу вместе с зажигалкой, а когда обратил на стол внимание, то уже было поздно, поскольку даже вычислять того, кто это сделал, было банально лень. Поэтому, когда ему захотелось закурить уже в следующий раз, он просто поднял свою пятую точку с насиженного места, подошёл к барной стойке, захватив с собой пачку сигарет и стакан с новой порцией алкоголя, и подозвал бармена в надежде, что тот окажет любезность выделить ему источник огня на время, но тот, как оказалось, позволить себе сие был не в состоянии, поэтому просто дал подкурить и ушёл заниматься своими делами. Дэвид скучающе вздохнул, развернувшись и облокотившись спиной о барную стойку, и размышляя над тем, что можно было бы взять бутылку и пойти почудить где-нибудь на улице, не забыв при этом приобрести зажигалку, однако его внимание привлёк мужчина, сидящий через пару мест возле него и что-то изучающий в записной книжке.
«Писатель что ли?» - промелькнула мысль, когда он краем глаза уставился на заметки на белой бумаге, хотя прочесть ради интереса так ничего и не удалось. Он вздохнул, покрутив в пальцах сигарету, и переведя взгляд на её горящий кончик, но всё же любопытство побеждало любые возможные варианты развития событий. Гордон покосился на чистую пепельницу, стоящую рядом с мужчиной и сел на место рядом с ним, пододвинув к себе хрустальный кругляшек и сбив в него пепел с сигареты. Отпил немного виски, поставив, наконец, стакан на барную стойку и кивнув на записную книжку, как будто бы невзначай спросил:
- Пишете рассказ?

4

Люди в своем большинстве живо интересуются всем на свете, за исключением того, что действительно стоит знать. (с)

"Как бы сказал мой коллега со страниц легендарного произведения: "Ничего так не обманчиво, как слишком очевидные факты". Из очевидных у меня труп с тремя скозными, две гильзы и ни одной пули. То что мистера Коттермана убили не в театральном вип-ложе все тот же явный факт. Еще одна карта в моей коллекционной колоде. Трефы на этой неделе сведут меня с  ума... Если бы буби пошли с черви, а не с треф, то не были бы при пиковом интересе."
Тонкое перо шариковой ручки зачеркнуло очередную фразу, возвращая заметку к предыдущей. Трижды перечеркнутая стрелка снова занимала исходную позицию. Фридрих Коттерман, немец по происхождению. Он длительное время проживал на родине, а после мировая известность перебросила его в Чикаго. Здесь о нем можно было слышать только из прессы, и то лишь хвалебные отзывы, никакой желтезны и скандалов. Это было странно для публичного деятеля, даже такого как он. Актер с мировым именем, а сколько тайн плетется за ним следом. Детектив начал с подробной биографии и множество моментов просто было изъято. Кто-то намеренно не желал открывать все детали. От того и неприкрытый интерес детектива.
"Кошку сгубило любопытство. Жаль у меня нет никакой информации о его родственниках. Уж очень сильно темнят его коллеги, родственники еще могли бы прояснить... и то я уже не так в этом уверен. Эпоха лжи. "
За своими безмолвными размышлениями Марк быстро опустошил свой бокал, подзывая бармена для повтора. Тот же в свою очередь решил попытать удачу еще раз. Видимо парнишка заскучал, сегодня день был неудачный.
- Вы писатель или художник? - юноша не старше двадцати пяти лет, каштановые волосы зализанные назад, карие глаза и желание разговорить хоть кого-нибудь за вечер. Бредшоу лишь тяжело вздохнул не имея никакого желания отвечать на поставленный вопрос, вновь обращаясь к листам бумаги и ручке. Назойливая муха в лице бармена быстро ретировалась к вновь подошедшему. Но дальше мужчина потерял из виду паренька.
"Все роли Котермана были однообразны. Он давал интервью по этому поводу на кануне, делая акцент на некоторых каверзных вопросах. Журналисты после долгой отсидки под окнами артиста получили вполне полную статью. Нужно будет полистать прессу в архивах. И... роли."
Рука остановилась обводя в третий раз одно слово "роль". Навязчивая идея наведаться в театр вот уже в который раз поселилась у Кима. Какую бы ненависть он не питал к театрам, успокаивало только то, что это лишь работа. Внутренний протест, своеобразное табу. Никто не знал, почему детектив так яро ненавидел театральное искусство и все с ним связанное. Людей занятых в этой сфере так же на дух не переносил. Игра игрой, а в жизни трудно бывает разобраться кто в шкуре овцы, и что глаголят устами волка.
Жгучий жар прокатился по языку и в горло. Виски и бурбон - вечные спутники Бредшоу. Когда нужно отвлечься от работы или, напротив, от суровой реальности, на помощь приходили "друзья" в стакане. Главное знать себе меру и не злоупотреблять их воодушевлением. Эти самые друзья могли сыграть злую шутку. А терпеть фиаско в столь серьезном деле было бы чрезмерно больной роскошью. Всегда нашли бы люди, что подсуетяться...
"Чертовы федералы..."
Пальцы до хруста сжимали хилую ручку, однако осознав, что та не виновата ослабили хватку. Размяв подушечками пальцев оба века, Марк отложил ежедневник, отмечая на плечах накатившую усталость. Поднадоевшую нирвану разрушил низкий мужской голос:
- Пишете рассказ? - напротив вальяжно разместился еще один посетитель питейного заведения отеля. Между пальцев догорала сигарета, а рядом на стойке, играя светом, стояла бутылка виски. Детектив слегка улыбнулся узнавая этикетку дорогого напитка. Мужчина напротив не выглядел завсегдатым подобного места, но в глазах уже играл едва заметный огонек, что разжигал крепкий алкоголь. Внешний вид нежданного собеседника говорил о немыслимых суммах, что оставлял владелец в именитых бутиках. Правда на данный момент легкая неопрятность, скорее даже небрежность вызывала совершенно другое мнение. Воодушевление, что из-за его спины не выскочат два шкафа в черном и не прийдется светить своим значком перед всеми...
- Поэму жизни, раз на то пошло, - Ким уже полностью развернулся к оппоненту, выглядывая за его спиной настырного бармена, якобы наводящего порядок на ближайших к мужчинам полках. - Под хороший вечер латать только баллады, а в этом деле я не мастер, - вдыхая запах сигаретного дыма неизменно хотелось курить. За собой Бредшоу не замечал зависимость от никотина, но и не упускал шанс выкурить пару пачек.

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-08-22 01:07:21)

5

Дэвид понимающе кивнул на ответ незнакомца и, затянувшись в последний раз уже дотлевающей сигаретой, затушил её в пепельнице. Музыка в заведении сменилась на какую-то медленную депрессивную мелодию, и от чего-то потянуло пофилософствовать. Крутанув стакан на барной стойке двумя пальцами так, что внутри случилась небольшая буря, Гордон с минуту помолчал, подбирая подходящие словосочетания и глядя на то, как жидкость расходится кругами и успокаивается, а после этого посмотрел на собеседника, попытавшись сделать самый умнейший вид, и изрёк:
- Поэма жизни в наше время, сударь, не так светла, чиста и хороша, как раньше было, а латать баллады конечно можно только надо ль нам? И мастером тут быть совсем не надо, коль есть бумаги лист, и есть перо. Попробовав однажды, Вы в награду поймёте, что не сложно было то, - на последних словах мужчина всё же не удержался, приподнял одну бровь и улыбнулся, самостоятельно порадовавшись тому, что удалось высказать появившиеся в уме слова без запинок и даже с выражением. Но, как бы не хотелось показаться «умным», Дэвид всё же решил, что разговоры о «высоком» не совсем подходят для окружающей обстановки и нагревающегося виски в стакане, поэтому просто вздохнул, расслабленно откинувшись на спинку стула, следя за действиями бармена, обслуживающего новых подошедших клиентов, и сделал ещё один глоток алкоголя, чтобы после пересмотреть свои взгляды, поскольку в голове возник уже другой вопрос. Ко всему прочему на днях он задумывался над тем, чтобы пустить по телевидению какую-нибудь новую интересную программу, которая подняла бы рейтинг, и давал задание креативщикам придумать что-нибудь стоящее для взрыва мозга тех, кто любит смотреть телепередачи. До этого времени ничего из того, за что было можно взяться, предложено не было. Но шестое чувство подсказывало, что события, происходящие с ним в данную минуту, могли бы дать направление хотя бы возможному сюжету ещё не существующей телепередачи.
«А почему бы и нет?» - Гордон вернул внимание собеседнику, посмотрев на него уже более изучающим взглядом, отмечая только позу, взгляд и мимику, а так же беря в расчёт уже услышанные фразы, - «умудрённый жизненным опытом? Возможно, не так прост, как могло бы показаться на первый взгляд. Это может быть интересно».
- Скажите, а Ваша поэма жизни... О чём она? Или это тайна?

Отредактировано Дэвид Гордон (2010-08-22 13:25:40)

6

Прежде чем лечь в постель, надо познакомиться. Поэтому давайте сначала познакомимся, но выскажем намерение, что мы ляжем в постель. (с)

Мелодия одна за другой следовали по кругу, совершенно теряясь в стенах небольшого бара. Окна, выходящие на улицу, освещались фонарями, окнами напротив и фарами проезжающих авто. Погода была что надо и лишь промозглый сквозняк мог немного испортить настроение проходящей леди в пышной юбке. У отеля всегда вертелся разный контингент людей. И в основном это были представительницы древнейшей профессии, таксисты, журналисты. Последние, как и первые, наверняка знали кого выслеживают, а жажда наживы разогревала кровь в любую непогоду. Страшно подумать на что идет человек ради наживы, чтобы только утолить свою алчностью, самоутвердиться... Перед кем же все так упорно кичатся?
Бредшоу сделал еще несколько глотков горячительного, а после губами за фильтр одну сигарету, ловко поджигая ее именной зажигалкой. Эта вещица осталась еще со школы. На тот момент мальчишке можно было только мечтать о коллекционном подарке, потому то наверно Ким и дорожит ей. На самом деле эту зажигалку он нашел совершенно случайно, брат даже отшучивал, что это она его нашла. После выпускного в пиджаке своего костюма юноша обнаружил эту вещь в своей пачке. Естественно та была пустая и отправилась  урну, когда паренек не смог подкурить с третий попытки. А через три дня она снова оказалась в его кармане. Марк не стал избавляться от зиппо во второй раз. В конце концов та не тяготила карман, а новому владельцы было невдомек, что это подсуетился брат. Он же и собственными руками сделал гравировку годом позже. На металлическом корпусе красовалась темная надпись на латыни. Одно из положений римского права, которое позже стала значимым для обоих.
"Суров закон, но это закон. Братец, а ведь мы уже тогда знали куда пойдем."
Детектив усмехнулся, на мгновение прикрывая глаза. Отчего-то вспомнилось собственное удостоверение, что лежало в кармане. Это как клеймо на спине, от которого невозможно избавиться. Коп и тем все сказано. К представителям закона обычно относились пренебрежительно, унизительно. Было за что. Жители Чикаго, да и не только его, привыкли слышать в сводках новостей о халатности полицейских, о продажности и обесценивании жизни. Что можно взять с таких? Да ничего, они ничего и не имеют. Подобное отношение порой лишь усугубляло, когда нужно простое сотрудничество и содействие простых граждан.
Марк вернулся к своему собеседнику, выплывая из хаотичного потока своих мрачных мыслей. Мужчину напротив так же тяготили собственные размышления, правда на том Бредшоу не заострял внимание. Как и он сам, его оппонент употреблял чистый виски. Кощунством считалось разбавлять крепость этого алкоголя, сравнивая его с примитивным ослиным пойлом. Приятель детектива, Эмиль, упорно не понимал, как коллега употребляет скотч, а после берется за работу. Абсурдно. А Ким не торопился разубеждать МакФерсона в обратном. Со своими вкусом он смирился, а чужие мало интересовали.
- Поэма жизни в наше время, сударь, не так светла, чиста и хороша, как раньше было, а латать баллады конечно можно только надо ль нам? И мастером тут быть совсем не надо, коль есть бумаги лист, и есть перо. Попробовав однажды, Вы в награду поймёте, что не сложно было то, - мужчина напротив подал голос не сразу, но вызвал некоторое замешательство своей речью. Такое ощущение, что Марк зашел в бар к английскому аристократишке или французскому горе-поэту. Неужели его легкая ирония воспринималась всерьез? Странный тип, но интереса к нему лишь прибавилось. Чисто профессиональная черта, как можно было бы оправдать Бредшоу. Тем временем изречения на том не закончились:
- Скажите, а Ваша поэма жизни... О чём она? Или это тайна? - следующий вопрос вызвал лишь улыбку и долгую затяжку. Сизый дым расползался в легких, как в ключевой воде растворяется водка. Приятное тепло и горький вкус, смешанный с терпким виски - идеальный контраст для сегодняшнего вечера.
- Увольте, разве я похож на писаку? Со силой слова меня роднит разве что человеческая речь, - щелчком стряхивая пепел в пепельницу, ответил Марк. Было немного неуютно говорить с человеком, не зная его имени. Как бы сказал все тот же Эмиль: "Это моветон, мсье!" Иногда никудышный полу-француз говорил совершенно бредовые фразы, от которых мужчина приходил в умиление. Правда только первый год, а после уже приелось.
- Не с того мы начали разговор, так что вернемся к официальной части - Ким, - зажав тлеющую сигарету зубами, мужчина протянул руку для рукопожатия, намереваясь узнать, кто вот уже несколько минут составляет ему компанию.

7

Реакция на заданный вопрос немного разочаровала, но в тоже время и дала повод для размышлений, вызывая в некотором роде внутреннее уважение.
«Даже не проигнорировал, а постарался перевести разговор в другое русло, хороший ход», - мимолётный взгляд на закрытую записную книжку, зажигалку, лежащую на барной стойке и очередной глоток виски, - «неужели он записывает тайны века?»
- Внешность бывает обманчива, но если не хотите говорить, не буду настаивать, - безразлично пожал плечами, поставив стеклянное изделие обратно на стойку и потянулся за сигаретой, выуживая её из пачки одной рукой, после чего бесцеремонно взял зажигалку и подкурил, положив её на прежнее место возле хозяина.
«Хорошо, что собеседник курит и не придётся каждый раз дёргать бармена...»
- Не с того мы начали разговор, так что вернемся к официальной части - Ким, - незнакомец решил всё же представиться, чем вызвал только банальную мысль, - «А зачем?» - и немного удивлённый взгляд.
«Случайному попутчику в поезде расскажешь гораздо больше, чем уже знакомому человеку... Ну что ж?»
- С того, раз уж знакомство завязалось, - мужчина усмехнулся, уверенно пожимая протянутую руку, - приятно познакомиться, Дэз. – представляться под настоящим именем он не собирался, - Эм... Выпьем за знакомство? – кивок головой в знак предложения и вежливая улыбка.
Гордон не задумывался над тем, что ему было не властно. Принуждать случайного собеседника рассказывать о том, чего он не хочет, было не в его стиле, хотя любопытство и мотивация всё же присутствовали... Он решил просто отложить данный момент на попозже, первым делом начиная присматриваться и изучать интересующий его объект. В такие моменты его совершенно не волновало, что происходило вокруг и как всё выглядит со стороны.
Отпустив руку Кима, он взял стакан и, отсалютовав им, допил остатки содержимого. Это уже была вторая порция виски за этот вечер, и сознание начинало постепенно сдавать свои позиции, переставая чётко реагировать на происходящее, но до обычной нормы было ещё далеко. Только становилось немного жарко и хотелось глотнуть свежего воздуха, чтобы как минимум приобрести резкость во взгляде. Однако мысли всё ещё могли собираться в кучу и хоть что-то да рассуждать. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, отставив стакан и поправив воротник, и затянулся сигаретой, выпустив дым в полоток и уложив подбородок на ладонь руки, локоть которой он умостил на барной стойке, просто развернувшись полностью к мужчине и усевшись удобнее.
- Вы когда-нибудь думали о том, что в жизни бывают ничего не значащие моменты, которые впоследствии приводят к совершенно неожиданным результатам? – слабо улыбнувшись от мысли о том, что всё-таки выяснять всю подноготную лучше издалека, Дэвид произнёс это совершенно непринуждённым тоном.

Отредактировано Дэвид Гордон (2010-08-22 15:54:09)

8

Как бы ни был далек человек от любой философии, у него все равно есть теория или доктрина, объясняющая, почему он живет именно так, а не иначе. (с)

Возможно где-то сейчас под дождем мокнет опоздавший на последний автобус студент, а в доме напротив алкоголичка бьет малолетнюю дочь, сетуя на ее бездарность, вот в этот самый момет малыш делает свои первые шаги... Размышляя о высоком чувствуешь себя ничтожеством. В таком огромном мире, в разных уголках планеты,  именно в краткий миг рождается и погибает истина. Час от часа это повторяется тысячи раз. В тишине слышится голос соседей сверху, шум улиц, даже гуляющий ветер. Опуская монету на дно стакана уха касается приглушенное звяканье металла о стекло. Никому не важно, что в углу паук плетет свою паутину, а за четыре мили отсюда на водной глади распускается ночная лилия. Все ощущается обыденным, приевшимся. Настоящее же чудо должно повергать в шок, эйфорию, как яркая вспышка среди темного неба.
"Человек разучился верить в свою мечту, приправляя суровостью реальности свои приоритеты. Вспоминая, детство видится в пестрых тонах. Волшебство момента не было разрушено до того, как ребенок не разочаровался в мире... А взросление именно разочарование. Мало когда на жизненном пути встретиться магия счастья. А так мало для него надо... "
- Внешность бывает обманчива, но если не хотите говорить, не буду настаивать, - слова, как провокация. Давно известный и полюбившийся многим прием. Он вызывает внутри стремление раскрыться на 360 градусов, вывернуться на изнанку и выжидающе смотреть в глаза, выслушивая вердикт сторонника. Маленькая игра в "правда или действие". Если нечего ответить, проще сделать глоток из бокала или затяжку. А взявшись за душещипательный монолог, остановить его уже не получиться.
- В моем случае все до безобразия прозаично, - Марк внимательно наблюдал, как собеседник прикуривает от оставленный зажигалки. Иногда хочется почувствовать себя ребенком, схватить за руку и забрать собственность. Как маленький мальчишка затаив обиду тихо пыхтеть и упорно прятать игрушку. А после основательно насупиться и сказать тихое, но твердое: "мое!" Мужчина усмехнулся своим ярким сравнениям оставляя в пепельнице тлеть фильтр от сигареты.
- С того, раз уж знакомство завязалось, приятно познакомиться, Дэз.  Эм... Выпьем за знакомство? - крепкое мужское рукопожатие либо располагает, либо выставляется как вызов. В случае этих двух мужчин состязаться не было смысла. Да и за что малознакомым людям соревноваться? А вот имя несколько необычно для здешних мест. Разве что это сокращение от Дэзмонд или что-то в этом роде. Сам же детектив опустил это копание, ибо на подобное заявление Карла о его имени долго отпирался от сокращений. Только этот опер мог ляпнуть "Аким" , не расслышав точного имени. После того случая в управлении новеньким иногда представляли Бредшоу только по фамилии и первому имени. Носить на плечах двойное имя не всегда удобно. Как будто знаешь двух совершенно разных людей, но идентичных близнецов. Однако они ведут себя порой совершенно различным образом. Внутреннее самовнушение работало именно на общественное мнение, потому бороться с тем приходилось вкорне. Так и до психиатрической лечебницы не далеко.
- Взаимно, Дэз. И грех не выпить когда есть повод и компания, - Ким в очередной раз усмехнулся, подзывая бармена для новой порции. На сей раз он придержал пальцем горлышко, вынуждая наполнить бокал до середины. Ответно приподняв фужер, мужчина сделал пару глотков смакуя крепкий вкус. Если с первой аромат и собственно вкус были отчетливы, то с последующими воспринимался уже не так возвышенно. Благородный напиток? Как же. Чем больше, тем сильнее хотелось закусить или выпить залпом.
- Вы когда-нибудь думали о том, что в жизни бывают ничего не значащие моменты, которые впоследствии приводят к совершенно неожиданным результатам? - время задушевной философской беседы пришло кстати. Оба без минуты знакомых человека дошли до нужной кондиции в равных пропорциях и каждый по своему. Многие сбрасывают желание поговорить на разыгравшийся в крови хмель, другие... другие поступают точно так же, но не оправдывают себя. Шесть миллиардов одиночек всегда найдут время, место и слушателя, чтобы рассказать обо всем. Это все может быть неудачным курортным романом, отвалившимся в результате аварии бампером дорогого авто, родившейся на прошлой неделе дочери, сломанным ногтем и бесконечным множеством.
- Набожник объяснил бы это простой фразой о том, что человек не властен даже над своей волей. Чего уж там говорить о том, что простой смертный только предрасположен к ситуации, а главенствует во всем Бог, - детектив скептически осмотрел присутствующих в баре, снова возвращаясь к Дэзу, - Вся наша жизнь сплошная неожиданность. Сегодня живем, завтра нас найдут с перерезанной глоке на обочине трассы до Лас Вегаса. - пальцы снова потянулись за пачкой, однако на полпути притормозили. Отдышка и так присутствовала, еще не хватало добавить к ней зависимость от едкой дряни. Сколько бы не был стаж у этого курильщика, Марк ненавидел эту свою привычку. От нее легко было избавиться, но временами она являлась необходимостью.
- Нет таких моментов, которые бы ничего не значили. Слышали о эффекте бабочки? Вот же наглядный пример моим словам и ответ на ваш вопрос...
"Мы в ответе за любые свои действия. Кажется что и переход на красный свет по пустующей улице такой пустяк. А из-за этого пустяка в морге работы только прибавляется. Повышение температуры на один градус - какой бред, а на другом конце света таят ледники, экологи бьют тревогу. Беспечность наша, человеческая, не перестанет удивлять."

9

Привести множество примеров может каждый, Дэвид ответил бы на свой вопрос совсем иначе, располагая его ближе к будущему, чем уже совершённому прошлому и гораздо проще. Например, поломанная зажигалка, которую совершенно случайно увёл официант. Ничего вроде бы и не случилось такого необычного, ан нет, теперь завязалось знакомство, а далее кто знает... А в жизни, простая визитная карточка, как бонус забранная у мелкого воришки-карманника, смогла решить серьёзные вопросы по поводу работы и определения жизненных приоритетов. Сам же вопрос был задан с подоплёкой, когда ничего не значащий разговор в баре смог бы по теории вероятностей дать возможность Киму стать известным в будущем или, как минимум, обогатиться на N-ную сумму, окажись его история интересной и подходящей для телепередачи. Просто вопрос – а вдруг? И зачем думать о плохом? Философия? Зачем думать о смерти, когда живёшь и вполне наслаждаешься жизнью? Смерти полно на улицах, по телевизору, радио, вот только в разговорах её ещё не хватало. Сразу же начинаешь думать о второй работе и своём прошлом, а потом невольно задаёшься вопросом, - «Почему он поднял именно эту тему?»
Но просто слушаешь, не подавая виду, только ставя этот вопрос на заметку, чтобы позже над ним поразмышлять. Не веришь в то, что люди по своей сути настолько пессимистичны, ведь этот мужчина не кажется таким, который бросал бы слова на ветер и уж тем более говорил бы ничего не значащие для него самого фразы.
Дэвид сделал жест официанту, чтобы тот подсуетился налить виски в его стакан из уже купленной бутылки. Наливать самому себе было просто лень, да и раз уж его собеседник действовал по тому же принципу, то не стоило обращать на это особого внимания. Почти растёкшись боком по барной стойке, от того, что локоть медленно уезжал по скользкой поверхности почти до самого её края, пока бок не упёрся в твёрдую поверхность, мужчина медленно докуривал сигарету, выпуская дым то в потолок, то в другую сторону от собеседника, отмечая про себя, что в баре становится более многолюдно, чем было до этого. Шумная компания, состоящая из шести человек, разбившихся по парам, по всем признакам собравшаяся отмечать день рождение девушки, лицо которой почти не было видно из-за подаренных букетов с цветами в её руках, расположилась совсем недалеко от них. Официант, обслуживавший до этого Гордона засуетился и подбежал обслуживать вошедших. Взгляд остановился на одном из парней, черты его лица показались знакомыми, вот только где Дэз мог его видеть, вспомнить так и не удалось, а заморачиваться на тему выяснения этого факта совершенно не хотелось. Они могли и не встречаться никогда в жизни, либо видеться где-нибудь на улице, как случайные прохожие, в магазине, на работе, да мало ли где? Оставалось только тихо про себя хмыкнуть, что ночь философии вполне может превратиться во что-то совершенно другое и мысленно махнуть рукой на эти размышления, возвращая внимание уже состоявшемуся собеседнику.
- Об эффекте бабочки я слышал, - затушив окурок в пепельнице, он привычно взял стакан с виски в руку, ощущая, как стекло приятно холодит кончики пальцев, - поэтому и не люблю бабочек, - просто шутка, перемешанная с усмешкой. - Не знаю, я считаю, что какова ни была бы судьба, хоть я в неё и верю, но всё же человек волен и сам её изменять по своему усмотрению. Не даром человеку дана интуиция, проще сказать шестое чувство, которое ощущает все предстоящие планы судьбы наперёд и подсказывает их нам, людям. Наверняка у Вас она тоже развита, - просто озвученная догадка, наклон головы чуть в сторону, глядя на Кима, чтобы оценить реакцию на эти слова.
«Поймёт ли о чём речь?»
- Слышали фразу «Муж голова, жена шея?» - Дэвид сделал пару глотков алкоголя, в очередной раз, посмотрев на соседний столик, где компания уже разливала выпивку и одна симпатичная девушка пыталась произнести тост. – Если Бог и прописывает судьбу, то он вкладывает её в голову, а интуиция поворачивает её, чтобы человек видел не только ту грань событий, которая у него перед глазами, а и множество других граней, возможностей... И если человек не развёлся со своей женой интуицией и слушает её, то он в любом случае везунчик. - Улыбка коснулась его губ, такая будто он вспомнил что-то приятное, хотя, на самом деле просто вера в свои слова и то, что интуиция на данный момент ему подсказывала полезность данного знакомства, приходили ощущением, что он идёт в правильном направлении. Только спустя пару секунд Дэвид мысленно чертыхнулся, потому что осознал, что, говоря эти слова, смотрел на лицо парня за соседним столиком, автоматически подсознательно пытаясь вспомнить, где же он мог его видеть.
- Надеюсь, я Вас не слишком загрузил своими размышлениями? – как будто опомнившись, Дэвид перевёл взгляд на Кима и закусил нижнюю губу в ожидании его ответа, несильно сжимая стакан в руке, уложенной на колени. Со стороны могло показаться, что мужчина просто хотел поговорить, хоть на самом деле он и не любил этого, алкоголь эту нелюбовь как-то преуменьшал. Постановки вопросов и размышлений на вольную тему были довольно целенаправленны, даже не смотря на то, что эта цель казалась такой призрачной, что невольно можно было задуматься над бесполезностью данного действия, хотя... Кто знает?

10

Когда слушающий не понимает говорящего, а говорящий не знает, что он имеет в виду, - это философия. (с)

Предрасположенность Дэза к рассуждениям о вечном не могли не удивлять. Состоятельный, можно даже сказать солидный человек, возраст его заходил за отметку двадцать. Марк являлся более приземленным человеком. Он жил рабочими буднями, не строя никаких планов на несколько этапов вперед, если это касалось личной жизни, который уже давно не было места. Когда думать о собственном предназначении, когда перед носом случается одно убийство за другим, а каждое следующее жеще предыдущего. Наверно, единственное во что еще стоит верить, так это в смерть, в ее неотвратимость. Старая корга прийдет за всеми либо дуплом между глаз, либо ножевым по печени, собо удачливые падут жертвами неизлечимых болезней или вредных привычек. Чем ближе человек приближался к этой дате, тем упорнее отказывался в нее верить.
"Что с нас взять? Думаем, раскачиваясь на краю, действуем после удара в затылок."
В душе еще остался тот юный романтик, что готов был бежать за той единственной на край света, только реальность внесла в его образ определенные коррективы. Романтика нынче оценивается порядком ниже. Если когда-то девушка была более целомудренной, а юноша - менее уверенным, близость их интимной и покрытой пеленой... Что от этого осталось? Память на потрепанных фото, позабытые слова в рассказе. Глаз невольно наткнулся на собственный ежедневник. То немногое, что еще можно считать за правду. Лишь факты, доказанные, подкрепленные не свидетельскими показаниями, а материальными уликами. Не было имен и предположений, были лишь короткие фразы, что двигали мысль в нужном направлении. Детектив писал для себя последовательность, по которой ему предстояло пройти дальше и то, что уже удалось пройти. Многие коллеги упоминают принцип шахматной доски, но мало просчитывать логику противника на несколько ходов вперед. Тактика заслуживающая уважения, однако не идеальная во всем.
Алкоголь разыгрался в крови, что немного сказывалось на ясности мыслей. Теперь Бредшоу чаще думал о ламинарии или Эвересте, а не о каких-то бабочках. Они-то тут причем? Вот соседка Ларри, такая эффектная женщина, с такими... глазами.
"Как все запущено. Пожалуй мне хватит. Надо бы немного провериться. О змеях публичных вспоминаю. Не хорошо, Марк, ой как не хорошо. И что в ней находят мужчины? Силикон можно и в автосалоне приобрести, за меньшую цену. "
- Продолжим разговор снаружи? - Марк слез со стула, прихватывая сигареты, зажигалку, не забыл он и о бармене, оставив несколько мятых купюр. Не совсем в его духе, да только в карманах инный и не бывает. Он дождался Дэза у входа в бар, а дальше просто вышел из отеля, прислоняясь спиной к стеклянной витрине. Ночная улица встретила негостеприимно. После небольшого дождя в воздухе оставалась неприятная сырость, а по шее прошелся промозглый ветер. Мужчине нужно было прихватить из номера пиджак. С другой стороны вернулось привычное состояние трезвости ума и ясное ощущение себя в пространстве.
- О какой воле можно говорить, когда продается все? Мы в рабстве того, что создавали для собственного удобства, а после поддерживали из-за алчности, ввязываясь в долговую кабалу, - щелчок зажигалки и пламя медленно колышется на ветру. Нет, курить более не хотелось. Марк просто вглядывался в здание напротив через языки пламени зиппо. - Интуиция. Неплохая особенность, очень даже. Да вот только водит иногда по ложному следу. Идя на риск, на поводу у интуиции, можно огрести лишнего. Потому то, наверное, она имеет женское лицо. Никогда не знаешь, что выкинет и куда поманит. - наигравшись с огнем, когда металлический корпус разогрелся и начал жечь пальцы, Ким все же убрал вещицу в карман. Рассредоточенное состояние окончательно прошло. Когда хмельная дымка рассеялась, перед глазами появилась не слишком приятная картина. Конечно, Бредшоу видел все это через окно просиживая в баре, но упорно отказывался лицезреть все в непосредственной близости от себя.
Несколько девушек, направо и налево предлагали себя. Некоторые совсем молоденькие, однако настолько раскрепощенные, что вызывало отвращение. Им бы за школьной скамьей еще пару лет просидеть, а лезут на панель. Где-то рядом бегает "мамочка", что совершенно не заботиться о их безопасности.
"Нашла себе крышу, старая дрянь, и пользуешься. Они же тебе в дети годятся, тварь. Ты бы и своих детей так же продавала?"
Ким скривился, отводя взгляд от уезжающей с девочками машины. С этой грязью работать сложнее всего. Убийство проституток уже обыденность для Города Ветров. А расследования часто заходят в тупик. Никто не может опознать девушек, никто не знает откуда те взялись и с кем были в последние минуты своей жизни. Везение редко проходит по их души.
- Вот ты, простой человек с улицы, ответь мне. Что толкает малолеток на панель? Интуиция? Свобода воли? Деньги, друг мой, только деньги. Нет красивых историй о больной матери и алкоголике-отце. Эти бабочки сами слетаются на огонь. В индустриальном мире продажной грязи еще больше чем несколько веков назад. Как говориться, старый сценарий с новым актерским составом... - мужчина прикрыл ладонью глаза, проводя пальцами ото лба до подбородка. Небольшая усталость сказывалась в шумном выдохе и прикрытых глазах, осталось только самому себе признаться в этом.

11

Размышления, разговоры... Всего пара минут, и Дэвид опустошил стакан, чувствуя, что чем дальше, тем больше хочется напиться. Знакомого за соседним столиком вспомнить так и не удалось, возможно, его и осенит как-нибудь попозже, кто это мог бы быть, но теперь это было уже не важно, так как поступило предложение выйти на улицу. Глотнуть свежего воздуха хотелось не меньше, чем прикончить бутылку виски, поэтому Гордон лишь согласно кивнув, последовал примеру собеседника и вышел за ним, прихватив с барной стойки пачку сигарет и бутылку. Прохладный и сырой ветер, пробравшийся под рубашку и заставивший спину покрыться мурашками, взбодрил и выветрил несколько градусов алкоголя, да и дышать стало намного легче. Мужчина заговорил о рабстве и о продажности. Где-то в его словах был смысл, и Дэвид начинал понимать, к чему он клонит. Облокотился на витрину рядом и приложился к бутылке губами, делая глоток. И было плевать на то, что его могут сравнить с алкоголиком, которому всё равно как пить и где. Это действие пришлось очень кстати, так как виски согревало изнутри и делало его совершенно безразличным к холоду. Зашёл разговор об интуиции и несколько слов из сказанного снова зацепились за сознание, заставив посмотреть более пристально на собеседника. Ким с каким-то презрением во взгляде смотрел на «ночных бабочек», стоящих у дороги, размышляя о чём-то своём и довольно неприятном, судя по его выражению лица в момент, когда девочки уехали работать с клиентом на его машине. Сам Дэвид не пользовался услугами таких дешёвок, но прекрасно понимал по каким причинам они выходят раз за разом на работу, зарабатывая себе не только деньги, но и различные неприятности в виде неудачных клиентов и болячек вместе с геморроем на задницу.
- Многие из них достойны такой жизни, - Дэз вздохнул, произнося слова совершенно буднично. - Толкают деньги, а после этого у них уже появляется зависимость от их работы, чаще «мамочки» подсаживают их на наркоту, и у них уже нет другого выхода, как работать за очередную дозу. Все они слабые и бесхарактерные. Как бы они не кичились своими мнимыми связями, появившимися от клиентов, как бы не старались выглядеть достойно в приличном обществе, эта работа сломает любую, более-менее нормальную девушку уже со вторым или третьим клиентом. Мне их жаль, но я их не уважаю.
Оттолкнувшись от холодной витрины из-за того, что её холод передавался телу, мужчина сделал ещё один глоток виски и протянул бутылку Киму.
- Будешь? Согревает. Может, пойдём куда-нибудь? Не стоять же здесь всю ночь.
Дэвид неспешно оглянулся по сторонам, подмечая, что на небе снова начинают исчезать звёзды, а это говорило о том, что тучи опять затягивают небо, чтобы пролить на землю новую порцию дождя, радуя всё тех же «ночных бабочек», переминающихся с ноги на ногу от холода в ожидании новых клиентов.

12

Некоторые живут, чтобы трахаться, мы же трахаемся, чтобы жить... (с)

- Нет, приятель. Я говорю о тех маленьких девочках, что еще не созрели для этой грязи. Их мне жаль, жаль и родителей. А зрелая женщина, принимающая всякого, она тонкий психолог, - эту вещь однажды объяснила Марку та самая проститутка. По всем меркам шл*ха годна лишь до определенного момента, а после клиента найти будет очень сложно. Древняя профессия угождать всякому, кто попросит и щедро заплатит. Почему принято считать виновной только одну сторону? При таком раскладе не меньше поставщика виноват заказчик. Когда тебя загибают и вторгаются в тело, особенно остро чувствуется превосходство над теми, кто оплачивает "продажную любовь". От великого счастья ли мужчина снимает ветреную женщину? Неужто не хватает фантазии найти себе девочку на вечер в каком-нибудь клубе? Платить кровные деньги за то, чтобы кто-то позволял касаться своего тела.

"Засела мне в душу эта рыжая бестия, попадется же такая на жизненном пути. Глафира. Как сейчас помню тот наш разговор. Кому сказать, что коп беседовал с п*таскухой - смех да и только. Но она была именно бабочкой. Непокоренной, гордой, но зависимой от секса. Бывают и такие. Ей давно не доставалось отцовской ласки, а после мужчины разочаровывали, тогда-то и появилась навязчивая идея.
Мы встретились в управлении, мой коллега опрашивал ее, как свидетеля. Эфир, так представилась женщина 33 лет. Я невольно слушай подсевший от слез голос, вдыхал приторно сладкий дым ее сигарет и не переставал удивляться. Не могу сказать, что конкретно меня зацепило в ней. Неземной красотой она не обладала, красноречивостью и манерами так же не отличалась. Только внутри не гнила, как многие ее подруги по несчастью. После дачи показаний, я, ссылаясь на новые обстоятельства, продолжил беседу.
- Что, детектив, решили воспользоваться служебным положением? - Эфир с присущей женщине кошачий грацией разместилась на краю моего стола. Очаровательное начало разговора, с учетом того, что в глазах ее еще стояла влага.
- Зачем ты этим занимаешься? - не трудно было игнорировать ее нападки, потому как она не слишком стремилась дойти до конца. Защитная реакция. К сожалению многие женщины считают, что мужчину можно заставить замолчать через постель. Вопросы сами собой не отпадают.
- Моралист? Не распаляйся, мне это не интересно, - духи ее были дешевыми и до рези в глазах сладкими, как и сигареты с ароматом клубники. Волосы спутались после очередной бессонной ночи и грубых рук клиента. - Что ты вообще знаешь о нас? Думаешь один такой, благодетель-сострадатель? Спустись на землю, детектив. - я лишь ожидал ответа на поставленный вопрос. А она продолжала, - По твоему я бедная-несчастная. Я тебе вот что скажу, у меня много мужчин и я счастлива. Они платят мне деньги, дарят подарки, тр*хают в свое удовольствие. Чем не жизнь? Я не строю из себя пафосную с*чку, за которой нужно ходить кругами, чтобы та подумала давать или нет.
Выглядело ли все сказанное, как оправдание? Отнюдь. Это была ее правда. Так ее учила смотреть на мир жизнь. В искаженном зеркале видно всю подноготную, а что может быть откровеннее близости? Глафира резко скатилась на крик, начиная крушить мой кабинет, а я продолжал сидеть и ждать. Все то, что она говорила было заученный блефом. Эта женщина искусно лгала, только уставший взгляд не вязался со словами.
Видимо я ожидал подобного, потому-то и закрыл дверь в кабинет. Спектакль оказался коротким, и уже через десять минут бабочка опустилась у стены, обнимая колени. Нет, она уже не лила крокодиловы слезы, просто осела на пол и успокоилась.
- Зачем ты меня позвал, детектив? Зачем срашиваешь? Знаешь же, что не скажу правду, - я поднялся из-за стола, присаживаясь рядом с Эфир на полу.
- Надежда умирает последний, - зеленые глаза смотрели в упор, как будто я был не от мира сего. От избытка чувств ли, от недостатка должного внимания ли, однако разговор продолжился.
Месяцем позже я встретил ее в больнице, у нее обнаружили рак. В ней Глафире не нашлось сил, чтобы изменить привычке, попробовать иначе заработать на операцию. Возможно и не было бы осложнений, если женщину наблюдали медики. А она отказывалась брать взаймы, считала это низким. Мы обмолвились парой фраз, на прощание. Вот те слова и засели внутри на долгое время:
- Мы бабочки проживаем короткую, но яркую и насыщенную жизнь. Наше дело созревать в родительском коконе, распускать нарядные крылья и гибнуть, нанизанными на иглу...  "

Бредшоу горько усмехнулся, поднимая глаза к черному небу. За небоскребами его практически не видно. Можно просто закрыть глаза. Не будет безликих домов, безразличных прохожих, шумных улиц. Все то, что приелось, без этого уже невозможно жить, а иногда хочется.
Предложенную бутылку Марк любезно принял и вопреки своим убеждениям присосался к горлу. Варварский способ употребления, однако вариантов не так много, а воротить нос не было никакого желания. Обещанное тепло постепенно волнами накатывало от горла и ниже. Подушечки пальцев немного покалывало от ощущения нирваны. Такой контраст дорогого стоил. Для  Кима это всего лишь дело принципа.
- Уважение. Кому она сейчас нужно? Разве что для самоутверждения. Приятно, на том все, - мужчина негласно поддержал желание Дэза пройтись, ибо наскучила однообразная обстановка. Оттолкнувшись от опоры в виде стеклянной витрины, Бредшоу не спеша двинулся вниз по улице. Не теряя из виду собеседника и постепенно равняясь, он шел без цели и определенного направления. Бывает же такое, когда прогуливаешься, не спешишь на встречу с партнерами или коллегами по работе, не нужно искать на карте конкретную точку, чтобы обходными путями прийти туда. Многие говорят, что в любой ситуации есть свой ориентир. Возможно он и имел место быть, только мужчина совершенно не думал о нем. Скотч, как и прежде играл в крови, распространяя чувство мнимой свободы.
- Алкоголь раскрепощает и развязывает язык. Иначе я не могу объяснить наше знакомство, - детектив лукаво улыбнулся, не удосужившись взглянуть на мужчину поодаль от себя. Ситуация немного веселила свой нелепостью. Двое взрослых людей и такое потешное знакомство. Верно говорят, что оно настигает незаметно и в совершенно неожиданных местах...

13

- Нет, приятель. Я говорю о тех маленьких девочках, что еще не созрели для этой грязи. Их мне жаль, жаль и родителей. А зрелая женщина, принимающая всякого, она тонкий психолог.
«Или бл*дь», - мысленно закончил Дэвид фразу, не желая спорить на эту тему. Сам он считал, что вне зависимости от возраста, начиная лет с пятнадцати, каждый человек уже волен сам думать своей головой. А меньше... меньше это уже было что-то совсем не относящееся к разговору. Ведь слетались они сами на огонёк, обещанный деньгами за тело. Именно ведь об этом шла речь? Их половое созревание разительно различалось от развития умственного, особенно у тех маленьких девочек, которые шли в проституцию самостоятельно. Они получали то, что хотели, некоторые из них становились взрослыми намного раньше, проходя эту школу жизни... И тонкими психологами становились лишь единицы из общей массы. Сам же Дэз перевидал их столько, что по этому поводу смог бы написать целую диссертацию, но желания на это никакого не было. Ни одна проститутка не бывает счастливой – это всё сказки из мира фантастики. Продавая своё тело – они продают и собственную душу дьяволу, и к каждой из них хотя бы раз в жизни приходит это осознание. Осознание, что это мерзко для них же самих, но вылезти из этой ямы удаётся далеко не многим. Это клеймо, от которого не избавиться. Они могут говорить что угодно, делать что угодно, но внутри испытывать отвращение к самим себе, без возможности восстановить это, без возможности просто всё забыть.
Они шли по улице, освещённой ночными фонарями, неяркими отблесками витрин, рисующих на мокром асфальте замысловатые узоры. Шум ночного города давал понять, что он ещё не спит, он только просыпается, возможно, где-то с другой стороны медали, где нет места улыбчивым домохозяйкам в магазинах и одомашненным детишкам, бегающим по улицам. Проезжающие изредка машины, слепили глаза своими фарами, и мужчине невольно хотелось взять первый попавшийся камешек, а лучше кирпич лежащий на тротуаре и послать его в заднее стекло тех машин, которые включали дальний свет, но это было лишь мысленно. Сам ведь понимал, что ездить по ночному городу за рулём, та ещё радость, поэтому и сдерживал свои агрессивные порывы. Ветер постепенно становился прерывистым и более холодным, отчего хотелось уже не просто выпить, чтобы согреться, но и войти в какое-нибудь помещение, где можно было бы скрыться от планируемого небом дождя. Взгляд остановился на небольшом магазинчике впереди. Дэвид ни о чём не думал, ни о разговоре предшествующем, ни о том, что делать дальше, смирившись с тем, что находится уже не в том состоянии, чтобы вести серьёзные беседы. Грузиться на тему паршивости жизни не хотелось совершенно. Градус взял своё, сбивая чёткость с настройки зрения и жестов, делая шаг более тяжёлым и лёгким одновременно. Ноги просто несли вперёд, а руки в карманах джинс просто хотели согреться. Ким подал голос, пытаясь объяснить свою разговорчивость, и будто бы напоминая о своём существовании, чем заставил Дэвида обернуться к нему, сделать пару шагов на встречу и остановиться лицом к лицу. Ладонь легла на плечо, как старому другу, а взгляд, в котором можно было бы прочесть чуть ли не радость от услышанного, с земли поднялся к глазам, на губах появилась хитрая улыбка.
- Вы хотите об этом поговорить? Это нормально. Все люди разные. Я Вас понимаю, сам такой, - тоном психотерапевта выслушавшего пациента, произнёс Дэвид, не удержав в конце смешка, спровоцированного собственной беспечностью.
Рука отпустила плечо и забрала бутылку с виски из рук Кима. Греющая тело жидкость уже плескалась на дне, всё же и ей когда-нибудь нужно было кончаться. Развернувшись и начиная идти рядом, Дэз сделал пару глотков, бултыхнув остатками содержимого для проверки, того, что осталось ещё где-то на столько же. Снова отдал бутылку, вздохнув, и выудил из заднего кармана джинс пачку сигарет, покосившись вначале на знакомого, а потом посмотрев на магазин впереди. Зажигалку всё же следовало купить, без неё он чувствовал себя как без рук.
- Пошли в магазин зайдём, - кивнув и не дожидаясь ответа, Гордон, чуть ускорив шаг, направился к месту назначения.
Поодаль что-то громыхнуло, приближая погоду к нерадостной развязке, а ветер только усиливался, поддувая везде, где было только возможно, и навевая мысли о том, что при таком раскладе на утро можно получить как минимум простуду. Хотя, пьяному море по колено.
«Никогда бы не подумал, что в самом обычном магазине можно испытать эмоциональный оргазм!» - войдя в маленькое уютное помещение, где было тепло, светло, хорошо и мухи не кусали, Дэвид вздохнул с облегчением и ощущением почти эйфории. В этом продуктовом магазинчике кроме одной симпатичной молодой девушки-продавщицы никого не было. На прилавках, однако же, хватало всего, и спиртного, и сигарет, в общем, всего, что нужно было для полного счастья в данной ситуации.
Мужчина подошёл к кассе и купил зажигалку, предоставив выбор из их ассортимента самой девушке. В руке теперь вертелась покрытая золотистой краской пьеза и ничего уже особо не волновало. Взгляд проехался по бутылкам со спиртным.
- Ким, пить ещё что-то будешь? – Дэвид оглянулся в поисках мужчины, но его глаза остановились на окне. На улице начался ливень, и стекло витрины стало похоже на аквариум, в который неожиданно запихнули фонтан. Женщина на другой стороне улицы поспешно снимала туфли на высоком каблуке и ринулась бежать по дороге, чтобы быстрее скрыться под каким-нибудь навесом от неприятных холодных капель. Дэз усмехнулся, прекрасно понимая, что при такой погоде лучше ходить медленно, а не бегать, поскольку грязь с улицы от бега может оказаться не только на ногах, но и на спине и на голове.
- Похоже, мы тут застряли, или тебе нравятся прогулки в такую погоду? – Дэвид всё же обернулся, обращаясь к Киму с улыбкой на лице. Эта ситуация начинала его веселить.

Отредактировано Дэвид Гордон (2010-08-24 14:22:17)

14

В жизни очень важно знать, когда следует воспользоваться случаем, но не менее важно знать, когда не следует пользоваться случаем. (с)

- Вы хотите об этом поговорить? Это нормально. Все люди разные. Я Вас понимаю, сам такой, - нежданный негаданный жест и поведение, которое явно пахло неадекватными мыслями. Марк гортанно рассмеялся, наверное, впервые за несколько недель так открыто и громко. Сложно назвать мужчину черствым или же обладателем каменного выражения лица. Он обычный человек с присущими всем эмоциями. Временами чрезмерно сдержанный, а в целом очень даже располагающий к себе. Особой харизмы наблюдать не приходилось, но вне рабочее время этот человек мог смотреть детские мультфильмы поедая конфеты и мороженное. Навевали и такие вечера, чего греха таить. На самом деле трудно обвинить взрослого в ребячестве, когда все детство проходило нелегко. И рад бы позабыть все, вот только память такая вещь, что плетется шлейфом на протяжении всей жизни. Можно лишь надеяться на скорейший склероз или маразм. Говорят дуракам везет. Видимо это так, потому то их не так много. Естественный отбор или возможность освободиться поскорее? Кто знает пусть ответит.
- Нашелся же психиатр на мою голову. Рано мне в лечебницу, брат. Я еще кому-то нужен, раз топчу эту чертову землю, - в шутке лишь доля шутки, не так ли? Бредшоу не терпел клинической смерти, не выходил целым после ужасающей автокатастрофы и не уворачивался от пуль, как в пресловутом фильме "Матрица". Смысл жизни вековечный вопрос, который много кто ищет и не находит.  Марк всего лишь пытался убрать всю грязь, пусть не всегда со своей дороги. Какой-то определенной идеологии он не придерживался, просто импровизировал на ходу в рамках дозволенного и уголовного кодекса. Накатили мысли о том, а что же он оставит после себя? Раскрытые дела в массивном архиве, галочку для отдела, озлобленных зеков? У копов не было оборотной стороны медали. Копаясь в дерьме трудно оставаться оптимистом и верить в людей. Но чего стоит простая благодарность, чего стоит ощущение безопасности, хоть на кракий миг. Собственное удовлетворение уже не имеет должного эффекта. Премия растраченная на всякую ерунду. Попадались и такие дела, которые после закрытия оставляли Марку чувство вины за содеянное. Закон есть закон, а Фемида для всех должна быть беспристрастна. Должна быть, вот только не всегда бывает. Что дает срок преступнику? Время подумать, сойти с ума от внутреннего голоса, раскаяться. И с другой стороны найти новых друзей, сколотить для себя неплохую репутацию, а после выхода жахнуть так, что мама не горюй!
Мужчины продолжили путь, который выбрал Дэз, а Ким лишь краем сознания, как-то автономно следил за дорогой.
- Пошли в магазин зайдём, - Бредшоу осталось только кивнуть и прибавить ходу, ибо поспевать за оппонентом с прежней скоростью было бы сложно, а отставать не хотелось. Ко всему прочему на улице раздавался приближающийся гром. Небо рассекла молния, озаряя опустевшие улицы. Сразу же вспомнились сцены из фильмов ужасов. Уж кому-кому, а у этого мужчины подобный жанр вызывал лишь снисходительную улыбку. Зачем смотреть на экранизированные сцены из жизни, когда собственная жизнь полна всего этого. Убийцы, жертвы, жестокость. Да что же зритель находит в триллирах?
"Кто бы говорил, поклонник Тома и Джерри, хранитель коллекции плюшевых кошек. Кого будет заботить, что это подарки от Эмиля на дни рождения и рождество?"
Переманив приподнятый настрой на продолжение вечера, Марк разглядывал стеллажи в магазине, отдав всю инициативу покупки Дэзу. Возможно позже внутренний голос начнет язвить, мол не барское это дело или сравнит с барышней на свидание. А пока можно гипнотизировать полку с мармеладными червяками. Иногда в порядком захмелевшем детективе просыпалась студенческая гиперактивность, а с утра отдавалась болью во всем теле. Исходя из этих соображений мужчина внимательно следил за своей нормой... следил - громко сказано, только пытался это делать.
Пестрая упаковка червяков не давала покоя еще несколько минут, а после внимание переключилось на поиск Дэза. Тот обнаружился на кассе. Время в пути между стеллажами немного затянулось, ибо из-за непогоды многие решили закупиться совершенно ненужными сейчас жвачкой, мятным драже, бутылкой пива или блоком сигарет.
- Ким, пить ещё что-то будешь? - вопрос прозвучал как шутка. И Марк несколько раз прокрутил в голове этот вопрос. Он издевается?
- Взгляни на меня и скажи, буду я еще пить или нет? - он привалился к холодильнику с мороженным, больше стараясь держать его, чтобы тот не укатился, нежели чем себя на ногах. А пока он дожидался ответа опытный глаз легавого увидел, как детская ручка тащит из дамской сумочки кошелек. Поднимать шум мужчина не стал, просто перехватил начинающего щипача и взглянул на него, сдвинув брови. Так, полагал Ким, он выглядел более убедительным. Слова не потребовались, мальчишка понял одного покачивания головой взрослого и внушительного дяденьки. Заполучив предмет кражи, Бредшоу протянул его даме, которая являлась владелицей пропажи. Естественно благодетель не слишком рассчитывал на слово "спасибо", но уж никак не ожидал смачной пощечины.
- А с виду такой солидный мужчина! Люди, куда смотрит полиция?! - дамочка оставила свои покупки неоплаченным и с зонтом выскользнула на улицу. Все, кто расслышал ее гневную тираду обернулись на ошеломленного возмутителя спокойствия и крепче сжали свои наличности, сумочки, пакеты, детей. На все это действо Ким лишь тихо рассмеялся потирая ладонью саднящую щеку.
- Мы от рождения все тут застряли на длительный срок, Дэз. А дождь это такая мелочь...

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-08-24 23:58:35)

15

http://s58.radikal.ru/i162/1008/06/46c5fb0ee338.jpg

— Никто не хочет иметь таких соседей, как здесь, говорят крайне асоциальные типы.
— В смысле?
— В смысле ворьё конкретное за стенкой живет, если они не сшибают деньги с лохов, то отнимают у несчастных детишек непосильным трудом нажитые наркотики.(с)


Легавый даже не пронюхал, что уже как минут пятнадцать за ним тянется хвост. Такой длинный, воняющий дерьмом облезлый хвост. Может последние мозги отшиб или чё еще похуже. Второй вариант Марио нравился даже больше.
Выползая из своей халупы в гетто он даже не надеялся на такую удачу.
Четыре месяца прошло с того момента, как латинос ступил за ворота местной тюряги, вдохнул воздух свободы, просто всосал всеми фибрамии поистрепавшейся души. Пять долгих лет среди отъявленных отморозков, в камере 2х2, тлея лишь мыслью об отмщении. Конечно, со времен любая месть теряет свой запал. И "Супер" Марио тоже подрастерял гонор, но не забыл детектива Бредшоу.
Да, бля. Все, что тогда зачитывалось на процессе было чистой правдой. Ну приторговывал наркотой, а они- хранение и продажа наркотиков- бац и на тебе 2 года, кушай не обляпайся; ну приводил в свою комнатушку торчков- раз и еще годик-другой за содержание притона, знали бы они как выглядят настоящие притоны; воровал по мелочи...стерео-системы там, наличку с заправок...ну и что плохо лежит- да об этом ничего не сказали. Основной срок получил за непредумышленное. Все 5 гребаных лет. Ни за что. Пришел домой, а там эта прошмандовка притащила своего клиента. Хрен теперь кто разберет, где она подцепила этого типа, что где-то в банке работал, да и связей имел кучу- чью-то жопу из начальства прикрывал, чёто там подделывал, они -то, суки, и спустили всех собак на бедного Марио. Так нахуя вообще надо было столько герыча колоть? Девка прикольнуться решила, сама под дозой, и давай накачивать своего ебаря шнягой этой химической, самого героина там и не было даже, так, синтетика одна. Марио сам -ни -ни. Барыге не положено по статусу. В общем не вывез малец, начал пеной исходить, заблевал все вокруг, скрутило его так, что долго разогнуть не могли. Хмыри эти разбежались. Кто-то вызвал полицию. За все отвечал Марио. И легавый этот, Бредшоу, только потом пришел. Когда на предприимчивом предпринимателе уже висел один глухарь, с подачи коллеги копа. Не поверил он, как не распинался латинос. А распинался и отпирался он яро и с фанатизмом, не жалея цветастых выражений.  Добавил масла в огонь факт наличия дел по мелкому хулиганству и паре грабежей, так ведь было давнишнее, молодо-зелено. Тоже мне честный нашелся. Принципиальный.
Марио сплюнул под ноги. Воспоминания всякий раз вызывали в нем обильное слюноотделение, будто он хотел заплевать всю рожу заклятого врага, и зуд в руках.
Много всего было, что сыграло на руку типам из банка. Замели под чистую. Адвокат предоставленный судом даже вякнуть не успел. Ну а чё? С наркоманами разговор короткий.
Когда вышел, подумал и махнул рукой на копа этого. Снова лезть на рожон, уже намеренно, не хотел. Да и авторитет кой-какой появился. Правда все мокруху пытались навязать. Отказался пару раз, настроение не то, а тут просто легавый сам в петлю лез.
Он сразу просек, что тот под шафе, а бутылка виски красноречиво верещала о том, что такого только и остается брать тепленьким. В один миг в Марио всколыхнулась целая волна ярости. Бесил его факт несправедливости и какой-то безучастности копа к судьбе преступника, коим он стал поневоле. И положить, что там было в жизни детектива на тот момент, что он был злой, как доберман.
Тяжелые капли дождя хлынули с неба. Перед глазами стояла непроницаемая стена дождя. Свет фонарей стал абсолютно бесполезен. Марио смачно выругался и прибавил ходу. Приоткрыв двери магазинчика куда завалился коп со своим приятелем, латинос с секунду размышлял, затем не удосужившись открыть двери пошире, протиснулся внутрь, по-воровски. Прошел к дальнему краю зала, с замороженными полуфабрикатами, исподволь бросая томные, исполненные оглушающей и ослепляющей ярости, взгляды. Напряжение в теле росло. Постепенно из окружающей обстановки выпадали части мозаики, названия продуктов, цены, музыка из колонок, разговоры редких покупателей. Все что он видел это цель и средства ее достижения. Переминаясь с ноги на ногу, крутился то тут, то там, издалека пытаясь определить долго еще его потенциальная жертва будет тут мусолиться или наконец соизволит найти тихий укромный переулок. Даже приятелю Бредшоу уже был подписан приговор. Марио не стал размениваться. Да он один, а их двое. Двое бухих в гавно мужиков, притащившихся в магазин купить еще пойла и выжрать остатки вечера понося какого-то общего знакомого или бабу облегченного поведения. А еще у него есть пушка. Хорошая тяжелая, едрить ее, заряженная пушка. И его, Марио, в большинстве, даже если детектив припрятал под крылышком зенитную установку. Район здесь неспокойный. Мало ли, что случается.
Барыга похрустел пальцами, размял шею, вертя в руках тяжелый пакет замороженных овощей. Прошелся вдоль стеллажа собирая все подряд, юркнул за угол, поглядывая оттуда, якобы изучая этикетку уксуса. Сбоку на него смотрела камера слежения, а свет люминисцентных ламп в этой забегаловке был как на фестивале. Нападет сейчас- засветится, как пить дать. Надо подождать. Надо...надо. Марио дергался. Облизывал мокрые от дождя губы и ждал, как ждет бешеная лисица, то ли пытаясь укусить, отмстить за свою боль, то ли придушить свою жертву.

16

К сожалению, а может, к счастью... Дэз не видел геройского подвига правозащитника, защитившего кошелёк незнакомой женщины от передислокации его из сумочки в чужие шаловливые ручонки. Когда послышался возмущённый женский голос, мужчина не придал ему значения, но чуть позже, развернувшись к пострадавшему, он только ещё больше расплылся в улыбке, удивляясь тому, что «солидным мужчиной» оказался именно его знакомый. Взгляд остановился на раскрасневшейся от смачной пощёчины щеке, но Дэвид только ухмыльнулся.
- Лично мне не особо хочется шататься по улицам под дождём. А твоё состояние...  – он слегка прищурился, пристально разглядывая Кима с ног до головы и делая выводы, что раз стоять тот ещё может, значит всё в порядке, - думаю, не будет против продолжения вечеринки, - подходя ближе к мужчине, остановился всего в полу метре от него и показушно залюбовался пятернёй на щеке. - Ты, что за задницу кого-то ущипнул что ли?
Усмехнулся, не дожидаясь ответа, развернулся и опять подошёл к витринам со спиртным, нашёл взглядом такую же бутылку с виски, что они пили. Прекращать начатое он не собирался, но смешивать с чем-то другим алкоголь было для него нежелательно. В последний раз, когда подобное случалось, а это было около полугода назад, он напился до таких чёртиков в одном из баров, что на утро совершенно ничего не помнил. А вот обнаружение последствий вечеринки уже запомнилось ему надолго. Он очнулся в своей квартире с дикой головной болью и тошнотворным чувством, проклиная всё на свете и обещая себе больше до такой степени не нажираться. С трудом, ловя приближающиеся стены руками и преодолев минут за десять расстояние до ванной, которая находилась буквально в пятнадцати метрах от него, Дэвид толкнул дверь с ноги, заставляя ту распахнуться как можно быстрее, но та лишь срикошетила об стену и чуть не саданула вплывающего в ванную комнату мужчину по носу, в который ударил противный запах дохлятины. В джакузи обнаружился полу-свеженький труп задушенной обнажённой незнакомой девушки. Вспомнить, что же происходило ночью, так и не удалось. Наглотавшись таблеток от головной боли и немного придя в чувства, он избавился от трупа, и к его облегчению девица оказалась никому не нужной проституткой, которую в итоге никто не искал, и это было чистым везением.
Очередной покупатель подошёл к кассам, выкладывая на столик перед продавщицей целую гору продуктов, и перекрыл своей объёмной ста пятидесяти килограммовой тушей весь подход к продавщице. Дэвид вздохнул, поморщившись от того, что толстяк уж слишком отчего-то вонял сырой рыбой, и переступил с ноги на ногу в ожидании. Подкинул в руке новую зажигалку, не совсем рассчитав точность и силу, поймал её почти в нескольких сантиметрах от пола и чуть не рухнул вместе с ней, пошатнувшись и медленно выровнявшись. Не смотря на приподнятое настроение и какую-никакую компанию, становилось немного скучно из-за нежелания выходить на улицу и мокнуть под противным плачущим небом, безрезультатно пытающимся напоить жжёный асфальт, как землю. В голову лезли совершенно дурацкие мысли.
«Взять бутылку, открыть её и устроиться где-нибудь в магазине? Вызвать такси и поехать куда-нибудь? Хм...»
Взгляд проехался между стеллажами, но наткнулся только на одно подходящее место. Людей, точно так же прячущихся от ливня под видом покупателей, было в магазине не так уж и много, но они присутствовали. Хотя, было совершенно плевать на них и их мнения.
В бары не хотелось, не для того они сваливали из предыдущего, чтобы вновь возвращаться или искать что-то подобное. Придумывать куда бы пойти, куда бы податься мозги совершенно отказывались до тех пор, пока мысль о посещении ближайшего ночного стрип-клуба не осенила сознание. Там была музыка более весёлая, чем в баре, и посмотреть было на что, к тому же обстановка предрасполагала к расслаблению и отдыху и подходила к настроению. Но шёл дождь, а выпить хотелось прямо сейчас. Рыбный толстяк, наконец, закончил свои покупки и пошёл на выход, попытавшись открыть зонтик перед тем, как выйти на улицу, но, так и не протиснувшись с ним в двери... Дэвид отвлёкся на продавщицу, улыбнувшись ей, и указывая пальцем на нужную бутылку, сказал:
- Одну и, если можно, открыть и какую-нибудь тару.
- Извините, но у нас не бар, запрещается, - со вздохом девушка достала с прилавка спиртное и поставила на столик возле кассы.
- А если без сдачи? – Дэвид положил рядом с бутылкой несколько купюр в половину стоимости превышающие стоимость покупки и снова улыбнулся, включая всё своё обаяние и кивнув так, будто намекал о принятии правильного решения. Продавщица мельком посмотрела на камеру наблюдения, покусав губы, и вытащила из-под прилавка открывалку и два одноразовых стаканчика из открытой упаковки.
- Если без сдачи, то только так, - ответно улыбнувшись, она взяла деньги и занялась следующим покупателем.
Дэвид взял купленное и, кивнув Киму следовать за ним, направился в дальний угол магазина, облокачиваясь о стену прямо под камерой наблюдения. В этом месте стена была ничем не заставленной, так как не попадала в видимость наблюдения. Это упрощало все действия.
- Ким, держи стаканы, - впихнув в руки изделия из плотного картона, Дэз стал неспешно открывать бутылку, - ты, кстати, как смотришь на посещение стрип-клуба?
Ожидая положительный ответ, он немного отвлёкся от открытия бутылки и вопросительно посмотрел на собеседника.

17

Не стоит высказывать вслух подозрения, которые могут оказаться несправедливыми. (с)

Щека перестала гореть, но приличный след от ладони тучной дамочки все еще остался. Марк обожал женщин любого возраста, находя в каждой что-то особенное для себя лично. Возможно кому-то покажется глупым пропитаться симпатией исключительно к женским пальчикам, ресницам или миниатюрным ступням. В сознании зрел образ идеала. Кто-то полагает, что для мужчин идеальной женщиной является мать. Для сыновей семьи Бредшоу это было иначе. Старший видел избранницы брата и умилялся  его выбору. Стефани обладательница так называемой кукольной внешности. Нет, ее нельзя отнести к резиновым бабам на полках в секс-шопе. Девушка из детской сказки, добрая фея с большими глазами. Где Коул откапал такое создание вопрос на миллион. Трудно поверить, что внутри такой очаровательной особы гнила душа. Однако же за отсутствием личного знакомства упускать любой из вариантов невозможно. Женская красота или же ее отсутствие это продуманный ход. Одни ограждаются от окружающего мира, чтобы в их личных мирках царила гармония. Другие выставляют себя на показ за отсутствием внимания к себе.
Возвращаясь к эталону красоты мужчины трудно однозначно утверждать только о женской части планеты. У сильной половины человечества иные характеристики и употреблять в их сторону нежные определения по меньшей мере глупо. Они горды, самодостаточны, бесстрашны... и так ранимы, закрытые в своей тяжелой броне. Что они без ласковой руки, без теплых слов и похвалы за свершенное дело? Вторая половина будит в них уснувшую еще в детстве чувствительность. Брутальность навеянная временем таит от нужных слов и действий со стороны.
"О как меня понесло..."
Ким встряхнул головой, в надежде собраться. Дэз как раз к стати сумел немного разрядить обстановку.
- Ты, что за задницу кого-то ущипнул что ли? - в данный момент захотелось получить пощечину от обладательницы не "задницы", а подтянутой и аккуратной попки. Так где в такое время и в таком месте эту самую попку найти?
- Ох, если бы, приятель, если бы, - детектив не смог спрятать мечтательную улыбку, пока щека медленно остывала от недавнего удара. Собеседник же удалился в глубь магазина, вновь изучая содержимое стеллажей со спиртным. А в это время так не кстати о себе дал знать уснувший мобильный. На ярком дисплее появилась физиономия федерала...
- Марк, ты там часом не в отделе? - ни тебе "здравствуйте детектив", ни "как вашие дела". Уж такой фамильярности редко дождешься от копов, а уж тем более от агентов.
- Я, конечно, смахиваю на идиота, но ночевать на этом диване... - мужчина закатил глаза, вспоминая несколько месяцев массажа, после того, как начала ныть шея. А всему виной упомянутый диван! Когда этот предмет мебели только появился, то вызывал исключительно положительные эмоции. До первой ночи в обнимку с Эмилем на оном предмете.
- Хреново тебя слышно, Ким. Перейду сразу к делу. Возможно наша встреча не удаться, потому коротко о главном. Я достал информацию на Коттермана и твоего давнего друга... - голос на другом конце провода безбожно пропадал и искажался. Все можно списать на непогоду, но подозрения уже закрались в лысеющую голову детектива. Он несколько раз обратился к Блейзу так и не получив ответ. Как никогда захотелось разбить чертов телефон и несколько раз выстрелить в него. Полоса неудач накрывала с головой хуже чем ливень за окном. Липкий холод расползался в легких, отзывался бунтом где-то в районе живота. Сонни не простой человек, как и сам Ким, потому в волю случая верилось с трудом. В этой волчьей стае в первую очередь нужно опасаться своих собратьев, а уже потом сторонних одиночек.
"Твою мать, Сонни. Какого черта ты продолжаешь мне помогать?!"
Бредшоу взял из холодильника бутылку пива и прислонил стекло ко лбу. Несмотря на закравшийся в магазин сквозняк мужчина чувствовал невыносимый жар. Виноват ли треклятый скотч или все это лишь нервы он не знал наверняка. Внутри все по-прежнему сковывал холод, а кожа просто горела.
На секунду взгляд наткнулся на знакомую физиономию. Сознание перебирало возможные варианты не находя сходства, а при попытке рассмотреть более тщательнее неизвестный объект глаза терялись между рядами и проходящими мимо посетителями магазина. Детектив списал все на пьяную паранойю, от который поможет избавиться Дэз. Тот не отставал от намеченного им же плана, уже закупая новую выпивку. Всучив своему новому знакомому пластиковую тару этот авантюрист не унимался.
- Ты, кстати, как смотришь на посещение стрип-клуба? - Ким немного озадачился и подвис от неожиданного предложения. С одной стороны топтаться в этом богом забытом месте не улыбалось ему, с другой - на улице поливало не слабо. А еще ему нужно было заявиться в отель, хотя бы к утру и желательно имея при себе пару сотен за номер.
- Я не смотрю, я просто даю свое согласие, Дэз. Только шляться по мокрому Чикаго нет никакого желания, - Марк довольно потянулся, разминая плечи и спину, - Разве что ради девочек. Тогда хоть на край света! - очередной приступ неконтролируемого смеха обращал внимания посетителей к странной компании, состоящей из двух вполне приличных мужчин.
Такси сегодня определенно не уйдут без денег. В такую погоду их услуги бесценны. Бредшоу взял на себя честь первым выскочить из магазина и в буквальном смысле поймать желтую машину. Только стряхивая с плеч капли воды детектив никак не могу вспомнить адрес ни одного ближайшего клуба. Разве что та дешевая забегаловка возле его старого места жительства. Но после облавы местных там почти никого не осталось...
- Карета подана , а кучер ждет дальнейших указаний. Дэз, стыдно признаться, но я не частый посетитель злачных мест. Так что полагаюсь на тебя, - он примирительно поднял руки ладонями вверх несколько виновато улыбаясь оппоненту.

18

http://s58.radikal.ru/i162/1008/06/46c5fb0ee338.jpg

Марио гоготнул, увидев как габаритная бабенка огрела копа со всей дури, наградив благодарностью за спасение имущества. Что скрывать, было приятно. Но то лишь нечаянная искра озарившая низко нависшие свинцовые тучи, как озаряет молния- ее миг краток, а после бесконечно глубокая бездна уходящая в никуда. Уголовник вновь обрел мрачность гранита, непробиваемую стену не способную что-либо воспринимать, кроме одной узко направленной мысли. Мельтешение дружка детектива слегка раздражало. Определился бы уже с тем, что выбирает, вечно чертовы буржуи с жиру бесятся. Следить за двумя целями и при этом не выпускать из виду хаотично разбросанные безликие препятствия в виде посетителей, та еще работенка. Марио уже начал привлекать внимание. Очково.
Вернув на прилавки собранные продукты он остановил свой выбор на все тех же замороженных овощах, на которые, в случае чего, могло хватить денег и на стеклянной бутыли уксуса, которую вертел в руке. Заметив, что легавый и его кореш не собираются никуда уходить, а напротив продолжить сабантуй в стенах магазина,  латинос от переизбытка чувств саданул по ближайшему прилавку кулаком. Ах ты ж черт!!! С полок посыпались упаковки чая и кофе. Доселе, ваккум созданный внутри преступника не пропускавший ни звука, ни единой сторонней мысли, треснул и разразившись злобным хохотом посыпался на пол, шелестя целофановой оболочкой и пластиком, шагами женщины с именем Катрин, недовольным шепотом.
Заткнувшись, Марио натолкнулся на взгляд детектива. Доля секунды в которую жертва понимает, что никому не уйти. Понимает на уровне корешков спинного мозга, на уровне химической связи флюидов удушающим облаком наполняющих весь периметр помещения, с такой холодной неотвратимостью смотрит судьба. Лицо как маска. Заросшая, искаженная гневом, животным инстинктом и завистью. Он быстро исчез с поля зрения, не давая шанса вспомнить себя. Внутри что-то тревожно застучало. Может быть это было сердце? Узнал- не узнал? Мало ли было на его пути таких, с бандитской харей и косыми взглядами.
Натолкнулся на недовольное лицо продавщицы, собирающей рассыпавшийся товар. Марио буркнув что-то похожее на извинение, начал ей помогать, ползая на картофанах, чтобы через щели нижних стеллажей видеть перемещения Бредшоу. Сколько они еще собирались тут находится? Куда пойдут потом? Такой шанс выпадает не каждому. Нетерпеливо передернув плечами и злобно поглядывая на молодую продавщицу, ибо на ком еще срывать злость как не на ближнем, латинос как-то так неуклюже привстал в попытке вернуть упаковку чая на место, что из штанов с глухим стуком вывалился пугач.
Немая сцена. У девки зенки на лоб полезли. Вся такая замерла, как истукан, видать побоявшись шевельнуться, будто пушка самонаводящаяся и мысли читает. Марио подумал лишь о том, что надо посмотреть кто еще мог заметить, как он лоханулся и в тоже время следить за тем, чтобы девка рот не открыла.
-Вот, бляяядь. Через несколько секунд многозначительно и как-то спокойно выдал латинос, глядя на обделавшуюся заранее продавщицу. Еще через секунду рывок. Она попыталась рыпнуться, выпав из оцепенения. Он оказался много быстрее, подхватывая одной рукой пистолет, кидая свое тело наперерез ей, второй зажал ладонью рот, перепачкавшись помадой, схватив неуклюже и грубо. Шелестящий сдавленный шепот прямо в ухо:
-Молчи сука, молчи или я пристрелю тебя. Дуло уперлось ей в спину. На ее бледном лице были одни глаза. Немая мольба вперемешку со страхом тешили самолюбие Марио. Он чувствовал власть, ее пульсирующий замедленный бег по венам, выброс адреналина и безоглядную смелость. Судорожно кивнув девушка сжала голову в плечи, боясь моргнуть, боясь ощутить боль, там где ее жгла сталь оружия. Вот-вот.
Марио оглянулся, стараясь не поднимать головы, чтобы хоть как-то спасти себя от вездесущих камер. Бредшоу смееялся. Что-то говорил. И куда собрался...Так стоп! Латинос оскалился отталкивая от себя девку. Приложил палец к губам, показывая ей, что лучше промолчать. Достал из кармана зажеванную бумажку. Указал на бутылку уксуса и овощи под мышкой. Бросил ей и рванул к выходу, где уже скрылся мужчина. За спиной раздался пронзительный визг, вестимо девки, таки не удержалась и завопила, так словно порося режут. Дрянь. 
Но вот он шанс! Адреналин пьянит голову. Во рту пересохло. И поджилки трясутся от смеси страха и наслаждения, ощутить вкус победы и вкус погони. То, что так оно и будет и ему удастся скрыться Марио не сомневался.
Его словно втолкнули в огромную душевую кабинку. Хлестал ливень, прямо по лицу. Но он, щурясь, видел высокую фигуру копа у такси. И сердце комом встряло в горле, мешая вымолвить хоть слово, привлечь внимание к себе, высказаться в конце концов копу, а не безмолвным обшарпанным стенам тюряги. Выскочил сбоку от него направив дуло в лицо. Теперь осталось лишь запустить пусковой механизм, нажать на курок и дело сделано.

19

Чем дальше, тем больше Ким удивлял Дэвида. Такой вроде бы с виду солидный и сдержанный человек, а начинал себя вести, как малолетняя девчонка на побегушках перед своим начальником. То ли от выпитого алкоголя, стукнувшего в голову, то ли от радости, что не придётся торчать в магазине до окончания ливня, мужчина чуть ли не бегом кинулся на улицу под проливной дождь ловить машину... Конечно, возможно, это было и небольшое преувеличение, но Гордон только непонимающе скривился, провожая взглядом спину вышедшего ловить такси, а потом задумчиво уставился на бутылку в руке.
«И чего же это ему так не терпится? Сбегут от него эти девочки, что ли?» - он вздохнул и пожал плечами, отталкиваясь спиной от стены, на которую опирался, и медленными шаркающими шагами двинулся к выходу, чтобы спустя какие-то доли минуты замереть в проёме дверей, услышать визги продавщицы за спиной и сквозь линию льющейся воды с массивного навеса узреть, складывая два плюс два, картину, которая в совершенно другой ситуации, по меньшей мере, его развеселила бы, если бы не осознание того, что актёры представления участвовали вовсе не в представлении... Он хотел открыть рот, чтобы сказать, что есть по близости неплохой клуб, как на Кима было совершено немного странное нападение, и пришлось захлопнуть челюсть, с прищуром всматриваясь в то, что происходило на улице. Почему странное? Потому что мужчина, направивший оружие на Кима молчал и не торопился совершить то, что собирался.
Всего пара секунд ушла на анализ обстановки. Дэвид был как раз из тех людей, которые независимо от состояния физического либо морального, могли адекватно реагировать в самых сложных и неожиданных ситуациях, оценивая их разумно, чётко, быстро и профессионально... В мозгу щёлкал переключатель, моментально выветривающий из серой массы ненужные градусы, а мысли, будто стремительной молнией, метались в голове, выискивая слабые стороны «противника» и всевозможные подходы к нему. Парень с пистолетом был не в себе, уже сама ситуация и решение напасть при свидетелях прямо напротив освещённого магазина, засветившись перед камерой наблюдения на выходе, было полнейшей глупостью.
Быть всегда готовым к неожиданностям на уровне подсознания, - привычка, выработанная ещё в юношеском возрасте, и плевать, что потом будет отходняк и трусить на нервах, что потом будет приход медленного постфактум осознания всего того, что могло бы случиться, если бы случилось это не так... В общем, страх, паника и бесконтрольные эмоции, неадекватно сменяющие друг друга, всё это происходило с ним, как и с каждым живым человеком, только не во время, а после всего, и это не раз спасало ему жизнь. Опекун не малыми усилиями вложил в Гордона множество собственных умений, но и врождённых талантов ученику было не занимать. И одним из таких талантов была не мгновенная реакция, а почти мгновенная, после быстрой, но точной оценки всех брешей в возможных нападении и защите человека, направившего оружие в лицо его знакомого. Дэз даже успел подумать о том, есть ли смысл включаться в происходящее? Обернётся ли это ему выгодой либо просто спишется на нелепое стечение обстоятельств и забудется в скором времени...? Но нет. Тут он мысленно и немного нервно хохотнул про себя, сжимая покрепче горлышко бутылки пальцами, - «Я не дам тебе забыть, дружок».
Глаза поймали взгляд Кима. Дэвид не сдержался, чтобы не расплыться в улыбке, и подмигнул мужчине. Рука, держащая виски, приподнялась вверх, будто отсалютовав вовремя произносимого тоста. Но в этот раз «тост» был произнесён уже после этого, хотя, говорить много необходимости не было.
- Эй, придурок, лови, - крикнул он мужчине, делая шаг на встречу и выходя из магазина на улицу. Промозглый ветер сразу же заставил полчища кусающихся мурашек пробежаться по спине. И, между прочим, кусались они больно. Дэз даже поморщился. Холодные, почти невидимые капли дождя от того, что зрение перестраивалось от яркого освещения магазина на сумрак, шум мотора такси, мат водителя, увидевшего оружие и с силой вдавившего педаль газа в пол, вплоть до того, чтобы забыть включить поворотники, всё это только немного портило настроение. Краем глаза мужчина проводил бампер жёлтой машины и набрал в грудь побольше воздуха, посильнее замахиваясь и отправляя бутылку с виски в свободный полёт на встречу руке, которая держала пистолет. Бросать её в голову или ещё куда-либо было довольно опасно. В сумраке было не слишком хорошо видно, палец мог нажать на курок в любую секунду... Но главное было – отвлечь внимание. Дэз метнулся на несколько шагов в сторону, одновременно приближаясь. Расстояние всего три-четыре метра, показалось до невозможности длинным и обходным путём, но, тем не менее, спустя несколько мгновений, Дэвид вцепился в запястье всё ещё держащее оружие и надавил со всей силы пальцами на болевые точки, делающие руки безвольными тряпочками, которые не смогли бы удержать и простого платочка. Другая же рука отправила удар кулаком в челюсть, одновременно толкая назад, а нога в тоже время поставила подножку, роняя противника на спину.
- Ким, держи его! – приказным тоном прикрикнул Дэвид на своего знакомого, а сам, пнув того ногой по животу, дождался, пока подключится помощь, а потом наклонился и поднял с земли пугач. Небрежно взвесил железку в ладони и, взяв за рукоять, направил дуло на нападавшего.
- Держи его крепко, - беспристрастный голос и такое же лицо, лишь глаза глядели с презрением, будто говорил о каком-нибудь земляном черве, - знаешь, Ким, открою тебе один большой секрет, я не люблю, когда на моих друзей нападают таким бессмысленным образом, за это я просто убиваю...
Взгляд скользил по лицу мужчин, дуло направилось прямо промеж глаз преступнику, а губы Дэза скривились в насмешливой улыбке.
- Ты хотел его ограбить? Это смешно. Не отвечай, молчи, на самом деле мне это не интересно.
Зарядив оружие быстрым движением свободной руки, Дэвид с полминуты простоял под дождём, изучая черты лица мужчины и его реакцию на происходящее, не двигаясь и молча, не опуская оружия и размышляя над тем, убивать попавшуюся жертву сразу или заставить её ещё перед этим помучиться? Засунуть дуло в рот и выстрелить либо же просто розочкой от бутылки садануть его по горлу? Но потом всё же вздохнул и спокойным уверенным шагом обошёл незнакомца со спины, прижимая ствол прямо к горлу, схватил того за плечо, шепнув на ухо, - любое лишнее движение и ты труп, - и поволок его внутрь магазина, уложив лицом прямо на прилавок так, что деревянная столешница подозрительно скрипнула. Возможно, от давления оружия на шее оказавшегося в заложниках и остался бы синяк, да Гордона это не волновало. Кивнув с вежливой наигранной улыбкой перепуганной и заплаканной по какой-то причине продавщице, он, как можно ласковее, произнёс:
- Вызывайте полицию и дайте мне кто-нибудь верёвку, нужно его связать.
Слова про полицию на продавщицу подействовали отрезвляюще, и она бросилась вначале в одну сторону к телефону, а потом в другую, к стеллажам. Запястья стянула толстая рыбацкая леска, верёвки в магазине просто не нашлось. Дэвид держал преступника, а руки связывал парень, невысокий, но коренастый брюнет, выбежавший на крик продавщицы из подсобки, судя по форме, грузчик.
- Ким, - Дэз позвал своего знакомого и кивнул на мужчину, всё так же лежащего на прилавке под давлением оружия, а после перевёл взгляд на него, - давай его свяжем полностью и оставим в магазине, а сами пойдём, куда собирались? Мне что-то не хочется ждать приезда полиции... Свяжи его, вон лёска, – кивнув на моток на прилавке рядом с телом и фальшиво зевнув в собственное плечо, он попытался намекнуть на то, что если они останутся здесь, то он просто уснёт на месте. Как можно уснуть при таких обстоятельствах? Вопрос уже другой. Бывало время, Дэвид и не при «таких» засыпал мертвенным сном, когда над головой чуть ли не пули летают, и волнует только один вопрос «а проснёшься ли?» Впрочем, это уже была другая история.
Долбанув напоследок по позвоночнику между лопаток рукоятью пистолета, Дэвид вытер бумажной влажной салфеткой, стащенной с прилавка, свои отпечатки с оружия и разрядив его, отдал пистолет продавщице.
- Пусть полиция проверит внешнюю камеру наблюдения. Мои показания не требуются, - сухо и безразлично сказал он девушке, после чего всё-таки заставил себя улыбнуться и, зацепив Кима за рукав, вывел его на улицу.
- Надо убираться отсюда, не хочу всю ночь просидеть в участке, - пояснил он свои действия.
Дождь постепенно начинал стихать, хотя ветер был всё таким же холодным и сырым и заставлял на автомате сгорбиться, скрестив на груди руки, чтобы хоть как-то не растратить тепло тела. Бутылка с виски, целёхонькая, только с одной маленькой, едва заметной трещинкой, лежала на мокром куске земли в луже, что создавала яма в асфальте для пожарного люка. Дэвид хохотнул, переведя взгляд на Кима, а потом вновь на бутылку и после этого уже рассмеялся, больше от нервов, чем от того, что ему было смешно. Подойдя к бутылке и подняв её, Дэз протянул виски Киму.
- Вопрос не малозначимый, - серьёзно произнёс он, - будешь ли ты его пить? Эта бутылка ведь сыграла в этом деле не меньше, чем ты и я... – окончил он уже как-то по-философски и, прикрыв веки так, что от глаза превратились лишь в одну тоненькую щёлочку, посмотрел на мужчину.

20

Кто неправильно застегнул первую пуговицу, уже не застегнется как следует. (с)

Первое что пришло в голову, когда взгляд наткнулся на... не то палку, не то еще что-то, через сплошную стену ночного дождя трудно различить, так это удивление. За ним пришло имя Сандро, когда в руке человека на против поблескивал гладкий ствол. Кто, как не бывший напарник может такое вытворять? Вот только он сейчас должен быть в Канаде. Ответ нашелся, когда глаза принялись рассматривать лицо человека напротив. При всей своей занятости и ежедневным общением криминальными личностями, такого трудно забыть.
Около пяти лет назад, а ощущение, что все случилось сегодня утром. Эмиль заявился в отдел, намереваясь сорвать меня с рабочего места раньше времени. У него была первая годовщина. Но вместо праздника пришлось ехать на вызов. Этот мусор пришлось гонять несколько часов. На мое счастье мне не дали довести до конца это темное дело. На нем весело не только статья за убийство, но и наркота, а это уже не моя территория. Свою часть я завершил, но до конца выуживать из этой грязи правду не было времени. На моем столе в то время находилась вещь куда весомее, а этот... затерялся в недрах архива. Черт бы меня побрал, согласиться на провокацию вонючего козла в кресле главы отдела.
Что же и тебя дурь то не выбили до конца? Как еще живым землю топчешь...

Мысленные оправдания своей некомпетентной работы были последствием выпитого ранее алкоголя. Скажем так, если десять лет назад приходилось требовать добавки, то теперь шаткое положение приходило после половины бутылки. Марк стоял, разглядывая своего старого знакомого, вопреки дождю заливающему глаза.
- Освободился значит, - в первый ли раз находился идиот, пытавшийся застрелить Бредшоу? Нет, не первый. Троим почти удалось отправить копа на тот свет. А этот... Слишком жалкий вид и нерасторопные действия для хладнокровного мстителя. Медлил, значит сомневался. Мог не подходить, значит сначала закончит высказаться. От момента обнаружения бывшего зека до мгновения выстрела пройдет целая вечность, если он вообще собирается убивать мужчину. Запоздалый страх приводил в чувство самоуверенного блюстителя закона. Он все еще стоит и даже не пошевелиться в сторону угрозы своей жизни. Немного надо, чтобы выбить скользкий от влаги пистолет из руки. Едва ли не каждый полицейский имел подобную практику. Еще можно сделать скидку на то, что Марио, не сразу вспомнилось имя этого недоноска, не учел насколько сильные дожди бывают в родном Чикаго. Уж если он соберется кончать с Кимом, то стрелять прийдется в упор не дальше.
Возможно эта немая сцена имела иной исход, но кстати в поле зрения оказался Дэз, с некой иронией следя за происходящим. Что тут скажешь, Бредшоу был солидарен с ним. А вот того, что случиться в следующий момент мужчина не ожидал. Вместо того, чтобы тихо вернуться в магазин и вызвать полицию, как никогда не поступает ни один из честных граждан, он подмигнул отсалютовав бутылкой детективу, а после окликнул бывшего зека.
Вот потом от чего-то становилось жалко дорогой напиток. На памяти служителя закона в обезвреживании преступника участвовали самые необычные вещи, от канцелярской ручки до пухового одеяла. Но вот чтобы скотч. Со стороны действия Дэза были слишком отчаянны, но с учетом того, что о нем было известно немногое, Марк не пренебрегал и таким необычным для простого человека поведением. Кому сказать, что нападавшего на детектива обезвредил его собутыльник... Еще одной подобной славы не хотелось. Хватало еще не остывших слухов о "не натуральности" сотрудника отдела убийств и суд мед эксперта.
До некоторого момента мужчина оставался безучастным, так как в голове проходил очень сложный мыслительный процесс. Заторможенный режим ускорил тон настоящего диктатора со стороны нового знакомого. К содрогающемуся от болезненного удара Марио он приблизился в несколько размашистых шагов, что заломить руки, не позволяя вырваться из захвата.
"Дурак. Какой же дурак. И я такой же..."
Тем временем Дэз не намеревался останавливаться на достигнутом. Что за маниакальное желание поглумиться над беспомощным и униженным собственной слепотой, не понятно. Это пахло типичными полицейскими замашками. От себя не скрыть тот факт, что превосходство в той или иной ситуации пьянит, как сладкий мед победы. Главное не спешить радоваться.
- Знаешь, Ким, открою тебе один большой секрет, я не люблю, когда на моих друзей нападают таким бессмысленным образом, за это я просто убиваю... - фраза выбивала твердую почву из под ног. Этот взгляд, эта усмешка, манеры, поведение, голос. Уж больно знакомо все. Нет, ранее Марк не знался с этим человеком. Доводилось слышать несколько иное изложение со схожим смыслом сказанных слов. И это не добавляло энтузиазма. Весь вид мужчины напротив говорил о вполне реальном претворении собственных слов в жизнь.
- Ты хотел его ограбить? Это смешно. Не отвечай, молчи, на самом деле мне это не интересно. - пальцы произвольно напрягались, сильнее сдавливая запястья пойманного за руку мстителя. С такими людьми разговор короткий, вот только обычно эти слова приходилось не слышать со стороны, а порой произносить самому. Возможно ли такое, что Дэз не понаслышке знаком с козырями местных фараонов.
Новоиспеченный друг продолжил свою игру и на пару с Бредшоу потащил "жертву" обратно магазин. Такое ощущение, что все происходящее плохо смонтированный фильм, с малым бюджетом и скудной игрой актеров. Так просто не бывает в жизни. Предательски хотелось рассмеяться на всю сложившуюся ситуацию. Комичность сей постановки была очевидна. Вот-вот сейчас появится оператор и режиссер скажет свое "фе", чтобы начать переснимать отвратительный дубль. А до того, как это все произошло, откуда-то появился еще один неизвестный, вставляя свои пять центов в общую копилку. Руки сковала тонкая леска, что до онемения пальцев сжимала кожу.
-Ким, давай его свяжем полностью и оставим в магазине, а сами пойдём, куда собирались? Мне что-то не хочется ждать приезда полиции... Свяжи его, вон лёска, - еще один выпад со стороны Дэза, который не остался без внимания. Откровенное ощущение себя декорированным ковриком, который перетаскивают из комнаты в комнату. Откровенно говоря после настойчивых действий над Марио, "галантно" уложенного на магазинный прилавок, стало даже немного жаль его. Нарваться не только на своего врага номер один, что засел в голове на долгие годы и вот-вот от этой идеи фикс можно было избавиться, но еще и на его приятеля... Детектив нашл более простой вариант, чтобы стреножить "медведя", прихватив у кассирши клейкую ленту.
" Не удаться тебе избавиться от меня так скоро. Ничего, я живучая скотина. Попробуешь снова и кто знает, возможно в следующий раз я буду один, совершенно трезв и первым нажму на курок."
На прощение каждый из мужчин оставил свое "слово". От Дэза достался внушительный удар по спине, а Марк попросту залепил куском ленты рот. Теперь же, по желанию своего оппонента, оба покинули магазин. У обоих не было желания встречаться с легавыми. Для одного из этих самых "легавых" нежданная встреча могла повернуться не тем боком, что до второго... Черт его знает, но человек, упорно следующий под не утихающий дождь, поражал. Часто ли хоть кто-то пошевелиться ради ближнего своего? Редчайший случай. А еще четкое знание некоторых тонкостей, о которых простой гражданин может позабыть. К примеру тот же пистолет.
- Надо убираться отсюда, не хочу всю ночь просидеть в участке, - мотивация нашла свое пояснение очень быстро, едва ли в голове Бредшоу возникли собственные. Он был вынужден признать, что эта черта задерживать всех, кого вздумается, пагубно влияла в первую очередь на самих стражей порядка. Эта вседозволенность. А власть, над чем бы то не было, развращает.
Еще одним сюрпризом оказалась уцелевшая бутылка шотландского виски, любезно поднятая Дэзом и предложенная детективу. Ким сдержал распирающий изнутри смех, однако так и не ответил, лишь принял это страшное пойло в свои руки. Немного осмотревшись по сторонам внимание к себе привлекла урна у входа в магазин, к которой и лежал путь одного из мужчин. Он без сожаления выкинул любимый скотч и вернулся к собеседнику.
- Лучше я сразу прикончу себя, нежели чем притронусь к алкоголю еще раз... По крайней мере сегодня, - усмешка осталась на тонких губах, пока служитель Фемиды обдумывал дальнейшую часть сумасшедшей ночи, - Как-нибудь надо компенсировать утраченное "богатство" с моей стороны. А пока мы кажется собирались немного обсохнуть в клубе?

Трудно представить насколько случайность оказывается продуманным кем-то ходом. Кто-то это утверждает, кто-то опровергает. А сегодня очень странная ночь. Те клоки неба, что хоть немного были видны жителям Города Ветров, заволокло грозовыми тучами, а ночное небо освещали лишь всполохи молний. Дождь смывал всю грязь с улиц, загоняя ее в подъезды домов. Он не в состоянии отмыть черные сердца людей, но иногда самую малость заставляет задуматься. Так ли все? Ответ на протяжении веков остается неизменным. Конечно же не так. Угрюмые лица спрячутся за тонированными стеклами авто, под широкополыми зонтами и в тени собственного жилья.
В этот ненастный день, который смело можно отнести к череде неопределенности свел совершенно разных людей. Встреча, что в последствии может оказаться рокой или подарком госпожи Удачи. Пока еще трудно сказать, почему часовое знакомство греет одинокую душу. Привыкшие к жизни на острие ножа удивляются простой бытовой вещи, а рожденные в спальных районах самостоятельно усложняют свою размеренную жизнь в поисках приключений. Первые с придыханием смотрят на пламя зажигалки, вторые - просто курят. Одни лихо гонят машину по шоссе, вставая в полный рост в своем кабриолете и расправляя руки, как крылья, а другие в силу своей неприспособленности разгребают последствия своих опрометчивых поступков.
Время не кричит в след каждому: "Остановись! Взгляни, что ты натворил! Почему ты это не исправишь?" Оно неутомимо мчится вперед. Великое счастье научиться принимать свое прошлое, настоящее и в последствии будущее. Живя своим временем, своей жизнью. Конкретно сейчас быть может под вашим окном пересекаются взглядами будущие супруги, а вы и не подозреваете об этом. Их жизнь сложиться не так лучезарно, как было задумано обоими перед алтарем, и все же это счастье.
Скотч. Всего лишь виски. Что от него можно ожидать?...

Друг - это одна душа, живущая в двух телах.


Вы здесь » The City of Chicago » Фактическое прошлое /Flash-back/ » Скотч, как повод для знакомства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC