The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Фактическое прошлое /Flash-back/ » "Чочочо?" или "Оставь логику всяк сюда входящий" (с)


"Чочочо?" или "Оставь логику всяк сюда входящий" (с)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Место действия: Чикаго
Время: Э теплоооо... весна мб? (с)
Участники: Невеста, жених, подружки жениха и невесты, священник, тамада, теща, тесть и гости в неограниченном количестве.
Краткое содержание:
Свадьба была без невесты, потому что невестой был муж. (с)
Катастрофа для будущей семейной пары начинается задолго до наступления ответственного момента. Главное пережить выбор платья, составление букета, определение цвета салфеток для гостей... и более тесное знакомство с "мамой и папой".
Действия разворачиваются за несколько дней до начала церемонии.

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-10-23 20:14:42)

2

Белоснежный пиджак висел в чехле на чуть приоткрытой дверце шкафа, нависая зловещим облаком над низкой кроватью. На кровати валялся Клемент и морально разлагался, кидая карты в цилиндр, который он умыкнул у Арно, пока тот отвлекся. Тонкие глянцевые прямоугольники картона пикировали, выделывая замысловатые виражи в воздухе, и опускались куда угодно, только не в шляпу, скользя по ее полям, совершая плавную посадку на пол под аплодисменты пассажиров. Много маленький Марков аплодировали мягкой посадке. Колода скоро закончилась, но Клемент ленился протянуть руку и собрать ее обратно, пнул шляпу ногой, спихивая ее с кровати, и маленькие Марки разбежались во всех стороны. С утра он уже успел выпить семь раз по пятьдесят, чтобы избавиться от кретинской мономании с присутствием Марка на каждом квадратном метре, но эффекта это никакого не принесло.  Он нехотя сполз с кровати, стянув за собой на пол покрывало и, шлепая босыми ногами по полированному паркету, дошел до стола, где налил себе еще два раза по пятьдесят. Лед стукнулся о зубы и снова упал на дно стакана, где еще осталось немного янтарной жидкости. Клемент наполнил его снова и поднял тост, обратившись к воображаемым друзьям в комнате, и, обведя рукой со стаканом пустое пространство, подобно тореро, приветствующему публику с центра арены, залпом выпил коньяк. Это был третий раз по пятьдесят, но с картины на стене ему все равно улыбалось знакомое лицо.
Белые накрахмаленные манжеты чуть виднелись из-под рукавов белого пиджака, всем своим надменным белым видом безмолвно выказывая презрение к архитектору с бутылкой в руке и к его манере пить коньяк со льдом. На столе лежали запонки, которые могли обеспечить полтора месяца праздника голодным детям Африки, но не обеспечивали.
Рядом с запонками лежал скомканный аксессуар невесты, любая мысль о котором вызывала у Клемента нервное подергивание сначала одного глаза, потом другого.  Расправив фату, которую он про себя называл сеткой от комаров и собирался использовать ее именно по этому назначению, Жанне воровато огляделся в пустой комнате и кое-как прицепил ее к волосам, тут же стянув ее и закинув под стол. Минуту погодя, он нагнулся и вытащил ее из-под стола, но лишь затем, чтобы перепрятать в шкаф, надежно затолкав ее в самый дальний и темный угол. Остановившись у зеркала, в котором несколько мгновений назад он разглядывал свое отражение с фатой на голове, Клемент поправил луковичный хвост на макушке, раздумывая о выборе рубашки. Штаны, которые он собственноручно гладил все утро, стараясь как можно подольше оставаться один в закрытом пространстве гостиничного номера, он менять не хотел. Это были прекрасные штаны в светлую клетку, в которых он расхаживал по комнате, уже взвешивая вариант отправиться из отеля с голым торсом, потому что процесс общения с утюгом второй раз за утро он бы не выдержал, а идти куда-то в мятом Клемент воспринимал как плевок себе в душу.
Услышав отдаленные шаги за дверью, Жанне оторвался от созерцания своей прически и прислонился ухом к двери. Моментально защелкнув замок, он затаил дыхание и прислушался, медленно отступая шаг за шагом и прикидывая, чем можно подпереть дверь.

3

Где брак удачен, там свадьба конец начала, а где он неудачен, там свадьба – начало конца. (с)

"Маааааарк!"
Легкую дрему, как рукой сняло, когда на приборную доску авто упал солнечный свет, отражаясь от мелких хромированных деталей. Песок в уголках глаз уже успел собраться, а на языке все еще остался вкус недавно скуренной сигареты. Недавно ли? Глаза опустились на наручные часы с ужасом отмечая указанный короткой стрелкой час. Кажется все намеченные на сегодня планы прийдется откинуть, как минимум до завтрашнего дня. А времени все меньше и меньше.
Кто бы мог подумать, что Бредшоу согласиться на подобную авантюру добровольно? Еще более трудно представить его, дающего согласие перед ликами святых и внимательными взглядами десятка людей. От собственных мыслей к горлу подкатывало волнение и желание закурить снова, а быть может приложиться к холодному стеклянному горлу мартеля. Но нет же, мужчина продолжал медитировать, убаюканный храпом таксиста. Неизвестного происхождения паренек без зазрения совести дрых на водительском сидении, игнорируя стрекочущие голоса в своей рации. Затекшие конечности слишком быстро дали о себе знать, выгоняя Кима на улицу. Не то что бы в знойный майский полден можно было насладиться ожидаемой прохладой, однако куда лучше дышать выхлопами проезжающих машин недели чем затхлым запахом в салоне такси.
Прошел всего час? Нет, кажется уже два. А быть может все три. Марк не считал, так как едва успел опуститься на заднее сидение  его сразу сморил вездесущий Морфей. В последнее время сон считался роскошью. Слушая ироничные комментарии приятеля, оставалось впечатление, что спать он будет всю свою недалекую старость. Возвращаясь к делам насущным приходилось снова смотреть на зашторенные окна, будто бы те могли ответить за своего хозяина. Клемент безбожно опаздывал или вовсе не решался ехать на запланированный... шопинг? Нет, скорее просто по магазинам. Практически бесцельное скитание не прибавляло энтузиазма, вынуждая стонать сквозь зубы от собственного бессилия.
Подозрения закрались в голову с особенно вновь пришедшим сообщением и вопросом. А где, собственно, главные актеры данного спектакля? Неизвестный номер настойчиво требовал ответа, но был отослан куда подальше. Марк же пошатнувшись у входной двери уже следовал в нужном направлении. Его бы воля и церемония прошла как можно тише, неприметнее, без лишних лиц. Только по своей глупости против него всегда шел высокий градус и последующая вседозволенность для ближних своих. Звонкий шаг сменил менее уверенный тихий.
"Это бред. Что он с собой может сделать за такое короткое время? Смешно."
Запертая дверь и шарканье за ней говорили об обратном. Мужчина остановился, прикладывая немалую долю усилия, чтобы с первого раза открыть деревянное полотно. Только пальцы отказывались сжимать кованную деталь, под нажимом которой должен был щелкнуть короткий язык замка, что еще представляло собой ничтожное препятствие.
- Клемент? - "Совааа! Открывай! Медведь пришел!" Ким беззвучно выругался за свое нелепое положение и крепко схватился за несчастную ручку, да так что та жалобно скрипнула, но не сдвинулась с места, как и сама дверь. Заперто. Немного странно наблюдать такое конкретно сейчас, когда уже пробудившийся ото сна таксис заметил отсутствие своего клиента и настойчиво сигналит. Бедный шофер, откуда же ему было знать, что его следующий заказ затянется на такой длительный срок? Разве он соглашался на подобное, записывая адрес, продиктованный приятным женским голосом оператора?
- Ты здесь, Хэвейд? - иногда ломался язык от произношения второго имени молодого мужчины. Но если первое обращение можно было не услышать, то уверенно прокричавшее второе точно не осталось без внимания. По крайней мере детектив надеялся на это. Да вот дверь не спешила открываться. А от навалившейся увесистой туши деревянное полотно лишь вздрогнуло и треснуло у петель. Слишком мало для того, чтобы пробраться внутрь, достаточно, чтобы быть услышанным по ту сторону.
"Что за детские игры? Может его и вовсе там нет? О, брось, Ким, кто же по твоему запер дверь? Призрак отца Гамлета? Троюродная тетушка по материнской линии, живущая на островах Науру?"

4

С самого утра Доминик чувствовала себя, как второстепенная героиня какого-то безумного фарса. Даже не как героиня, а как читательница женского романа - она ведь не знала, чем эта дребедень (впрочем, презабавная дребедень) вообще может закончиться. Выкурив пол-пачки тонких сигарет и приняв на грудь полстакана виски, подогретая жаждой забавы она двинулась в отель, где ее родной брат ждал своего жениха.
Клемент выходил замуж. Да-да, не женился, а именно что выходил замуж. Это было бы грустно, если бы не было так смешно. В воображении девушки сложившаяся семейная пара Жанне - Бредшоу (мысленно она не принимала иных вариантов фамилии новой семейной четы) уже усыновила двоих премилых африканских детей, один из них уже ходит во второй класс престижной частной школы. В ней другие дети даже не показывают на странного ребенка с двумя папами пальцем и даже не окунают головой в унитаз, потому что в этой школе большая часть детей - от каких-то странных браков. Есть даже такие семьи, где мать - молодая симпатичная женщина, а отец - мул.
Доминик потрясла головой и выбросила из нее столь дурацкие мысли. Она ехала на заднем сиденье какого-то японского авто и смотрела в окно. Право, мир стал каким-то безумным - еще более безумным, чем он был раньше.
Идя по коридору отеля, Домино слышала какие-то неуместные вопли. То орал новоявленный жених - видимо, Клемент решил не вестись на эту сомнительную провокацию и заперся в номере. Было забавно.
- О, что я вижу, мсье Бредшоу! Вам - таки отказали в будущем счастье?
Она подошла к двери и умильным голосом поинтересовалась через дверь:
- Николя, солнышко, ты, быть может, не одет? Так это ничего, я отвернусь, а мсье Бредшоу, я уверена, тебя видел и не в таком виде...

Отредактировано Доминик Джоан Жанне (2010-10-23 21:51:06)

5

От звука знакомого голоса за дверью Клемент вздрогнул и приложился к бутылке, уже не утруждая себя церемонией со стаканами по пятьдесят. Перед глазами чуть поплыло и все предметы на столе оказались не в фокусе, словно фотограф плохо настроил резкость, а потом сослался на собственное видение мира. Оперевшись ладонями о столешницу, Жанне несколько раз моргнул, прислушиваясь. После того, как его два раза позвали по имени, он твердо решил молчать и никак не выдавать свое присутствие. При закрытой двери. Выбросился из окна, не иначе. Наверное, стоило открыть и впустить Марка и не ломать комедию в духе уездного провинциального театра, но, даже подходя к такому своеобразному рубежу своей жизни, Клемент не мог перестать устаивать фарс, который во многом превосходил по глупости его собственного автора, который был в общем-то, не дурак. Поэтому он не сделал ни одного шага к двери, переминаясь с ноги на ногу, подсознательно желая остаться со своей паникой наедине.
Была еще вторая причина, почему он не пошел открывать дверь – Клемент недолюбливал свое второе имя, от него на милю несло какими-то непонятными древними народами, в историю которых он не желал углубляться. И этот инфантильный дух противоречия очень ни кстати дал о себе знать. Он понимал, что надо прилагать определенные усилия, если хочешь, чтобы тебя любили, даже при всей своей циничности, педантизме, тщеславии, но паутина внутренних противоречий затягивалась сильнее с каждым стуком в дверь.
Поставив пустую бутылку под диван, чтобы скрыть улики преступления, Клемент в панике огляделся. Перед поездкой куда-то дальше забора вокруг отеля он испытывал какой-то детский немотивированный ужас, как от глазастых монстров из-под дивана, которые по ночам так и ждали, когда он заснет, чтобы начать высасывать мозги вместе с обрывочными воспоминаниями лекций по французской истории, которые он так тщетно пытался случать. Кружа по комнате, Клемент пару раз порывался все-таки открыть Марку и позволить ему утащить себя из номера. На все вопросы «Куда?» детектив хитро молчал и этим молчанием злил Жанне – он терпеть не мог , когда находил свои недостатки в других людях. В частности он не выносил, когда ему недоговаривают, но был готов простить почти все одному конкретному человеку и даже впустить его в комнату.
Но неожиданно он услышал голос своей сестры, которая непонятным и неожиданным образом материализовалась за дверью.
- Молчать, женщина! – прикрикнул на нее Клемент, запоздало вспомнив, что решил молчать, но было уже поздно, впрочем, как и всегда. - Сейчас я специально разденусь и запрусь на балконе!
Выругавшись сквозь зубы, Клемент провел ладонью по лицу. Чертовски хитрая женщина знала, какую наживку кинуть, чтобы глупый брат ее сразу проглотил и попался на крючок. Теперь он точно утвердился в своем решении не открывать дверь и, сбросив со стола все бумажки, быстро пододвинул его к двери, сев на столешницу, болтая в воздухе босыми ногами.

6

Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве. (с)

Прислонившись лобом к двери Бредшоу отчетливо слышал шевеления за дверью. В голове вырисовывалась отвратительная по своей палитре картина в стиле дешевой драмы. От глупости всей происходящей ситуации темнело в глазах, осталось только сползти по резной двери вниз в совершенно бессознательном состоянии. В ушах шумела кровь, а на висках проступали вены. Не злость на того, кто скрывается, но злость на собственное бессилие. Нужно ли было хранить эту чертову интригу, чтобы подливать еще больше масла в огонь? Куда проще заявиться с четким намерением перекинуть через плечо своего будущего супруга и выволочь его куда душе угодно. Своими ножками никак нельзя - велик соблазн дать задний ход. В подобных вопросах Ким более решителен, однако абсолютный переворот происходит только в близи Жанне, что в конкретный момент не желает являться на глаза битые два с лишним часа. Спрашивается вновь, что можно так долго делать? Он решил покрасить свои волосы, предварительно распустив дредлоки или вовсе порешил переплести их в брейды? Может макияжем занялся? Так он не кисейная барышня. Ну а подбор гардероба для выхода? Более чем вероятно, так как в обилии одежды немудрено затеряться. Доселе за молодым мужчиной подобного не водилось, вот это и заставляло детектива продолжать шкрябаться под дверью.
Он отчетливо чувствовал себя брошенной псиной. Мокрой, после холодного дождя, одинокой, как затерянный остров в бескрайнем океане, а еще отчего-то преданной. Конечно домыслы сводили с ума, довершая все происходящее. Он нервничал, чертовски сильно нервничал. Из-за этой свадьбы, из-за всей ненужной канители, из-за надетых наизнанку носков и таксиста, продолжающего сигналить. Нет бы взять и уехать, да вот только видимо жаба душит получить неустойку. На лбу пролегла глубокая складка, сводя брови к переносице.
- О, что я вижу, мсье Бредшоу! Вам - таки отказали в будущем счастье? - тихие женские шажки отчего-то не были услышаны во время. Ким через чур глубоко ушел в себя и не обратил внимание на приближающуюся очаровательную женскую фигуру. Миледи Доминик, сестра его благоверного. Одна из тех представительниц женского пола, что одним своим присутствием вызывает теплую улыбку на тонкой линии губ. Легка на шаг и слово, непосредственна, от нее веет домашним теплом. Иногда приходится завидовать тем, у кого под боком есть такие родственницы. Но что до самого мужчины, то он просто приветливо встретил Доминик своим по-прежнему отчаявшимся взглядом.
- На мой вопрос ответом служит тишина, леди Жанне, - обращение на "ты" осталось слишком фривольным для этой особы. Дело ли привычки, или же нежелание искушать себя заставляли всякий раз использовать избитое "выканье", коией отделяло мужчину от женщину в несколько шагов.
- Николя, солнышко, ты, быть может, не одет? Так это ничего, я отвернусь, а мсье Бредшоу, я уверена, тебя видел и не в таком виде... - редкие брови не скрывая своего удивления ползли вверх, а от слащавого "солнышка" выдержка давала трещину в пользу расползающейся улыбки. Вот кем-кем, а Клемента с трудом можно назвать небесным светилом. Хотя, возможно, лишь для Кима он остается эмоциональной бомбой замедленного действия.
Из-за двери послышался достаточно агрессивный ответ, которого ожидать не приходилось, особенно жавшемуся у двери служителю Фемиды. Что еще успеет учудить это дредастое чудо природы, пока портной не изойдется на свои сердечные препараты? Появиться у оного пришлось бы в любом случае, и затягивать с сим не желательно. А упертый баран с ананасом вместо головы продолжал упираться рогами. Это однозначно было упущением Кима, так как следовало бы провести наставительную "беседу" да хотя бы в том же отеле, на двуспальной кровати. Так нет же, понадеялся на состоятельность горе-невесты. Правда и язык не поворачивался назвать Жанне невестой, не то чтобы облачить его в белое. И все же помечтать не вредно...
"Повязка, чулки, корсет и можно сразу отменять церемонию, или провести до того момента, как нужно будет скинуть одеяло с кровати."
Желание вправить мозги Клементу граничило с желанием вправить ему мозги анальным путем, под стать его характеру. Чудо человек, только когда не ерепениться. В такие момент и детектив не сахар, но его можно уложить на лопатки куда быстрее оппонента.
- Ты решил спрыгнуть прямо на крышу такси, или чтобы я провел медовый месяц с тобой сменив костюм на белый халат в больнице? - произвольно сморщившись Марк безмолвно просил Доминик отойти подальше от двери, чтобы предпринять попытку войти внутрь. Один удар. Второй. Третий. После него хрустнул не только дверной косяк, но и спина служителя порядка. Это не голивудская сказка, где копы вламываются в первую попавшуюся дверь с одного удара ноги. Какому-то дураку стоит отдать должное и заручиться его помощью в будущем монтаже собственных дверей. Эффектного проникновения не получилось, пусть даже под натиском мужчины дверь оказалась более сговорчивой. Видимо Жанне отчаянно не хотел пускать в свою обитель сторонних именно сейчас.
- Прекрати это ребячество, Клемент, и впусти уже нас, - усталым, таким привычным голосом произнес Ким. Он смотрел на стоящую рядом сестру молодого мужчины и продолжал ей слегка улыбаться уголками губ. Быть может у нее получилось бы лучше, хотя в нос уже отчетливо бил едкий запах алкоголя. Объяснимое, пусть даже такое чужеродное поведение будущего супруга.
"Не сладко прийдется расплачиваться за каждую потерянную нервную клетку. В первую очередь можно просто орально, а дальше, как карта ляжет... "

7

Никогда никому не давать обещаний. Никогда никому не давать обещаний, особенно когда ты пьян. Никогда никому не давать обещаний, особенно когда ты пьян, а твои слова документируют. Никогда никому не давать обещаний, особенно когда ты пьян, а твои слова документируют, да еще в голове прочно засел этот чертов пунктик по поводу держания собственного слова. Тэйлор резко завернул на стоянку и вдавил педаль тормоза в пол. Достал из кармана блядского розового пиджака коммуникатор и сверился с адресом. Приехал он в верном направлении, а все, что имело любой оттенок розового цвета неотвратимо связывалось в мозгу Моргана с блядством. Он отряхнул блядский розовый рукав, отлично помня, сколько кровных долларов стоил ему этот каприз, и что при удачном стечении обстоятельств его еще можно будет вернуть. Бросив взгляд на свое отражение в зеркале заднего вида, Тэйлор попытался себя убедить в том, что не все на самом деле так плохо, и закурил. Хотя, он с большим удовольствием бы сейчас выпил и возможно после этого охотно бы поверил в сеанс самогипноза.
Через пару минут, Аск выкинул окурок, и забрал с пассажирского сидения реквизит: белый букет невесты, черный цилиндр и массивную раритетную трость с набалдашником в виде головы пуделя, позаимствованную из собственного салона на время церемонии. Цилиндр Морган временно использовал в качестве вазы для букета, трость же просто повесил на сгиб локтя. Не особо обращая внимания на смотрящих ему вслед, Аск вошел в отель, и, дойдя до лифта, нажал кнопку вызова. В конце концов, по его мнению, розовый пиджак не могли уже испортить ни кожаные брюки, ни массивные байкерские ботинки. Официоз же поддерживался только классической черной рубашкой, чей ворот художественно ложился на лацканы блядского розового пиджака.
Поднявшись на этаж, Тэйлор застал весьма удручающую картину: дверь с явными признаками попытки проникновения внутрь, и слегка встрепанного жениха рядом с ней. Что ж, никто не обещал, что на свадьбе не будет традиционного выдирания невесты из рук ее (его) родственников. Впрочем, единственная известная Аску родственница стояла здесь же, с наружной стороны двери, что могло свидетельствовать о том, что дело обстоит несколько хуже, чем предполагалось вначале.
- Доброе утро, миз Жанне, мистер Бредшоу, - не без определенной доли сарказмам в слове "доброе", поприветствовал Морган собравшихся, после чего легонько постучал по двери, и повысил голос, чтобы его было слышно в номере. – И тебе, мисс Клемент, здравствовать. Я привез тебе букет невесты, как и обещал.

8

Доминик наигранно устало вздохнула и снова прокричала через дверь:
- Клемент, милый, не нужно раздеваться и выходить на балкон. Подумай о людях, которые могут тебя случайно увидеть! Неужели в тебе нет ни капельки сострадания?
Она молча отступила на два шага, когда мсье Бредшоу продолжил ломать дверь, дабы не быть задетой плечом… или частью двери, кто знает. Она посмотрела на будущего жениха ее брата оценивающим взглядом: все же странно, что он так учтив.
- Ах, мсье Бредшоу, Клемент никогда не перестанет ребячиться. Он всегда был несносным мальчишкой! – последнюю часть фразы она снова почти прокричала, в надежде быть услышанной по ту сторону двери.
Появился Тейлор. Доминик едва заметно сморщилась, на долю секунды, но ее недовольство при желании можно было заметить.
- Доброе утро, мсье, - и улыбка, преисполненная слащавой гадости.
Мадемуазель Жанне слегка задело, что ее брата окликнули как «мисс». Прежде всего потому, что она всегда считала своей прерогативой издеваться над Клементом на правах старшей сестры, и ничего ей за это, разумеется, не было. А тут такое…
- Мсье Клемент, видимо, не станет смотреть на букет. Он боится выйти к нам. Возможно, он еще не расчесал свои прекрасные волосы.
Она прислонилась к стене, вытянула перед собой руку и стала со скучающим видом разглядывать кольцо с небольшим аккуратным бриллиантом на безымянном пальце левой руки, оставшееся, как память о дне ее развода. Казалось, она потеряла к происходящему всякий интерес.
Ах, Клемент, как же тебя втянули в это все?.. Ты ведь всегда был неглупым малым, а теперь посмотри, что происходит вокруг тебя. Комедия, но ведь ты не комик. А впрочем, можно развлечься.

9

- Мааааарк, - противно потянул Клемент, манерно растягивая «а». – Ты хочешь поиграть в доктора? Я не доверяю твоим целительским талантам.
Он сидел на столе, прислонившись затылком к дверному полотну, и от ударов по ту сторону двери, его голова чуть покачивалась туда-обратно, как у китайского болванчика на каминной полке. Кажется там собирался целый консилиум. Заслышав голос Аска, Жанне насторожился – не ровен час его дверь подорвут снаружи или вскроют еще какими-нибудь варварскими методами в духе Тейлора.
- Окей, на слабо меня решили взять? - почти неслышно отозвался Клемент, похрустев костяшками пальцев. – Но оставь надежду всяк сюда входящий, несносный мальчишка сейчас откроет дверь,- уже громче, с апломбом добавил он, резко спрыгивая со стола и отодвигая его в сторону. На секунду задержав руку над замком, большим пальцем он отодвинул щеколду, на пару мгновений придерживая ладонью дверь, словно ожидая еще одну слезную просьбу, чтобы только после нее с триумфальным видом предстать перед публикой, оказывая всем огромное одолжение. Но просьбы не последовало, и Жанне дернул за ручку, жалея, что не может пнуть дверь ногой и снести голову мисс Тейлор.
Окинув тяжелым взглядом сначала высокую фигуру Марка, он хитро подмигнул сестре и  показательно зажал нос при виде букета в цилиндре, отвернулся, возвращаясь на свой наблюдательный пункт у окна рядом с низким столом, где еще остался стоять стакан, который он в спешке забыл убрать. Допив оставшийся коньяк, Клемент стащил с кровати шелковое покрывало  и обмотался им на манер римского патриция, праздно прохаживавшегося по форуму. Легкая ткань волочилась за ним по полу, как роскошный подол какого-нибудь выходного королевского платья, который должны были поддерживать миниатюрные девочки-фрейлины или на худой конец придворные карлики. Но сойдут и пара приятелей в розовом.
- А-аск, ты такой душка, тебе не хватает подружки-Барби и розового Кадиллака, - Клемент запоздало обнял его так, словно они встретились после долголетней разлуки, которая длилась со вчерашнего вечера. Даже могло показаться, что он, ко всему прочему, хочет поздороваться с ним за руку. За каждую по отдельности. – А где розовые брюки в тон? - Он мог круглые сутки однообразно шутить по поводу этого глянцевого розового пиджака, которого он навязал своим импровизированным «подружкам», словно демиург, который вылепил человечков и гордится своим нехитрым изобретением.
Запрыгнув на кровать, Клемент сделал по ней несколько неуверенных шагов, как по шаткому подиуму, в предостерегающем жесте выставив вперед руку. Матрас под ним покачивался, снижая градус пафоса всего надменного образа поддатого архитектора.
- Смотри, я даже заказал костюм, - он сделал неопределенный взмах рукой в сторону шкафа, словно в оправдание тому, что так долго не хотел впускать их в комнату, - только мне кажется, этот покрой мне не идет. Нам определенно надо махнуться костюмами. Мне – черный, тебе – белый. К тому же черный больше подходит под мои Марис Лакруа. – Клемент по привычке встряхнул запястьем, поправляя тяжелый металлический браслет. Он говорил с  удвоенной  скоростью: французская привычка произносить последний слог фразы на октаву выше делал его речь похожую на какое-то раздосадованное трещание.
Скрестив руки на груди, Клемент замолчал и посмотрел на присутствующих сверху - вниз, чуть задрав подбородок. Нагнувшись вперед, стараясь сохранить шаткое равновесие, он ухватил детектива за лацканы пиджака, притянув его к себе.
- Мааааарк, скажи, почему ты не бреешься?  - ехидно спросил он, проведя большим пальцем по его подбородку. – Думаешь, это твое законное право хотеть быть похожим на раввина?
В ожидании ответа Жанне приподнял одну бровь и без тени улыбки уставился на детектива, удерживая его за лацканы. Понятие прав человека существует уже двести лет, но в последнее время оно стало приобретать особую популярность. Где-то на периферии не совсем трезвого сознания Клемент улавливал абсурд своего вопроса, но не мог отказать себе в сомнительном удовольствии легких издевок над ближними своими.
- А Вы, мадам Жанне, - обратился он к сестре поверх головы Марка, расплываясь в наимерзейшей улыбке, - наверное уже позаботились о том, чтобы в ближайшем от меня радиусе не оказалось никаких цветов, чтобы я не чихал всю неделю? Изничтожьте этот скверный букетик из шляпы фокусника! – недобро сощурился Клемент, морща нос.

10

Из театральной практики: как бы неудачно ни складывался спектакль, его всегда доигрывают до конца. И точно так же должно быть и с неудачно складывающейся жизнью. (с)

Никакие уговоры не действовали на самое несносное создание, что когда либо посчастливилось встретить Киму. Недремлющая французская натура начинала лезть, являя общественным массам свое истинное Я. И кому в голову могло прийти сравнить молодого человека с мирным фруктом? По мнению Бредшоу образ Горгоны, воспетый греками в своих мифах и пьесах, был позаимствован у Жанне. Не то чтобы от одного взгляда на молодого мужчину можно было пасть ниц, обращаясь в камень, а его дредлоки противно шипели от недовольство хозяина. Но некоторые общие черты проскальзывали с завидным постоянством. Одна его маниакальная любовь и неприкосновенность к собственной прическе стоило многого. Такое ощущение, что он защищал живое дитя, а не часть своего волосяного покрова. Откровенная провокация, надо сказать.
Мольбы сестры так же были проигнорированны, как и четные метания стража порядка за дверью. Хорошо что не он один пал жертвой неадекватно поведения будущего супруга. Во всяком случае он бы точно взвыл, раскачиваясь на полу, как постоянный клиент заведения с мягкими стенами и белыми рубахами, чьи рукава принято завязывать.
- Этот "мальчишка", как вы выразились, миледи, в холке догоняет мой немалый рост, - усмехнувшись, мужчина продолжил гипнотизировать деревянное полотно, будто то могло, если не открыться, то точно глаголить истину. Возможно этому предмету обихода досталась мудрость векового дуба. Только в чем заключалась эта мудрость и с какого черта сдалась именно сейчас?
К импровизации спектакля или типичного "мыла" для домохозяек присоединился еще один актер, только в отличии от остальных со своим реквизитом. Марк внимательно изучал предметы в руках мистера Тэйлора, пытаясь соотнести головной убор и цветы. Видимо даже непродолжительное "общение" со своим будущим супругом давало о себе знать.
- Если бы оно было добрым, мистер Тэйлор, - кивок в сторону двери и все начинается заново. Теперь уже трое в коридоре, не считая запершегося в номере, веселили проходящих мимо зевак. И все ради того, чтобы просто исключить из намеченного плана пару пунктов. Бредшоу становилось не по себе, когда он представлял, сколько всего еще могло произойти до официальной церемонии. От потерянного носка до краха мировой экономики и последующего конца света. Однако на удивление присутствующих после продолжительного молчания за дверью можно было разобрать бормотание Клемента.
Дверь открылась достаточно резко, однако "невеста" успел упорхнуть в противоположную сторону, прихватывая сверкающую стеклянную тару с янтарным содержимым. Свита незамедлительно проследовала вглубь комнаты, пока развеселый сайгак выпрыгивал на кровати. Марка позабавила бы вся происходящая ситуация, если бы он не был непосредственным ее участником. Более того, неунимающийся представитель ушастых зайцев, не оставляющий сомнения в своей нетрезвости, в скором времени разделит семейное положение с детективом. Оставалось лишь тяжело вздыхать, когда цепкие пальцы Хевейда вцепились в ткань пиджака.
- Мааааарк, скажи, почему ты не бреешься? - в лицо ударил до боли знакомый "приятель", сносящий голову с первых четырех стопок. Мужчину подмывало ответить в тон своему архитектору, мол не благодаря ли ему Ким почти не появляется на своей квартире, не говоря уже о том, чтобы успевать приводить себя в порядок. Каждодневный душ на рабочем месте и свежая одежда уже не отвечают запросом капризного Жанне? Только Бредшоу придержал едкие высказывания при себе, а чувствуя присутствие сторонних наблюдателей за спиной, еще и с поспешным укрощением строптивого повременил. С желаемым не спешил, а вот должное в дальний ящик откинуть не смог. Перехватив кисти рук Клемента полицейский медленно отстранил от себя молодого мужчину, чтобы в последующем жесте перевалить его через собственное плечо. Идея фикс - носить негодующую "невесту" на руках, без опасений за сохранность лица.
- Мсье Жанне, негоже роптать на ближнего своего, - велико желание стреножить опьяневшее тело, забросить в багажник к таксисту и, наконец, увести сего на примерку платья. Да-да, именно платья. Марк смаковал эту идею очень долго, и не спешил выдавать несчастной жертве. Слишком простым выходом ему казалось облачение обоих супругов в лощеный фрак и галстук-бабочку. Хотя это было менее гуманно, нежели чем желание Клемента поиздеваться над "подружками". У этих двоих, определенно, сумасшедшие тараканы в голове.
- Ты еще помнишь, что нас ожидают на репетиции? - эта процедура казалось вершиной глупости. Зачем репетировать свадебную процессию? Неужели находились индивиды, которые не знали, что финишем прямой дорожки является алтарь и священник, а свободные места предназначены для опаздывающих гостей, но никак не для будущих супругов? Не было никакого желания появляться в "священном" месте, слушать и запоминать свою часть клятвы, и как по команде режиссера: "Стоп! Снято!" - прекращать лапать своего Клемента. Вот же великое горе - не иметь возможность отрепетировать еще и финальный поцелуй.

11

Они наступают, они повсюду. Стоит только дать слабину и вот ты уже подружка невесты, которой предстоит облачиться в пошлый розовый костюм, являющийся выкидышем непризнанного гения Клемента Хейведа Жанне. Остатки былой роскоши, что есть педантичное следование по праведному пути гетеросексуальности, являло собой жалкую картину животрепещущей реалии, где уже он и ему подобные , стали меньшинством в этом мире возродившейся содомии.  Есть теория, что гомофоб -это латентный гомосексуалист. Арно отказывался в это верить, ведь его лояльность ничего общего не имеет с желанием покрутить пальцем у виска  на просьбу дражайшего  короля оказать тому честь и явиться на бракосочетание Клемента и его избранника, в качестве подружки невесты. Невесты! Наверное, де Монсальви очень дорожил своей дружбой с мсье затейником ибо француз заставил себя не сильно глумиться над предстоящей церемонией и если не проникнуться пониманием, то хоть терпением к выходке Жанне имеющей самое прямое отношение к сюру.

Меньше думать, гулять как на обычной свадьбе не забывая приглядываться к хорошеньким юбчонкам, если таковые  будут в наличии, а как иначе? Иначе, фраза :"один раз не пидарас" поистине станет девизом, под которым пройдет непременно шумная, гораздая на сюрпризы свадьба, а тут еще и Диего рядом ошивается. Кстати, о последнем. Чертовски невнятная ночь под посвистывающий тихий храп братца являла собой картину  маслом: "Не ждали". Агиляра явился со всем привезенным на остров скарбом: два внушительных чемодана в обе подмышки, прямо на порог номера в отеле, в котором остановился Цербер. Запланированное пати «вечерника в джакузи с девчонками» дабы подбодрить стремающееся либидо, накрылась медным тазом. По словам рыцаря, в здании не осталось ни одного свободного номера , а кого, как не брата просить о приюте ? Арно перевел взгляд на одну единственную кровать в номере и красноречивым жестом указал на оную, на что испанец невозмутимо буркнул: «Ничего, я компактный» прошел внутрь помещения, сгружая чемоданы на пол  и облюбовывая на ходу место в шкафу.
Глядя почти на двухметрового шефа охраны, де Монсальви едва верил в его компактность, но спорить не стал, ох как не к месту будут смотреться синяки и ссадины на смазливой физиономии, а тумаков с обеих сторон явно не избежать, если Диего уразумеет причину нежелания впускать брата в опочивальню. Но бравый Арно не из робкого десятка и стоически перенес ночь в одной постели с рыцарем. Который к чести  сказать, не выказывал даже намека поползновения в сторону француза. Стыдно, стыдно должно быть вам, мсье де Монсальви! Подумать на такого уважаемого человека, приписать ему всяк непотребства, ай-ай…

Раздражающий шум, который казалось, начался еще в беспокойном сне, все нарастал и открыв глаза с полопавшимися капиллярами сосудов , Арно чуть сгорбившись присел. Где-то в коридоре раздавались знакомые голоса, кажется, пытались докричаться до Жанне. Мужчина попытался абстрагироваться от навязчивого ора и снова провалиться в сон, но тяжелая лапа Диего набрякнув сонной негой, упала на него  аккурат в интересном месте и де Монсальви, разглядев в этом некий знак свыше, поспешил покинуть томные объятия простыней и направился в ванную комнату. Умыв лицо и почистив зубы, мужчина снова вышел в комнату убедиться , что  голоса в коридоре смолкли, не хотелось принимать душ и быть потревоженным за сим интимным процессом кем-нибудь из соседей, судя по обрывкам доносящихся фраз и о чудеса!- звуку ломающейся двери, вполне вероятно, что те придут просить вместо штопора, лом или на худой конец, топор.
Галиматья за стенкой не прекращалась, а издерганный Цербер и без того мечтающий выпустить на ком – нибудь пар  в сердцах воскликнул , что-то очень нецензурное на смеси франко- итальяно -испанского, выскочил в коридор и не обнаружив там никого, пошел на звуковой раздражитель.

-Что за батальные сцены с утра пораньше?
- возмутился …подружка невесты, смурной взгляд перекочевал с не то обнимающихся, не то дерущихся будущих молодоженов, да так и застыл на , как бишь его, мистере Тейлоре?  Неужели его розовый костюм будет смотреться также убого? Дайте мне йаду!
-Оу,  мадмуазель Жанне, мое почтение и извинение за столь затрапезный вид- Арно не стразу заметил миниатюрную даму за спинами кавалеров. Не слишком то побудешь галантным  находясь в одном исподнем, но отчего-то, мсье де Монсальви это обстоятельство не сильно смущало.

12

Признаться, Доминик не ожидала, что Клемент сдастся так быстро. Она уже стала воображать, чем занять себя на ближайшие час-полтора, как вдруг брату, видимо, надоел этот водевиль. Впрочем, по всему выходило, что это еще только первая сцена, сладенькое остается на потом.
- Этот "мальчишка", как вы выразились, миледи, в холке догоняет мой немалый рост.
- Отвечу вам только одно: размер не всегда имеет значения, - улыбнулась Доминик, продолжая подпирать стену.
В номере мсье Жанне вел себя так, будто испытывал полнейшую предсвадебную истерию. Возможно, так оно и было, учитывая скопление малоадекватных людей на квадратном метре этого отеля. Тот факт, что эти люди усиленно делали вид, что все в порядке и вообще так и надо, нисколько не принижал странности этого действа. Все это, несомненно, действовало на и без того шаткую психику "невесты".
- А Вы, мадам Жанне, наверное уже позаботились о том, чтобы в ближайшем от меня радиусе не оказалось никаких цветов, чтобы я не чихал всю неделю? Изничтожьте этот скверный букетик из шляпы фокусника!
Домино скривилась. Она не любила, когда ее называли "мадам", и брат это прекрасно знал.
- Разумеется, Хэвейд. Ведь это твои самые важные дни в жизни, не могу же я позволить кому-то их тебе испортить, - она говорила тоном настолько будничным, и при этом с такой тоской смотрела в окно, что Клемент не мог не усомниться: да, она заботится обо мне. Доминик перевела взгляд на мистера Тейлора – ну недолюбливала она его, хоть ты тресни!
- Мистер Тейлор, я вынуждена просить вас…
Съесть этот букет.
- … избавиться от этого букета. Поймите, если Клемент начнет чихать – достанется всем. Впрочем, возможно, он искусственный?
О боже, они кокетничают! Это явно не для моих глаз, нет-нет, я же не смогу спокойно спать ближайшую неделю.
Мадемуазель Жанне тихонько прикрыла глаза ладонью, преисполненная праведного желания видеть подобные нежности двух мужчин как можно меньше.
О. Луч света в темном царстве.
- Доброе утро, мсье де Монсальви. Вы, кстати, весьма гармонично дополняете композицию своим видом. Вполне себе комильфо, - Доминик мягко улыбнулась и медленно оглядела присутствующих. День начинался весьма прикольно.

Отредактировано Доминик Джоан Жанне (2010-10-25 00:33:34)

13

Переброшенный через плечо Клемент не мог придумать ничего лучше, как шлепнуть Марка ладонью по заднице. Несколько раз, тем самым намекая, что он против транспортировки в позе жертвы неандертальца. От резких движений зашумело в голове, но привычный организм возмущаться не стал, и девять с половиной раз по пятьдесят наружу не запросились.
- Поставь меня сейчас же обратно, - завопил он, совершенно некуртуазным образом болтая босыми ногами в воздухе. Импровизированная тога слетела  на пол, выскользнув из непослушных рук. Опускать на пол его, разумеется, не собирались, слишком уж долго Клемент испытывал терпения детектива. – Я не успел одеться, на какую на хер репетицию? Там нас не поймут! – он ткнул пальцем в пол. Было немного странно ведь, произнося это сакраментальное «там», люди обычно указывают на небо. Могло сложиться впечатление, что, указывая под ноги, он имел в виду, вовсе не людей в отеле и на улице, напичканных стереотипами и предубеждениями по самое не могу, а что-то другое? Скажем, преисподнюю?
- Аск, ну пни ты его, наконец, вы должны быть на моей стороне! – он сделал какое-то невнятное движение рукой, которое, вероятно, должно было означать хук справа.
Клемент еще раз с размаху стукнул Марка по заднице, словно через нее пытался достучаться до его моральных принципов и совести. Он подавил желание залезть ему под ремень и дернуть за резинку трусов, как это любят делать маленькие американские мальчики в начальной школе, но потом счел, что реванш не заставит себя ждать и детективу будет бесполезно говорить что-нибудь про «не комильфо».
Безрезультатно трепыхнувшись еще пару раз, он решил прибегнуть к последнему способу оказаться на ногах. Расслабив все мышцы, Клемент повис на плече детектива, всем своим видом претендуя на гордое звание хладного трупа. Голова безвольно повисла, а дреды теперь напоминали не ананас, а швабру. Он был уверен, что Марк его уронит. Но, стоя перед дилеммой: падать или висеть, Жанне скорбел о третьем, увы, невозможном варианте – стоять на ногах.
- Арноооша! – неожиданно воскликнул Клемент, пытаясь вертеть головой в чрезвычайно неудобном положении, когда потолок оказался сверху, а до пола нельзя было достать даже если вытянуть руку. Жанне хотел ухватить Арно за какой-нибудь предмет одежды, но оной оказалось слишком мало. И вообще тот был какой-то заспанный и не вдупляющий в происходящее. – Где твой барбин пиджак? – спросил он, поглядывая на него снизу вверх под каким-то невообразимым углом. И надо сказать, вид открывался довольно занимательный.
Наверное, как невеста на традиционной свадьбе везде пытается распихать цветы, ленточки и голубей, Клемент, как натура увлекающаяся, в который раз подвергся мономании нарядить всех как можно фантасмагоричнее. Не секрет, что завышенное самомнение в архитектурных кругах встречалось так же часто, как туберкулез в шахтерском городке. Болезнь эта носит характер эпидемии, но далеко не всегда приводит к фатальному исходу. Жанне чрезвычайно гордился первым дизайнерским опытом – двумя розовыми костюмами, которые он продефилировал перед публикой как неизбежное зло. В шкафу еще оставались голубые пиджаки и костюм раввина, который, как показывала практика, грозился оказаться невостребованным.
- Важные дни в моей жизни настанут, когда мне будут вручать Нобелевскую премию по атомной гидравлике! А это так, прелюдия! – ядовито отозвался Клемент. Он вообще был порой склонен преувеличивать свое значение в истории мирового сообщества, в особенности после нескольких раз по пятьдесят, и приписывать себе заслуги в области физики и математики.
- Боже! – взмахнул руками в вычурном театральном жесте, означающим фатальное бессилие.
Обескуражив всех своей трагичностью, недолго думая, Клемент обхватил Марка за талию, уткнувшись носом ему куда-то в район поясницы,  и, смяв футболку, коварно забрался под нее холодными ладонями и принялся пересчитывать ребра.

14

Дверь поддалась на удивление быстро, видимо не зря отец все детство учил его одной библейской истине: стучитесь, и вам откроется. Что-что а стучаться и достукиваться Аск бесспорно умел. Впрочем, как выяснилось минуту спустя, запертая дверь была не основной их проблемой. Более весомая из них имела янтарный цвет и плескалась на дне бутылки в руках невесты. Тэйлор с раздражением вспомнил, что сегодня он за рулем, от чего приветственная улыбка наверняка получилась такой же как у Пэрис Хилтон на свадьбе ее лучшей заклятой подруги.
- Не было моего размера, - бросил Аск в ответ на замечание о брюках, - все слишком жали в паху.
После чего, очевидно сочтя свою роль в данном эпизоде выполненной, уселся в ближайшее к нему кресло, поставив цилиндр на подлокотник, и дал возможность всем членам семьи, нынешним и будущим, выяснить отношения.
Тем временем народ прибывал, а месье невеста предложил избавиться от букета, заботливо раздобытого Тэйлором пятнадцать минут назад на каком-то перекрестке в лавочке с красочной вывеской "распродажа".
- Если вы не любите традиционную женскую борьбу за летящую со стороны невесты примету, миз Жанне, или просто боитесь конкуренции со стороны прочих возможных претенденток, я готов вручить вам этот букет просто так, - привычно серьезным тоном произнес Тэйлор, и выдернув букет из шляпы, вложил его в руки девушки так, чтобы у той не было возможности вернуть его дарителю. Одновременно он мысленно порадовался что избавился от этого веника, и уже подумывал как начать избавляться от остальных атрибутов торжества. Например, розовый пиджак вполне симпатично смотрелся бы на том перце, что со смурным взглядом застыл неподалеку.
Тем временем жених проявил некоторое вольнодумие в традиции носить невесту на руках. Впрочем, как в очередной интерпретации древнего сюжета о похищении Европы, в сложившейся ситуации вполне можно было найти свою долю эстетики. И потому, как истинный визуал, Морган остался глух к мольбам Клемента, предпочитая зрелищность справедливости. В конце концов, если невеста так активна на плечах своего жениха, может и репетицию первой брачной ночи посчастливиться посмотреть прямо здесь и прямо сейчас? Аск задумчиво погладил морду пуделя на набалдашнике своей трости, и вздохнул, стараясь исключить из поля своего зрения бутылку с так и не допитым коньяком.

15

Даже страх смягчается привычкой. (с)

Небрежно закинутый за спину Ананас до последнего подавал признаки жизни, пока вся процессия созерцала его метания. Однако вновь вошедшему, а именно Арно, без малого было откровенно плевать на щебетание этих голубых фламинго. Марк лишь тяжело дышал, справляясь с озверевшей пьянью. Мужское самолюбие утешала одна единственная мысль, что Клемент еще успеет поплатиться за все убитые нервные клетки.
В подобных ситуациях детектив, как мог сохранял свое безучастное постоянное и полный отсутствующий вид кактуса на подоконнике. Если бы не шаловливые руки его архитектора... а успех был так близко. Нервно усмехнувшись и никоем образом стараясь не выдавать свой самый главный страх, Бредшоу лишь на мгновение вернул свою невесту в стоячее положение, чтобы в последующем нести молодого мужчину еще более идиотским способом. Однако, что еще можно придумать для человека, которому суждено надеть белое в знаменательный день?
- Не ерепенься, - разговаривать с Жанне в его случае занятие бесполезное. Возможно он и не упомнит всего, возможно наоборот, только в обеих ситуациях четно принимать на веру хмельную блажь. Короткое прикосновение сухими губами куда-то в сторону от виска, где еще несколько минут назад были собраны его волосы, а теперь композиция больше похожа на склонившуюся над озером иву. Умилительное зрелище, особенно если видеть гневный взгляд этого "дерева" между ветвями.
- Мсье де Монсальви, мистер Тэйлор. Похоже репетиция вашего конвоя начнется именно сейчас. Портной уже ожидает тело Клемента к сроку, для примерки моего заказа, - нет, он не скажет об этом сейчас, хотя даже леди Доминик уже не испытывает сомнения на счет своего брата, вернее относительно его внешнего вида. Из всех присутствующих разве что сам виновник торжества не осознает свое плачевное положение. Служитель Фемиды неплохо постарался, пытаясь снять мерки с талии и бедер молодого мужчины. Но кто же мог ему помешать заниматься этим по ночам?
"Как вспомнишь, так вздрогнешь."
Зато одно преимущество будущего сожительства безусловно уже отмечено - Хэвейд не завывает по ночам и не бормочет о своей бабушке, луговых цветах и погребах полных не разлитого вина. Вне всякого сомнения - согревало душу. А пока, заручившись поддержкой мужчин и прекрасной дамы, Ким нес своего архитектора к выходу, где нервный тик вопящего таксиста перекинулся всем окружающим водителям, пусть те и не знали испанского.
Каково бы не было желание увидеть лицо невесты, жениха вынуждали отказаться от идеи приметы, покрытые не одним слоем пыли и плесени. Сдавалось ему, что авторы поверий знать не знали про однополые браки и славного потомка семьи Жанне.
- Я буду ждать вас на репетиции вместе с остальными, - Марк пожал мужчинам руки, мысленно желая каждому нескончаемого терпения, крепкой хватки и быстрой реакции. Галантно предложенная дамская кисть забрала себе теплое прикосновение к тыльной стороне ладони и не менее безмолвное пламенное пожелание. Все грядущие события предвещали беду, ведь это был Клемент, и никто другой. Что еще этот человек способен выдумать, даже ему самому пока не известно.
- Удачной примерки, дорогой, - ехидное "дорогой" намеренно выделялось из всего контекста. Ибо детектив уже начинал прощаться со своей спокойной и размеренной жизнью. Да, куда спокойнее он находил каждодневные убийства с особой жестокостью, нежели чем будущую церемонию. Опасения сгрызали сознание и подъедали спинной мозг, отчего неприятное ощущение разносилось по всему позвоночнику. Нервничал, хоть и пытался скрыть. Ждал, пусть и не показывал этого.
"Я сверну шею этому куренку, а после сам буду выхаживать, если он снова попытается ввязать меня в свои авантюры. Не сносить мне головы и темного волоса."

16

Доминик молча воображала, как Клементу вручают Нобелевскую премию. Представить брата в костюме, с его-то причесоном, девушке не позволила фантазия. Поэтому мсье Жанне виделся ей исключительно в образе островитянина-танцора, облаченного, почему-то, в одежды танцовщицы. Он красиво и грациозно отплясывал джигу перед важно одетым человеком из комитета, который откровенно пялил глаза на дорвавшегося до награды…эээ… атомщика. Вообще больше это напоминало Шнобелевку. Мадемуазель Жанне в голос хохотнула, то ли в ответ своим мыслям, то ли реагируя на то, что творилось в номере.
Мистер Тейлор изволил высказаться в своей манере – Домино только успела уронить взгляд на букет, который, повинуясь инстинктам, крепко схватила руками.
Тьфу ты…
- Знаете, мистер Тейлор, я в таком действе уже принимала участие. И больше не хочу, мерси, - девушка не спеша подошла к окну и отпустила цветы на волю. Полетели они, как ни банально, прямиком вниз, на голову проходившей мимо рано вставшей бабушке. Бабушка сперва стала ругаться и отряхивать голову руками, но, увидев на дороге уже потрепанный, но все равно сентиментальный букетик, в момент подобрела и, аккуратно подобрав цветы, побрела вразвалку в сторону, противоположную изначальной.
Выходя из отеля, Доминик старалась держаться чуть поодаль от процессии – мол, я не с вами, ребята, вообще мимо шла и примус починяла. Однако вновь отметила про себя почти что чрезмерную галантность мистера Бредшоу, так странно ощущаемую в этом городе. Все же Чикаго – это не Прованс и не Париж… А впрочем, все равно.
Предстояло новое зрелище – Клемент Хэвейд Николя Жанне в свадебном платье. Домино просто гоготала про себя, однако внешне старалась сохранить спокойный вид. Главное, чтобы как можно меньше людей вокруг знали, что они родственники.
- Клемент, ты такой душка, тебя одевать и одевать.

17

Вопрошающий о «барбином» пиджаке Клемент вызвал яркую ассоциацию огнедышащего дракона с раззяванной пастью, только из  глотки вместо пламени изрыгал отчетливые, винные пары. То, что без заветных градусов не обошлось в этом милом постсемейном водевиле было видно невооруженным взглядом, оставалось гадать, как это он сам в гуще событий и без допинга. На трезвую голову-это соучастие, и потом, ни за какие коврижки не докажешь, что не верблюд.
Арно с тоской помянул пакетик марихуаны, чья любовно иссушенная труха находилась аккурат под боком…Диего. Если бы этот детина, ратующий за буддийский образ жизни узнал о наличии «сорняка», что в спешке был заткнут под матрас, ибо рыцарь, нежданно не гаданно явился пред светлы очи де Монсальви и тот едва не был застигнул с поличным, не сносить бы кудрявому головы. Извлечь траву из под Агиляры- объективно непростое дело, подозрение в домогательстве может окончится …в общем, корень тут в оКОНЧИТся, так что от греха подальше, стоит отложить удовольствия до самой церемонии…
Жанне вопил , как сирена в туманной ночи, мистер Бредшоу стоически переносил ультразвуковой пресс и таки сумел уволочь дрыгающийся ком нервов в направлении выхода. Через рукопожатие жениха , Церберу передалась нервозность согнувшегося в три погибели под тяжестью невесты мужчины, и Арно ментально послал вслед удаляющейся парочке бодрящий импульс и до кучи взгляд преисполненный вселенской тоски. Задумчиво потерев выступившую щетину, он вдруг вспомнил о том, что утренний туалет так и не был завершен и надобно вернуться к нему в ближайшее время.
-Мсье, миледи…-короткий кивок- До встречи.
Шлепанье босых ног по начищенным полам коридора отеля и хихиканье миловидной горничной вослед.

18

Возможно, в этих непредсказуемых поступках, опрометчивых словах можно было усмотреть специфическое очарование этого "я", но Клемента это нисколько не занимало. В редкие минуты душевного просветления он задавался вопросом, насколько Марку вообще хватит терпения выносить его капризные эскапады и прочие экстравагантные выходки.
-Маааааарк, не пытайся заняться со мной церебральным сексом, я все рано окажусь сверху! – немного не в тему парировал Клемент, снова болтая ногами в воздухе. Он уже не удивлялся тот захватнической страсти, сродни которой люди объявляют себя сторонниками политической партии, с какой детектив порывался носить его на руках. Это было почти лестно, хоть романтичной натурой Клемент никогда не был. Он обнял Марка за шею, забравшись под ворот футболки, указательным и средним пальцем зашагав вниз по позвоночнику.
Оказавшись на земле, Клемент сжал губы в тонкую полоску, недобро прищурившись. Суета вызывала в нем глухое раздражение, а педантичность характера не могла оставить без внимания тот факт, что ему придется заниматься одним и тем же делом два раза, что сильно снижало коэффициент полезного действия за потраченную работу. Еще больше разбросанных носков Клемент терпеть не мог попусту тратить время. За эти несколько часов можно было заняться куда более увлекательными вещами: например, проектированием. Или сексом.
- Удачного дня,- бросил он в след детективу, словно оставляя за собой право последнего слова. В такие моменты казалось, что все происходящее не иначе, как череда случайностей, таких же случайностей, как форма ушей или носа. И всю жизнь теперь придется тащить за собой тащить эту бессмыслицу случайностей.
Он засунул руки в карманы, нащупав там плотный сверток. Вытащив темную ткань, критично осмотрел ее, идентифицировав как галстук. Перебросив новоявленный галстук через шею, Клемент стал медленно завязывать сложный узел, без всякого выражения глядя в пространство перед собой, словно пытаясь наладить связь с действительностью путем простых, привычный действий. Поправив изящный узел, он засунул острый кончик галстука в штаны. Тонкая черная полоска смотрелась несколько вызывающе на голой груди. Клемент поежился: задувал весенний ветерок, и рубашка оказалась бы очень кстати.
Благоразумно проводив взглядом Марка, пока он не скрылся за дверями отеля, Жанне осторожно ухватил стоящую рядом сестру за предплечье, резко наклонившись к ее уху.
- Слушай, буду вечно благодарен, забери эти шмотки из мастерской, а я вернусь сюда через некоторое время, - скороговоркой проговорил Клемент и, не дожидаясь пока к той придет осознание происходящего, развернулся, открыл дверь такси и уселся на переднее сиденье, шумно выдохнув воздух из легких.
Свадьба и побег составляют очаровательную неразлучную пару, прекраснее, чем Маркс и Энгельс, чем Ромео и Джульетта, чем американские комики Лорел и Гарди. И консервативный архитектор не мог позволить себе нарушить эту традицию.
- Жми, жми давай! – Жанне пнул водителя, выразительными жестами и мимикой намекая ему, что пора двигать и быстрее. Задумывался ли он о том, в какой части города полиция не настолько бдительна, чтобы не задержать праздно шатающегося мужчину в одних штанах и черном галстуке гробовщика? Нет, не задумывался. Клемент вспоминал ближайшие бары, где ему нальют еще несколько раз по пятьдесят в кредит, поскольку несколько мятых бумажек в карманах едва ему хватило бы, чтобы расплатиться с таксистом.
Разумеется, ни в какой бар Клемент не пошел: перспектива попасть в руки служителей закона за день до свадьбы казалась ему не самой радужной. Несмотря на глухое раздражение, он не мог избавиться от мысли, что в этом эпизоде он сыграл бы самую, что ни на есть гадкую роль, особенно по отношению к Марку.
Он должен был найти в себе мгновенную решимость тут же остановиться, вернуться и съездить туда, где Марк приготовил ему костюм. Но не нашел. Вместо этого Клемент забежал в небольшую лавку французских вин, где его приятель ссудил бутылку какого-то эксклюзивного красного Бордо. Выглядывая из дверей магазина, он воровато осматривался по сторонам, и могло показаться, что если он уже что-то не украл, то планирует ограбить ближайший банкомат уж точно.
Вернувшись на заднее сиденье такси, блудный архитектор протолкнул пробку ключами внутрь бутылки и приложился к горлышку. Он махнул рукой таксисту, и тот газовал с вежливо-снисходительным выражением на лице. Пока они колесили по городу, Клемент пил вино, развалившись на заднем сиденье и разглядывая город за окном так, словно он видел его впервые. Все годы в Чикаго он пользовалось гостеприимством Города Ветров, любезно платя хозяину тем, что ровным счетом ничего о нем не знал. В такие моменты он предпочитал верить в Бога-математика, относя любую случайность к распланированным заранее ходам в изощренных играх демиурга.
Допив бутылку, Клемент затормозил машину и, велев не уезжать, спустился в один из своих любимых баров, движимый неведомыми мотивами.


Вы здесь » The City of Chicago » Фактическое прошлое /Flash-back/ » "Чочочо?" или "Оставь логику всяк сюда входящий" (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC