The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Табачная Лавка мистера Скритла


Табачная Лавка мистера Скритла

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://www.sibdom.ru/pic/art-sd_71_rimini_03_center.jpg

После смерти старого табачника и перехода бизнеса в руки преемника, Гйоран не стал менять название заведения, дабы не привлекать к нему внимание общественности и гос. структур. Заведение так и осталось одной из многочисленных лавок на людной улице, без броских вывесок, но зато с особыми предложениями для покупателей.

На первом этаже находится магазин, представляющий самые разные, разрешенные сорта табака со всего мира, трубки, мундштуки, бумага для самокруток и другие сопутствующие товары.
В подвальном помещении располагается чуть более просторная комната с огромным количеством разных ящичков, с хранящимися в них самыми разными сортами веселых травок.

В лавке не работает никто, кроме самого владельца, как в целях безопасности, так и в целях экономии товара.

2

День не задался с самого утра: сначала подгорел завтрак. Непонятно, каким образом, но оставленный на минуту без присмотра хлеб превратился во что-то жутко воняющее и черное, после чего Гйоран твердо решил купить себе тостер. С угольком в зубах он на ходу надевал пиджак и штаны, едва не перепутав их местами, а на выходе оказалось, что после вчерашнего посещения увеселительного заведения у блондина не оказалось второго ботинка из самой любимой пары. Весь путь до работы Линдстром честно пытался вспомнить, где его мог забыть. Или у кого. Ко всему прочему полностью разрядился мобильный. О том, кому он вчера в совершенно невменяемом состоянии звонил, Йогурт предпочитал не думать. И в исходящие звонки не заглядывать, мол меньше знаешь - лучше спишь. Впрочем, судя по смс от Криса, говорящей примерно "блять, где я, не знаешь?" ночь удалась.
Замок, на удивление, не заедал, но у свеженького внешне и жутко не свеженького мыслями белобрысого из рук постоянно падали ключи.
"Да твою же мать, даваааай, детка, я знаю, ты можешь. Мы оба знаем. И Линдстром, прекрати страдать хуйней. Хватит с собой разговаривать".
Попав в помещение, которое не сильно изменилось со вчерашнего закрытия, Гйоран наконец-то вздохнул свободно. Опустив на стол папку с документами и письмами, пришедшими сегодня на его имя, парень тяжело опустился на стоящее поблизости от входа кресло. При большом желании он мог бы еще и ноги на журнальный столик закинуть, но вытирать за собой еще и следы подошв в подобном состоянии было ну совсем не алё.
Немного отдохнув и приведя мысли в порядок, парень поднялся, смахнул надоедливую пыль, успевавшую осесть на мебель всего за ночь, открыл несколько полок, которые имел обыкновение замыкать на щеколду и, подойдя к спрятанному под прилавком магнитофону, включил своего любимого Вивальди, правда так тихо, что услышать его могли либо музыканты с очень тонким слухом, либо стоящий за кассой Линдстром, подобным слухом не обладавший. Вообще странным был факт наличия любви к подобной музыке у распоследнего распиздяя на планете, коим был и, в какой-то степени, остался Гйоран.
Приведя в порядок помещение, и подготовив его к новому дню, лохматый владелец налил себе чашку горячего черного чая и, нахохлившись, уселся все в то же кресло, намереваясь насладиться остатками наиприятнейших ощущений после веселой ночи.

Отредактировано Гйоран Эйк Линдстром (2010-08-26 02:26:39)

3

Cизые сумерки, как густой табачный дым в душном замкнутом помещении, наводнили город холодным ароматом весны. Давно ушли в мрачные небеса, с рваными очертаниями сползающихся тяжелых туч, вершины небоскребов и лишь где-то там...невообразимо далеко пульсировали крохотные огни-маяки, предупреждая воздушные корабли о скрытой угрозе. Пронизывающие порывы ветра трепали рекламные вывески, раскачивали узловатые ветви деревьев. Редкие прохожие неспешно прогуливались по типично чикагской старинной улице, останавливаясь то у крохотной бакалейной лавки выдержанной в стиле 30-х годов, то исчезали за дверью кафе пахнущего свежесваренным кофе, и звучащего чарующим голосом Рэя Чарльза тоскливо тянувшего во тьму Somewhere over the rainbow bluebirds fly. Birds fly over the rainbow. Why then, oооh why can't I? Позолоченные стрелки хронометра застыли на цифрах 7 и 4.
Винсент опустил край рукава. Можно было посмотреть время и на телефоне, но не телефон он не взял. Можно было догнать прохожего, но с риском поплатиться за попытку слиться с толпой шумным разоблачением. Такой человек, как он мог легко затеряться в толпе, лишь изменив часть облика. Мэр с экрана ТВ и полос газет сильно отличался от мужчины стоящего у витрины магазина, в легком замешательстве. Лживому политикану, каким представляется народу образ властьимущего, престало иметь как минимум вторую стадию ожирения, проеденный плешью затылок и простатит. А он, до абсурда простой, как пять копеек, мог сойти за удачно сохранившийся экземпляр старшего поколения, среднего класса и нехитрой работы связанной с чем-то творческим, например работа в Старбакс. А одежду он позаимствовал у старшего сына. В действительности, верным был только последний пункт.
Поеживаясь и вжимая голову в плечи, мужчина докурил сигариллу, задумчиво топчась перед картой района вывешенной на кирпичной стене подле витрины. Потер руки, сунул в карман и пошел дальше, сверяясь с проплывающими номерами зданий и записями на пожелтевшем от времени, клочке папиросной бумаги.
Выходной был не так загружен, как остальные рабочие дни и под вечер выискалась щель, через которую можно было просочиться в мир, чтобы за долгие годы наконец разгрести хлам скопившейся в чердаке.
В спину все еще слышались заунывные романтичные напевы знаменитого джаз-мена, когда Винсент толкнул дверь табачной лавки. Он еще успел подумать, что от столь концентрированного аромата, наверняка люди не курящие случайно забредающие к старику Скритлу, укладывались прямо на пороге штабелями. Усмехнулся про себя. Это было так давно. И точно не в этой жизни.
Внутри кто-то был. "Кто-то" из посетителей. Скритла он не увидел, зато приметил блондина вполне доросшего до звания продавец-консультант. Расстегнув укороченный холщовый плащ, прошел в глубь помещения, где потеплее, просматривая предложенный товар будто бы на ярмарочной выставке. Обилие марок и названий ничего не говорящих человеку, отдавшему свою предпочтение раз и навсегда одному виду табака, поражало изощренностью предпринимателей-табачников.
Бросая взгляды исподволь, Винсент следил за тем, чтобы назойливые покупатели, что-то выуживающие у блондина, наконец убрались восвояси. Разговор требовался приватный.
А ведь ничего и не изменилось. Взгляд находил знакомые детали, раньше казавшиеся незначительными. Он словно вернулся в прошлое.
Довольно габаритная дама, с ярко размалеванными губами, трясла своего апатичного спутника за руку, вероятно что-то доказывая ему громким шепотом. До мужчины долетали лишь отдельные слоги слов складывающихся в какую-то несуразицу. Кажется это могло продолжаться бесконечно.
-Извините. Вы не могли бы подойти?
Вежливо прервав бурную дискуссию, Винсент сделал жест рукой, подзывая к себе парня. Но предварительно нашел самый темный угол. На всякий случай. А случай, как известно бывает разный.

4

Разбудил Линдстрома хлопок входной двери. Чашка уже давно лежала рядом на кресле, а пятно на штанах от её содержимого успело практически полностью высохнуть. Благо они были черными. Да и на всякий пожарный у парня в маленькой подсобке была запасная одежда.
"Черт бы тебя побрал, точно не мой день", - быстро поднявшись, Гйоран забрал чашку и отнес ее за прилавок пряча, мысленно ставя галочку не забыть помыть боевую подружку.
- Чем могу служить? - с самой приятной улыбкой, на которую он был способен в сегодняшнем состоянии, поинтересовался блондин. "Чтоб у вас всех ноги поотсыхали", - мысль едва не навернулась на язык следом за приветствием. Он очень не любил, когда приходили незнакомые и нихрена не шарящие в табаке люди, лапали своими грязными ручищами свежие сигары и изящные деревянные трубки, делали вид, что они всё понимают, хотя на деле это было совершенно не так. Иногда Йогурт над ними смеялся и устраивал что-то вроде опросника. Иногда они бесили его до зубовного скрежета. Сегодня второе описание состояния хозяина подходило куда больше, чем первое, мистер Линдстром становился клыкастым и колючим. Да еще и клиенты какие-то надоедливые попались, то им запах не тот, то размер, то вот тут вот не так листик лежит. Белобрысый вздохнул, молча выслушивая все разговоры и обсуждения. Если бы они хоть на секунду отвлеклись от своих проблем, то смогли бы прочесть на лице Гйорана абсолютно всё, что он о них думает. Еще один еле слышный вздох и он уже Иван Сусанин в неизвестном мире табака.
Время шло, люди приходили и уходили, а Йогурта всё больше и больше покидало настроение. Теперь он уже и не вслушивался толком в просьбы и вопросы своих клиентов, не стремился подскочить к каждому новому или хотя бы пригладить растрепавшиеся в хвосте волосы, чтобы выглядеть так, как подобает владельцу табачной лавки. Нет-нет, он не всегда так себя вел, просто сегодня, был какой-то странный день, а интуиция, не раз спасавшая задницу своего хозяина, на этот раз спала и не намеревалась делать никаких одолжений.
Дверь приоткрылась в очередной раз. Краем глаза белобрысый приметил проскользнувшего в помещение человека, едва ли не с ног до головы закутанного в пальто.
"Этот по-любому мой", - пронеслась пара блондинистых мыслей. Однако Линдстром не стремился тут же оставить весьма странного вида парочку туристов: жуткая толстая женщина точно могла что-нибудь прихватить, а потом обвинить заведение в плохом обслуживании и неуважении клиентов.
- Дада, всего хорошего, - приветливо улыбнувшись и помахав вслед размалеванной даме, Гйоран буркнул cебе под нос "старая крыса" и обратил взор своих синих очей в сторону пришедшего ранее человека. Им оказался довольно высокий, как любит выражаться мать, "импозантный" мужчина средних лет. Лицо с такого расстояния, да и с учетом того, что посетитель стоял в тени, рассмотреть было сложно, однако блондину показалось что где-то он его уже видел.
"Черт с тобой, моя черешня, главное, что у тебя есть кошелек и ты пришел сюда не просто поглазеть", - немного поправив рубашку и волосы, Линдстром направился к клиенту, никак не хотевшему выходить на свет божий.
- Извиняю, подошел. Чем обязан? - ну как же, надо ведь хоть первые минут пять показать себя заботливым пастухом собственных овец. Гйоран широко, правда ни разу не открыто, улыбнулся. - Не стесняйтесь, можете присесть, - белобрысый кивнул на кресло, которое не так давно занимал сам, и улыбнулся, весьма ненавязчиво, но все же разглядывая большого гостя

5

Проследив за тем, как нехотя мамзель ретировалась, Винсент наконец смог стянуть с себя шапку, дабы не нарушать правил этикета и не находится в помещении в головном уборе. Прихватив коробок спичек любезно принял приглашение молодого человека. Опустился в кресло, неотрывно глядя на лицо блондина смеющимися глазами. Ему неинтересен товар на прилавках. Точно не тот, что на этом этаже. Откинулся на спинку, погладив пальцами в тонкой коже, натертые до блеска подлокотники. Ему было крайне любопытно сможет ли он узнать в этом молодящемся дяде главу города. Хотя не настолько, чтобы забыть зачем он сюда пришел.
-Какое искрометное у вас чувство юмора. Сдержанно улыбнулся.
Достал из нагрудного кармана портсигар. Несколько скрупулезных движений. Где, как не в табачной лавке -курить значит отдать дань уважения храму нездоровой привычки? Выдыхая дым через ноздри, пристально разглядывал парня. Анализировал. На сыночка Скритла тот не шибко похож. Может на соседа? На ярого поклонника табака тоже как-то не очень. Помня замашки табачника трудно было представить, что он позволит кому-нибудь стороннему совать нос в дела табачной лавки. Значит...
-А где старик? Вновь окинул взором помещение, ожидая, вероятно, что Скритл выскочит из подсобки или из-за прилавка радушно улыбаясь.
Протянул мятую пожелтевшую бумажку. На ней были выведены размашистом почерком подозрительные длинные названия на латинском языке. Подряд. Походило больше на рецепт выписанный в фармацию. Однако, кем бы ни был незнакомый пергидрольный блондин, если он в курсе дел Скритла, то без труда поймет, что до него пытается донести странный субъект ведущий себя претенциозно и вальяжно.
-Вы знаете, что это? Затяжка. Взгляд. Улыбка человека, который "знает, что ты знаешь, что он знает".
Зажал сигариллу в зубах, снимая последовательно- перчатки, шарф, плащ. Устроился в кресле максимально удобно для себя. Дело может занять время.
Появление очередного позднего посетителя несколько мешало карты, но не настолько, чтобы бежать поджав хвост. Нетерпеливо постучал пальцами по подлокотнику, чуть повернувшись корпусом, налегая на второй подлокотник спиной, таким образом оказываясь не полностью полубоком к обоим молодым людям, продолжая невозмутимо рассеивать вокруг себя крепкий аромат табака.
-Не волнуйтесь, я присмотрю... Заверил блондина, предполагая, что за запрашиваемым товаром, тому придется спуститься вниз. Афродизиаки не имею права хранится с более дешевыми собратьями.
-Доброй, мистер! Повысил голос, резко и неожиданно, едва шепнув парню свое заверение в лучших намерениях.

6

Йогурт с интересом рассматривал гостя, честно пытаясь понять, где же его видел. Конечно, среди его клиентов всякие типы побывали, и далеко не каждого белобрысый запоминал в лицо. Но вот уж кого-кого, а такого заметного товарища он бы ни за что не пропустил, ни в памяти, ни мимо себя.
Голова осознала, что в ней находится мозг, а мозг внезапно вспомнил, что ночь была тяжела для молодого неокрепшего организма, и принялся посылать импульсы голове, чтобы та заболела. Белобрысый тихо застонал. О, как же это было не вовремя! Организм его подводил практически ежедневно и ежечасно, только ночью он считал себя здоровым. А еще и клиент закурил. Нет-нет, Гйоран не имел ничего против курящих людей, легкие-то им носить, да и тем более при таком друге как Жанне сложно было не привыкнуть к маячащей перед носом сигарете. Просто этой ночью было слишком много для дышащего только чистой травкой Линдстрома левых испарений, рука непроизвольно потянулась к носу, но в последний момент очухавшийся мозг приказал ей остановиться и опуститься на место.
- Мистер Скритл, - сделав акцент на этих двух словах и прищурившись, молодой человек продолжил, - сменил место жительства. Передавал вам привет, - построив логическую цепочку, блондин пришел к выводу, что раз он сам не знает сего субъекта, то не обязательно посвящать его в семейные дела старого табачника. Вдруг конкурент? А впрочем, ему-то, Линдстрому, какая разница? Крыша есть, а сдохнуть можно и под колесами машины, оказавшись не в тот момент и не в том месте.
Мужчина, до некоторых пор просиживавший штаны в антикварном кресле, внезапно зашевелился и вытащил из кармана бумажку, протягивая её Гйорану.
"Любовная записка? Не, мы же одни, и так мог сказать", - о том что субъект ему не знаком и, скорее всего, они видятся первый раз, мозг блондину не напомнил.
- Бааатюшки светы, - на странном, слишком "угловатом" и жестком для любого американца языке проговорил Йогурт, всматриваясь в выведенные знакомым почерком каракули. Глаза бегали с листочка на сидевшего в кресле мужчину и обратно. Мозг пытался вытащить из архивов памяти картинку, но возникал только образ. В тот вечер Гйоран, на удивление, не убежал гулять с однокурсниками из колледжа, а задержался у табачника в лавке. Дверь открылась, даже практически не задев колокольчика, темная фигура заслонила лившийся через стекло электрический свет с улицы. Блондин тогда так закопался в очередную партию бразильской травки, что не обратил внимания на посетителя. Старик выскочил из-за прилавка и стал в полголоса о чем-то беседовать, вроде бы даже договариваться, с мужчиной, Йогурт не прислушивался. Буквально через две минуты в помещении было пусто, а дядя снова встал на свое место, продолжая свои разъяснения Гйорану.
- Он умер, - зачем-то проговорил Линдстром и, повернувшись спиной, подошел к заглянувшему в этот момент еще одному посетителю. Впрочем, тот лишь бегло осмотрел полки и свинтил к неосознанной радости больного блондина, который, в свою очередь, направился вниз, оставляя за мужчиной право посидеть в кресле и спокойно покурить.
"Не забудь потом проветрить помещение, глупое создание, а то утром тебе башню сорвет от ароматов", - едва не споткнувшись в темноте подвального помещения, Йогурт нащупал сначала одной, а потом и второй ногой пол. Кажется, то, что нужно его нынешнему клиенту, лежало на второй сверху полке, в зеленом ящичке, среди десятка похожих как яйца пакетиков. Включив тусклый свет, блондин быстро пошарил рукой в коробке и вытащил из нее странного вида сверток с кучей мелких надписей. Осмотрев находку со всех сторон и удостоверившись, что найденное и есть искомое, Гйоран выключил свет и впотьмах поднялся обратно.
- Вот. Что-нибудь еще? - белобрысый положил сверток на столик перед клиентом и снова сложил руки на груди, буравя его взглядам.

Отредактировано Гйоран Эйк Линдстром (2010-10-09 02:28:51)

7

-Очень приятно. Мое алаверды ему, как увидите. Слегка поддакнул головой, приподняв бровь, тем самым давая знать собеседнику, что якобы поверил его словам. Судя по тому, как себя вел блондин- слишком непринужденно, Линч мог сидеть и дальше, пуская в воздух кольца сизого дыма, сквозь которые так причудливо смотрелись лампы в старых плафонах, приглушенного, древесного цвета.
Неожиданный возглас в ответ на список на бумажке, в какой-то интересной интонации на незнакомом языке, прибавил продавцу шарм. И он бы предпочел услышать что-нибудь еще, переведя их скудное общение в иную плоскость, параллельную полу.
Винсент улыбнулся, проводив взглядом парня, уделив должное внимание отдельным частям его тела.
Фраза невпопад. Странная перемена в голосе. Ничего не значащие мелочи. И посетитель очень кстати ушел, оставив их наедине.
Блондин ушел скрестись по сусекам, а мужчина поднялся, чтобы затушить недокуренную сигарету в любезно предоставленную посетителям лавки, пепельницу.
Оглядевшись и прислушавшись, подошел к двери, запирая и меняя табличку на "закрыто". Вернулся к креслу, расслабленно растекшись по нему, в ожидании шагов, что вернут ему продавца.
После Норвегии, легкий дискомфорт от замкнутых пространств давил на кожу, ненавязчиво, невесомо заставляя оглядываться.
Парень вернулся довольно быстро, принеся с собой коробочку с травами, положил рядом с клиентом и принял оборонительную позицию. Мужчина поднял взгляд, кончиком пальца дернув вверх крышку коробки. Ящик Пандоры открыт. Безболезненно и просто.
-Скрутите их в сигареты и подберите стоящий портсигар. Взял один из рекламных буклетов на столике, собираясь пробежаться глазами, пока мастер будет творить своего давида.
-А потом я хочу, чтобы вы попробовали одну из них. Посмотрел в голубые глаза. -Пожалуйста.

8

Уголок левого глаза дернулся. Потом еще раз. И еще. Потом вроде бы всё, блондин как-то не заметил. Все его внимание было поглощено словами клиента. Скрутить ему сигареты? Нет практически ничего проще. Подобрать портсигар? Как два пальца об асфальт. Курить? Нет уж, увольте.
Молча побуравив взглядом расслабленно сидящего в кресле мужчину, всем своим видом показывавшего, что спешить ему некуда, Гйоран тихо вздохнул и пошел обратно за прилавок, где располагалась открытая для особо любопытных зона, предназначавшаяся как раз для того, чтобы посетитель мог наблюдать, насколько табачник знает свое дело. Линдстром презирал всякие нововведения вроде машинок для самокруток, считая это едва ли не апогеем лодырства и непрофессионализма. Ручной труд и только он. И то, это всего лишь сигареты. О механическом производстве сигар мозг даже думать не хотел. И запрещал это делать своему блондинистому хозяину.
Впрочем, сейчас и навыков-то особых не требовалось. Всего лишь несколько самокруток для, судя по всему, постоянного клиента Скритла. Хотя, если постоянный - то почему не в курсе смерти старого табачника?
"Линдстром, забудь, у тебя есть дело, которое ты закончишь и можешь быть свободен. После того как, вежливо, понял, в-е-ж-л-и-в-о, объяснишь ему о неприятии курительного процесса в своем исполнении. Вежливо, Гйоран."
Поболтав с пару секунд с внутренним голосом, блондин осторожно заправил волосы за ворот рубашки, чтобы не мешали, сел на высокий стул и склонился над столом, с особой тщательностью мастеря каждую сигарету. И дело было вовсе не в том, чтобы угодить этому человеку, а в собственном желании сделать все безукоризненно, чтобы к самому себе нельзя было придраться. Парень отнюдь не считал себя перфекционистом или что-то в этом роде, но каждая заявка воспринималась им как новый виток и возможность доказать еще разок, что можешь. И можешь на отлично.
Раз за разом сдувая с лица выбившуюся прядь волос, Линдстром 20 минут провел за делом, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг. Впрочем, ничего толком и не происходило. Закончив, он окинул взглядом место работу и ровненький рядок самокруток, сделанных одна к одной, и остался вполне доволен. Дело осталось за малым: подобрать портсигар. В принципе, этому можно было всучить и самый дорогой, который был в наличии и хранился в сейфе на первом этаже, однако внутренний голос подсказывал Йогурту, что клиент вполне может променять золото на что-то простое и более удобное, не такое броское.
"Хмм.. Может быть этот."
Парень вытащил на свет небольшую, практически плоскую, коробочку квадратной формы, сделанную из красного дерева. Благородный, глубокий цвет и четкость форм цепляли глаз одновременно простотой и удивительной красотой. Никаких украшений, бриллиантовых выкладок, замков и прочего. Только в нижнем правом углу две маленькие золотые буквы - инициалы мастера. Осторожно протерев коробочку изнутри и снаружи сухой салфеткой, Блондин сложил в нее все десять сигарет, закрыл и, перенеся через зал, протянул портсигар мужчине, держа его в раскрытой ладони.
- С фильтрами. 10. Я не курю.
"Тем более афродизиаки, у меня и без этого прекрасно стоит. Тем более на работе."
Ядовитая усмешка только на мгновение исказила губы блондина, вскоре пропадая без всякого следа, уступая место обычной рабочей улыбке с нотками надменности и самолюбования. Не заметить, что понравился? Пф. Это для малолеток.

Отредактировано Гйоран Эйк Линдстром (2010-11-10 02:17:25)


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Табачная Лавка мистера Скритла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC