The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Стрип-клуб Chocolate /Chocolate strip club/


Стрип-клуб Chocolate /Chocolate strip club/

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s48.radikal.ru/i122/0905/3e/7d8e9d8bd251.jpg

http://s55.radikal.ru/i148/0905/c1/327b18b531c3.jpg

http://s40.radikal.ru/i090/1008/73/eb9c16877bbf.jpg

Любой вид стриптиза. Живая музыка. Огромный выбор аперетива. 24 часа.

2

И так! Поднимите занавес, затаите дыхание, приготовьтесь держать себя в руках и раскройте глаза пошире - мы начинаем.

               Диджей громко отыграл вступление, занавес поднялся и по залу прокатилось чудное женское сопрано, заменяющее обыкновенную музыку. Увы, источник сего сладостного пения никто не видел, ибо голос принадлежал одной из уродин-певичек. Вместо неё на сцену выплыла изящная, в полупрозрачной органзе, девушка и облако пленительного аромата - белые лилии, что стояли повсюду. Она начала свой танец, завораживая всех присутствующих в этом помещении..
  Что в одежде, что без – результат один и тот же. Публика постепенно начинала изнемогать от лихорадки, сутью которой была умело подогреваемая похоть. Никаких магических пассов, никаких лишних движений. Ей, овеществленному сосредоточию человеческих грехов, достаточно было просто пройти мимо, чтобы живое море людское начало в такт, как по мановению палочки капельмейстера, тяжело дышать.  А представления, казалось, без постороннего вмешательства, почти всегда превращались в оргию.

         Но рано или поздно всё это заканчивается. Гости медленно разбредаются либо по номерам, либо по домам. Первые продолжают развлечение, вторые же – недовольно бурчат весь вечер на всю семью. Бедолаги.
Гвен, даже не переодеваясь, прошлась по сцене, измеряя еще шагами. Это её территория. Здесь она хозяйка. Но за её пределами - мошка. Сейчас она была уверенна, что никто её не видел, что предоставлена самой себе. Девушка усмехнулась, отгоняя от себя глупые озорные мысли, и сошла со сцены в зал. Подойдя к барной стойке, она зашла за неё и, без особого стеснения, налила себе в стакан один из дорожащих виски.
- Заслужила.. – опрокидывая в себя содержимое, шепнула она и зажмурилась от янтарного напитка, что обжег горло, заставляя закашляться.

3

Фредерик вошел в стрип-клуб со вкусным названием уверенной походкой завсегдатая, когда охранник кивнул ему благосклонно и пропустил вне очереди. В принципе, он действительно являлся частым посетителем клуба, но стал таковым исключительно по долгу службы. Конечно же, дело не могло быть только в том, что Фредди был тот еще эстет и в рабочее время любил взглянуть на очаровательных стриптизерок. Их страсть, их магнетизм! Их скидки на шампанское! Замечательный клуб, короче.

"Черт, половину вступления пропустил.. Чертов таксист специально ехал по объездным что ли, чтобы на счетчик больше намотало?" - Он так был увлечен стиранием sms в мобильном, что совершенно не заметил времени, проведенного в пути. И вообще Фредди предпочитал пешие прогулки…

Так вот. До поры до времени и репутация клуба была безупречна, как и прочие его достоинства – в общем, все у них было в шоколаде, такая вот шутка юмора. На самом деле безупречной она оставалась и сейчас, потому что презумпция невиновности – дело такое… И останется такой, пока обратное будет не доказано.
На самом деле Фредди отправился в «Шоколад» исключительно потому, что кто-то шепнул начальству, мол, некоторые девушки там не только танцуют и возбуждают визуальными навыками, а предоставляют еще услуги другого рода… И что, мол, неплохо было бы эту информацию проверить, а еще лучше перепроверить раз семь, потому что стрип-клуб этот был на хорошем счету, а обвинять его директора в проституции без явных доказательств – тот еще бред. Сам Фредди таким образом мог и с работы слететь, ведь докажи потом, что ты не верблюд.
Верблюдом Фредерик очень быть не хотел.
Он однажды уже облажался, когда только-только начал работать в отделе нравов. Принял за проституцию приватный танец, выкрикивал обвинения директору тамошнего клуба. Слава богу, тот оказался нормальным человеком, посмеиваясь, объяснил Фредди, в чем он дурак.
Блистательная Гвен сделала свое дело и тенью спустилась к бару, опрокидывая в себя какой-то напиток. Едва ли безалкогольный.

- Блистательна, как и всегда. – Сообщил охранничек труда и порядка Гвен, облобызав ей  ручку. Он немного общался с девушкой по долгу службы, и уж если ему кого и придется проверять в этом клубе, то точно не её. Её нельзя было продавать за земные деньги. Она одним видом уже доводила до неземного блаженства.

4

Безумие? Нет. Страсть? Вероятно. Жарко, когда видишь её. Сотни электрических микроволн  пробегают по коже, когда она легко проводит пальцами по вашей ладони. Она.. Как долго  описывать эту женщину, заниматься разгадкой тайн которой можно вечность. Ведь она одним томным взором заставляет буйным ветром пройтись по самым тонким струнам души любого посетителя этого заведения, даже самого черствого владельца мраморного сердца.  Гвен одной своей наивной улыбкой, что так безумно сочетается с вызывающим видом её едва прикрытого соблазнительного тела, вызывает немыслимое возбуждение, что бушует в каждом подобно волнующейся лаве. А кожа.. Немногим посчастливилось держать эту женщину в своих объятиях. Но те, кто смог чем-то её привлечь и провести с ней ночь,  не забудет этого до тех пор, пока старая жена не проведет ладонью над его глазами, закрывая их..
  Но разве задумывалась когда-то над этим сама Гвен? Да, не отрицала, что красива, не отрицала, что характер не дурен, да и не глупышка сама. Но чтобы так.. Быть может, сказались минусы прошлого. Ведь в подростковом возрасте она уж больно сильно комплексовала из-за своей чрезмерной худобы. А то, что заглядывались на неё даже взрослые дяденьки, так это она считала лишь плодом своего больного воображения. Не будем о прошлом, оно не стоит внимания..
Гвен берет в руки уже второй стакан, но не успевает сделать глоток. Её отвлекает от столь важного дела голос. Мягкий, но с нотками стали, уверенный в себе. Так и хочется резко выровняться и приложить руку к голове, восклицая: "Есть, сэр." Но девушка лишь медленно поворачивает лицо к говорящему и обворожительно усмехается. Главное её оружие, когда она не находила слов для ответа. Это бывало часто. Либо от усталости, либо от нежелания заводить беседу.
  Но сейчас.. Сейчас ей было в некой степени даже любопытно, кто такой этот незнакомец. Высок, но атлетом его назвать можно было с трудом. Какая-то недовершенность в его образе, будто бы художник бросил полотно не сделав последние мазки и не подкорректировав тени. Взор неприкрыто продолжает скользить по мужчине, который так лестно отозвался о её таланте(хотя и не сомневалась, что это было лишь поводом для знакомства..Или чего-либо большего?). Её привлекают его глаза. Самое то. Они смотрят сквозь маски, видят душу, которая под таким всезнающим взглядом интуитивно сжимается в комочек, в надежде куда-то исчезнуть, избежать столь пристального наблюдения. Перед этим странным мужчиной чувствуешь себя раскрытой книгой, из которой он черпает нужную для себя информацию. От подобного сравнения, Гвен зыбко повела плечами.
- Благодарю.. – не весьма дружелюбно отзывается она шепотом, уже с долей некого смущения приближая напиток к губам и делая робкий глоток. Ощущение, будто бы тебе 13 и ты впервые пробуешь алкоголь, при этом зная, что твой отец следит за тобой.
- Вы были с самого начала здесь? - решив, что всё же стоит поддержать разговор, молвила Нельсон, в то время как выпитая жидкость мягким теплым комочком остановилась в груди.

5

Как только Фредерик докопался обворожительной танцовщицы, та смутилась и перестала закидываться выпивкой. Вряд ли ее смутило именно его присутствие. Скорее всего, она просто озадачилась и отвлеклась.
Поблагодарила и вновь схватилась тоненькими изящными пальчиками за бокал, прислоняя его к своим губам. О, эти чувственные губы! Кровь отлила от сердца и подумала было устремиться куда пониже, но адекватный и держащий себя в руках Фредди отправил ее обратно. Он немного посражался со своими кровяными клетками, потом Гвен задала ему вопрос, чтобы поддержать разговор.

- К сожалению, я немного опоздал… Таксист решил заработать пару лишних долларов, увидя мою рассеянность; провез меня ненужными проулками. С другой стороны, каждый зарабатывает, как может. – Коп пожал плечами, разглядывая алкогольную карту почему-то вверх ногами.
Он внезапно был дезориентирован.
От выпитого щеки Гвен раскраснелись. На взгляд Фредди, в помещении и вовсе была ужасная, возмутительная жара. Посетители просто были вынуждены тратиться на прохладительные напитки, чтобы не взорваться или не расплавиться. Да, возмутительно. Он глянул на Гвен еще раз, на соблазнительные стройные ножки, на тонкую талию, на высокую грудь (интересно, там были эти… ну такие? Подушечки? Чтобы сиськи выше казались?), а потом его температура подскочила снова.

- Абсенту, бармен! – Изменившимся голосом потребовал бравый агент, не сразу вспомнив, что абсент относится не совсем к прохладительным. Ну, просто понимаете, это первым делом пришло ему в голову.
Нет, если уж вы спрашиваете, обычно он не пьет на работе. И вообще на работе он обычно забывает о таких чудесах, как живые, красивые девушки.

Бармен зажег абсент.

- Жжошь! – Успел сообщить ему Фредерик с горящим взглядом и опрокинул в себя пойло. Рядышком незамедлительно появилась зеленая фея и начала предпринимать бесплотные попытки пожать ему руку.
"Уважает", - мелькнуло в помутившемся рассудке Фредди.
- Уважает! – Повторил он еще раз, очень внятно и специально для дивы местной стрип-эстрады.
"О Господь, если ты меня слышишь, то ответь мне пожалуйста – что я несу?!"

- Ваше присутствие свело меня с ума. – Мрачно, будто констатируя факт, закинул пробную удочку объяснения Фредерик, надеясь на то, что девушка не приняла его за полоумного.

6

Горячий напиток лавой скользит по горлу, горячит кровь, вынуждает сердце биться быстрее. Он медленно, но уверенно идет к своей цели – помутить разум, всколыхнуть в душе какие-либо воспоминания, от которых захочется творить невероятные глупости. Либо кинуться кому-то в объятия и, в то время пока этот некто вас имеет, поведывать ему свою печальную историю, либо напиться вдрызг и остаться ночевать на барной стойке. Тоже вариант, но исход не впечатляет. Можно свалиться.
  Мужчина, что сидел рядом, окинул взором её тело. И этот испепеляющий взгляд, казалось, она прочувствовала до кончиков пальцев на ногах. Будто насквозь видит. Будто сидит здесь перед ним обнаженная, позволяя себя рассматривать.
Еще глоток виски. Уже не так всё плохо, а новый собеседник кажется еще больше привлекательнее. Интересно, женат? Глупые мысли, вон из головы. Но теперь теперь легче голову выкинуть, чем эти странные размышления. А томный взор уже не однозначно устремлен на губы незнакомца.
- Опоздали? – чуть сбиваясь, спросила она.
- А давайте, я вам станцую?
Гвен тихо рассмеялась, опуская голову на свои руки, что до этого сложила на стойку. Она мысленно избивает себя за подобные слова и легкомысленность. Но  выпитое виски требует приключений, поэтому о совести можно подумать потом. Гвен берет сигарету.  Фигурки из сизого дыма изгибаются в причудливых позах, подтаявший лед в стакане и её дыхание... Судорожное, легкое. Такое сводит с ума любого.
Слова мужчины вызвали улыбку на губах Нельсон.
- Спасибо еще раз.. – порывисто шепнула она, словив взор незнакомца на своем декольте. Нет, там нету этих подушечек и прочей ерунды. Зачем? Когда тебе от природы дана высокая девичья  грудь, что манит своей идеальной формой и упругостью соблазнительных полушарий даже без бюстгальтера. Но Гвен делает вид, что смущена и поправляет майку.

7

Не к месту пришли воспоминания о том, как в полицейском общежитие соседи Фредерика однажды его споили. Они притащили много, безумно много всякой выпивки, собрались кучей народа в тесной однушке на трех кроватях и мешали, мешали, мешали… Под конец той вечерины ему уже начало казаться, что его горло превратилось в воронку, в которую все льется что-то, и льется… Спустя три часа тогда он уснул, блаженно обнимая унитаз и заставляя громко ругаться матом тех, чей мочевой пузырь начинал негодовать. Боевое крещение, что уж там.

- Кстати, а вам вообще можно на работе пить? – Поинтересовался Фредерик и тут же укорил сам себя за официозный тон. Потом подумал и добавил со смешком: - Мне вот нет…

Он не собирался набираться, но очень любил состояние легкого алкогольного опьянения.
"Напьянения" - Хихикнул внутренний голос.
Так вот, в такие моменты голова кажется похожей на воздушный шарик, наполненный гелием. Как будто дай ей волю и она взлетит к потолку, хихикая, а ты весь остальной, как дурак, останешься внизу. Без балды забавно.

- Опоздал, опоздал! – С готовностью покивал Фредерик, потрясая стаканом. – Ненавижу опаздывать. И когда опаздывают тоже. Как говорила моя мамуля – нет ничего хуже, нежели ждать и догонять. Впрочем, многие так считают.

После следующих слов Гвен он наконец вспомнил, зачем вообще явился в этот клуб. Естественно не для того, чтобы пропустить пару стаканчиков посреди недели. Он тут, значит, вероятную проституцию пресекать пришел!
А это говорит о том, что нужно соглашаться, а то и требовать, требовать приватного танца от этого неземного создания за барной стойкой.
Ну то есть…
Где-то в глубине души Фредди лукавил и отлично знал, что если тут таковые и есть, оказывающие определенные услуги за неопределенную сумму… то Гвен к ним не относится. Ну по ней же видно. Она очень сексуальна, но она воплощает это в танце. Она не продается. Ну это очевидно же.
Но с другой стороны – разве работа не является прекрасной отмазкой, чтобы заорать «Даа, танцуй!»?
Мужчина застыл в замешательстве, уставившись куда-то в район ее левой щеки.

8

Мужчина застыл, вернее, смотрел в одну точку не моргающим взором. И эта точка была щекой Гвен. Ощутив пристальное исследование, женщина неосознанно потерла её, будто опасалась, что там осталось какое-то пятно, которое нынче забавляет незнакомца. Посмотрев на свою руку и удостоверившись, что её опасения ложные, танцовщица вольно выдохнула и как-то невольно улыбнулась. Она услышала ответ, увидела в его глазах желание. Ах, как жаль, что он пропустил сам концерт..
О да, здесь было на что поглядеть, ибо в стрип-клубе Chocolate сценой было абсолютно все и актерами, сами того не замечая, становились зрители. Она любила эту атмосферу, чего греха таить – лица как маски, ужимки и прыжки, жеманство и жестокость или же откровенность, граничащая с душевным и телесным эксгибиоционизмом. Все в этом извращенном и искаженном мирке было хорошо. Всюду процветали маленькие и покрупнее пороки, как диковинной оранжерее экзотические цветы. Лишь она, Гвен Нильсон, выделялась из общего стада своей чрезмерной правильностью и честолюбием.
- На работе? Нет. Ведь рабочий день для меня уже закончился.. - мягко, вкрадчиво ответила женщина, поправляя декольте платья, что так и норовило обнажить мужчине упругую грудь Гвен. Но нет, такого подарка он не заслуживал. Лишь танец.
- Ладно..
Поднявшись на сцену, девушка измеряла её шагами, думая о чем-то, склонив набок голову. Её глаза были немного прикрыты, будто сейчас она не здесь, а где-то далеко. В действительности же, она продумывала мелодию, ритм. Спустя пять минут, Гвен начала свой танец.. Легкая органза плавно обтекала изгибы её тела при каждом парящем движение. То ли шаг, то ли па - всё было на столько изящно и соблазнительно, что не вызывать возбуждение не могло. Она то подходила к самому краю сцены и демонстрировала в танце обнаженное, скрываемое одним лишь черным кружевным бельем идеальное тело, то отступала к шесту и творила с ним такое, что любой мужчина возжелал бы хоть на миг оказаться на месте этой железной палки.
Что естественно, то не без оргазма.

9

Отель "W" Чикаго --->
«Ah-ah-ah, give me chocolate»
Эта песня крутилась в голове Виктора всю дорогу по пути в клуб. Шоколад. Кто только придумал это название? Вывод напрашивается сам собой: там одни афроамериканцы работают? Или всех поголовно поливают горячим шоколадом? Сверху взбитые сливки, а затем вся публика слизывает их с…
Мысли молодого мужчины перестали витать в облаках и рухнули на землю прямо перед суровым охранником. Бритоголовый шкаф, закрывающий собой вход в клуб, выглядел отнюдь не дружелюбно, поэтому Виктор принес в жертву крупную купюру, чтобы задобрить ручного Цербера.
Спустя пару минут Девелло уже сидел за столиком, который был расположен недалеко от сцены, и наблюдал за обнаженными волшебницами, порхающими возле серебряных шестов. Приятный полумрак покрывал присутствующих шатром интимности, добавляя приправы в виде полосок желанной кожи в свете софитов. Виктор отдыхал, безмятежно наблюдая за яркими колибри.
- Tequila blanca, - произнес Виктор одними губами подоспевшему официанту, голос стерся орущей на все помещение музыкой. – Два шота, - уточнил он, показав V указательным и средним пальцами.

Отредактировано Виктор Девелло (2010-10-06 00:39:07)

10

- Что - Лоло!!? Я ...надцать лет - Лоло!! Я сказал - не пойду, пока эта б*** тут у шеста отирается! Подумаешь, танец у неё! Раздвигай ноги и тряси грудью, вот и весь танец...
Два глубоких вдоха и долгих выдоха, чтобы успокоится и не испортить цвет лица.
- ***ать!! Понял?! Чтобы духу этой про***ки не было на сцене! Я сам видел всё и молчать не собираюсь. Позор на всю нашу профессию стриптизёра! ***ться с клиентом!!
Так, теперь можно действительно успокоиться. Праведный гнев должен быть соразмеренным. У менеджера проглоченная ярость уже пузырями выходить начинает. Главное - не пережать. Клиент должен быть возбуждён, чтобы шевелился. А кто слово поперёк скажет солисту мужского стриптиза? Никто. А скажет, так патрон того на хлеб намажет вместо паштета и скормит своему бульдогу.
Лоло улыбнулся своему отражению в зеркальной поверхности дверей. Которыми и хлопнул эффектно перед самым носом ещё не обрётшего дар речи менеджера. Красиво ушёл, дааа. Дело сделано. Теперь эту тварь расчитают быстрее, чем она обернётся вокруг своего шеста. Мерзавка, сманила такого богатенького папочку из под носа Лоло!.. Он обихаживал нувориша целый вечер, весь на мыло изошёл, а в результате эта тёлуха... Чёрт, даже вспоминать не хочется.
Стриптизёр раздосадованным жестом укусил себя за ладонь, чтобы уменьшить злость и, пнув, опрокинул стойку с лифлетами. Разноцветные стопки разлетелись по коридору глянцевыми дорожками, устилая пол. Поправив упавшие на лоб пряди волос, Лоло как ни в чём ни бывало отмерил расстояние до лифта танцующей походкой. Полюбовался собой, любимым, в отражении створок. В лифте проверил - не попало ли что-нибудь между зубов. Нет, безупречен. Чертовски привлекателен... Адски хорош... Да они все у меня... вот где будут! Лоло сжал кулак, наслаждаясь собственным шикарным видом.
Выйдя в зал, стриптизёр осмотрелся. Старшие бармены кивнули приветственно, младшие спрятали глаза. Правильно, надо знать ху из ху здесь. В Шоколаде. В котором все плаваем. В этом д***ще.
Всё известно в этом полутёмном мире небольших сцен, всё измерено и познано. Девочки должны вертеться, бармены - подавать выпивку. На лакированой поверхности стойки бара, возле локтя танцора тут же организовался бокал с сухим мартини. Два льда, никаких оливок. Это вызубривают наизусть.
Лоло снова прошёлся небрежным взглядом хищника по электрическим сумеркам зала, уже прицеливаясь относительно края бокала, что холодил пальцы. Ммм... пара приятных личностей. Гвен отирается возле молоденького копа. Ну-ну... Там вот, у краешка, милый папик такой сидит. Кивнув бармену, показал на мужчину за крайним столом, отсвечивающим в взблесках огней дорогим шёлком костюма. Бармен кивнул. Так, значит - не только девочки... Лоло улыбнулся, откидывая волосы назад и уже рисуя в воображении в красках предстоящий вечерок.
Однако, угораздило обернуться и заметить ещё одну личность. Виктор... Танцору захотелось зашипеть и вцепиться в воротник этой красной рубашки, вытаскивая Девелло из кресла. И чтобы воздух в клубе взорвался, обдав всё напалмовым пламенем, которое не сбить, не потушить. Пусть горит к чёртовой матери!
Бокал жалко звякнул, заплясав по поверхности стойки, а Лоло уже шёл, сминая собой пространство. Цель - Виктор. Этот сукин сын. И пусть попробует доказать, что это не так! Горечь кривила губы танцора, жар снова метнулся в лицо, закрывая сознание и разделяя чувства и здравый смысл. Одно билось нервным прибоем в висках - этот чёрт посмел пустить слух, что это он бросил Лоло! Рассказывал везде по клубам, смеялся, врал нагло, а люди донесли, люди всё пересказали Лоло. И с кем крутился - тоже передали, с описаниями, подробно. Что-то горячее и муторное раздирало грудь танцора, вырастая шаром внутри, пустым и гулким. Смесь чувств ударила в эту пустоту, с эффектом разорвавшейся бомбы:
- Виктор!
И уже подойдя, нависнув, тише, сказал:
- Кого это ты тут поджидаешь?

Отредактировано Лоло (2010-10-09 20:24:37)

11

«Ит симз лайк пи*дец» ©
Виктору нравилось, когда его указания выполнялись точно, четко и без задержек. Официант со скоростью света доставил две причудливые рюмочки и соль с ломтиками лайма на столик Девелло, улыбнувшись на закуску. Хорошенький, ничего не скажешь, но… Сегодня он не был настроен окучивать молодежь.
После выпивки может закажу приватный танец какой-нибудь колибри…
Виктор опрокинул первый шот, слизнул соль с тыльной стороны ладони и закусил долькой лайма. Всем давно известный ритуал. Горячая жидкость скользнула по гортани и разорвалась ядерным взрывом в грудной клетке. Второй шот не заставил себя долго ждать, и только мужчина приготовился обнажить кадык, жадно глотая золотистое пойло, как нежданно-негаданно в зале раздалось проклятие, заключенное в одном слове:
- Виктор!
Мало ли в Бразилии Донов Педро? Девелло сделал вид, что не услышал оклик, искренне надеясь, что пришли не по его душу. Он выпил вторую порцию текилы и расслабленно откинулся на мягком диване.
- Кого это ты тут поджидаешь?
И живые позавидовали мертвым. Виктор поморщился как от болезненного укола. Только не это… Почему именно сегодня и именно со мной? Фигура, которая уже угрожающе нависала над отдыхающим мужчиной, судя по всему, не ошиблась адресом. Девелло скользнул взглядом по соблазнительному торсу, груди и, наконец, отыскав лицо нарушителя спокойствия, каким-то чудом сумел совладать со своим.
Перед ним стоял Лоло. Выражение лица отображало явное недовольство, ибо было перекошено такой ненавистью, что Виктор возжелал застрелиться добровольно, лишь бы не быть растерзанным стриптизером.
- О-о-о, Лоло… Давно не виделись. Какими судьбами тебя занесло сюда? – он достал сигареты и прикурил, надо было занять руки. Надежда на то, что все закончится в ближайшие 10 минут, таяла на глазах. А чертова интуиция вторила ей, что Виктор не то чтобы увяз в большом дерьме. Так, наступил в дерьмецо… Бывает. Но, черт побери, настроение уже не то.
Познакомились они пару лет назад. В одном из ночных клубов, как ни банально. «Boy Culture», если память не изменяет. Девелло угостил понравившегося стриптизера коктейлем, после чего последовал приватный танец и той же ночью они кувыркались в девелловской постели. Беспроигрышный вариант. У Лоло отличная фигура и трахается он улётно, но… Это не история про Золушку и Прекрасного Принца.
- Если я скажу, ты все равно не поверишь. Поэтому я никого не жду, а попросту наслаждаюсь прекрасными колибри.
Лоло сверлил "объект ненависти" уничтожающим взглядом, пока тот пускал кольца дыма и улыбался во все 32 зуба. Да, Лоло может размазать его по стенке, но Виктор был уверен, что вечер закончится с точностью да наоборот.
- Еще 3 шота, будьте добры, - Девелло подозвал официанта и сделал заказ. - Ты будешь что-нибудь? – обратился он к стриптизеру.

Отредактировано Виктор Девелло (2010-10-09 21:59:37)

12

Одно наработанное движение колена, и Лоло уже стоит между бёдер бывшего бойфренда, в совершенной близости... как для приватного танца, так и для драки. Мягко потянувшись, танцор упёрся руками в спинку дивана по обеим сторонам от головы Виктора, смяв скрипнувшую в пальцах кожу несчастного предмета мебели. Чувства кипели подобно лаве, обжигая и заставляя кривить лицо, проглатывая всё то, что мог бы сказать, что хотел бы сказать этому бесчувственному негодяю.
- А что может делать здесь главный танцор клуба? - прорычал Лоло, тихо беснуясь. - Ты уже и забыл всё, что я тебе рассказывал? Или ты и не слушал, скотина? Так вот, учти, что ты мне нафиг не сдался, и трахаешься ты паршиво, да ещё и жмот долбаный. И чтобы я поверил, что ты просто так зашёл?
Отмахнувшись от дыма, чтобы видеть эти наглые глаза цвета горького шоколада, Лоло ласково погладил Виктора по скуле... вот только пальцы дрожали от едва сдерживаемой ярости.
- А наши колибри... ну да, наслаждайся, пока можешь.
Эта улыбка, которую так необходимо было стереть, чтобы хоть что-то запомнил этот паразит о Лоло!
На предложение выпить танцор задумался лишь на миг, кивнул, щёлкнул в воздухе и показал два пальца.
- За счёт мистера Девелло..
Бармен знал, что жест означал двойной бурбон с мятой. Сегодня Лоло не работает, сегодня он может всё.
Подвигавшись ласковым котом между разведённых бёдер Виктора, танцор переместил пальцы на шею бывшего бойфренда, ненавязчиво надавливая на кадык.
- Думаешь, что можешь распускать язык, дорогуша? Полоскать моё имя, а себя выставлять дон Жуаном? Ты не в тот бизнес затесался, малыш, смотри как бы кисло не стало...
Медленно, как встающее солнце, в голове начинал брезжить некий план мести, который весьма понравился Лоло. Танцор отпустил свою жертву, ловко переместившись на диван и подхватив стакан с пронзительно холодным бурбоном, покрытым слоем мятного сиропа, как он и любил.
- Но я добрый сегодня. Так говоришь, тебе птичку сосватать? Учти, девочка мне на тебя пожалуется - тут я уже не прощу...
Натянутая улыбка нырнула в бурбон, чтобы остыть. Хотя буря свернулась внутри в шар, интенсивность разрядов молний ещё не уменьшилась. Лоло разглядывал Виктора, оглаживая взглядом. Если в Девелло до сих пор не были прожжены дорожки, то это  было чисто везение последнего.

13

От таких взглядов можно прикуривать. Ненависть кипела в глазах Лоло, что искренне веселило Виктора. Правильно, мальчик, держи это чувство крепко при себе, слизывай жгучий перец досады и помни. Стриптизер навис над Девелло в опасной близости, пытаясь морально задавить, возможно заставить бояться. Руки, которые уперлись в спинку дивана,  колено, что обыденно вписалось между бедер, взгляд, мечущий молниями: все говорило об одном – ненависть. Боже, какое прекрасно чувство. Девелло отпускал остатки рациональности, ощущая кончиками пальцев электрические разряды, которые пускал Лоло. Ненависть, пожалуй, прекрасна так же как и любовь. Итог все равно один: Виктор засел в его мыслях крепко, самым опасным вирусом, подрывая иммунитет к сопротивлению на корню.
- Конечно, я тебе не сдался, и трахаюсь я просто паршиво. Отчего тогда ты изнемогал подо мной часы напролет, шепча мое имя, умоляя не останавливаться? – Виктор подался вперед и прошептал в губы танцора то, что следовало бы держать при себе. - Тебе напомнить?
Злится. Он любовался поджатыми от обиды пухлыми губами Лоло, по-детски дрожащим подбородком, коим нельзя не умилиться. Ты даже не замечаешь, как краснеешь, когда нервничаешь... И касание пальцев, на кончиках которых танцует еле сдерживаемый гнев… Ну давай, ударь, выпусти свое бешенство наружу, покажи мне себя настоящего, неконтролируемого.
- Думаешь, что можешь распускать язык, дорогуша? Полоскать моё имя, а себя выставлять дон Жуаном? Ты не в тот бизнес затесался, малыш, смотри как бы кисло не стало...
Все ядовитые дротики, которые так усиленно выпускались Лоло, доставляли Виктору буквально райское наслаждение.  И адамово яблоко в плену цепких рук было похоже на птицу, пойманную в силок. Серебристые нити колкостей и абсурда будоражили нутро, раскрывая дьявола самым ядовитым цветком, самым опасным хищником.
- Мне ежедневно поступают десятки звонков от девушек с претензиями на то, что я отец их детей и должен уже сейчас начать выплачивать алименты. Мужчины, кстати, тоже этим грешат, я даже боюсь представить, как они сумели от меня залететь, - Девелло рассмеялся и проглотил еще одну порцию текилы. – Так что… - слизнул соль и закусил лаймом, - больше слушай Лоло, лапша прекрасное дополнение к твоим роскошным волосам.
Стриптизер уже получил свой напиток и уселся рядом с Виктором. Оставалось еще два шота и можно постепенно собираться домой. Завтра рано вставать.
- Так говоришь, тебе птичку сосватать? Учти, девочка мне на тебя пожалуется - тут я уже не прощу... – мужчина сверлил Виктора немигающими зрачками, и голос стал таким гаденьким, приобрел краски довольствия. И с каких это пор Лоло занялся сводничеством?
- Когда я состарюсь и буду шамкать беззубым ртом, принимая на грудь валокордин вперемешку с виа-грой, я обязательно обращусь к тебе с просьбой подыскать мне наивную малютку. А пока, - он беззаботно пожал плечами и виновато улыбнулся, - я и сам могу справиться. Лучше бы себе кого-нибудь нашел. Не вечно же за прошлое держаться.

Отредактировано Виктор Девелло (2010-10-11 16:21:42)

14

- Ты мне зубы не заговаривай, я то помню, как ты любишь каждое своё движение озвучивать, словно радиостанция... и когда ешь, и когда спишь, и когда на мне и когда подо мной. Не заткнёшь, аж скулы порой сводит от оскомины твоего трёпа.
Фыркнул Лоло, с удовольствие ощущая приятное смешение мятного холода и горячей дорожки бурбона в желудке. Смесь как всегда тут же ударила по разуму. Который тут же начал давать крен.
- Реальность, ближе к реальности, милый. Не доживёшь ты до старости, и не мечтай. Не буду каркать, но это так же очевидно, как и твоя наглость.
План всё ещё разгорался в голове танцора ярким, шикарным восходом на горизонте из развалин светлого будущего в качестве совладельца отеля W.
- Ах, позволь тебя огорошить...
Рука Лоло ненавязчиво поправила шёлк рубашки Девелло, плавно огладив вниз, по бедру и остановилась на колене, словно должное.
- Я как то решил выйти из порочного круга, в коем ты несомненно лидируешь в славном нашем городе Ветров. Я женюсь. Начинаю жизнь полную домашних радостей и милых забот. А вот и моя невеста...
Ничтоже сумляясь, Лоло глянул в зал, выхватывая ближайшую танцовщицу глазами. Гвен?.. Сойдёт. Поднявшись, он продефилировал до пяточка сцены, в миг влился в танец, подхватывая девушку за талию, почти невинно, дополняя её движения своим па, перешёл на лёгкий флирт, приблизившись уже вплотную, заигрывая. Одновременно шепча Гвен на ушко:
- Девочка, мне этого гада надо сделать. Изобрази мою невесту. Сто баксов. Подыграй, Гвен, прошу.
При этом - не спуская ни единого момента взгляда с Виктора... потому что кот внутри орал благим матом и требовал насрать в тапки.

15

Танец. О, малышка Гвен, как ты прекрасна. Едва скрывающая твои форма ткань колышется в такт движениям, обнажая дерзкую сущность, возбуждая в каждом зрителе зверя. Хищника, что готов в любой момент сорваться с места и кинуться к ней, его мнимой жертве.
Она танцевала, потакая желанию своего тела, изгибаясь, имитируя половой акт на сцене и феерический оргазм. Ведь тяжело это изобразить лишь с помощью жестов, правда? В этом и заключалась популярность Нельсон. Она сводила мужчин с ума одной наивной улыбкой и изящными длинными ножками.
Не сразу Гвен сообразила, что чьи-то крупные ладони цепко обвили её талию, прижимая к себе, танцуя с ней в одном ритме. Лишь спустя пару мгновений, еще не слушая голоса, но уже по мастерству понимая, что рядом Лоло, Гвен усмехается.
- Не сто.. – делает короткое па, резко поворачиваясь к мужчине. На чувственных губах играет хитрая усмешка.
– Триста.. – приближается вплотную к нему, кончиками пальцев соскользнув вниз по напряженным мышцам груди, едва-едва касаясь манящего пресса, что так привлекал взор даже слепого. Ощущение, будто кожи касаются крылья порхающей бабочки, невероятно приятно.
- Когда начинать играть? – милая улыбка при повороте к залу. Она продолжает танец, продолжает не снимать ту маску, что так прочно въелась в её прекрасное личико, только теперь взор блуждает по посетителям в поисках того мужчины, что в силах свести с ума любимчика публики Лоло.

16

Начало игры.

Купи мою свободу, раздели ее на два и вдохни...

Тихий ход такси, шум бесконечных улиц остался где-то вне зоны досягаемости, когда мобильный телефон ожил в ухоженной женской руке. Он уверен - Она сделает для него все, и обманывается. Она думает, что Он в ее руках - тоже ложь.
Высокие каблуки отстукивают по глянцевой поверхности пола в неизвестной забегаловке. Новый заказчик - новый риск. Какой никакой тонус. Шамиль давно не подкидывал свежего мяса в клетку с тиграми. А кошечки успели оголодать. Им нравится внимание публики и скрип сжатых зубов. Фараоны. Снуют всюду, удерживая руки на затихающем пульсе. У них есть много общих черт с "кошками". И те, и другие лижут задницы за деньги. Только одним дозволено все, а вторые - вне закона.
Шелковая рубашка с глубоким декольте липнет к обнаженной груди и "радостная" встреча обеспечена всем и каждому. Под копной рыжих волос на шею скатываются капли пота, а в ладонях горит сумка с чужим "счастьем". Ангельскую пыль продолжают брать, а вместе с ней еще два белых куска. Абсолютно по боку, что прийдется провернуть в случае внеплановой облавы на это Богом забытое место. Бар уже перед глазами, а мальчишка за стойкой уже рыскает взглядом по округе. Есть на что взглянуть в этих беспорядочных движениях с потерянным ритмом. Каждый уверен в своей неповторимости, каждый принял лишнего, каждый... повторяет предыдущего. Беснующие, соблазняющие, идущие на поводу. Биение сотен сердец подстраивается под глухой бит. Он давит сверху и снизу, а по сторонам прижимается блестящая кожа. В неоновом свечении глаза юноши находят ослепшую гетеру.
- Вы принесли? - любопытное создание тянется к лицу, чтобы перекричать музыку. Взволнованный голос угасает, под пальцами над адамовым яблоком. За кого Шему ее держит? Бред собачий...
- Ты кажется меня с кем-то спутал, маленький, - короткий поцелуй над правой бровью. Это белое золото останется с ней, как минимум до следующей ночи. Едва заметный розовый блеск, как прощальный поцелуй на лбу покойника. Такие, как Он и Она не живут долго. Они рождаются, потребляют других и уходят, не оставляя за собой ничего. Он - над каждым, Она - под всеми. И каждое пришествие растворяется в вечности, когда никто не произносит имен, когда никто не смотрит в глаза, когда под кожей течет яд.
А вот и тот, кто более похож на близкого знакомого тунисца. Мужчина предлагает помещение для персонала, как альтернативный вариант.  И на том ему большое спасибо. Сумка расходиться по швам под четким руководством женской руки, которая не без азарта в чернеющем взгляде рвет ткань. Восемнадцать маленьких пакетиков с особым рецептом.
- Гера сырая, по дешевке, - пока чужие руки изучают содержимое, свои хочется куда-то деть. Музыка за стеной произвольно двигает тело. Сейчас, еще немного и можно пуститься во все тяжкие. Заказчик будет доволен и скормит своим птенцам эту дрянь втридорога. Расчет простой - он лежит в дамской косметичке, предложенной мужчиной напротив.
- Шамиль рассщедрился, - один из пакетов касается разреза блузы, чтобы под вопросительный взгляд остаться там. - Догонись, детка, - и нельзя ответить, что это не нужно, что лучше просто спрыгнуть с высотного здания, чем смаковать послевкусие через пару часов. Кого волнует ее желание или не желание? Если Офелия стоит на своих двоих, а по шее не стекает алая струя от точного удара по лицу, то все нормально. На остальное можно наплевать.
Дверь за спиной несколько раз ударяет о пластиковый косяк, выводя из полудремы. Реакция уже не та. Остается ждать второго пришествия и пережить финал. Так не во время перед глазами мелькнул образ матери и потерялся на пьяном танцполе. Пойманная в силки фея, вот она. Она подсознательно ищет ее, которую помнит и мечтает забыть, любит всей душой за то, что выращивала в ней ненависть.
"Господи, не смотри на меня, дай расслабиться."
Тонкая створка впускает в бессонное царство свое новое дитя. Руки зовут в свои объятия. Джон, Том, Марика, Клер - один черт разберет. Водка с соком и виски с колой. Кто-то потеряет в ближайшей кабинке туалета содержимое желудка, а рядом будут натягивать блондинку, что сидела за соседнем столиком. Прикрытые глаза ловят лазерные лучи, а тело потряхивает от низких частот. Ладони подхватывают под зад и тянут навстречу возбужденному паху, с обоих сторон. Она льнет к каждому, как к своему, и меняет партнера мгновенно. Хочется мягкого, женского, горячего, но под юбку лезет мужское колено, а низкий голос над ухом зовет развлечься прямо у барной стойки. Немое согласие на горячее приглашение, когда нагие бедра касается неприятный холод высокого стула, а грубые руки раздвигают длинные ноги. Возьми ее, пока за плечами горят белоснежные перья, а зрачки конвульсивно расширяются и закатываются за веки. Уже через час или два Оф пойдет босиком по мокрым улицам, остановится у обшарпанной деревянной двери, спутав с собственным домом, и опуститься на колени, надламывая брови от саднящей боли. В другой раз...
Насколько возможно оценить ситуацию, когда грязные пальцы оттягивают тонкую ткань дамского белья? Ровно настолько, чтобы оттолкнуть неудавшегося трахаля за неимением достойной оплаты. Гневный взгляд на перекошенное мужское лицо. Неинтересно. Только как уйти от запыхавшегося возбужденного зверя перед собой? Найти другого, стоящего рядом. Рыжеволосая гетера отходит медленно, спиной вперед, не скрывая многообещающей улыбки, пока под ладонью не попадается крепкая рука. Зацепиться, что за канат над пропастью. Мнимая защита - прямая провокация...

17

«Пара порций спиртного. Пара таблеток аспирина. Повторить.» ©
Голова болела нестерпимо. Ноющая боль, резко вспыхнувшая, отдающая в затылок азбукой морзе и два последних шота на посошок окончательно дали понять Виктору, что вечер пора сворачивать. Уже было давно за полночь, а Лоло все не унимался. Виктор ненавидел разборки, особенно бабские, особенно когда ему их закатывали, в частности мужчины. Он лениво кивал эмоциональным речам обиженного стриптизера, особо не вслушиваясь, и каким-то задним числом надеялся, что верещащий объект в скором времени ретируется, позволив ему уйти без преград.
По кругу, каждый раз повторяется одно и то же. Можно с точностью предугадать каждое действие. И хоть бы раз сказали что-то по существу, а не размазывали палитру красок беспорядочностью на холсте событий. Виктор было открыл рот, чтобы попросить Лоло заткнуться, но не успел.
- Я как то решил выйти из порочного круга, в коем ты несомненно лидируешь в славном нашем городе Ветров. Я женюсь. Начинаю жизнь полную домашних радостей и милых забот. А вот и моя невеста...
Брови ползут вверх от удивления. Спустя мгновение Виктор уже наблюдает, как Лоло проворно выхватывает гибкую блондинку, обнимает, изолирует от голодно смотрящих мужчин. И от сердца моментально отступает волна негатива, нахлынувшая, как только стриптизер обрушился как снег на голову.
Спустя минуту перед Виктором материализовался тот самый хорошенький официант, за которым был закреплен девелловский столик. Светлые волосы спадали на лицо светлыми прядями, пряча глаза от откровенных взглядов клиентов, руки быстро собирали пустые рюмки, блюдечки с цедрой лайма, пока Виктор наслаждался красным фартуком, повязанным поверх джинсов, повторяющий изгиб соблазнительных бедер.
- Давно здесь работаешь? – спрашивает он, облокачиваясь на столик, заглядывая в омуты глаз парня. Внимание по щелку пальцев переключается на новый объект. Удовлетворив свое любопытство, Виктор достал телефон. Три гудка и сонное «Алло…».
- Прости, что разбудил. Я в клубе Шоколад, как подъедешь – позвони. Завтра можешь взять отгул.

Отредактировано Виктор Девелло (2010-10-23 23:02:14)

18

- Не щекотись.
Честно предупредил, думая о том, мазала ли стриптизёрша тальком ладони? или она у шеста просто потереться вышла?
Когда Лоло начинал себя ловить на таких "посторонних" мыслях, это был верный знак того, что ситуация выходит из-под контроля. Заглянув в лиф Гвен для успокоения собственных расшалившихся нервов, погладил девушку по бедру, раздумывая.
- Нет. Сто пятьдесят и два вечера свободной выпивки. Не жмоться, это лишь пару минут и твой кивок головой.
Посмотрел сквозь цветовые пятна, что скользили по сцене, на Виктора, улыбка тихо сползла с лица и появилось выражение сосредоточенной злобности. Впрочем, и оно скоро исчезло, сменившись милой ухмылкой... Стащив за собой Гвен за руку, Лоло спустился в зал и устроился на диванчике, усадив рядом "невесту". Посмотрел многообещающе вслед официанту.. Прислушался к разговору и вяло спросил Девелло через столик
- Что-то ты скучаешь, я смотрю... кидаешься на всё подряд...

19

====Начало игры====
Апрель..должно быть, тепло… Но ответ весны – только разлетающиеся края куртки и холодные капли на лице.  Пальцы рук, предусмотрительно и при этом совершенно несознательно, автоматически, спрятанные в  карманах уже давно скованы холодом. Ледяные. Но девчонка об этом уже не думает. В голове только спутанные, но от этого, все же, не менее ясные обрывки проходящего дня.  Номер Один готов к встрече.  Дата и время обозначены.  Осталось определить место, и Ханьжу, вероятно,  завтра снова предстоит проснуться от навязчивого звука тяжелых шагов Рыжей в его залитой светом спальне. Но это завтра…сегодня когда-то любимая весна бьется холодным ветром о нежную кожу на белой шее и груди. И хочется то ли согреться сомнительной смесью какого-нибудь алкогольного коктейля, то ли просто заполнить свою голову не разборчивым шумом сплетения чужих голосов, ибо в ушах сейчас слишком тихо. 
Почти невыносимая, звенящая тишина вселилась в уже сонные улицы. Ей несет отовсюду..так отвратительно, что приходится вслушиваться в шуршание асфальта под грубой подошвой грязных ботинок и идти, нарочно выбирая тот путь, где тебе когда-то прижимали нож к лицу, пуская по венам адреналин.  Такое бывает… чувство пустоты пересиливает чувство самосохранения, и тогда нездоровому мозгу Рыжей даже опасность кажется, отчего-то, спасением. И только, наверное, удача позволяет Ник добраться до двери с  яркой вывеской целой и нетронутой, хотя, скорее, уверенность в том, что любая случайная встреча с дулом пистолета или ножом не отнимет ничего, а лишь  даст в очередной раз понять, что маленькая девочка может сама защитить себя и все что при себе имеет.
Всего шаг. Стоит толкнуть дверь и в нос тут же бьет  спертый воздух,  насыщенный чужим дыханием и запахом горячих тел.
Тепло. У барной стойки еще теплее. И взгляду не попадается ничего кроме прозрачных стакана  с  купленной, но еще не тронутой «Зеленой феей» и глаз... на порядок изумрудней и пьянее, чем напиток 70% крепости.
Она под кайфом. Ее можно заметить издалека по тому же опознавательному знаку, который носит и малышка Ник. Рыжая вспышку перекидывают с рук на руки, то притягивают к себе,затягивают на себя, то отпускают,кидая на ближайшего, пыхтящего возбужденно, а Никки еще некоторое время раздает знакомым лицам улыбки, изредка вспоминая о своем коктейле и даже умудряется с кем-то перекинуться парой фраз. Но еще не осознает до конца, что мутные глаза беспокоят ее на порядок больше,чем череда бессмысленных разговоров.
Бесспорно,она уже большая девочка.. И многие бы сказали "Пусть делает что хочет. Ее право". Возможно в их числе была бы и Мэлори, если бы хоть один из вопросов, касающихся работы был все еще не решен. Если бы существовало сейчас хоть что-нибудь важнее этой вспышки на горизонте, а желание быть решающей силой в данной ситуации не давило на грудь. Даже если вмешиваться сейчас было бы неправильно, даже если этой шлюхе чертовски нравится ее жизнь и она получает какое-то нездоровое эстетическое удовольствие на грани с безумством от того, что ее лапает каждый потным мужик за стойкой!.. Даже если это так. Никки даже ничего не решала,просто встала со свое места и не колебаясь подошла к той, что уже минут 30 приковывает ее внимание. Власть и сжатые запястья незнакомки во все еще холодных руках. Плюс непоколебимая уверенность в глазах, наполненных зеленой силой,уверенность в том, что "милый ребенок" способен взять развернувшееся безумие под свой контроль. Способен и сделает это.
- Пойдем. - твердо и коротко, ни на тон не повышая голоса. Кивок в сторону, где будет на порядок тише и спокойнее, если это возможно в пределах стрип-клуба. А еще сплетенные пальцы...как только Никки отпустила тонкие запястья. Крепко, запрещая колебаться и думать вовсе запрещая. Просто ведет за собой к кожаным креслам где принято пытаться спрятаться от посторонних глаз, чувствуя спинным мозгом и тонкой кожей на ладони, что где-то здесь должна открыться новая глава безумия.

Отредактировано Никки Мэлори (2010-11-01 13:05:07)


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Стрип-клуб Chocolate /Chocolate strip club/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC