The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Комната Арно


Комната Арно

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Остановился. Приказ голосом босса- непререкаемая истина, очередной псалом Лорки. Врос ногами в пол, сморгнув ярость, свинцовой каленой каплей упавшей в душу, чтобы там застыть ей очередным оплавленным куском сердца. Он знал... Знал, но ничего не мог с собой поделать. Растеряно посмотрел на брата, будто тот выскочил из ниоткуда, представ дерзким взмахом заточенного клинка, блеснувшего в темном переулке. Окатило холодной волной. На спине выступили липкие капли пота. Что ты делаешь, Уголек?
Потрясение Диего парализовало его, он мог лишь беспомощно наблюдать за стремительными передвижениями брата. Так мечется прыткий хлыст в дрожащей руке укротителя, не способного совладать с химерами.
Не понимал и не хотел понимать слов. То, что он хотел донести до Диего его истина, его право, но нельзя заставить простить щедрость с какой он разбрасывался чужими жизнями. И апогей всего- играл с собственной жизнью, так будто она была дана ему взаймы, не своя -не жалко. Что с ним стало? Почему он заключил себя в непробиваемый хитин, выстреливая оттуда ядовитыми стрелами циничности? Почему сейчас? Смутная догадка обожгла легкие с шумным вдохом, словно она все время витала в воздухе, копя в себе непереносимый жар обреченных чувств, трансформируясь во что-то токсичное и уродливое, если присмотреться и, наконец, обратить внимание на них.
Агиляра не мог ответить брату тем же красноречием. Закипала кровь, пыхнул гнев, сжимались кулаки, дыхание учащалось. А язык неповоротливо ворочался, не способный исторгать болезненные колкости.
Дэлливэри отчаянно пыталась слиться со стенкой и не отсвечивать, Лилит грозил очередной обморок из-за эпатажной выходки босса. Защемило в грудине. А ведь испанец думал пристыдить его. Индюк тоже думал, пока вода не закипела. Вот уж верно. До чего же наивно! Глупо и не простительно.
Щеки мужчины заалели. Бессильная злость рассеялась по телу. Верил ли Туз тому, что с таким ярым фанатизмом вываливал на голову собравшихся? Нехороший человек Арно де Монсальви- неплохая запись в глянцевой визитке, креативно, но не клише на всю жизнь. Диего не считал себя плохим, ни хорошим, ни злым. Он считал себя никем. Человек это его поступки, они одни определяют его сущность. Правда заключалась в том, что бастард и отщепенец де Монсальви за очень короткий срок занял вершину пищевой цепи. Собрал с разных уголков планеты тех, кто стал ему семьей, которую он никогда не знал, не впитал с молоком матери тех чувств, которые должно испытывать дитя по отношению к близким людям, но смутно догадывался о их существовании, искусственно синтезируя. И Диего знал эту неотвратимую, пугающую действительность, как никто другой. Еще год назад он один был ему семьей. Уголек.
В расширившихся зрачках все еще мелькал силуэт Туза, а он смотрел сквозь него. Бледная тень преградила обзор, размыв очертания спины Арно, что значило одно- я все сказал.
Испанец с несколько секунд смотрел на шаткую фигурку Лилит, решившую защитить своего хозяина от посягательств, даже если они были под крышей дома и в рамках "выбить всю дурь из головы витающей в облаках", она свято соблюдала субординацию. Мрачно разглядывая ее, он сделал широкий шаг навстречу, встав вплотную к ней и соответственно к Арно, зажав девочку между собой и братом, буквально дыша ему в затылок, скривил губы в горькой ухмылке, скосив взгляд вниз. Коснулся предплечья девушки, будто бы заверяя, что он пришел с миром.
-Мы пролили не молоко, Лилит. Мы оставили там тех, кто завтра мог спасти жизнь тебе или мне или тому, кто в этом нуждался бы. Тех, кто верил в клан и слепо подчинялся любому приказу. Я отбирал их... Лилит. Ослабленный выдох. 
Завел другую, здоровую, руку за спину, вынимая из-за пояса глок. Стрельнул взглядом на Мышку. Испугалась? Щелчок предохранителя. Под ноги упал магазин.
Развернулся, глянув исподволь на профиль любимого брата. Видно сегодня рыцарь пришелся не ко двору. Тяжелые скоро удаляющиеся шаги по коридору и запоздало хлопнувшая дверь возвестили о том, что Диего ушел.
Отведенную ему функцию в масти он выполнил, а для клана?.. По прежнему- ничего.

>>>Гавань Монро /Monroe harbor/, озеро Мичиган

32

Почувствовал облокотившееся на него теплое, тонкое тело. Казалось, стоит придвинуться чуть ближе и миниатюрная фигурка Лилит буквально впечатается в гранитную глыбу туши де Монсальви. Едкий запах слезоточки пропитавший одежду, волосы,- пыльные, спутанные, неопределенного цвета. Этот вываленный в грязи комок болезненных рефлексов ставший на защиту эксцентричного босса, заставлял заходится в бессознательном потоке нежности.
Я уже по ту сторону, вошел как горячий нож в масло, не пытайся остановить, удержать. Твое стремление менять, отталкивает. Твое подношение, что свобода одалиске. Незнакомое, упадническое ощущение собственной ущербности. Они думают, что видят мое уродство: залатанные дыры на теле, торчащие сухожилия и спекшуюся кровь в уголках звериного оскала. Под ребрами бьется взбелененное сердце скаковой лошади, которую не так –то легко загнать. Привычка приходить к финишу первым.., не лишай меня этой радости. Не дай мне пасть. С пеной у рта, со взмыленной гривой, смирением в застывших зрачках. Пристрели. Я был бы счастлив этим.

Две смуглые, братские руки на бледных плечах Лилит. Прародительница женского начала с  подавленным либидо, меж страстью впадающей в крайность. Безграничность и отрицание. Разверзшаяся пропасть на дне которой клокочущая магма, теперь ее наличие невозможно не узреть. Падать вниз в оплавленное ничто, рискуя погибнуть или переродиться заново, подобно птице Феникс.
В Арно забилось два сердца, собственное, очерствевшее, прогнившее и ...хрупкое, словно созданное из хрусталя , но окованное латунной броней, - Мышки. Лицо напротив , знакомые черты, и незнакомые , чуждые, новообразовавшиеся морщины между бровей, на челе…Будто Агиляра тайком, за спиной у брата думал несладкие думы, украдкой, один, самолично, без Уголька. Все правильно, теперь перед Диего- Цербер, страж  у врат ведущих в подземное царство Аида. Что с таким остервенением защищал пес, что утаивал от рыцаря кубков? Скрежет зубов, стенания призраков прошлого, мольбы обреченные быть никем неуслышанными, -все пустое. И не береди. У каждого своя голгофа.
Вязь на губах. Застывший парафин в гортани. Что толку отвечать, если Диего прав? Но ящик Пандоры открыт и время жнивы. Хлопок двери, рука все еще покоится на плече телохранителя. Легко подхватив восьмерку за гибкий девичий стан , прошествовал к покинутой кровати. Картина мира снова складывалась в понятный, логичный паззл. Отодвинул светлый шелк покрывала, уложил ее с краю. Грязь на кипельно белом белье. Своего рода шедевр. В комнату метнулся отблеск молнии, после чего вспышка повторилась на люминесцентном небосклоне. Десятки клонов атаковали небо серебряными стрелами, завеса ливня размывала перспективу и создавала мистическую атмосферу. Взрыв в небоскребе, похищение  Мага-  все это нереальное, аморфное, выкидыш извращенного воображения. Де Монсальви открыл одно единственное,  сложной криволинейной формы окно и впустил стихию в помещение…Порыв ветра дыхнул на тонкую ткань занавеса и поднял ее над полом,  трепя и вздувая, создавая фантомные миражи в отблесках сияния исходящего от искусственных звезд на потолке…Темный силуэт на фоне черного проема окна казался почти бесплотным.
Но вот Арно вышел из тени, на лице не осталось признаков колебаний. Дурные вести не вводили в ярость, осознание того, что весь твой мир держится на волоске- замечательный стимул к точным, решительным действиям. Что это?- радость? Плотоядная, омерзительная ухмылка на запыленном лице туза. «Анну загребли в полицию»-эхом на всю комнату. Сколько в этой женщине силы, чтобы противостоять страху ? А сколько доверия? Звенья единой цепи едва ли удержатся под натиском тяжести содеянного греха. Преданность…Все они уже не раз преданны и попраны чужой прихотью. Но самое важное, что объединяло этот сброд именуемый мастью- все они  когда-то предали самих себя. Это помогает держаться друг друга, ведь не страшно смотреть в глаза такой же изуродованной душе, что и ты, туда не грех еще раз- другой плюнуть , чаша сия бездонна.

Мужчина вышел из помещения. Вестимо, улаживать проблему полоненной Сноу. Через некоторый промежуток времени, туз кубков вкатил столик заставленный яствами в комнату и остановил его у кровати со стороны королевы. Кокетливый бутон белой розы, чайный сервиз, пиалы с ароматными джемами, сандвичи и крошечная фарфоровая чашка, такие он видел в комнате Сурис. Руки де Монсальви выше локтя напоминали посеревшие от впитавшейся пыли обрубки, кисти были тщательно вымыты. Он не церемонясь залез на кровать в которой худо-бедно могла бы поместиться вся масть кубков и устроился прямо посередине. Взяв за худые плечики девушек, осторожно, но  уверенно притянул их ближе к себе и устроил тарелку с сандвичами у себя на животе. Взяв бутерброд с мясом,  воодушевленно произнес:

-Дамы, угощайтесь!
Пережевывая сандвич, де Монсальви принял сообщение от короля :

-Не дрейфь, касатик. Спроси окольными путями господина Мага, что там ему нашептал его благоверный…Ну можешь, прямо в лоб спросить
- хмыкнул туз отпивая из кружки ударную дозу адреналина, что плескалась в густом кофейном вареве - Наши ребятки уже едут по твою душу, так что на ночлег не устраивайся.

Две из трех. Линии за которыми туз обязан был следить особенно зорко сформировались в подобие результатов. Еще одна галочка, мисс Канна Фэрчайлд благополучно отбыла с девяткой в пункт назначения.

-Так, Дэль, что там у нас по TV?
– королева все еще не выпускавшая ноутбук из рук пододвинула его к тузу. Огненная ярость взрывающегося небоскреба подавляла своей грандиозностью. Трудно было поверить, что это всего лишь повтор. Еще легче представить, что сие- колоссальная работа кудесников- аниматоров, которые наживы ради создали этот бескомпромиссный акт уничтожения. Яркие языки пламени лизали равнодушный холод монитора грозя вырваться за его пределы, над слепящим маревом огня витал образ туза денариев. Арно заворожено взирал на дурманящую галлюцинацию предаваясь неукротимому желанию изничтожить это никчемное существо мучительной , жестокой смертью. Колумбийский галстук, на мистере Китоне,  смотрелся бы весьма актуально.

33

Знаете, если бы Христос сказал, что все одержимые больны шизофренией, а я полагаю, так оно и было на самом деле, они бы, наверное, распяли его тремя годами раньше.

...Безумными красками хаотично слившимся на деревянной палитре казался Лилит сейчас окружающий мир. «Опора» приятно согревала измученное в подземельях башни, ни чем не уступающей статью средневековым, тело. Девушке хотелось раствориться в этих ощущениях и с головой окунуться в манящий шепот бесконечной тьмы, такой родной и по-домашнему уютной маленькому сердечку Сурис. Ведения в болезненно пульсирующем мозге заставляли восьмерку дрожать то от страха, то от сладостного предвкушения чего-то значительного… Словно твою прогнившую лодчонку  накрывает трехметровой волной посреди океана или в секунды  на не опомнившуюся рушиться двенадцатиэтажный дом.
   Прикосновения сильных и по-мужски узловатых рук заставили открыть глаза: «Диего», - буквально доля секунды четкого осязания очертаний смуглого лица и снова в безумстве цвета провалиться куда-то сквозь.
   Знакомый аромат, шелест кожаных складок и голос… Слов не разобрать, уже ничего не разобрать. Свет, тень, право, лево…Смешалось. Играючи, меняется верх и низ. Ощущение, будто зависла где-то по середине. Вне времени и пространства.
    Восьмерка попыталась вытянуть руки, чтобы задержать удаляющийся силуэт в акварельных разводах, мол, «погоди! не оставляй меня», но только воздух прозрачными нотками по тонким струнам-пальцам. Ушел…И, как будто нарочно, набивший оскомину, щелчок. Ушел… И она ушла.
     Тело продолжало функционировать без разрешения изуродованного играми Судьбы сознания Сурис. Отличный навык, не раз спасавший «малышку», на пределе своих физических возможностей, из смертельно опасных ситуаций.
     Лилит спала. Спала и видела сон. Прекрасный сон… В этом сне,  ее отец не был наемником. Он работал на крупную корпорацию, занимающейся… Фарфором. Чайные сервизы, статуэтки – все, что будет угодно душе. Его жена, прекрасная во всех смыслах женщина – нежная и любящая мать…Страстный коллекционер фарфора. Кукол в том числе.
     Здесь все по-другому, как надо. Нет перерезанной глотки, нет заляпанных кровью телефонных проводов и всхлипов умирающего в муках младшего брата…Нет Таирана. Нет Маренеро… Нет Монсальви.
     …Вот Лилит заканчивает среднюю школу. А вот получает свой первый главный приз на конкурсе чтецов (можете поверить, таких призов у этой талантливой малышки впереди – целая куча). Вот она уже в старшей школе… А вот ее первая любовь со сладостно-горьковатым привкусом муската. Первая вечеринка, первый косяк, первое алкогольное отравление… Тут уже и колледж. Кто бы мог подумать, Лилит выбрала английскую литературу!...
    Замок из тонких рук вокруг шеи Туза, неохотно урча, пришлось раскрыть. В объятиях того, кому не все равно, так тепло и хорошо (всяко лучше, чем в эфемерной тьме!)… Это знают даже жалкие остатки Лилит, что так бережно Арно уложил на край своей кровати, казалось бы, уже целую вечность назад. Кто она, где и что это за красивый мужчина с другой стороны бескрайнего ложа? А молодая женщина? Кто эти люди? Почему они смотрят на нее… Нет… Почему они видят ее? Это ведь сон. Видеть должны не ее, а она.
     …Друзья, любимая работа. Неожиданное для всех членов семьи замужество и долгожданный первенец. Развод. Второе замужество, уже осознанное. Дочь. Следом докторская. Ученая степень и мечта – собственная театральная школа. Размеренная жизнь. Старость в окружении детей и внуков. Тихая безболезненная смерть в мягкой постели. Скромные похороны и улыбки на любящих губах: «Спасибо за все, покойся с миром».
    Что-то теплое и сильное притянуло. Лилит сначала сжалась, но потом, не открывая глаз, носом зарылась где-то в складках с призрачно знакомым ароматом – она делала так, еще будучи совсем крошкой в те редкие минуты, когда отец был дома. Даже не так… В те почти сказочные (не по ощущениям, а по своей невероятности) секунды, когда отец позволял ей находиться рядом. Внутри что-то болезненно сжалось.
…В огромной богато украшенной зале, в самом ее центре, под светом тысячи ламп стоял Человек. Он был высок, плечист… Бледное лицо обрамляли вьющиеся белокурые локоны, на тонких губах играла прекрасная во всех смыслах улыбка. В беззвучном оскале в тысячах отражений он ждал – звал свою «малышку»…
- Мистер Монсальви, - когда Сурис открыла глаза, она уже сидела напротив мисс Ксайф и Арно. Руки тонули в шелковых простынях. Сердце бешено стучало. На бледных губах восьмерки заиграла потусторонняя улыбка: «…Если не возражаете»  
    Поднялась. Шатаясь из стороны в сторону, прочь: из комнаты босса - по узким коридорам – кроличьим норам, в Зазеркалье. Навязчивый образ холодом по тонким плечам, груди и, наконец, по бесчисленным переплетениям шрамов на спине. Невидимые пальцы сжали тонкую шею - Лилит упала, тяжело дыша. В голове голоса… Тысячи голосов в безумном хохоте. «Замолчите!» - свистящим шепотом с губ, искусанных в кровь,  в пустоту особняка в одеялах мрака.
   Дверь ее комнаты, щелчок - в истеричном порыве с комода все чайники на пол и вдребезги: где оно? Где? Противоядие! Он здесь, он рядом… Он зовет ее. Скорее! Скорее! Скорее! Пока не стало слишком поздно…
    Нашла. Скрежет маленькой крышечки и залпом пять или шесть пилюль. Без разбору и воды… Сдавленный вдох, еле слышный выдох. В ожидании сладостного «освобождения», стянуть с себя грязную одежду (где она только умудрилась так выпачкаться?) и в объятия постели, но уже ее собственной.
   Вдохи-выдохи все тише, сердце под препаратами все медленнее … Тьма нежными лепестками вдоль и поперек – сквозь. Сон без сновидений  - единственный способ спрятаться от кошмарных видений. Ни голосов, ни белокурого красавца, зовущего ее по имени. Только тьма и холод одиночной камеры… Привычная, в общем-то, для Лилит картина.
   Кто же знал, что маренеротерапия так быстро сдаст свои позиции.

> Комната Лилит

Отредактировано Лилит Сурис (2010-09-13 04:55:06)

34

прошу прощения за небольшие размеры и вялое качество, но по-прежнему большой напряг со временем, не могу сейчас написать что-то полноценное и содержательное...

Как ни странно, но казалось, что позитивный настрой из троицы подчинённых остался только у Ксайф. Не свойственно Апатии, но как-то уж категорически не хотелось бы соглашаться с какими-то недовольствами и обвинениями - каждый здесь знал, на что подписался, когда пришёл сюда, каждый знал, что его ждёт. Кто-то сказал замечательную фразу: "Если посадить любого человека в тюрьму на 5 лет, ничего ему необъясняя, он в глубине души всё равно будет понимать, за что". Если кто и получил чего-то лишнего, то он должен был, обязан просто понимать, что это было то, на что он добровольно согласился. Не было смысла обвинять босса клана, на любого управляющего итак ложится слишком много ответственности и дел, слишком много груза, и он не обязан следить за всем и делать всё идеально. Он же не Бог, в конце концов...
Ксайф со вздохом проводила взглядом Диего. У каждого своё мнение на этот счёт, но это казалось лишним. Дэль уж не стала ничего высказывать. Она всегда ограничивалась на мыслях, её мнение само по себе не считалось весомым в подобные моменты, если только оно не касается работы. Да, если она думает, что этот вирус или программа - дерьмо, то так оно и есть. В остальном её мнение будет лишним, оно должно остаться при ней. Так, по крайней мере, она считала.
Появление в комнате еды было слегка внезапным. Ксайф совершенно не подумала о том, что вроде как могла проголодаться. Хотя даже если бы проголодалась, наверное, и не заметила бы. Так всегда происходит за работой или просто монитором. Она настолько уходит в виртуальную реальность, что о голоде забывает и не обращает на него внимания. В Японии даже изобрели какую-то игру со шлемом, в которой можно есть, спать, развлекаться, и все чувства будут ощущаться, как настоящие. Поел в игре - и не чувствуешь голода. Но в реальности твой организм ничего не получается. Поэтому если заиграться...
Тонкие пальцы взяли один из бутербродов, Ксайф какое-то время на него подозрительно смотрела: то ли ожидала подвоха, то ли думала, а хочет ли она есть или нет. Потом всё-таки откусила кусочек и отвлеклась на ноутбук, пока пережёвывала. Открыла, нажала несколько клавиш, побежали какие-то дорожки треков, записей. Пододвинула ноутбук к Тузу, чтобы было хорошо видно. Окошко TV. Всегда с собой через сеть. Удобная трансляция, передача. Какие-то комментарии. Ксайф проводила взглядом Лилит, дожевала бутерброд и вопросительно взглянула на Туза.
- Я могу быть свободна?

35

Слышал каждую чертову мелочь: резкий выдох Клемента, глухой стук, рассекающие воздух пули, ор и…последующий обмен любезностями индивидуумов, чье словоблудие перемежалось с языком арго и благим матом. Арно пытался воспроизвести визуально картину происходящего, теперь, не было и речи о том, чтобы свои люди в микроавтобусе законспирировавшиеся наглухо, пришли на выручку королю кубков, товарищи явившиеся в дом очевидно были слегонца неадекватны, стоило хотя бы попытаться разобрать, что им понадобилось от недавних погорельцев.
Очередная брешь в «деле о небоскребе» ударила словно медиатор о расстроенные струны электрогитары, ультразвуковые слуховые вибрации прошибли ушную перепонку насквозь и на лице обозначилось олигофреническое выражение полнейшего недоумения, разве что предательски выступившую слюну  успел вовремя подобрать и сглотнуть. Эгей, фортовый! Готовься, беда не приходит одна…Анна Сноу имела неаккуратность попасть в загребущие лапы федералов, а его доверенная братия соклановцев не успела вовремя перехватить подрывницу, дабы не посрамить масть пред криминальным миром. На самом деле, Арно не столько думал о вероятных последствиях задержания Анны, сколько, ему было муторно от самой мысли, что он не оправдал доверия девушки. Кто знает, какие салки с ней Фирс затевал, но врядли на его совести значилось обвинение подчиненной в терроризме, иначе де Монсальви перманентно бы прыскал в кулачок потешаясь над полоумным ученым при встречах игроков «Таро». Но то в прошлом, теперь, разве что богомерзкий Китон будет тянуть тонкую ухмылку да сверкать плотоядным блеском в глазах, де « ну что, отхватил лягушатник?». Лягушатник отхватил по самое не балуй, только чернявую голову никак не отпускали мрачные мысли на тему, что туз денариев не был настолько отчаянным ублюдком, чтобы навести на след кубков хлопцев из полиции, не его почерк, если хотите. Проведя пальцами по усталым глазам , Арно отвлекся на ускользающую восьмерку, та, как побитая собака, удалялась в свою конуру зализывать раны. Не было никакой возможности проводить моральную лоботомию Лилит, чтож, нужно уважать чужое право на страдание, ей это было необходимо. Он поднял глаза на Ксайф, которая о чем-то спрашивала, но мужчина закопавшись глубоко в свои думы не расслышал с первого раза, так что девушке пришлось повторить свою просьбу.

-Можно ли идти?- чеканя каждое слово переспросил туз, будто бесконечный делэй накладывался на обесточенное сознание и запоздалое эхо слов едва-едва нагоняет угасающую осознанность:- Погоди еще немного, ладно? Если хочешь, можешь поспать прямо тут…

Ему было чертовски важно, что в комнате, рядом, будет присутствовать кто-то из масти, иначе, он всерьез загонится на тему, что он самым очевидным образом просрал всю масть и его реинкорнированную совесть придется срочно топить в не самых подобающих случаю мирских утехах. Дэлливэри, как олицетворение юного и неподдающееся тлену знамени оппозиции декаденства, бодрила и не давала тузу впадать в невростинию, учиненную внутренними бесами. Де Монсальви не сильно постеснялся позвонить в пять утра работающему на клан адвокату с пастью наполненной акульими зубами в несколько рядов, Дэвиду Стивенсу. Если не этот звереныш, то кто извлечет мисс Сноу из казенного дома? Четко проинструктировав адвоката относительно Анны, мужчина еще раз прислушался к рации в которой по прежнему можно было распознать лишь не слишком исполненный информативности диалог недорослей. Однако, теперь было ясно, что стоит ждать дополнительных гостей.

В дверь постучали. Несколько конфузно, один из доверенных, изложил суть проблемы, которая на данный конкретный момент была действительно проблемой, так как совершенно недосуг было заниматься сторонними делами клана. Я все подготовил, босс…Арно коротко кивнул, удивляясь тому, как интуитивное альтрего требовало незамедлительного действия и Цербер не догадался сопротивляться навязчивой идее, ведь что медленно движется, можно ускорить смачным харчком в самое дно сосуда грехов, называемого кармой.

-Дэль, будь добра, осчастливь некоего…м…мистера Брэндона Джонса номером в отеле «W», позаботься о том, чтобы Джонс являлся гостем отеля уже несколько дней, дабы не возникло лишних подозрений.

Арно поймал понимающий взгляд королевы, ведь кому как не ей знать все нюансы связанные с обидчиком Виетты Найтл, помощницы альянса Таро , вестницы начала игры. Цербер до того раздухарился, что позволил себе заглянуть в ванную комнату и на целую минуту погрузить себя в ледяной душ, наспех смывая пыль, уже почившего в бозе , небоскреба. Мужчина вышел в обмотанном на бедрах полотенце, как какой-нибудь мачо в модных мыльных операх. То, что Ксайф может смутить вид полуобнаженного босса нисколько не смущало туза, эстетический вкус нужно прививать не минуя подобные аспекты. Видала ли королева представителей сильной половины человечества не только в мониторе компьютера- тот еще вопрос. Он едва удержался от того, чтобы не уронить" случайно" махровый кусок ткани с причинных мест, но остановился,  озадаченный тем, что его самолюбие даст серьезную трещину, если Дэлливэри обведет его тушку непременно апатичным взглядом и вернется к изучению малопонятных символов на мониторе. Костюм- тройка, серый в тонкую, охристо-палевую клетку. Бриалин на смоляных волосах,- пришлось вспомнить молодость, когда он «клеил цыпочек» в Амстердаме в самую разгульную пору своей жизни. Начищенные ботинки, чья поверхность могла поспорить с отражением зеркала, с которого улыбалось самодовольное лицо мистера Брэндона Джонса.

>>>>>>Отель "W"

36

Босс словно провалился куда-то в свои мысли или воспоминания. С первого раза не услышал слова Дэль, но Ксайф не стала одёргивать или повышать тон, молча глядя на Туза. Бывало, и она так проваливалась, только значительно на более долгое время. Это могли быть часы... И глаза стекленели, и тело работало как машина. Как у студентов на специальности программиста - в случае волнения начинает нервно дёргаться указательный палец в поисках кнопки мыши... Но вскоре и мистер Монсальви очнулся, отчеканил свой ответ, на который Ксайф молча кивнула и перевела взгляд на ноутбук.
Несмотря на своё присутсвие вроде молчаливой статуи, Дэль вполне ощущала себя чуть более значимой, чем каменное изваяние. Не было ощущения, что она сливается со стенкой или мебелью, хотя и молчала и просто дожидалась дальнейших указаний, перебирая пальцами по краешку ноутбука. Приятное ощущение, что ты тоже ведущая фигурка, что твоё присутсвие несёт что-то за собой, кроме лишнего дыхания в помещении, занятия места и "висения над душой".
Пауза была совсем не длинная, вскоре новая информация принесла новые требования и необходимости, а значит, и новую работу. Ксайф снова молча кивнула, выслушав требование Туза, и тут же развернула какие-то окна на мониторе ноутбука. Раскрылись изнанки страниц, сайты и программные окна со своей "абра-кадаброй" в виде непонятной череды символов и знаков, которую понимала тут только сама Дэлливэри. Пальцы привычно застучали по клавишам, что-то корректируя в уже существующей информации и внося новые данные в базу нужного отеля. Вуаля, и некий Брэндон Джонс вот уже как несколько дней отдыхает себе в отеле со всем прекрасным обслуживанием, мягкими кроватями и ежедневной сменой постельного белья.
Нельзя сказать, что Ксайф вообще никак не отреагировала на прекрасный выход босса в одном полотенце... Конечно, не настолько эмоционально, как могла бы отреагировать хотя бы та же Лилит, но и не совсем уж апатично по привычке. Взгляд задержался на Арно секунд на 5, брови дрогнули, на секунду приподнявшись и оупстившись обратно, потом Дэль тихо кашлянула, прикрыв рот кулачком, и снова опустила взгляд на монитор, доведя дело до конца... Всё аккуратненько доделано, вся информация сохранена, а маленькая Дэль в очередной раз осталась в сети совершенно незамеченной... Босс удалился из комнаты в своём новом образе, Ксайф какое-то время ещё решала, пойти ей в свою комнату или остаться, и в конце концов решила всё-таки ещё какое-то время побыть тут. Ведь она никому не мешает, она может отдохнуть, а до своей комнаты ещё идти надо... Здесь было уютно. Ксайф шлёпнулась спиной на постель, взяла один из оставшихся сэндвичей и откусила кусок. Ноутбук уже был закрыл, она смотрела в потолок и думала о чём-то техническом, дожёвывая сэндвич. Совсем скоро она уже мирно спала совершенно детским сном, отрубившись прямо в наушниках...

37

Удивительно, как крепок может быть сон человека. Несчастны люди с чутким сном. Он, конечно, полезен на всякого рода работе, но не для здоровья человека и его впечатлений от самого сна. Как иногда завидиуют такие люди тем, кто может спокойно спать под жалобные взвизгивания дрели у соседей во время ремонта в воскресное утро единственного выходного...
Исключительно крепким сном отличаются совершенно точно две группы людей: студенты и техники. Курсу ко второму точно сон студента и вовсе становится самым драгоценным и непрерываемым. Крепкий, странный, и совершенно не важно, что там снилось, где ты спал, главное вообще что сон был как таковой. Но сон студента - это вообще весьма странная вещь, о которой можно говорить вечно... А что касается техников типа тех же поограммистов... Люди, просиживающие ночи напролёт у экрана. А иногда не ночи, а сутки, недели... Стоит им уснуть (пускай даже за монитором) - сон будет таким крепким, что никакая дрель уже точно не страшна. Потерявшие счёт времени, они тратят на сон в принципе любой свой выходной...полностью. Жужжание работающего компа, звонки по телефону или стук в дверях, ремонт соседей, вопли кошек, визжание сигнализации за окном, даже заработавший телевизор на полной громкости - всё это ничто. Никакой, не дай бог, колокол над ухом, тяжёлый металл или тряска за плечи не помогут, потому что сон у таких людей - святое. И самое забавное, что вот под давно приевшуюся и знакомую мелодию будильника они проснутся тут же...
Никаких будильников Дэль не ставила, зато в наушниках внезапно заиграла тихая мелодия, что стояла на телефоне. Спокойная, ровная, с перезвонами и колокольчиками, с оттенком востока. И несмотря на то, что прямо перед ней играл какой-то рок, Ксайф открыла глаза только под эту мелодию. Как не печально, перед глазами был только белый потолок, а вокруг наушников - тишина. В комнате никого до сих пор не было, кроме неё, а рядом всё ещё была тарелка из-под сэндвичей.
Сон. Свой сон Дэль совершенно не помнила. Крепкий сон - сон без сновидений. Так даже лучше, ведь не остаётся никакого впечатления от кошмаров или какого-то бреда. Сны - это всегда кошмары или бред... Иначе не бывает, по крайней мере, у программиста.
Несвойственная привычка пунктуальным людям, живущим на чёткости и последовательности, - поваляться после того, как просыпаешься... Ксайф с таким трудом можно было назвать жаворонком, с каким жирафа хищником, что когда бы она не проснулась, само ощущение сна оставалось. Полежать минуты три-пять - обязательное дело. Порой она ставила себе несколько будильников через каждые 10-20 минут, чтобы проснуться, поваляться, задремать, снова проснуться и т.д... Смешно, зато оставалось ощущение весьма отдохнувшее.
Но таки нужно было подниматься, не весь же день так и валяться здесь, тем более в чужой комнате. Пускай тут ещё и не было никого, а лучше к моменту возвращения босса покинуть помещение и оставить его в надлежащем виде. Потому Ксайф поднялась, поправила постель и забрала с собой тарелки из-под сэндвичей. В наушниках так и продолжала играть приятная музыка, словно она всё наоборот сбавляла и сбавляла тона и темп к более сонной, а не наоборот бодрой, чтобы разбудить окончательно...

>>>Кухня


Вы здесь » The City of Chicago » Особняк Palacio de Felicidad » Комната Арно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC