The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Кухня


Кухня

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Небольшая кухня (для масштабов особняка), светлая и уютная, отличается скромностью и непритязательностью. Обитатели "Дворца счастья" пользуются ею гораздо чаще, чем роскошной столовой нагоняющей тоску одним своим помпездным видом. Главное, до холодильника рукой подать.

http://i023.radikal.ru/1011/1a/e662cc639fc3.jpg

http://s007.radikal.ru/i300/1011/cc/a82d0f61d406.jpg

2

Представление начиналось, все актеры на месте, занавес поднимался. Официально на сегодня работа была закончена, а как это обычно бывало, после трудового, в случае этого особняка редко праведного, дня, каждый веселился, как мог. Борис совмещал приятное с полезным. После высадки бравого легиона у порога родного дома, дядя Боря выстроил группу быстрого реагирования в колонну по одному и выделил карманных денег, ласково пообещав, скатав в бараний рог всякого, у кого глаза будут собираться в кучку после бурно проведенной ночи. Веселье, весельем, но работа на первом месте. Русский шутить на тему работы не любил, иронизировал, но относился серьезно. Пока обходилось без чрезвычайных происшествий, но случится, могло всякое, поэтому лучше было пригрозить сейчас чем, потом проверять, а есть ли в Американских канализациях крокодилы. Городские легенды. Богата сказками Америка, как послушаешь эти сказки на территории матушки России, такие картины рисует воображение. А на самом деле…
- Американская мечта. Белые заборы и дети с ожирением
Недовольно покряхтел Борис, достаточно прогуляться по кварталам Бостона, Бруклина, подворотням Чикаго и волком взвоешь, захочешь к родным вертухаям. Главное не бежать в первый момент, а сесть и подумать, человек тварь такая, что ко всему  приспособится, привыкая, везде будет искать выгоду и ведь найдет же. Вот и Седой тоже, поворчал для порядка и остался жить в Америке при мнении, что русский медведь порвет белоглавую курицу, и останутся от нее только перья и пух, не положено мишке гадостью питаться.
Драгунов с удобством расположился на кухне. В первый момент высокий стул затрещал под общей массой Шакала, но понял, с кем имеет дело и решил промолчать, для сохранности ножей. Терминаторов придумала Америка, Борис в глубине своего стального панциря был не железным, временами грешил едой и выпивкой. Слушать, как желудок препирается с головой никакого желания, не было, а если в засаде будут сидеть, когда брюхо   не вовремя подаст голос? Огурчик, зелень, немного вареной картошки, такой фантастический продукт как сало с черным хлебушком и настроение поднимается. Вот только… Взгляд ясных серо-голубых глаз встретился с зеркальным отражением в дверце холодильника. Он спинным мозгом, с самого начала, чувствовал, что спокойно поесть ему никто не даст. Сейчас люди, а завтра возможный корм для аллигаторов, жались в соседней комнате и нерешительно переглядывались друг с другом. Снова каждый второй хочет взять отгул, не понимая политики, перестраховщика Драгунова. Разбегутся по шлюхам, кабакам и устраивай им потом школьный автобус, готовый отвести их на работу, где учителя каждому подотрут задницы. Обойдутся, сказано завтра быть трезвыми, значит так и должно быть. Случай с пропавшей полицейской  два года назад помнили все. Кто убил, кто начал пить, кто первый ударил уже история. Главное от трупа избавлялись дружно, вместе.
Оленеводы
Ласково подумал Борис, качественно притворяясь пьяным. Вспомнив с чего он начинал, мужчина затянулся горьким дымом, позволяя тому осесть в легкий и вырваться через распахнувшиеся крылья носа. Окружая себя дымовой завесой, Драгунов опрокинул в себя стопочку водки, откашлялся и негромко затянул.
- Очи чёрные, очи страстные, Очи жгучие ииии прекраааасныыыые! Каааак люююююблю я ваааас, каааак бооооюсь я вас!
Должно заметить, что русский был трезв как стеклышко, но что для русского еда, для европейца и тем более американца прелюдия для пьянки.  Наполовину пустая бутылка из-под водки, наталкивала на определенные мысли, а вторую, наполовину полную бутылку, под столом, никто не видел. Перед тем как садиться есть Борис, нарочно разделил  выпивку, устраивая театр одного актера. Умудрился раз Шакал хватить лишнего в присутствии ребят, теперь они только и ждут, возвращение широкой, русской души. Ну, пусть ждут как второго пришествия.
- Знать, увидел вааааас я в недооообрый час! Хороооошо сидим.
Пьяно улыбнувшись, Боря посмотрел на своего пустынного орла, составляющего ему компанию, и дал команду пора. Как и предполагалось, ребята выбрали смертника и отправили его в пасть Шакала, медведя, волка – такого экзотического зверя не один зоопарк не выдержит.
- Шеф. – Раздалось над ухом.
- Мммм? – Полуприкрыв глаза, Седой отправил мохнатый пепел мимо пепельницы и полуобернулся через плечо,  с отцовской улыбкой рассматривая подчиненного. – Аааа это ты!
- Да, шеф. – Радость так перла. – Мы тут хотели попросить о выходном завтра или нельзя ли перенести все на другой день? Вы устали, вам бы отдохнуть, мы с ребятами хотите вам водочки на обратном пути купим? Мы только хотели съездить…
Заботливые мать вашу.
Вопросительно выгнув бровь, Боря жестом показал, что весь внимания.
- До Рози, у них там новенькие девочки появились
Ага, по бабам
Поставил диагноз Боря, а заодно узнал, где в случае пропажи искать ему его молодцев. Обнадеживающе улыбнувшись Драгунов, кивнул, подчиненный сразу заулыбался и стал, чуть ли не кланяться.
- Спасибо дядь Борь.
Наивные всему верят.
- Езжайте – езжайте, водочку купить не забудьте. – Мгновение и голос огрубел, окреп, а лицо изменилось. Представление закончилось. – Вот только если я недосчитаюсь завтра хоть одного из вас, радовать малышек Рози вам будет нечем. Смекаете? Вот и славно.
Поняв, что их жестоко обманули, бравый легион разбрелся кто куда, оставляя Драгунова с его нехитрым ужином, газетой и никотином, чем не компания? Окончательно разобравшись с работой и работниками, Борис блаженно прикрыл глаза, вдыхая дым от сигареты.

3

Комната Арно<<<

Самая скучная деталь жизни человека - приведение этой жизни в порядок. Чего бы человек не творил, вечно приходится потом все следы творения уничтожать, скрывать, подчищать. Но ничего, прогресс стремительно несётся вперёд, спотыкаясь на атомных бомбах и т.д. И вот уже автоматические посудомойки, шлемы для воплощения реальности одним нажатием клавиш, управление техникой одной мыслью - всё, чтобы человек ничего не делал, точнее творил, а все последствия его творений сами собой изничтожались. Но по особняку Кубков ещё не катались на миниатюрных колёсиках роботы-горничные с мигающими огоньками-глазками, не мыли пол за каждым шагом посетителя, не сдували каждую пылинку с простыней и не таскали посуду сразу после того, как последняя крошка с тарелки поднялась с поверхности и упала на одеяло... А посему приходилось даже маленькой хакершке периодически выбираться из груды своих проводов, чтобы утащить целую пирамидку из чайных чашек обратно на кухню...
Но сегодня вместо пирамиды чашек она несла всего парочку тарелок. И не из своей комнатки в проводах и кнопках да клавишах, а их покоев босса, дабы оставить комнату в исходной чистоте. Настроение было какое-то совсем "утреннее", несмотря на то, что давно было не утро. И в кухню Ксайф, пожалуй, вошла словно привидение или чудо спросони. Лохматая, даже чуть взъерошенная (ну как-то неприлично же в вещах босса расчёску искать, верно?), помятая (да, и не так ворочаться во сне умеем...), сонная, как в прострации, с двумя невтемными тарелочками в руке, "приплыла" в комнату, почёсывая затылок и путаясь пальцами в непослушных волосах. Наушники съехали, Дэль остановилась поправила их, накрутила проводок на палец, зевнула и пошла дальше. Не столько уж совсем сонное существо, сколько роботоподобное могла напомнить маленькая хакерша, глядя на раковину взглядом, в котором читалось "цель зафиксирована". И на пути только полоса препятствий в виде "скользкого" пола и стульев. Но вуаля, она дошла без проблем, гордо сунула тарелки в раковину и включила воду.
За весь коротенький путь никак нельзя было подумать, что она замечала что-то вокруг себя. Казалось, она видела только свою цель и уж точно не заметила присутствия на кухне ещё кого-то. Но стоя у раковины и сунув руки под тёплую струю воды, она вдруг монотонно произнесла:
- День добрый.
Как оказалось, она успела заметить в кухне ещё кого-то и даже не нарочно игнорировала, просто взгляд как-то слишком уж вскользь прошёлся мимо или она вовсе просто ощутила, что она тут не одна, как чувствуется это, когда на тебя кто-то смотрит.
Домыв тарелки, Ксайф вырубила воду и убрала посуду на положенное место. Далее стащила полотенце, прошла к окну и там и остановилась, вытирая руки. За всё это время от самого её пробуждения до появления и нахождения здесь на её лице была привычная сонная апатия. Будто девушке вставили стеклянные кукольные глаза, которые не способны менять положение зрачков и всегда смотрят одинаково пофигичтино, чтобы ни происходило вокруг. И по ходу дела, Дэлливэри вовсе не волновал свой совершенно несолидный внешний вид, рваное приветствие, наушники и т.д.. Наверное, это напоминало утро в общаге, среднестатичтическую зомби, просидевшую ночь за подготовкой к экзамену накануне, зашедшую на кухню разве что глоткнуть холодного молока и отправиться на верную смерть к какому-нибудь пожилому преподу с косой ухмылкой.
А за окном покрапывал мелкий дождик, стук которого Ксайф даже не был слышен через наушники и музыку. И по кухне распространялся запах сигаретного дыма, словно накрывая кухонку тонким туманом, который можно растворить одним мановением руки. Развернувшись, облокотившись на подоконник, Ксайф апатично осмотрела кухню и остановила взгляд на дверном проёме, словно ожидала кого-то. А между тем, снова монотонное незначительное замечание:
- Курить вредно.
Сейчас эти слова в мире звучали так же, как "дети, не ходите ночью по лесу гулять". Как то, что никто никогда не слушает, но все всегда говорят... Но сказав столь банальную фразу, Дэль вовсе не думала о том, чтобы заставить задуматься о вреде курения на самом деле (боже, это же бесполезно), а скорее по привычке и с текстом между строк. В конце концов, хоть она никогда и не брала в рот сигареты, отчего-то легко могла понять всей прелести этой мелочи человеческой жизни. Ну и... долго за компом сидеть тоже вредно, но ей-то это не мешает...

Отредактировано Дэлливэри Джойс Ксайф (2010-11-12 00:27:03)

4

Перемена мест!

Не смотря на удачное «приобретение», Лилит находилась в крайне скверном расположении духа. Что-то шло не так… То есть, в принципе все шло очень даже хорошо, учитывая в какую историю она умудрилась вляпаться за получасовое отсутствие бдительного Арно, но «мышке» упорно казалось, что она что-то упускает из виду. Что-то очень важное, что-то, что впоследствии принесет ей много проблем…
- «Прохладным утром или в зной, с друзьями или без! Я всех отправиться за мной
зову в страну чудес»
,- Лилит медленно перебирала ногами по коридору, мурлыкая под нос песенку из глубоко зарытого в сырую землю детства,  - «Но как? Но как в нее попасть? - вы спросите сперва, - Нам, вероятно, нужно знать волшебные слова?», - восьмерка, пританцовывая, расправила складку ковра, и, широко улыбаясь, перепрыгнула на следующую - «Волшебных слов не нужно знать! Приятель, не грусти!», - изящное «па» в коридоре шелестом алых юбок, - «В страну чудес не надо плыть, лететь или идти!» - «та, та, та, та» босыми ногами в такт несложному мотиву по коридорам особняка.
   Внутри по прежнему глухо. А ведь она только что убила человека… Кто-то мучился от боли, рожая его, кто-то, возможно, заливался слезами, воспитывая, кто-то любил, кто-то ненавидел… А она взяла и в одно движение все перечеркнула. И ничего. Тихо и темно.
   От мысли, что она, возможно, привыкла (если собрать всех пострадавших от тонких ручек Лилит, получится маленькая армия) легче не становилось. Раньше было хоть что-то… Садистский азарт, приятные покалывания по всему телу, радость от выполненной работы, в конце концов!
- «В стране, куда я вас зову, быть может, снег и град. И сна там нет - все наяву, и нет пути назад», - еще одно «па» в симфонии полужестов и полунаклонов безумного танца Лилит, - «У нас давно сгустилась мгла - в стране чудес светлей. Там поровну добра и зла…», - смешок, - «… но доброе», - О, да, - «сильней»
  Восьмерка вплыла на кухню и попала в полный штиль. Скисли, опадая, паруса под взглядом Бориса – десятки кубков: «Ах, как не вовремя!»
    Мужчина, казалось, смотрел на нее, изучая каждый излом одежды, скользя взглядом по линиям кровоподтеков. Сурис приветливо улыбнулась, плохо представляя, что делать дальше. Из всей масти «Шакал» -  единственный, кого она действительно боялась.
   Борис Саныч не только по всем параметрам превосходил мелковатую Лилит (вот кто бы идеально подошел на роль телохранителя Монсальви), но и в отличие от остальных членов их неадекватной семейки представлял собой классического мафиози старой школы со всеми вытекающими. И не смотря на матерость «Шакала» в вопросах «чистки», предугадать реакцию седовласого капо на появление в доме мертвого гостя, причем незапланированного ни мистером Монсальви, ни самой Лилит, было практически невозможно.
- Как здорово, что Вы вернулись! – А Вы куда-то уезжали? – У нас тут столько всего произошло… Мистер Монсальви
учудил!

   Печенки, где же печенки, не мог же он съесть все! Борис, если «мышке» не изменяет память, питается исключительно кофе, никотином и лаконичной мыслью.
Вот же они, в дальнем углу буфета, рядом с Дэль… Дэль? Что здесь делает королева?
- Элли! – Сурис театрально вскинула руками, - Элли, как я рада, что ты в порядке!
   Элли? Лилит не позволяла себе фамильярничать с коллегами… Лилит, которая служила у мисс Маренро не позволяла, а эта – модель «Лилит R3 – Монсальви style» очень даже позволяла. С сегодняшнего дня. С этого момента!
- Мистер Монсальви не приставал к тебе, когда я ушла? – Сурис с глазами преисполненными сестринской нежности обняла королеву, - Ты выспалась? Поела? Голова не болит? – восьмерка трясла девушку за руки, - Я столько хочу тебе рассказать! Помнишь, мистер Монсальви просил тебя снять номер в отеле? Мы только оттуда! – Лилит поморщилась, - Этот «старик»…как его… Леонид! Леонид был просто ужасен! Он больно лапал меня везде, - восьмерка  нахмурилась, заговорчески понизив голос, - Даже там, - и тут же просияла, - Но потом пришел мистер Монсальви! – с таким выражением лица детишки, обычно, рассказывают о любимых супергероях, - И он! И он! - на этих словах девушка сложила пальцы на манер пистолета и вытянула прямо перед глазами Дэлливэри, - «Пах!»
- Не волнуйтесь, мистер Драгунов, - деловито заметила Лилит, - Мистер Монсальви сам позаботился об «уборке». Кажется, для этого привлекли людей мистера Агиляры…
   Сурис замолкла, к счастью для собравшихся, но буквально тут же вспыхнула, как будто вспомнив о чем-то важном: «Ах, Элли! С кем я тебя познакомлю! Идем! Вы подружитесь! Он неразговорчивый и хмурый, но, Элли, сердце! Какое у него прекрасное сердце!», - «мышка», не дожидаясь никакой реакции от мисс Ксайф, с силой потащила королеву к выходу, но у самых дверей остановилась, вспомнив причину, по которой она, собственно, пришла на кухню.
- Чаепитие!

«Закрой глаза и посмотри - кругом волшебный лес
Скажи, Алиса, - Раз, два, три, - и ты в стране чудес
»

- У нас будет чаепитие!

Отредактировано Лилит Сурис (2010-11-12 20:32:50)

5

Пепел едва успел достичь отметки; смените сигарету, как покой русского в очередной раз был нарушен. Борис из принципа не смотрел телевизор, наверное, потому что был из другого мира, где детей не сажали на горшок перед черно-белым экраном, где показывали «Ну погоди» или «Спокойной ночи малыши». Вообще лет до пятнадцати Борис считал, что это не передачи про невменяемого зайца, волка, свинью и компанию, а игра такая в первом случае тебя догонят, прирежут, причем часто пахан или его шестерка выкрикивали эту фразу, и ты, может быть, останешься жив. То во втором случае прости, прощай и нет надежды на выздоровления. Жестокие игры, да и жизнь сама по себе жестокая, но сравнивать тогда было почти не с чем. Зажиточное и обеспеченное население, особенно те кто работал в гастрономе или ездили на белой волге, были зажравшимися боровами или Хрюшами для озлобленных беспризорников, вот тоже герой одной из передач. Поэтому долгое время, не встречаясь с телевизором, Борис привык получать смысловую нагрузку от макулатуры; газет, книг, брошюр. За годы мало что изменилось, водил Боря свой бравый легион в кинотеатр, как детский утренник, чтобы время убить,  не сидеть без дела по кустам или снова же не бегать по шлюхам, а потом ходить по врачам. Дети радуются, Борис спит, но нередко поглядывает, чего там такого показывают. Вот и сейчас телевизор молчал, Шакал читал газету или точнее невидящим взглядом скользил по строчкам, притворяясь, что читает, на самом деле думая о своем. Обычно с газетой его меньше беспокоили, тем более не трогали по пустякам.
Шаги он услышал заранее, краем глаза, с ходу встречая визитера. Седой понимал, раз он сидел в  таком стратегически важном объекте как кухня, встреч ему не избежать, но мысленно поставил на пять минут тишины. Сам себе проспорил, сам себе положил свои же деньги в карман. В комнату вошла девочка светофор, на памяти Бориса, она чаще других меняла цвет волос. В России обычно говорили, волосы выпадут, но в Америке краска будет понадежнее вот молодежь и балуется. Взгляд с сонной девчушки переместился на газету, потом на настенные часы, ради интереса вглядываясь, сколько там стрелки показывают время. Сравнил со своими и поджал губы. Драгунов если не получал пулю, спал ровно восемь часов. Спал чутко, просыпался мгновенно и заспанный на глаза не попадался, показывая пример. Вообще что-то он разворчался.
- День добрый.
- Добрый день. – Ритуал вежливости соблюден. На втором слове Борис сделал небольшую паузу, но раз королева осознает, что сейчас день, пусть день. Видимо она была не из тех, кто считал, что утро начинается тогда, когда я проснусь. Различает время  и то хорошо. Мысли текли лениво, в хаотичном порядке, поднимаясь к потолку вместе с дымом от сигареты там и растворяясь. В сторону заспанной девушки, Боря не смотрел, задымил новую сигарету и попытался постичь смысл написанного. Ничего не значащие объявления, дождь за окном, шум в наушниках - ничего не слышу, еще не проснулась.
- Курить вредно.
- Жить вообще вредно. – Не рассчитывая, что его услышат, вяло отозвался Драгунов. Положил сигарету на края пепельницы, потянулся одной рукой за зеленым лучком, во вторую взял Пустынного орла с солидным глушителем, пристроил его под столом, так что ствол смотрел на входную дверь и дочитал объявления, о потерявшемся пуделе. Если увидит, вернет. Песня и притопывание в такт и мимо, Бориса мало беспокоили, песня приближалась, и интуиция взялась за оружие. В нос ударил такой знакомый металлический запах крови, почти родной. Положив голову на скрещенную в локте руку, Шакал встретил Лилит тем взглядом, который она заслуживала. Из под поседевших бровей на девочку-девушку-точно не женщину смотрели внимательные, изучающие глаза, в которых сквозило недоумение и логичный вопрос; что за…? Пройдясь взглядом по всей одежде, оценив разводы на кружевах, Борис откинулся на спинку стула, доставая пистолет из под стола.
– У нас тут столько всего произошло… Мистер Монсальви учудил!
Давно поняв, что слушая можно узнать гораздо больше, чем, спрашивая, Борис слушал, сложив руки на широкой груди. Когда речь зашла о боссе Седой, невольно отклонился корпусом в бок, не спуская глаз с двери, словно ожидая, что сейчас по кровавым следам сюда войдет и Арно. Танцуя, приплясывая, давая Борису знак, что пора бы задуматься о дурке для всех. Борис был вменяемым, Борис был очень, вменяемым мужиком, вот только Борис не гадил там, где ел. Впору было вздохнуть с облегчением, но вместо этого Драгунов сказал, то, что и Ксайф несколько минут назад.
- Добрый день. – А дальше уже импровизация тоном классифицированного гробовщика. – Труп где?
Вопрос прошел мимо ушей, впечатался в стенку там и остался. Лилит переключилась на королеву. Надо было разобраться, где здесь собаку зарыли. Пусть они все будут его ненавидеть на воле, чем любить в тюрьме. Причем Седой даже в мыслях не вспомнил о гробах, хотя надо было, у Костлявой руки отходчивы до тех, кто ходить по лезвию ее косы. Когда-то он думал, что не доживет и до двадцати, когда-то, что и до сорока, но у Шакала инстинкт самосохранения не редко подчинял себе все остальные чувства, инстинкты в довесок тело и голову. И вот он жив, если легкие доживут до шестидесяти, значит, возможно, и он перейдет эту фантастическую отметку  доступную даже в мечтах не каждому мальчишке с холодных улиц страны с капиталистическим строем. 
Опрокинув в себя стопочку на удачу, Борис слушал монолог Лилит, черпая информацию.
- «Пах!»
Одной оказалось мало, и Драгунов подлил себе еще.
Встретить бы кого-нибудь разумного для разнообразия!
Мелькнула шальная мысль прямо из той страны, куда навернулась Алиса. Песенка навеяла.
- Не волнуйтесь, мистер Драгунов, Мистер Монсальви сам позаботился об «уборке». Кажется, для этого привлекли людей мистера Агиляры…
- А мистер Монсальви вообще в курсе, что готовится уборка? – Спокойно поинтересовался Борис, отделяя пистолет от глушителя и отправляя его в люльку под рукой. Услышав про сердце Драгунов, накинул на плечи куртку и поднялся, раз готовится экскурсия, стоило навязаться.  Хотя…. Борис посмотрел на кровавые следы которые оставила за собой Лилит, при желании, можно было обойтись без сопровождения.
- У нас будет чаепитие!
- Будет-будет. – Утешил Шакал, хватая с полки первую, подвернувшуюся под руку коробку. Оказалось печенье. – Давай вперед, а то Безумный шляпник и Мартовский заяц устанут развлекать твоего друга.

6

Из Лилит мог бы получиться просто потрясающий будильник. Да и не только будильник, такому существу можно было найти неимоверно много способов применения, но уж точно не телохранителя, это было бы в последнюю очередь. Главным пунктом был "бонус" в виде заряда настроением. "Бонус" - потому что неизвестно, каким именно настроением будет дан заряд. Сумасшествие, грусть, счастье, смущение, злость. Из неё могло получиться что угодно, только дайте волю слову и уберите все мешающие факторы, затыкающие ей рот, а дальше дело пойдёт само...
Через наушники Ксайф как-то прослушала, что там пела Лилит, но по тому, как она вошла в кухню, как улыбнулась, как выглядела, можно было уже заподозрить, чем обернётся этот день. Дэль даже как-то рефлекторно больше прижалась к подоконнику, словно пытаясь слиться со стенкой и не попадаться на глаза Лилит в неадеквате.
Прозвучало пронзительное внезапное "Элли!" Звучало это странно, скорее как Элли из "Волшебника страны Оз". Это сокращение очень редко звучало и не так чтобы особо нравлюсь Дэль, но бывает кто-то да ляпнет. А спорить как-то не приходится, точнее Королева себя просто не утруждает такими деталями, на это всегда приходится своя доля апатии. Но сейчас было как-то неожиданно. На секунду Ксайф почувствовала себя жертвой маньяка, который будет пытать беспрерывной болтовнёй и анекдотами, а потому мелькнуло: "Чёрт, засекла."
- Элли, как я рада, что ты в порядке!
Брови медленно поплыли вверх. Ксайф ещё больше попыталась "вписаться" в окно и вжала чуть голову в плечи, хотя на лице и оставалась традиционная апатия.
- Было бы странно быть "не в порядке" учитывая, что я всё это время спала... - пробормотала Дэлливэри, косясь куда-то в сторону, когда Лилит приближалась к ней; дальше окна ей уже никуда не деться.
- Мистер Монсальви не приставал к тебе, когда я ушла?
Неожиданная мысль. Сложно было представить. Ксайф прямо таки зависла. Объятия только добавили масла в огонь.
"Что, простите?.."
Это был длительный ступор, и выражение лица Королевы в коем-то веке изменилось: сначала брови сдвинулись, она нахмурилась, потом вдруг округлила глаза, словно до конца понимая суть вопроса, затем вновь сдвинула брови, но уже скорее в немом вопросе, а взгляд упал на Бориса, молящий о спасении или логичной подсказке с ответом. Но долго думать как-то не приходилось, как и действительно ожидать какой-то подсказки от адекватного человека в этом дурдоме.
А Лилит неслась дальше со своими вопросами и рассказами. Уловив эту линию неадекватности и настроения Сурис, Ксайф отметила для себя, что отвечать-то на эти вопросы совсем не обязательно... Активно кивать, что бы она не говорила, стоять смирно, пока терзают руки и сыплют информацией - вполне достаточно. Уж точно не важно было, поела ли Дэлливэри, выспалась ли и насколько у неё болела голова. Почему бы ей болеть? Разве что от информационного потока, принесённого Лилит... Но после программных задач и груды непонятной "абракадабры" на изнанке любой страницы, такой поток несёт разве что пару-тройку байт информации, т.е. всего ничего для компьютерного мозга Ксайф.
Но пока Дэль играла подвижный манекен для терзаний, Лилит продолжала сыпать информацией. Отель, какой-то Леонид. Ксайф даже вникать не стала, когда эта история началась, она просто делала, что велел Арно, создала ложную историю человека и внесла информацию в чужую базу данных, словно подправила память людей, но зачем, почему, к чему всё вело - чёрт его знает. Точнее, Лилит знает. И спешит поделиться...
Но Ксайф совершенно не интересно было, как прошло подобное путешествие, и где там трогали неадекватную Лилит, она живая и целая (разве что кроме сознания, травмированного, вероятно, именно этой историей) стоит тут, всё остальное как-то по барабану.
- Но потом пришел мистер Монсальви! И он! И он! «Пах!»
Дэль моргнула и нарочно вздрогнула, словно от выстрела несуществующего пистолета Лилит. После небольшой паузы Дэль решила подыграть: вновь дрогнула, только как от удара, закатила глаза и осела на подоконник, подобно ослабленному телу трупа, что вот-вот шлёпнется на пол. На этом мини-спектакль кончился, и Дэлливэри вновь выпрямилась, апатично глядя на Лилит.
Тем временем она уже отвлеклась на Бориса, чему нельзя было не порадоваться. Но этого времени было явно недостаточно, чтобы смотаться с кухни от порыва неадекватности. И вот её уже схватили за руку и потащили к кому-то там с прекрасным сердцем... Почему-то вместо романтика и красавца или душки в беседах представился именно орган, пульсирующий в теле и позволяющий ему жить, какой-то очень здоровый и без заболеваний, с прекрасными...эээ... а тут фантазия Дэль обрывалась, потому что она гораздо лучше представляла, как аналоговые сигналы бегут по шинам, чем кровь по сосудам человека.
Но вдруг на выходе Лилит вновь затормозила и вспомнила о каком-то чаепитии. Алиса, Алиса, куда ты попала... Это был настоящий дурдом, Дэль уже забыла о том, что речь шла о настоящем трупе. Эту мысль, кажется, вообще нормально уловил только Борис. Ну вот и замечательно, не Ксайф же трупы таскать, она маленькая...
- У нас будет чаепитие!
Вновь лёгкое зависание.
- Ээээ, окей...
– Давай вперед, а то Безумный шляпник и Мартовский заяц устанут развлекать твоего друга.
Скептический взгляд переместился на Лилит, затем на коробку печенья, а фантазия нарисовала возможную реакцию девушки на сей продукт.
- По-моему, Безумный Шляпник у нас уже итак есть...
"Я буду Соней, ОК."
Она туда не пойдёт первой. Она будет заключительным звеном процессии на пути к трупу, если Лилит позволит... Чтобы как-то уловить последние мгновения спокойного начала дня, запах сигаретного дыма и шум дождя. Потому что от нормального там уже ничего не останется, даже музыка в наушниках обязательно подыграет, например, сумасшедшей японской песней или сплошным металлом...

7

Ты любишь всех, а любить всех – значит не любить никого. Тебе все одинаково безразличны.

Всем наплевать. По большому счету. Люди, которых ты считаешь семьей… Плевать! Люди, которые считают семьей тебя… Плевать! Адские муки давно никого не пугают, праведники как мамонты – вышли из моды и замерзли. Мир больше не держится на законах неравнодушия – Миру давно наплевать. Как людям, которых ты считаешь семьей… Или которые считают семьей тебя.
   Почему Лилит забыла об этом? Сочувствие в глазах собравшихся на похоронах родителей… Печальные вздохи врачей-психиатров…Там, в желтеющих старостью стенах, было только несколько аппендиксов искренности и те больные шизофренией. Ни мисс Ксайф, которая давно растворила свою индивидуальность в битах и байтах, ни мистер Драгунов, с прокуренными легкими и циничным взглядом на жизнь, ни мистер Монсальви… Никто не проявит большей заинтересованности, чем от него требуется по негласному «уставу».
   Сурис, наконец, вспомнила, почему раньше, в бытность «собачкой» Таирана, она получала какое никакое, но удовольствие от убийств. Цвет – вот ее страсть и  проклятье. Лилит, будто сошедшая с экранов героиня черно - белого фильма, по воле обстоятельств навсегда лишенная красок, радовалась как дитя, любуюсь темно-красными разводами на руках, одежде. В такие моменты малышка будто бы оживала, наполнялась цветом изнутри и снаружи… А в груди начинало неистово биться сердце.
- Смотря о какой уборке идет речь, мистер Драгунов - туманно парировала Лилит, перебирая коробки с чаем, - Он оставил меня одну, - на секунду голос сделался холоднее, - Наверняка, сейчас подвергает себя опасности где-нибудь на окраинах города, - от этой мысли по спине побежали холодные мурашки, как бы то ни было, ей до сих пор было не все равно, - … Вот глупый, пропустит такое чаепитие.
   Конечно, словосочетание «вот глупый» со стороны Лилит было прямым нарушением субординации, but who cares? В ее безумии есть и светлая сторона: оно, играючи, разрезало нити и стягивало кляпы. Сурис больше не надо было убивать, чтобы чувствовать себя живой. Она, наконец, могла говорить.
- Элли, ты точно в порядке? – восьмерка холодно улыбнулась, протягивая девушке коробку с кактусовым чаем, - Бледновата что-то.
«Толи еще будет», - сдавленный смешок, - «Кышь, кышь, маленькая мышь! Откуда ж ты взялась?»
- Мистер Драгунов, а с чего Вы решили, что… - Лилит нахмурилась, приглашать капо в свою «страну чудес» в ее планы не входило, однако, здравый смысл, который время от времени давал о себе знать в заволоченном розовым туманом сознании и назойливая мысль «лучше не злить дядю Борю, который уже давно все понял» взяли вверх, - ... моего друга нужно развлекать? Он сам кого хочешь развлечет! У него такой замечательный бант! Вам понравится! Если захотите, я могу сделать Вам такой же… В России ведь носят банты?
  Свист вскипевшего чайника оповестил о начале славной пирушки. Лилит нагрузила королеву коробками с разными сортами чая, а десятке всунула поднос с кипятком и пирожными (коробку с печеньями, восьмерка у Бориса отобрала) и несколько безумно улыбнулась: «Прохладным утром или в зной, с друзьями или без! Я всех отправиться за мной зову в страну чудес»

>>> Комната Лилит

Отредактировано Лилит Сурис (2010-11-13 16:27:06)

8

Поймав взгляд Ксайф, Борис промолчал и не спеша проявлять благородства, освобождая хакершу от именно, что пристального внимания телохранительницы босса. О своеобразных перепадая в настроении или вернее о наличие шизофрении у девочки Драгунов, был наслышан. Что можно было посоветовать Ксайф? Жди, когда закончится буря, прислушивайся к звуку щелчка, переключателя в голове Лилит. Боря не являлся мозгоправом в нарушениях психики, разбирался поверхностно, а мозги вправлял кулаками, если что-то вставало преградой его словам. Сначала слова потом действия, если в разговор не встрянет дуло пистолета. Не стабильный рассудок юной убийцы не входил в число профессиональных качеств хорошего телохранителя. Убийцы возможно, среди киллеров было много людей с расстройством личности, но такой нервоз, мог сыграть как против профессионала, так и против клиента, не говоря уже об объекте, теле, которое положено защищать. Глядя на, совсем юную девушку, Шакал мысленно складывал все ее плюсы и минусы, с позиции профпригодности, раскладывая на каждую чашу весов и смотря, что перевесит. Своим мнением Седой делиться не спешил за подбор кадров, он отвечал только в своем легионе, личный телохранитель Арно, на то и личный, что тут имеет мнение лишь личное мнение босса. Если он доверил миниатюрной девушки, свою спину значит, на то были свои причины.  Тем более мнение десятки здесь во внимание не берется. Не суди да не судим, будешь, дольше проживешь. Инстинкт самосохранения позволял русскому любые мысли, но базар по мере возможностей старался фильтровать. Стоит заметить не всегда удавалось, но это уже были детали.
Актерский талант компьютерного гения был оценен не громом аплодисментов, но выгнутой в немом вопросе бровью, чисто риторическом вопросе, на который можно было не отвечать. Ну, та хоть проснулась, странная девушка, больше напоминает ребенка и не только она. Шакал повернулся к Лилит, обычно причины шизофрении кроются в потрясении – в каком-то событии из прошлого, послужившим первым камнем, повлекшим  за собой лавину. Девочку ломало прошлое, в большинстве случаем, если прошлое не останется там, где его полагается, оно ложиться на плечи неподъемным крестом, и давит, давит, пока не подогнутся колени и подняться станет практически невозможно. Современная медицина лечит все или Арно устраивает положение дел? Недавно Борис читал случай Билли Миллигана из книги он узнал что, у того их было гораздо больше чем две, существует ядро, которое является основной, главенствует над остальными кусочками. Но хочет ли девушка исцеления? Это не тот вопрос, который положено задавать русскому уголовнику. Не положено людям его профессии проявлять жалость, жалость тянет назад, даже ребенка с ним можно поговорить, объяснить ситуацию, но не брать на руки гладя по головке, не успеешь моргнуть, как объект жалости сядет на шею. Не зря многие считают жалость унизительным чувством, не путать с поддержкой. Но все мы люди и все мы грешны.
- Смотря о какой уборке идет речь, мистер Драгунов
- Той, которая багровым рассветом покрывает пол ковром и имеет металлический привкус. – Прямо сказал Борис, не смотря на своеобразное сравнение. Лилит была занята выбором чая, прислушиваясь к ее словам, Седой посмотрел вниз. Та еще задача не на кого не наступить с чудовищным размером ноги дяди Бори, девочки к тому же маленькие таких потерять просто.
- Он сам кого хочешь развлечет!
- Замечательно, а то я заскучал, с того момента как мои подопечные разъехались по своим делам, прошло ровно пятнадцать минут. Столько времени на скуку у меня давно не было.
- У него такой замечательный бант! Вам понравится! Если захотите, я могу сделать Вам такой же… В России ведь носят банты?
Представив себя с бантом, честно, не получалось. Волосы недостаточно длинные, а если повязывать на шею, то сразу всплывали ассоциации с удавкой.
- Нет, в России носят шапки ушанки, снега никогда не тают, а по улицам разгуливают медведи.
Подумав, было прижать печенье к груди с целью обделить труп съестным Борис, пошел по горячим следам. Незваных гостей надо было выводить из этого дурдома, вернее выносить вперед ногами.
«Прохладным утром или в зной, с друзьями или без! Я всех отправиться за мной зову в страну чудес»
Всё страньше и страньше!
Всё чудесатее и чудесатее!
Всё любопытственнее и любопытственнее!
Всё страннее и страннее!
Всё чудесится и чудесится!

Вздохнул дядя Боря, вечер обещает быть длинным в компании в компании Льюиса Керрола.

====) Комната Лилит

9

Сколь часто бы не возникало этой смены настроения, состояния Лилит, Дэль вряд ли бы могла к ней привыкнуть или воспринимтаь как нечто обыденное. Со своим отсутствием подобных эмоций и реакций сложно было воспринимать многие вещи как само собой разумеющееся. Интонация, тон, выражение лица. В какой-то момент от милой заботливой фразы с холодной улыбкой Лилит Ксайф стало не по себе. Ох и сложная же у меня "подруга"...
- Бледновата что-то.
Вновь приподнятые брови. Найти взглядом вблизи ближайший чайник или вроде того и нагнуться, удивлённо глядя на своё отражение на блестящей поверхности прибора. Да нет, вроде как всегда, белая как снег, вся в отца, прозрачнее не стала. Пожала плечами, вновь выпрямилась, сдунув непослушую чёлку, упавшую на глаза.
- Нет, в России носят шапки ушанки, снега никогда не тают, а по улицам разгуливают медведи.
Взгляд переместился на Бориса, и Дэль попыталась представить его в шапке-ушанке. Пожалуй, она явно шла лучше банта. Но всё равно смотрелось весьма забавно. Ну и если уж для полной картины рядом мишку поставить - то вообще прекрасно. Жаль только, что таки не совсем соответствует истинному образу страны, но это не важно.
Дэль взяла коробку с чаем, всякие прочие чайные принадлежности, что накидала ей в руки Лилит. Какое-то время она разглядывала коробочки, читая названия чаёв и т.д.. Ксайф даже можно было назвать фанаткой чая, она пила его постоянно вместо всяких энергетиков и кофе для работы ночью, вместо пива как предпочитал мсье Жанне, ну и любых других напитков. Поэтому с таким придирчивым взглядом она осмотрела коробочки, сразу отмечая, какой чай она захапает себе.
Но о каком вообще чаепитии идёт речь, когда там труп?.. Этой логики Дэль ещё не уловила, но должна ли быть логика у Лилит в такой момент?.. Пожалуй, женщин программистов было мало уже потому, что женская логика идёт вразрез с логикой, необходимой для вычислительных машин. Но чёрт возьми, первым программистом была женщина! Значит, есть шанс, что логика Ксайф не пострадает под таким напором сказок Кэррола и фантазий Лилит, и не возродит в юном сознании опасное понятие женской логики.
Тихо вздохнув, Дэлливэри направилась следом за остальными по пятнистым следам... Словно идут по тропинке, вытоптанной кроликом, в пещерку сумасшесвтяи. Вот уж в Чикаго, в этих играх кубков и денариев никак не ожидалась сказочная линия с ноткой безумия. До чего доводит эта жизнь? Вот-вот начнут прыгать кратины, летать паласы, и чайные ложечки побегут хороводом. И всё возле турпа. Можно ничему уже не удвиляться в этом дурдоме. Недавно Дэль думала, что каждый сам здесь подписывался на все опасности, на которые шёл по приказам босса. Но только сейчас заметила, что на подобные странные вещи они тоже давно подписались сами...

>>> Комната Лилит


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Кухня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC