The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Антикварный салон T&M /Antique shop T&M/


Антикварный салон T&M /Antique shop T&M/

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

Пространство салона поделено на три части, из которых две видимые и одна служит складом.

Склад - место скучное, но необходимое, тут ряды стеллажей, кое что затянуто полотнищами пленки, мелочи скрыты за стеклом. Здесь находятся вещи, приобретенные "под покупателя", еще не прошедшие оценку, требующие реставрации и т.д. Место уникальное и очень любопытное, хотя и не приспособленное для пробуждения интереса - покупатели сюда попадают редко, и условия не располагают - свет чаще всего неяркий, строго от ламп, рядами расположенных на потолке.

Внутри же самого салона дела обстоят получше: представленные тут вещи все в лучшем виде, а освещение направленное и точечное - настраивает на нужный лад и идеально демонстрирует все оттенки, текстуры и благородность товара.

Первый зал, тот, что побольше, представляет вещи уникальные, прекрасного качества и отлично сохранившиеся, почти все имеют сертификаты. Тут и мебель и предметы быта и разные необыкновенные мелочи как правило серийного производства.

Во втором зале представлены вещи попроще - он и сам больше похож на лавку старьевщика. Предметы здесь выглядят преимущественно так же, как когда их приносили в скупку бывшие владельцы. Среди множества предметов разных стилей, времен и ценовых категорий, при желании можно найти необычные экземпляры, недостающие элементы коллекций и т.д.

2

>> [начало игры]
Было что-то совершенно особенное в ранних утренних подъемах. Когда кажется, что весь мир еще спит, и ты один в нем. И воздух кажется чистым, и мир - естественным. Ничто не мешает. Грязь прибита к решеткам водостоков после ночной грозы.
Откуда весной гроза, кстати? Такое явление - редкость в этой полосе. Но факт - ночью он проснулся, кажется, ослепленный вспышкой молнии. Даже не поленился подойти к окну, понаблюдать некоторое время за тем, как тяжеленные капли барабанят по листьям деревьев и сплошной поток воды буквально рассеивает фонарный свет.
Будь сейчас лето он бы, ей-богу, не поленился выбежать на улицу. Побегать под дождем уже не получится - возраст не тот, да и столько дряни может вылиться с небес, что лучше не надо...
Но постоять под козырьком в шлепанцах и пижамных штанах, глядя на темное небо, ожидая новой вспышки, которая резанет по глазам, застав врасплох. Что может быть лучше?
Только утро, пахнущее разреженным озоном. И кофе. И привычный тонкий аромат старины, который никак нельзя вывести отсюда.
Джон спустился сверху, прямо из кухни сюда, оседлал трехногую табуретку с вырезанными на перекладинах жутковатыми младенцами с клыками, рассеяно уставился куда-то в сторону входа а малый зал. Близился день перерасчета и переоформления договоров со всеми, кто требовал хоть какого-то уровня сотрудничества. Приготовления стоило начать уже сейчас, но он тянул до последнего, отсрочивая момент икс - эпопею головной боли и занудства.

Отредактировано Джон Марек (2010-04-16 12:57:14)

3

Тэйлор припарковал машину у черного входа и заглушил двигатель. Выбрался на улицу и закурил, привалившись спиной к дверце. После часов двадцати четырех – двадцати шести на ногах и бурно проведенной ночи немного штормило. Но голова на удивление не болела, не хотелось спать. Аск достал с заднего сидения банку энергетика, открыл ее и отпил глоток. Пакет с продуктами перевернулся в дороге, и теперь банки и прочую снедь раскидало по всему заднему сидению и полу. Морган задумчиво рассматривал бардак, определяя приоритетность своих желаний в данную минуту. Наконец, он докурил сигарету, выбросил окурок, запер машину и вошел в магазин.
До открытия была еще пара часов, но Морган на автомате заглянул в торговый отдел и увидел спину Марека. Вместо того, что бы спокойно подняться к себе наверх, Аск направился к кузену. Хмель давно выветрился из головы, но острое состояние недосыпа было в чем-то сродни опьянению. Тэйлор постарался подойти так, что бы это не стало неожиданностью для плохо слышащего и явно не ожидающего увидеть его здесь в такой час, Джона. Подвинул себе табурет и некоторое время молча смотрел чем занимается кузен. Потом допил, наконец, свой энергетик и отправил пустую банку неточным броском в мусорную корзину. Банка отскочила от края и покатилась по полу.
- У меня продукты в машине на заднем сиденье… - произнес Аск, явно проведя ассоциацию, и помолчав, добавил, - рассыпались… Ты завтракал уже, Джон?
По тону вопроса было сложно понять, с какой целью он задан. То ли вежливое участие, то ли намек на то, что неплохо было бы забрать продукты из машины. Тем не менее, Морган не особо ждал ответа. Он стянул с себя футболку и аккуратно сложил ее у себя на коленях.
- Под дождь попал ночью. Вымок весь, - не то объяснение, не то оправдание, в сущности не такое уж необходимое, но все же озвученное.

4

Дуновение сквозняка от открывшейся двери. Даже, как будто, легкая вибрация пола. Здесь не нужен был слуховой аппарат, удачно оставленный и забытый на тумбочке у кровати. Джон не любил его, насколько только можно не любить уродливую вещицу, норовившую за давностью стать частью организма.
Аск никогда не стремился воспользоваться слабостью родственника, не пугал и не пытался прошмыгнуть незамеченным. В отличие от большинстве старых и новых знакомых Марека, он то ли понимал бессмысленность этих поступков, то ли (и эта версия нравилась парню больше) был просто выше подобных игрищ.
Банка покатилась по кругу, и остановилась, уперевшись торцом в изогнутую ножку торшера. Джон перевел взгляд на кузена, как раз вовремя, чтобы ухватить движение его губ.
- Ок, я соберу. Нет, ждал тебя.
Ложь, конечно, он даже не заметил, что Тэйлора не было дома. Пора бы стать повнимательней, но нет, куда веселее так. Азарт от независимых передвижений партнера по бизнесу будто бы отчасти передавался ему, и Джон иногда начинал прикидывать - как прошла эта ночь для Аска? Как он провел день?
На сей раз, судя по покрасневшим глазам и этой банке - все было недурно.
- Ты ведь поэтому сказал. - Он улыбнулся и намеренно вскинул подбородок, глядя строго на лицо кузена. В глухоте было одно приятное преимущество - можно было сколь угодно долго гипнотизировать взглядом губы людей.
На их торсы, сколь бы интересны для изучения они ни были, это преимущество, увы, не распространялось.
- Эх, я тебе завидую. А я проторчал у окна с пол часа, и только. Почему не укрылся от дождя?
Отставив чашку на картонный кружок, примостившийся на поверхности лакированного кухонного стола позапрошлого века, Джон, наконец поднялся и зашагал к выходу, прихватив новый, целый пакет. Оглянулся, проверяя, остался ли Аск на месте или движется следом.

Отредактировано Джон Марек (2010-04-16 12:51:06)

5

Марек согласился заняться продуктами. Вернее сам изъявил желание. И это было очень на руку Аску, не любившему бардак, особенно на своей территории.
- Спасибо, Джон, - Морган благодарно улыбнулся. И за то, что не пришлось просить в том числе.
Положил футболку на стол и все же поднялся, что бы убрать банку в мусор, после чего встал возле кузена. Тот неотрывно смотрел на него, и скользнув взглядом по его уху, Тэйлор заметил отсутствие аппарата. Аск не раз ругал кузена за то, что тот не любил носить этот своеобразный протез. Множество доводов в защиту дееспособного слуха, уговоров, просто угроз. Морган слишком полагался на свои пять чувств, что бы понять как можно обходиться без одного из них. И вряд ли Марек понимал, что за фразой "так нужно" скрывалась забота о жизни родственника. По крайней мере, Тэйлор некоторые из своих чувств показывать не любил. Сейчас же Аск слишком устал, что бы разразиться очередной нотацией в защиту слухового аппарата, и предпочел не реагировать.
- Это я тебе завидую, Джон, - Морган криво усмехнулся, - у меня машина заглохла посреди дороги …
Не вдаваясь в подробности, он взял футболку со стола и направился вслед за Мареком. Логичнее было бы добраться до душа, переодеться и лечь спать. Но энергетик, уже видимо растворившийся в желудке, начал свое действие. По крайней мере, сердце забилось ощутимо чаще. А в машине, кажется, была еще одна банка.
Выйдя во двор, Тэйлор открыл машину, предоставив Джону разбираться с продуктами, а сам присел на капот и закурил.
- Сегодня твоя смена, Джон? – едва слышно спросил он, поймав взгляд кузена, - я запутался в графике.

6

Раскрыв новый бумажный пакет формата биг сайз и определив его у ног, Джон нырнул в салон, уперевшись коленом в сиденье. И принялся выгребать разметавшееся по нему, и по полу, богатство. Оценил и любимую арбузную жвачку - не было сомнений в том, что Аск прихватил ее рядом с кассами специально на радость кузену. Мелочь, а приятно. Он даже приостановился ненадолго, задумчиво вертя пачку пальцами. Потом вылез наружу и отсалютовал ею Тэйлору. Без труда сдержал желание заметить, что ему чертовски идет вот в таком вот виде рассиживать на блестящем, вымытом дождем, капоте машины.
- Сегодня суббота, короткий день, смена моя. - Отрапортовал, кинул мужчине вторую банку энергетика и, подхватив пакет, зашагал внутрь.
- Не думаю, что кто-то явится. Но никаких дел важнее... - Развернувшись на ходу вокруг своей оси, он усмехнулся. - ...У меня нет, так что можешь посвятить себя своим полностью. Или поспать?
Остановившись у лестницы, ведущей наверх, Джон прислонился бедром к поручню, ожидая пока Аск поравняется с ним.
- Кстати, думаю, разумно ли будет доверять тебе приготовление завтрака? Ты как? Вроде на внешние раздражители реагируешь и координация не нарушена. - Он провел пальцами перед лицом кузена, предлагая ему последить за ними. Нелепо и странно, каждый раз, когда Аск непроизвольно и, разумеется, ненарочно, смущал его, в Мареке просыпалось оборонительно наглое и весьма сомнительное остроумие. Обиднее всего было ловить себя на этом и посыпать голову пеплом, но снова возвращаться на исходную.
Вот и на этот раз он неопределенно хмыкнул и зашагал наверх, первым, удобным образом укрываясь от необходимости "увидеть" ответ Аска.

>> Квартира Марека и Тэйлора

7

Начало основной игры.

— Как же я обожаю эти первые тёплые дожди!
— Не хочу тебя огорчать, но мне кажется, что им пофигу то, что они тебе так нравятся.
— А мне пофигу, что им это пофигу. Я их люблю не для того, что бы они знали, что я их люблю.*

Вернер обернулся ища позади себя невидимых собеседников. В доме из дождя, всегда казалось есть кто-то третий лишний. Но пустынные улицы едко смеялись в спину священнику немолчным шумом бесконечно льющейся в неба воды. Цок-цок, где-то падали тяжелые капли из оборванного водостока. По сравнению с Черным континентом -Чикаго казался вечно продуваемым со всех щелей, сырым амбаром. И он застрял тут на неопределенный срок. Возможно, до второго Пришествия.
Скудные весточки из Йоханнесбурга не оставляли никакой надежды на то, что бывшая лавочка вновь откроется, а из Претории совет попечителей слал лишь долгие пламенные приветы. Тяжелым грузом висели на руке алмазы стоимостью больше, чем когда-либо приходилось ему перевозить. Поначалу паранойя преследовала его повсюду, но как это часто бывает, страх постепенно приелся и вскоре вовсе забылся- никому не было дела, что за уродливые блестящие камушки висят на руке святого отца. А если нет дела всему миру, то чего уж тут зря изводить себя бессонницей и подозрениями.
Смахнув с плеча несколько капель упавших со спицы зонта, священник запахнулся глубже в плащ и последовал по намеченному маршруту. Сегодня предстояло посетить не менее десятка заведений, где был неплохой шанс впихнуть алмазы по бросовой цене, ни на что большее он и не смел надеяться.
Очутившись в антикварном салоне, Вернер оставил зонт у двери и прошел вовнутрь разглядывая выставленные обозренрию предметы. Чувствовал он себя как в музеи, а потом лишний раз близко не приближался к тем или иным "эскпонатам". Хозяина видно не было, в воздухе стоял запах озона, вероятно привнесенный с улицы, где бушевала гроза. Да разве же это гроза... Вот бывало летом ближе к границе бывало так жахнет, что земля стеная содрогалась от мощных ударов молний в иссушенную землю саванны и ни один самый грозные зверь не смел казать нос из своего укрытия. Воду он любил, знал, что такое остаться без лишнего глотка в бескрайнем пространстве, прогретого до сорока с лишним градусов, воздухе в ожидании первых долгожданных муссонов приносящих с собой дыхание жизни и новую порцию алмазов, сплавляемых по наполняющимся руслам рек, еще не успевших заполонится различной кусачей живностью.
Оттерев с лица влагу, священник повертелся, пока не нашел удобный диван, где примостился в ожидании хозяина салона или хотя бы того, кто скрасит его досуг.

8

Сегодняшнее утро было из тех, когда Аск ненавидел все вокруг. Ранний подъем и долгую смену в магазине, Джона, свалившего навестить мать и сестру, попутно оставившего его без завтрака, дождь, льющий за окном и вгоняющий в сон, отсутствие посетителей, которые могли бы разогнать сонливость, старую шкатулку, которая умудрилась свалиться с витрины, когда он проходил мимо, и особенно ее крышку, отвалившуюся при падении и отлетевшую под стеллажи. Морган поднял шкатулку и запихал ее в ящик, подальше от глаз возможных покупателей, решив что с ней и с ее крышкой разберется позже. Подошел к двери, посмотрел сквозь стекло на дождливую пустынную улицу и машинально нащупал в кармане пачку сигарет. Очень хотелось курить. Лучшим и наиболее умным выходом было бы открыть дверь, сделать шаг вперед и насладиться сигаретой, прячась от дождя под навесом. Но в подсобке стояла опустошенная дежурная кофеварка, которая самостоятельно варить кофе еще не научилась. Аск снова окинул взглядом пустынную улицу, вставил сигарету в губы и направился в подсобку.
Заправил кофеварку, открыл дверь черного хода, подкурил и уселся на порог. В отличие от парадного, над этим входом навеса не было, и капли забарабанили по выставленным вперед носкам ботинок. Немного неприятно, но прохладные брызги дождя не давали уснуть хотя бы до тех пор, пока не сварилось кофе. Кажется, в торговом зале тренькнул колокольчик, который висел над входом. Впрочем, за шумом дождя могло и померещиться. Тэйлор выкинул окурок за порог, подставил ладони под дождь на несколько секунд и нехотя поднялся. Судя по запаху, кофе уже был готов. Подхватив кофейник, Аск вернулся в зал.
В большом зале неожиданно обнаружился посетитель, что впрочем Тэйлора не смутило. Он поставил кофейник на стойку и достал свою чашку. Затем убедился, что дежурный набор предусмотрительно оставлен Джоном в чистом состоянии. Перевел взгляд на незнакомца, и без лишних предисловий, своим привычным тоном, немного далеким от любезности, предложил:
- Кофе?

9

Начало основной игры
Антикварные салоны редко остаются без женского внимания, так же как и антикварные рыночки - Парижский Ру Клер по субботам, или Платц ам Хоф в выходные в Вене. Бриджит обязательно заглядывала в такие места, когда находилась поблизости. Её конечно интересовали антикварные украшения, и не столько по работе, сколько в личных целях – украшений ни когда не бывает слишком много. И в таких местах обычно было предостаточно вещичек в её любимом стиле арт-нуво. Покопаться в них, фантазируя, кому бы они могли принадлежать – тоже определённое развлечение. Правда, с приобретёнными украшениями женщина иногда поступала немного цинично – «пыль времён» её не сильно  трогала. В большинстве случаев она возвращала им  первоначальный блеск, наплевав на благородную патину, а иногда, даже заменяла камни на такие, которые бы нравились лично ей. Но, её нельзя винить в варварском отношении к истории и памяти прежних владельцев – она ведь относилась к ювелирным изделиям не как к музейным ценностям, а как к милым побрякушкам, которые украшают её саму. Сейчас у неё как раз имелось новое, ни где на ней «незасвеченное», вечернее платьице от Багли Мишка, и к нему, по мнению Бриджит, срочно требовалось что-то с совершенно невероятным винтажным дизайном. Где же ещё искать подобные вещицы? В музеях нежелательно, а в антикварном салоне – вполне законно.
А когда тебе что-то нужно, и времени катастрофически не хватает – приходиться наплевать на дождь.  Поэтому этим утром, сидя за рулём, миссис Нильсон слушала новости, наблюдая за монотонным движением дворников, красными стопами автомобилей, стоящих перед ней в дождливой пробке, и за неторопливыми светофорами. Увидев, наконец, конечную цель своего утреннего визита – с удовольствием оставила авто на парковке, и, подняв воротничок тренча, забежала в магазин.
Её встретил звон колокольчика и уютный запах кофе. Человек у стойки по-хозяйски распоряжался чашками, и предлагал кофе сидящему на диване усталому мужчине. Время в зале, наполненном старинными вещицами разных эпох, словно остановилось – лучшего места для спокойного утреннего релакса и чашечки кофе – не придумаешь. Бриджит тут же искренне позавидовала ребятам, собирающимся пить здесь кофе, и широко улыбнулась:
- Так невероятно пахнет кофе, что не смогла пройти мимо. Не угостите и меня тоже?

Отредактировано Бриджит Нильсон (2010-09-21 16:34:25)

10

-Кофе? Ослышался? Обознался? В лоб. А может быть...?
Может. Вернер поднялся, глядя на появившегося мужчину с некоторым удивлением. Не вопрос виной смятению, а появление его из ниоткуда. Шум дождя приглушил поступь тяжелых шагов. Он выплыл из сонма сновидений.
-Пожалуй. Скроил поспешно на губах чуть нервную благодарную улыбку, дрогнувшую в уголках и погасшую в глазах. Снял пропитавшийся сыростью плащ, перекинув через подлокотник дивана. Неуверенно тронул воротник, с затаенным страхом ожидая найти там кричаще -белый лозунг обличающий его в принадлежности к католической церкви. Но нет. Успел снять. Просто странный мужчина в черном. Мало таких на улицах города?
-А вы? Шальная улыбка. -Мистер Тейлор.
Поднялся, услышав женский бодрый, лучезарный голос. Учтиво медленно кивнул, приветствуя даму...а может и прихожанку, чем непременно решил про между прочим осведомиться после того, как решит проблему с алмазами. Будь он мужчиной, а не священником, то непременно оценил бы ее привлекательность и лелейность, если бы... А так отметил лишь, что дама приятна собой, аккуратна и вызывает схожие чувства с тем, какие обычно испытываешь глядя на что-то довершенное, с плавными линиями и не ядовито-яркими красками, она была цвета пастели, что-то благородное и далекое. В противовес мужчине -калахари, суховей царапающий и обжигающий лицо, ничего не оставляющий на месте, движение -жизнь и миражи.
Запах кофе, крепкого, настырно щекотал обонятельные рецепторы, цепляя и подтаскивая поближе. Вернер приблизился к стойке, выуживая из кармана брюк серебряную резную флягу с гербом его родного города, прокрутил в пальцах, глянув исподлобья.
-Вы не против?
Большим пальцем отвинтил крышку, выпуская на волю джина, зеленого и резко пахнущего отчего-то шоколадом.

11

Чертов проклятущий, ненавистный, затяжной, слишком сильный дождь. Чертово такси, чертов рюкзак, чертова собственная голова, ставшая так некстати вместилищем тысячи и одного сомнения в необходимости этой поездки.
Хотя бы на пару дней. Подальше от салона, от Аска и от Чикаго.
Нормальное человеческое право.
Но божественному проведению, будь оно трижды, как и этот дождь, неладно, захотелось устроить все по другому. И такси сперва страшно опаздывало, постояв во всех возможных пробках. Потом остановилось не там, где нужно, и, отпустив машину, Марек сам носился по территории аэропорта, разыскивая то нужный подъезд, то стойку регистрации, то черт знает, что еще.
Очевидно, рогатого за сегодняшнее утро он помянул больше, чем за все прожитые годы. Но и это не помогло. Рейс отложили на пять с половиной часов еще до того, как он сумел толком сориентироваться.
И, неожиданно смирившийся со всем сразу: и с дождем, и с таксистом, и с собственными нервами, и с норовящей оторваться лямкой рюкзака, и с Аском, и, самое главное, с самим собой и своими порывами, свойственными малолетним хиппи, Джон развернулся на 180 градусов и отправился обратно, откуда пришел.
Уже на подъездах рассчитал, что Аск уже должен быть на работе и заскочил домой только, чтобы бросить багаж и сменить одежду, изготовившись позавтракать внизу, в салоне.
Вошел через черный ход, заодно проверив замки, прикинул пару вариантов ответов на асково недовольство отсутствием завтрака на блюдечке с каемочкой, и, спускаясь с жилого этажа, чересчур погруженный в свои дурацкие раздумья, не сразу заметил присутствие посетителей. К счастью, успел обозреть обоих с лестницы и вошел в большой зал с прихваченной стопкой буклетов, поприветствовав мужчину и женщину, и кивнув Тэйлору. Буклеты определил на низком столике начала семнадцатого века и занял свою нишу вежливо-улыбающегося молчаливого подспорья, хорошо умножающего в уме.

Отредактировано Джон Марек (2010-09-23 11:46:13)

12

Наполнив напитком свою чашку, раза в два превышающую объемами подобные сосуды из дежурного набора, Аск поставил кофейную пару на столик, предназначенный для подобных, редких, но все же имеющих место быть, случаев. Налил кофе, даже не забыл поставить рядом сахарницу. Главное, чтобы мужчина в черном не оказался обычным зевакой, нашедшим укрытие от дождя. Должна же любезность как-то окупаться. Впрочем, собственное имя в устах незнакомца скорее свидетельствовало о его неслучайном визите в эти тихую обитель древностей.
От пристального изучающего взгляда со стороны владельца салона посетителя спас звон колокольчика. Явление второе: те же и девушка. Тэйлор кивком поприветствовал вошедшую, а та в свою очередь выразила желание присоединиться к их еще не сложившейся, но со стороны наверняка выглядевшей теплой, компании. Еще одна чашка оказалась на столике и была наполнена ароматным напитком. Морган придвинул к столику пару стульев, один из которых был предложен даме по форме, требуемой этикетом, но не более того. Сам владелец салона со своим кофе предпочел остаться у торговой стойки, надеясь, что после вероятно весьма необходимых в таких случаях формул приветствий и знакомств, разговор плавно перейдет к делу, а еще лучше к заключению сделок. Главное, что бы посетители вдруг не перепутали антикварный салон с кафетерием. Аск постарался изобразить на лице подобие вежливой улыбки и из тени того же чувства оставил клиентов в покое на несколько минут, прежде чем предлагать что либо из своего ассортимента.
Знакомые шаги заставили Моргана обернуться. Явление третье. Уголок губ пополз вверх, обозначив довольную ухмылку. На кончике языка заплясала пара едких саркастичных фраз по поводу настолько быстрого возвращения кузена домой. Ничего не стоило произнести их беззвучно, обозначая слова только губами. Посетители не заметили бы ничего, а Джон прочел. Но Аск предпочел глоток начинающего остывать кофе какому бы то ни было приветствию Марека. Как говориться, хорошо, когда у тебя все дома. Четвертая наполненная чашка предложена кузену, в кофейнике осталась разве что гуща. Вполне неплохо – уменьшенные шансы растянуть кофепитие на неопределенный срок.

13

Случаются же такие чудеса в мегаполисе – посреди утренней суеты и проливного дождя – умиротворяющая кофейная церемония в компании совершенно незнакомых людей. Эдакий кукольный домик – все пьют кофе. Немного сюрреализма в размеренных повседневных буднях.
Пить кофе с незнакомцами может необычно и пикантно, но природное любопытство берёт своё, поэтому Бриджит с интересном присмотрелась к окружающим её людям. Парень в чёрном может и был бы посимпатичнее, если б не выглядел таким усталым, и уделял побольше времени своей внешности. Судя по аристократическим чертам лица, от природы он был не смуглым. Но его загар женщине ни как разгадать не удавалось – это не обычный заурядный загар из какого-нибудь Сан-Диего, не золотистый европейский, не карамельный из Мазатлана, не ровный коричневый из Вегаса, не бронзовый карибский, и не маслянисто-тёмный, как у людей, прилетевших из Канкуна или Гавайев. Девушка бы ещё долго ломала голову, но разглядела на фляге незнакомца герб Йоханнесбурга.  Подобные гербы встречались ей по работе на сертификатах африканских камушков.
Парень из Южной Африки пьёт с утра пораньше. Бриджит отвела глаза - кто она такая, чтобы лезть к нему в душу. Конечно, она не против. Знакомые, прожившие в Африке сколько-нибудь долго жаловались, с тоской в глазах, что там и делать-то больше не чего, кроме как пить в комнате с кондиционерами.
Двое других молчаливых ребят – несомненно здесь работали. Поэтому она благодарно улыбнулась чашечке кофе и жестом предложенному стулу, кивнула в ответ на приветствие человеку с буклетами, и устроилась у стойки поудобнее. Симпатичное место – даже можно пережидать утренние пробки. Кофе, опять же. Кофе был насыщенный, горьковатый, крепкий и бодрящий. Такой, каким и должен быть настоящий кофе – сахар она в него никогда не добавляла, чтобы не портить вкус:
- Спасибо за кофе. – Произнесла она, сделав глоток, обращаясь к мужчине с огромной кружкой и вежливо улыбающемуся парню: – А то даже язык не поворачивался сказать «доброе утро». – девушка качнула головой в сторону двери, за которой совсем не по-доброму шумел ливень. Пару минут позволила себе помедитировать, наслаждаясь кофе и обстановкой. Но, кофеин в организме не даёт долго предаваться медитации:
Уютный у вас магазин, и кофе крепкий… Скажите, а украшения у вас есть? Меня интересует что-нибудь начала прошлого века с кельтскими мотивами. Желательно без эмалей. Такое, чтоб это можно было потом инкрустировать драгоценными камнями. Браслет или ожерелье.

14

По определению такой человек как Вернер не мог себя чувствовать неловко в какую бы ситуацию не попал- контингент с которым он общался, отбивал всяческое желание расшаркиваться. Упав на предложенный стул и капнув для сугреву в кофе несколько капель коньяка, сделал жест с предложением повторить тоже самое и леди, флягу оставил на столе, распространять свой дивный аромат среди изысканного антиквариата.
На горизонте возник еще один субъект, судя по занимаемой позиции- имеющий отношение непосредственно к лавке. Возможно мистер Марек? Священник хлебнул свое пойло, глядя исподлобья на второго мужчину.
Улыбка-штамп вязла на зубах, хотя и не отдавала приторностью. Скорее кротостью. Блаженный. Внимание священника всецело обратилось теперь к нему и лишь изредка форсированно фиксировало изменения вокруг. Вежливость девушки выглядела дико по сравнению с последовавшим жестом Вернера, сунувшего руку в карман, как-то резко и грубо.
На столешницу вылетели четки, небрежно брошенные между леди и хозяином салона. Ровно 33 алмаза в пределах размера лесного ореха, соединенные и освященные маленьким серебряным крестом.
Глоток горького кофе подслащенного ядреным градусом. Отвратительно, зато держит в тонусе.
-Вы разбираетесь в драгоценных камнях? Поднял бровь, последовательно глянув на господина Тейлора, его компаньона и затем уже сфокусировав взгляд на девушке. Ее он брал в расчет с сильной натяжкой.
-Простите, не знаю вашего имени. Если позволите... Поднявшись, нашел узкую и теплую ладонь леди, склонившись и поднося к губам, дабы засвидетельствовать свое почтение. Резко выпрямился.
-Вернер фон Крой. Учтиво улыбнулся краями рта мужчинам, садясь обратно, возвращая в ладонь чашку, чтобы залпом опустошить.
-Не краденное. Зачем-то упомянул, вспомнив о подозрительности, какая всплывает при одном виде на него, хоть за три года в Чикаго цивилизация наложила свой отпечаток на мудром челе святого отца, извечное же измождение и ошалелый взгляд (почти религиозного фанатика) пока не вытравлялись отпугивая правоверных христиан. В общем дела шли неважнецки.

15

Знает себе цену - подумал Марек про девушку за несколько мгновений до того, как она озвучила свой вопрос, объясняя предпочтение этого места с неплохим кофе всем остальным в округе, в условиях непогоды. Перехватив взгляд Тэйлора, и не дожидаясь его реакции, Джон кивнул, перемещаясь к гостье, чтобы пригласить ее посмотреть несколько отвечающих ее запросу вещиц. Привезенные уже достаточно давно, большим интересом, к огорчению самого Марека, они не пользовались, хотя несомненно представляли собой интерес для человека хоть сколько нибудь искушенного или хотя бы отличающегося хорошим вкусом. Поэтому с самого начала желание молодой леди посмотреть настолько подходящие под описание украшения уже показалось ему любопытным.
- Джон Марек. - Назвался он, так же вежливо кивнув и мужчине и женщине. После чего, остановившись у противоположной от них стороне столика, раскрыл, не переворачивая к себе, каталог. - Мисс, здесь предметы, которые могут вас заинтересовать. Если пожелаете, я принесу их. Современные ожерелья, на этой странице - без эмалей. Инкрустация возможна...
Четки, вылетевшие откуда-то из под полы притихшего, было, посетителя, отвлекли Марека некрасивейшим образом, сразу и абсолютно, и уже механически, он закончил фразу, обращенную к девушке.
- Система кельтских элементов объяснима происхождением в Логфорд, Ирландия.
И отступил на пол шага, выпрямляясь и коротко оглядываясь на Тэйлора. А потом, сменив недоверчиво-азартную мину на все ту же - вежливо-хладнокровную, коротко извинился перед посетительницей за необходимость отвлечься, пересек помещение, и вернулся, прихватив мягкую кожаную оплетку с инструментами. И положил ее перед кузеном.

Отредактировано Джон Марек (2010-09-27 12:14:10)

16

Одним из ценных качеств кузена было его умение понимать все с полувзгляда. И еще пожалуй вежливость, коей Тэйлор не обладал, что, впрочем, его не удручало. Девушка, похоже, пришла приобрести для себя нечто красивое, и в какой-то степени уникальное, а значит Джон справиться с задачей на порядок лучше Аска, для которого историческая ценность или редкость предмета часто была куда важнее его внешнего вида. Может быть Мареку даже удастся сплавить в этот раз что-нибудь из его "любимых" вещиц. Морган проследил взглядом за обоими, словно мысленно убеждаясь, что они найдут общий язык.
Тем временем незнакомец в черном привлек его более интересным вопросом. Алмазные четки расположились на темной поверхности столика, словно уже были выложены на витрину. Тэйлор бегло взглянул на них издали и отставил свой недопитый кофе. Принял из рук Джона инструменты, и не торопясь, присел за столик рядом с фон Кроем. Равнодушие на лице хозяина антикварного салона было маской лишь отчасти. Не аккуратно брошенная посетителем фраза "не краденное" наводила на определенные мысли, а потому радоваться возможному приобретению было ой как рано. Не раз приобретаемые вещи приносили с собой проблемы прошлых владельцев, и порой цена сего антиквариата не стоила всей возни с улаживанием дел.
Аск взял четки в руки и принялся их внимательно рассматривать, замерять, оценивать. Весьма не быстрая процедура, с которой Тэйлор и не думал торопиться. О качестве приобретаемого товара нужно знать все, чтобы в будущем смело всучить его клиенту за сумму, хотя бы в пару раз превышающую его реальную стоимость. Наконец Морган отложил инструменты, и задумчиво взглянув на фон Кроя, спросил:
- Сколько?

17

От стука небрежно брошенной на стол связки прозрачных камней с крестиком, улыбка на лице девушки исчезла. У неё даже кончики губ онемели, когда она быстро пересчитала взглядом камни. Напряжённо сглотнула кофе, и медленно покосилась сначала на экстравагантного парня в чёрном, а потом на его карман – и много ещё у него там таких занятных вещиц? В это утро ей хватало собственных забот, и, видит бог - ей было о чём подумать, но она теперь как-то очень сильно задумалась об этом парне. Фляжка с гербом Йоханнесбурга на столе наводила на мысль, что эти камни скорее всего не кварц.  И если это тридцать три алмаза, величиной примерно карат по двадцать восемь - тридцать каждый, то вот как, чёрт возьми, оказывается выглядят молодые миллионеры. Они не слишком заморачиваются своим внешним видом, и носят на кармане внешний долг Либерии в виде алмазов.
Девушка не сразу сообразила, что странный незнакомец уже целует ей руку. Не позволяла, конечно, но что поделаешь – зато теперь они вроде как знакомы.
- Бриджит. – Негромко представилась она.
Ну-ну, мистер фон Крой, и какие планы на вечер? Продать ещё парочку таких бусиков и купить остров в Тихом океане.
- М-да…Ирландия.– рассеянно согласилась она с вежливым продавцом, развернувшем перед ней красочный каталог.  Потому что его слова в данный момент перекликались с её мыслями.– Я, мистер Марек, посмотрела бы что-нибудь из светлого металла… как можно более рустикальное… -   Она подвинула каталог к себе ближе, изучая его страницы, но тусклый блеск негранёных камней, возможно алмазов – не давал покоя.  Девушка закусила губу, сосредоточенно всматриваясь в фотографии на страницах, не видя их, а потом снова уставилась на парня в чёрном, теперь уже с немым вопросом в глазах.
«Не краденое» - следовательно заработанное честным трудом? Алмазы её очень сильно интересовали, тем более такие крупные, но несколько месяцев назад у неё состоялся неприятный разговор с собственным секретарём – ненормальным ирландцем. Мистер Шон Нолан в свои сорок отличался трудолюбием, харизматичной внешностью и бешеным темпераментом. Так что он орал на весь офис, узнав что «Бриллиантовый дом» заключил сделку на приобретение партии африканских алмазов с одним русским. С пеной у рта он вещал о том, что эта «русская сволочь» торгует оружием, алмазы – кровавые, и на их совести теперь смерти ребят из Сьерра-Леоне. Миссис Нильсон полагала, что на совести ирландца и без того смертей хватает – хотя его личное дело было в порядке, о прошлом он не распространялся, скупо сообщая, что его отец погиб во время беспорядков в Ирландии. Что интересно он теперь скажет, узнав, что в городе объявился некий мистер фон Крой, с кроткой улыбочкой на губах предлагающий желающим крупные африканские алмазы.
Девушка ещё раз посмотрела на «бусики» в руках второго продавца, который изучал их с  непроницаемо-спокойным видом. А вот интересно – зачем бусикам католический крестик? Связка камушков с крестиком сильно напоминала чётки. И Бриджит ещё раз изучающее глянула на мистера фон Кроя – «не краденое», просто «взял» у какого-то набожного католика? Судя по всему у небедного католика.
Она отложила каталог, и обратилась к сидящему за столом и изучившему камни мужчине, который видимо, остался удовлетворён результатами своей экспертизы:
- Можно и мне на них взглянуть? Мне приходиться по работе иметь дело с драгоценными камнями. Просто любопытно - неужели, действительно – не кварц? - Последний вопрос был адресован загадочному мистеру Фон Крою, Бриджит ему улыбнулась, и пояснила:
- Вот так запросто, из кармана… - И расплывшись в ещё более широкой улыбке добавила: - Не краденное…

18

Когда были произнесены имена, таинственности поубавилось, а абсурдности прибавилось. Мистер Тейлор с видом заправски деловитого хозяина оприходовал четки изучая минералы, что на взгляд Вернера выглядело достаточно забавно, впрочем недоверие во всех своих проявлениях всегда вызывало в нем неординарную реакцию граничащую с тонкой, как лезвие опасной бритвы, снисходительной веселостью. Боялся ли он? Опасался. Но то лишь были отсохшие рудименты страха в начале карьерной лестницы контрабандиста ведущей так или иначе в казенный дом, просто потому что вечно все это продолжаться не может. Что же касается преступников кои могут возжелать обзавестись подобными неказистыми камушками, то разговор с ними как правило бывал короткий, живое доказательство- целый и невредимый святой отец, весело поблескивая голубыми глазами исподлобья рассматривающий возню вокруг. Совладелец антикварного салона, мистер Марек, стал еще дальше занявшись вплотную интересами молодой леди, показавшейся с первого, да и второго впечатления тоже- женой какого-нибудь частного предпринимателя развлекающей себя скупкой побрякушек. Непогода за дверью салона исчезла, впрыскивая дозами под кожу расслабляющее тепло. Внимание фон Кроя стало резче, а нега по телу волной ощутимей. Коньяк хорошей выдержки давал хорошие результаты. И так же ощутимо, как расслабленность и тепло в мышцах явственней вплетались в волокна, образуя занятный узор, он чувствовал внимание которое приковали к себе алмазы. Что творилось в мыслях у этих людей? Какие грехи уже успели тлетворным касанием очернить ясные помыслы чистого, умытого ливневым дождем, утра?
Сидя полубоком, облокотившись одой рукой о столешницу, второй постукивая по подлокотнику, священник едва не ухмылялся- в первую очередь своей дурости. Но делать было нечего, не может же он вечно ломаться изображая девственницу и искать достойного покупателя подпольному "приданному" вывезенному с черного континента.
Наконец мистер Тейлор сделал некое умозаключение. Какое оставалось гадать- так же как и Калахари, остававшейся непознанной, мужчина беспристрастно совершал невидимые глазу простого смертного метаморфозы. Святой отец посмотрел на него, одним махом сгребая со стола флягу, чтобы поднести к лицу и сделать неторопливый глоток. Хороший вопрос. Заковыристый такой.
-Я не ювелир, мистер Тейлор. И не торговец, прости Господи. Перекрестился, возведя на мгновение очи к потолку. Начал издалека.
-Но это,-кивок крупным подбородком на четки в руках мужчины,-что-то вроде благотворительности. Ни капли лжи.
Занявшийся поток речи прервался. Вернер удивленно взглянул на девушку. Бриджит разбирается в драгоценных камнях. Все чудесатее и чудесатее. Хмыкнул со смешком. Посмотрел с широкой белозубой улыбкой, делая пригласительный жест.
-Я не против. Нашел глаза Тейлора. -Не кварц, дочь моя. Ох ты ж, сболтнул. Дурашливо улыбнулся, сводя все на витеватость речи и отсутствие дружбы с головой.
-Настоящие южноафриканские алмазы. Из Кимберли. Господа хотят родословную камней? Может быть генеалогическое древо? Вниманием священника всецело завладела загадочная мисс, лукаво играющая интонацией в голосе, показывая что де она что-то знает.
-Мне, знаете ли, религия не позволяет брать чужое. Даже если оно плохо лежит. А это я получил в дар. Верите, нет? Вскинул взгляд на мистера Тейлора.
- Пятьдесят и все они ваши. Горько осознавать, как дешево оценен теперешний труд не его одного, а тех кто стоит за ним. Но лучше так, чем заставлять ждать других. Повернулся к мистеру Мареку.
-Вы верующий?

19

Расположившись немного поодаль, Джон получал очень полную картину происходящего, имея возможность наблюдать за тремя главными членами представления-с-алмазами. Он даже на мгновение отвлекся, углубившись в абстракции и представив, как хорошо все они смотрелись бы на страницах детектива Агаты Кристи. Для полноты картины пространство зала можно было сузить, а вид за окном ускорить, создавая атмосферу закрытой системы - поезда.
И алмазные четки вписывались сюда самым лучшим образом.
Но мечтать долго было непозволительно и Марек снова вернулся мыслями к реальности, в которой даже самый изящный детективный сюжет чаще всего начинался и заканчивался парой некрасивых трупов. Сложив руки на груди, Джон поднял глаза на кузена, нахмурил лоб, думая о том, как бы эти потрясающие камни не притащили за собой проблем. Очевидно, что и Аск думал о том же. Только вот совершенно неожиданно оказалось практически загадкой - насколько Тэйлор азартен и рисков?
Да и стал бы сам Марек внимать голосу логики, хоть раз коснувшись... Стоп.
Конечно стал бы - успокоил он сам себя, переступив с ноги на ногу и вернув взгляд хозяину четок.
Конечно стал бы, и Аск внемлет.
Может быть, если бы не этот странный человек, со странной мимикой, жестами, одеждой и поведением, подозрительная ситуация казалась бы менее подозрительной...

К несчастью, наблюдая за лицом Аска, он вынужден был потерять из виду лица двоих других, и это скоро заставило вскинуть руку в попытке усилить громкость слухового аппарата, но увы. Начавший утро в не самых радостных настроениях, он как всегда бросил набившую оскомину аппаратуру на прикроватной тумбочке.
Однако вопрос Черного человека он успел "поймать" и ответил, хотя сперва не поверил в то, что правильно понял движение губ.
- Весьма пассивно... К сожалению. Это важно?

20

Кажется, на Востоке пристальный взгляд на собеседника расценивается как признак открытой агрессии и равноценен оскорблению. К счастью, антикварный салон и четыре человека в нем сейчас находились довольно далеко от территории Востока и его предрассудков, что позволяло Аску пристально рассматривать странного человека в черном. Что-то во всей этой ситуации было не так. Посетителю явно было что скрывать, возможно, он выдавал себя за кого-то другого, возможно, только делал вид, что выдает и "проговаривается" – ни один из вариантов не стоило сбрасывать со счетов. Отчасти Тэйлор мог бы поверить в некриминальное происхождение четок, ворованное не стали бы выкладывать на всеобщее обозрение при посторонних. Но были ли мужчина и женщина, так синхронно зашедшие сегодня в его салон незнакомы? Моргану довелось повидать многое, а актерские дуэты и миниатюры в стиле случайных совпадений были просто классикой жанра.
Пока он раздумывал, цена была озвучена. Тэйлор едва заметно кивнул, давая понять, что принял сумму к сведению, но ритуал торга никто не отменял. Для каждой профессии свое священное действо.
- Двадцать, и я избавлю вас от них, - прямой взгляд в глаза, дающий понять, что антиквар не шутит и не и не особо верит словам фон Кроя, какими бы убедительными они не казались на первый взгляд.
Что тебе сейчас больше нужно, дружок? Поиметь денег или сбагрить проблему?
Боковым зрением Аск заметил, как Джон потянулся к уху, и как его рука на секунду застыла в растерянном жесте. Тэйлор нахмурился, но промолчал. Семейные разборки можно будет устроить потом, когда клиенты уйдут. Либо немного позже отослать кузена на склад под любым предлогом, что бы "этот распиздяй" обрел, наконец, слух.

21

Горячий лёд Африки спокойно и безразлично взирал на этот мир и на происходящее вокруг. Сотни, тысячи, миллионы лет он видел всё это. И всё, что происходило сейчас, наверное, казалось ему глупой суетой.  Но люди живут намного меньше, и чувствуют мир гораздо острее.  Алмазы для них не пустая суета, они даже становятся смыслом жизни.
Бриджит фыркнула от смеха, услышав в свой адрес обращение «дочь моя». Законченный псих -  решила она, смерив взглядом фигуру мистера фон Кроя. Она слабо верила тому, что он говорил по поводу «подарка»  и религии. Лихорадочный блеск в его глазах как-то не располагал к доверию. Но, девушка кивнула истории о «подарке», не удержавшись от улыбки и комментария:
- Достойный подарок.  Кто-то к Вам очень не равнодушен. – Она перевела взгляд на чётки: -  Ну, если хозяин не против того, чтобы я на них взглянула… Вы же в конце-концов, продаёте их, да? -  Потянувшись за камнями, миссис Нильсон  очень старалась не рассмеяться, приняв по аналогии с Фрейдом за шутку фразу продавца про «пассивно верующего».
- Замечательный у Вас магазин. – улыбнулась она задумчивому парню, умеющему шутить с таким серьёзным лицом: -  Обещаю заходить почаще. Если не ради украшений, то за позитивом. 
Положив камни перед собой и, порывшись в сумочке, достала ювелирный монокль.  «Вкручивай, а не всовывай» - в таких примерно выражениях учил её обращаться с этой штукой покойный мистер Нильсон.
Девушка села удобнее, и ловя свет, принялась изучать камни, прислушиваясь к торгу. Оценкой камней Бриджит обычно занималась за отдельную плату, и сейчас её об этом ни кто не просил, так что она помалкивала о своих наблюдениях, рассматривая камушки. Ей приходилось видеть разные алмазы – синтетические и натуральные, африканские, русские, канадские. Когда их держишь в руках - думаешь о всяком. Иногда о том, что после огранки их масса уменьшиться, а цена увеличиться почти втрое. Или о том, что знаешь того, кого бы заинтересовал именно этот камень. Но в первую очередь конечно думаешь о личности продавца.  О личности загадочного мистера фон Кроя приходилось только строить  догадки. Камни в её руках совершенно точно были алмазами. Она закусила губу и задумалась – в чём тут, чёрт возьми, подвох? Ни кто в своём уме не станет продавать 33 крупных алмаза за пятьдесят тысяч. Но, может мистер фон Крой как раз в чужом уме – такое вот продолжение безумного кофепития в лучших традициях Льюиса Кэрролла.   И думай сама – следовать тебе за Белым Кроликом или нет. Недопитая чашечка с кофе ответов на эти вопросы не знала – сколько на неё не смотри.  Девушка  отложила монокль, и снова посмотрела на «пассивно верующего» парня  - кажется тот тоже сильно сомневался в необходимости сделки. Вернув чётки владельцу, положив их перед ним на стол, она, посерьёзнев. следила за торгом.  Мужчина, изучавший камни до неё, предложил за них двадцать тысяч. Да, приятель, просто предложи ему сэндвич вместо денег, и парень в чёрном согласится.
Бриджит откинулась на спинку стула, вдохнув ровно и глубоко. словно перед тем, как нырнуть. И, воспользовавшись воцарившейся на некоторое время тишиной, озвучила свои мысли:
- Если Вам их действительно нужно продать, а не отдать - я могу купить их у Вас, мистер фон Крой. За пятьдесят тысяч, как Вы хотите.  – Молодец – всегда влезай в неприятности. Но, с другой стороны – она уже давно большая девочка, и за все свои поступки отвечает сама. – Правда, не просто так. Вам придётся со мной позавтракать, м? Не люблю завтракать одна, и заодно расскажете «родословную» Ваших камушков поподробнее.

Отредактировано Бриджит Нильсон (2010-10-07 19:11:22)

22

-Важно.Сын мой. Вернер вздернул края рта, глядя на господина Марека. Его неясный, стремительный жест оборвавший на полуноте озадачил. Что это было? Всполохи удивления и разочарования на лице молодого мужчины оставили тусклый догорающий след. Священник скосил улыбку на бок. Сощурился, едва заметно повернув и наклонив голову, будто прислушиваясь к тому, что происходит под полом, в подвале. Однако зацепило его одно слово (этого хватило, чтобы разжечь в нем ярый пыл проповедника).
-К сожалению? Значит хочет, но не может. Не может- научим. Повторил, хлебнув из горла фляги еще немного- стало значительно теплее и приятнее находится в собственном теле, под колючими взглядами щупающими и щупающими его, будто в любую секунду у него могут вырасти рога и копыта. Однако вопрос пассивного верования следовало отложить на следующий визит в лавку. Когда мистера Тейлора не будет в ней. Вернер расплылся в наилюбзнейшей улыбке адресованной Аску, как раз испытывающему своим взглядом честного священника.
Мужчина повел плечами, размял шею, хрустнув позвонками, коим никогда не суждено узнать, что значит, когда на ней сидит жена и как минимум два спиногрыза, ежедневно сосущих спиной мозг. Дети, цветы жизни. Несомненно! Однако в этом цветнике, он лишь тот, кто снабжает удобрениями и пестицидами, дабы нежные ростки тянулись к солнцу сытыми и защищенными. И сейчас все ради деток. Исключительно. Только как это объяснишь людям напротив него? Торговать алмазами, чтобы повстанцы покупали оружие, их которого они, как ни странно, стреляют по живым мишеням и помощь детям третьего мира очень и очень далеки друг от друга, понятия взаимоисключающие. Америка не поймет, она выше этого. А Африка...мать- анархия, давно и прочно обосновалась среди саван и песков.
-Ко мне трудно остаться неравнодушным, миледи. Проведя кончиками пальцев по губам, скрыл улыбку заметив монокль.
Леди прихватизировала четки. Так вот оно что. Значит оно знает больше, чем хотела показать. Насколько больше?
Вернер молчал, поглядывая смешливо на мистера Тейлора, ожидая вердикта Бриджит. Женщины-ювелиры, это что-то из области научной фантастики. Было любопытно, чего греха таить.
Кивнул опуская взгляд, усмехнувшись. Накренился вбок, оперевшись локтем о край столешницы. Вскинул взгляд исподлобья на девушку. Покусал губы, раздумывая над предложением. И папуасу понятно, что разница в 30 тысяч отбрасывала антиквара далеко назад, с другой стороны, он вероятно мог расплатится прямо сейчас избавив фон Кроя от лишних хлопот и переживаний.
-Хорошо. Вам, Бриджит, я продам половину этих алмазов за пятьдесят. Вижу, вы не нуждаетесь в деньгах и справедливо оцениваете их ценность... Перевел взгляд на Тейлора. -...которую я преступно занизил. А вам оставшуюся половину за двадцать. Без торга.
Вернер поднялся покачнувшись, но вовремя ухватившись за спинку стула, возвышаясь над присутствующими в свои неполные два метра, сфокусировал взгляд на девушке. Фляга проворно нырнула в карман.
-С удовольствием позавтракаю с вами, миледи, независимо от условий сделки. После коротких раздумий он сделал шаг к мистеру Мареку, подойдя вплотную. После недолгой заминки, в ходе которой он вглядывался в лицо, Вернер сподобился порыться в другом кармане. О грудь молодого мужчины шлепнулась рука священника с зажатой в ладони библией.

23

Что греха таить, после вступления в диалог гостьи, проявившей свой неожиданный профессионализм и понимание ситуации, на языке Марека так и заплясало обжигающее и противоречащее логике предыдущих рассуждений, слово "шестьдесят". Он сумел, конечно, не дать себе вольности и все-таки проглотить неожиданную тягу к азартным торгам, и только успокоил это странное, мутное беспокойство, мысленно тут же диагностированное, как юношеская поспешность, как настал черед фон Крою расставлять точки над "и". Теперь уж решение хозяина камней на несколько сантиметров опустило нижнюю челюсть молодого человека.
Решение на первый взгляд казалось абсолютно... Нелогичным. Даже фарсовым. На второй взгляд картина не прояснялась, только появлялось подозрение в насмешливом тоне этой сделки. А третий взгляд вообще смазывал всю картинку, заставляя Марека несколько растеряться, глядя на камушки одновременно как на что-то чрезвычайно нужное и заманчивое, но и непередаваемо опасное.
За этими размышлениями он отвлекся и заметил направляющегося к нему гостя слишком поздно, чтобы принять хоть вид человека, хоть сколько нибудь контролирующего ситуацию. На некоторое время его поглотило желание понять почему гость заметно пошатнулся, вставая. Сказалось слишком регулярное прикладывание к фляжке? Это часть общего фарса? Что-то имеющее значение, или простая случайность?
Фон Крой замер на несколько секунд, глядя ему прямо в лицо и Джон с трудом устоял на месте - зона личного пространства и выносливость прямого визуального контакта со всех сил толкали его сделать хотя бы пол шага назад.
Не торопясь разглядеть, что именно явили миру на этот раз чудесные карманы Черного человека, Марек перехватил книгу своей ладонью, не отнимая от груди, и, бросив быстрый вопросительный взгляд на кузена, все же спросил:
- Но в чем суть этой... Благотворительности? - Кивок в сторону четок. По большому счету она имела смысл, если бы камни не стоили и половины от названной конечной стоимости, но это было не так - опыту Аска Марек доверял больше чем своему, разумеется.
Ощущение какой-то странной театральности достигло апогея. Он все-таки опустил взгляд на книгу.
Конечно...
- Спасибо.

Отредактировано Джон Марек (2010-10-09 14:46:00)

24

Вмешательство в чужую сделку как минимум – нонсенс, как максимум – дурной тон. Аск не стал скрывать своего удивления, когда посетительница вдруг перехватила инициативу и назначила цену за алмазы. Это называется "перебивание цены". Иногда на аукционах владельцы лотов отправляли в зал своих "подсадных уток", чтобы те искусственно взвинчивали цену, подцепляя тем азартного покупателя. Если эти "подсадные утки" были достаточно умны, чтобы слиться из торга вовремя, лот уходил по цене в разы превышающие его истинную стоимость. Была ли дама из этой когорты аферисток, раз уж она так синхронно с владельцем алмазов пришла в салон? Тэйлор еще раз окинул ее изучающим взглядом. Вряд ли. Скорее она из тех светских дурочек, которым еще не прилетало за подобные деяния в силу наивности и, возможно, половой принадлежности. Что ж, она еще молода и, как говориться, у нее все впереди. Морган поднялся и отошел к стойке, на которой уже остыл его кофе. В этой ситуации он тоже был "хорош". Не стоило даже начинать сделку при посторонних. Таких вещей мог не знать случайный "продавец", а владелец салона должен был пригласить фон Кроя в отдельное помещение, едва тот явил свету свои четки. Впрочем, потеря не огорчала Аска. О провале подобной сделки мог бы жалеть ювелир, но никак не антиквар.
Едва Тэйлор мысленно поставил на сделке крест, как мистер фон Крой озвучил свое "соломоново" решение, окончательно поставившее антиквара в тупик. Даже не будучи ювелиром, он прекрасно понимал, что истинная стоимость четок начинается с шестизначной цифры. Так зачем же человек, слишком похожий на священника, чтобы не быть им, так смело шагал в поставленную ловушку? Или торговаться религия не позволяла? Осторожность, воспитываемая в характере годами, настоятельно советовала выставить потенциально проблемных посетителей за дверь, прекратив дальнейшие переговоры. Аск перевел взгляд на кузена.
Боже, ну почему все его эмоции так отчетливо читались на его лице? Или это их двадцатисемилетнее знакомство дает возможность Аску понять желания Марека по одному лишь движению брови последнего? Как бы то ни было, но Джон явно хотел эти алмазы. Что стало подоплекой желания – азарт несостоявшегося торга или эстетические особенности самих четок, Тэйлор понять не мог. Стоил ли "подарок" кузену неприятностей, которые могли принести эти алмазами, с которыми явно все было не чисто? А в "дурной" истории четок Морган перестал сомневаться в тот момент, когда продавец согласился на искусственно заниженную цену.
- Что мне делать с половиной четок, мистер фон Крой? Я торгую целыми вещами, а не квестами в стиле "найди вторую половину и получи целую вещь". Полагаю, что вы как никто должны знать, из скольки элементов должны состоять четки, - Аск задумчиво провел большим пальцем по нижней губе и еще раз взглянул на кузена. – Впрочем, число тринадцать даст мне больше простора для маневра, чем шестнадцать.
Тэйлор зашел за стойку и вынул из ящика два экземпляра договора и ручку. Иногда случалось, что обладатели раритетных вещей сами приходили сюда, чтобы выручить немного долларов за свое старье, и редко кто не требовал письменного оформления сделки. Что поделать, Америка – страна, где неуплата налогов приравнивалась к семи смертным греха, да и сам знаменитый Аль Капоне загремел за решетку именно по этой статье, а не за все свои остальные подвиги.
- Мне нужно, чтобы вы вписали сюда свое имя, а сюда номер счета или счет кредитной карты, мистер фон Крой. А еще я должен оставить у себя копию любого вашего удостоверения личности. Например, водительских прав. Надеюсь, вы понимаете, что все наши расчеты происходят преимущественно по безналу, и нет смысла держать в карманах крупные суммы денег. На счет оплаты вы можете не беспокоиться, деньги будут перечислены вам в течение часа.
Последняя проверка. Если алмазы и впрямь дареные, тебе нечего боятся, парень. Расписывайся, свети свои данные. А заодно и посмотрим что ты на самом деле.

25

Каждый человек сам решает, как ему жить в этом мире. Конечно, сам этот мир создан не нами, и задолго до того, как мы появились на свет. Но как было бы глупо,  если б все люди продолжали жить, руководствуясь установленными в обществе стереотипами поведения. Где гарантия, что предлагаемые кем-то способы существования и правила поведения – не глупые атавизмы, и подходят лично тебе?  Ведь эти правила ориентации в жизненных ситуациях придуманы и опробованы не тобой, а кем-то, кто о твоём существовании даже не догадывался. И Бриджит совершенно точно знала – конкретно ей какие-то чужие этические и эстетические принципы точно не подходят. Потому, что это - Чужие принципы, чужие правила выживания и чужие взгляды на жизнь.
Увидев неодобрительный взгляд антиквара, ведущего торги, молодая женщина изобразила раскаяние во взгляде, но сама, разумеется, совершенно не сожалела о том, что вмешалась в эту сделку. К чёрту иррациональные этические взгляды! Но вот кофе был – классный. За него и уютную атмосферу в магазине после дождливого утра, она была действительно благодарна этому мужчине.
- Такие красивые… - Вздохнув, пояснила она, рассматривая спину демонстративно отвернувшегося к своему кофе антиквару:  – Невозможно сидеть и думать, что ты жертва обстоятельств, и не сможешь сейчас быть их счастливой хозяйкой…
Но второй антиквар, вдруг так не вовремя начал задавать вопросы о благотворительности. Нетерпеливо поёрзав на стуле, девушка укоризненно на него посмотрела, и поспешно предположила, расплываясь в улыбке:
- Наверное, смысл в том, чтобы все были счастливы. 
В это время мистер фон Крой озвучил своё решение. Дрянь из фляги видимо быстро распространялась в организме продавца бриллиантов, но мыслил он оригинально. Бриджит была рада, что этот парень наконец убрал фляжку в свои волшебные карманы, но надеяться на его адекватность не приходилось.
- Как это мило с Вашей стороны. – Преувеличенно вежливо согласилась она, услышав фразу о решении позавтракать с ней при любом раскладе сделки, и наблюдая за тем, как здорово шатает этого парня.
Прямо всё как я люблю…- Без особого энтузиазма подумала она при этом -  Беседы с подвыпившими оригиналами с утра пораньше – это её любимое времяпровождение… да-а… Но она в конце-концов и не такое может вынести, ведь нужно узнать, как часто у него бывают подобные камушки.
Разглядывая, что за вещь вручает второму антиквару этот экстравагантный человек, Бриджит мягко заметила:
- Нет-нет, мистер фон Крой, ведь половина этих камней стоит не пятьдесят, а двадцать пять тысяч. И, если этот милый джентльмен согласен на шестнадцать камней.   – Бриджит с благодарностью улыбнулась «милому джентльмену», который видимо устав от всего происходящего сурово говорил какие-то жуткие вещи про кредитную карту и операции по счетам: – То я беру остальные семнадцать за двадцать пять с половиной тысяч. И ещё… - Девушка наклонилась в сторону мистера фон Кроя и молодого антиквара, которому только что вручили какой-то «подарочек». Голос её стал тише и выразительнее. Таким наверное объявляют экзальтированным посетителям регалии каких-нибудь сомнительных гадалок : - И ещё целых тридцать баксов за крестик. Он серебряный? – Наконец ей удалось разглядеть изображение креста на обложке книги, которую почти «впечатал» в грудь «пассивно верующего» странноватый человек в чёрном:
- Э-эм… Надо думать, он освященный, да? Тогда – пятьдесят баксов за крестик. Их плачу сейчас, и наличными. – Она снова полезла в сумочку, на этот раз за бумажником:
- Крестик мне очень понравился, и я планировала здесь сегодня приобрести что-нибудь оригинальное из светлого металла.    
История о проданном крестике, рассказанная Достоевским в «Идиоте» так некстати пришла на ум, а ещё мысли о том, что видимо у неё обманчивая внешность – потому что она не знала человека, которому бы не были нужны деньги, и не очень приятные мысли о предстоящей эмоциональной беседе со своим секретарём, потому что по-любому придётся заезжать за наличными в офис, и вести с собой этого странного парня.

26

-А в чем смысл жизни? Вы знаете? Вернер разглядывал лицо молодого мужчины, едва заметно щурясь- приобретенной в ЮАР привычкой, защищать свое зрение от палящего солнца в самом зените, без тени в округе на несколько десятков километров. Он передавал в хорошие руки (и знал это наверняка) книгу судеб. Былое песком сыпалось к ногам, проскальзывая между пальцев. Сегодня он отдает (да, именно отдает, а не продает) четки, бывшие с ним 3 года, 3 месяца и 5 дней. Отдает себя в руки Dominus Deus ясно сознавая, что ступает на шаткую конструкцию подвесного моста раскачивающегося над глубокой пропастью, где нет никого, кто протянет руку помощи. И это не отнюдь не благотворительность.
Библия, с разбухшими и пожелтевшими страницами не представляла ценности. На первый взгляд. А на второй? Кто знает. Может быть убористый размытый почерк священника на полях ответит больше на те вопросы, что возникли в голове достопочтенных джентльменов. Забираясь в лес с партизанами непременно нужно оставить за собой дорожку из хлебного мякиша, чтобы хоть кто-то тебя нашел в чащобе сумрака, куда идешь спешными шагами.
-Не выкидывайте ее на помойку. Она этого не заслужила. Свистящий шепот. Безумие в прозрачно-голубых глазах. Желчная горечь на языке. Сожаление. Шаг назад, соскальзывая напоследок пальцами по задубелой коже переплета, разворачиваясь к мистеру Тейлору и леди Бриджит.
Et incarnatus est de Spiritu Sancto
Ex Maria Virgine, et homo factus est.*

Вернувшись к ним Вернер взял четки в свои руки, пробежал пальцами по граням, еще не обретшим довершенность совершенства. И Человек не раз подвергался огранке. Умелый Пракситель создал бесконечное множество граней в нем оставив на их поиск и любование целую жизнь. Чем сейчас отсвечивали ему эти люди?
-Позвольте... Зажав в ладонях дернул в стороны, приложив прилично усилий, чтобы порвать нить коя скрепляла алмазы воедино. Расслабленные мышцы отвечали с ленцой и неприятным прострелом в плечи.
Камни пролились слезами на столешницу. Пренебрежение по прежнему сквозило в жестах фон Кроя. Ни алмазы, ни золото, ни деньги, ни тем более мешки героина его не трогали. Ему было невдомек, что за ними то, что считается благами жизни. Крыша над головой, сухой пол и скромный ужин рядом со своей паствой. Что еще может быть нужно "пастуху"?
-Видите ли, четки это лишь обертка. Временная. Ценность не в ней. Я отдаю вам алмазы, а не четки. Иначе это было бы кощунственно. Будем смотреть на ситуацию трезво.
Улыбнулся девушке подойдя теперь к ней. Чем ближе к человеку, тем тоньше стена воздвигаемая им и можно попробовать понять, что же толкает его на поступки столь же безумные.
-Смысл в жизни. Я даю жизнь, миледи. Это счастье? Подозреваю, что да. Больше похоже на пьяный бред, не правда ли?
Мистер Тейлор захочет продолжить сделку после того, как четок не стало? Они были так давно с ним, что этот жест был почти приятным. Рушилась застарелая связь, полыхали мосты.
-Будь по-вашему, милая леди. Двадцать пять, так двадцать пять, и ни центом больше. Ухватится за тоненькую ручку, согнувшись, чтобы горячими губами коснуться шелковой прохлады нежной кожи у слияние двух рек-вен на запястье.
-А распятие... Приподнял руку, глянув на болтающийся на кончике нити крест. Выкованный руками монахов, он не представлял никакой эстетической ценности, простой крестик, простое предложение. -Отдам вам просто так.
Вернулся на свое место удерживая зрительный контакт с девушкой, потеряв при этом из виду второго мужчину. Остановил девушку собирающуюся расплатиться с ним за крестик.
-Серебро освященное. Как и это. Махнул рукой в сторону камней. "Это"- неодушевленное, без имени нарицательного, ничто. Вложил в ладошку Бриджит крест, сжал пальцы. 
Мистер Тейлор между тем подсуетился и уже спешил обрадовать священника кипой бумаг. Надо ли говорить, что святой отец Себастьян не подскакивал до потолка завидев, что ему предлагают? Кредитная карточка? Не смешите мои портки!
Дурашливая, да еще и полупьяная, улыбка заиграла на лице, в углах глаз прорезались лучи-морщинки. Подобравшись ближе к столу интереса ради взял в руки одну из бумаг, пробегая глазами по печатному тексту.
-У меня нет документов удостоверяющих личность. Не отрываясь от удивительных хитросплетений сухого официоза документа, пробубнил под нос мужчина. Иначе бы я не сидел тут так долго. -Последний паспорт съела гиена, а та бумажка, что помогла мне пересечь границы затерялась в канцелярии в Риме и где-то у местных. Хотите подождать месяц -другой ожидая подтверждения? Поднял взгляд, вернув документ владельцу.
Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.
-Или быть может изыщем иные способы вернуть вам веру в человека?

*И воплотился от Духа Святого
Через Деву Марию, и стал человеком. Gloria.

27

Пользуясь тем, что Черный переключил свое внимание на гостью, Марек позволил себе рассмотреть Библию, попутно размышляя и раскладывая сложившуюся ситуацию по полочкам. Не мешало бы подойти к Аску и перекинуться парой слов, но шушукаться было бы как-то некрасиво, да и некоторые особенности мимики Аска, хорошо изученные глухим, подтверждали подозрение в том, что сейчас они думают примерно об одном. И, что важно, приходят к одинаковому выводу.
Дождливое утро, странный гость, благотворительность с неплохими камнями, изрядная степень опьянения - сомнения в том, что дело всего лишь в алкоголе пропали совсем - хотя бы тут Марек перестал искать подводные камни. И, наконец, отсутствие (или отказ в предоставлении) документов.
Какими бы желанными в какой-то момент не были алмазы из четок, логика взяла свое и красная сигнальная лампочка уже мигала у виска так, что игнорировать было бы невозможно.
- Мистер фон Крой... - Джон мягко привлек внимание гостя, неторопливо подходя к столу, и кладя свой неожиданный подарок на него. - Ваше предложение очень заманчиво, поэтому мы и вступили в торги.
Отпустив книгу, он отступил немного, сложил руки на груди, сохраняя образ самой учтивости.
- Но у нас с мистером Тэйлором серьезная организация, в которой существует ряд неукоснительно исполняемых правил. В частности, это правило заключения сделок по всем правилам и в соответствии с законами страны и штата. Надеясь на ваше понимание, должен признать, что данная сделка не может быть осуществлена никак иначе. Поэтому мы... - Снова взгляд на Аска, контрольный. - Отзываем свое предложение. Прошу прощения за потраченное время и надеюсь так же, что вы и мисс Нильсон сможете продолжить договор конструктивнее.

28

Что и требовалось доказать. Тэйлор со снисходительной улыбкой наблюдал за пассажами так быстро набравшегося священника, и только Марек мог догадаться, что за спокойным лицом кузена скрывалось раздражение: пьяных в своем салоне он не терпел. Не хватало еще, чтобы нетвердая поступь привела к случайному падению на те милые китайские вазы, например. Медленно свернув кулек из листа, лежащего под рукой договора, Аск одним жестом смахнул в него рассыпавшиеся по столу алмазы. Вежливость в их семье досталась Джону, что, честно говоря, Моргана ни капли не огорчало. Когда ведешь себя, ставя в приоритет собственное благополучие, неловкости не испытываешь. Тэйлор сжал кулек обоими руками до состояния шара. По крайней мере, так из него не разлетятся те самые пресловутые не ворованные бриллианты. Он усмехнулся, подходя к священнику, вознамерившемуся вернуть веру в человека весьма неадекватным способом, который эту самую веру скорее подрывал, нежели укреплял. Аск не удивился, если бы весть этот фарс под названием "продажа дареных алмазов" был обычной подставой. Вещи, явно добытые нелегальным путем, как и те, что имели всего лишь "запашок" пресловутого "черного рынка", его не интересовали по определению, тем более, если они предлагались странным незнакомцем.  Антиквар перехватил священника за предплечье, и вернул комок бумаги, содержащий бриллианты, в тот самый карман, из которого они были извлечены. После этого, ни слова не говоря, Тэйлор потащил неудавшегося продавца к выходу, вытолкнул его на улицу и захлопнул за ним дверь. Объяснять либо как-то комментировать свои действия Морган не потрудился. Чуть ранее Джон все сказал за него.
- Если вы хотите что-то приобрести, миз, мой компаньон окажет вам помощь, - обратился он к девушке тоном хозяина, который по определению не предоставит своего салона для сомнительных сделок посторонних людей.
После чего убрал оставшиеся листы договоров обратно в ящик и собрал со стола чашки. Раз Джон неожиданно вернулся, можно было выкроить четверть часа на полноценную чашку кофе и неспешно выкурить сигарету, чтобы спокойно обдумать весь цирк, случившийся здесь сегодняшним утром.

Отредактировано Аск Тэйлор (2010-10-13 20:47:03)

29

Бывает так – словно идёшь по болоту, и боишься оступиться, потому что не знаешь верных ответов. И доверяешь только себе, поскольку весь этот мир может запросто оказаться ненастоящим. Реальна только ты, а всё остальное вовсе не такое, каким оно кажется лично тебе.
А потом вдруг происходит какая-нибудь ничего не значащая вещь. Мелочь. Ерунда, которую даже не замечаешь. Но эта ерунда меняет всё вокруг. И даже может быть - тебя, хотя ты и думала, что не меняешься. И крестик в твоей ладони становиться чем-то большим, чем просто занятная побрякушка, когда понимаешь, что он Настоящий. А потом понимаешь, что этот парень, что бы он тебе не плёл и сколько бы ни выпил – тоже Настоящий. И ты это чувствуешь. Едва заметное прикосновение к твоей руке, а на тебя словно кипяток вылили.
Ты сознаёшь, что настоящих людей ты знаешь мало. И если он сейчас исчезнет там за этим дождём, то ты его больше никогда не увидишь. Ни-ког-да. Неужели ты будешь просто сидеть и продолжать выбирать  безделушки из каталога?
Даже если скажешь себе: - «Тубо. Сумасшествуешь, словно тебе четырнадцать.» Всё равно останется твоё честолюбие, которое не позволяет, чтобы в городе появился какой-то человек, торгующий без твоего ведома драгоценными камнями по такой смешной цене.
Нахмурившись, девушка молча наблюдала за тем, как мистера фон Кроя выталкивают на улицу под проливной дождь. Вот так запросто, на глазах у неё – такого же по сути посетителя салона.
Взглянула на сурового антиквара:
- Слишком цинично. Со всеми посетителями так? Сначала кофе, потом… Как-то даже неуютно.- Разжала ладошку - крестик блестел, отражая свет. Поднялась, прихватив сумочку:
- Счастливо, джентльмены.  – Уже собираясь уходить, задержалась взглядом на потрепанной Библии: Ведь выкинут. Даже «Песню песней» читать не станут. Девушка молча взяла Библию и, выходя под звон колокольчика, спрятала её от дождя под куртку.

>>>кафе >>> Офис «F&C Corporation». СХН.

Отредактировано Бриджит Нильсон (2010-10-14 01:07:23)

30

Сцена завершилась. Марек проводил взглядом ненавязчиво прихваченную девушкой библию, самой же ей попытался извиняющеся улыбнуться, хотя это было уже совсем бессмысленно. Медленно сложив руки на груди, он несколько секунд смотрел на качающийся колокольчик над дверью, а потом обернулся всем корпусом к кузену.
- Твои методы доведут нас до разорения.
Выдержав еще одну паузу, отвернулся и принялся собирать буклеты со стола.
Смешанный чувства, вот что это такое: когда головой понимаешь, что случившееся вышло бестактно и грубо, но сам факт разрешения неприятной и абсурдной ситуации приносит облегчения столько, что на некоторые вещи можно смело закрыть глаза.
Ну... То есть кто-то мог и закрыть, а про себя Джон подозревал, что он будет пилить Аска за выкидывание гостя еще не один год...
- Ты завтракал? Я бы перекусил чего-нибудь прежде чем заниматься делами.
Конечно, дела, работа, возня с антиквариатом разной степени ценности. Все, что угодно, только не воспоминание о том, что еще несколько часов несся в аэропорт, позорно дезертируя.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Антикварный салон T&M /Antique shop T&M/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC