The City of Chicago

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Полицейское управление Чикаго /Chicago Police Department, CPD/


Полицейское управление Чикаго /Chicago Police Department, CPD/

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s52.radikal.ru/i135/0905/2e/763934b752d4.jpg

2

Вообще-то, она сейчас должна была находиться дома, с чашкой горячего кофе и книгой в руках. Или в ванне, под слоем белой пены, слушая хорошую музыку и пытаясь хоть так сбросить напряжение трудного дня. Или с бокалом красного вина в хорошей кампании, не обязательно дома. Масса вариантов, один другого привлекательнее, согласитесь. Но что же мы видим, Фейт Родригез сидела на рабочем месте и упражнялась в словоблудстве.
Тонкие пальцы мерно били по клавишам, время от времени поправляя очки и откидывая назад прядь волос норовившую залезть в глаза. Буквы складывались в слова, те в свою очередь в предложения и, вуаля, отчет почти готов.
«Осталось научиться вытаскивать из шляпы зайца и можно идти в цирк на подработку»,- хмыкнула девушка, поставив финальную точку и возвращаясь к первой странице. Обезглавленный тесаком труп женщины нашла горничная на утро следующего дня, Фелиция Свон, так звали покойную. Убийцу искать долго не пришлось, сам явился в полицейский участок, заливаясь слезами, и признался во всем. Банальная история, жена изменяла, муж узнал, обезглавил в состоянии аффекта. Только его признание, сожаление и слезы не вернут Свон к жизни, не вернут мать двухлетнему сыну.
Фейт устало потерла переносицу, снимая очки и поставив на распечатку документ. Она каждый день сталкивается с трупами, это было ее работой – ловить плохих парней, что бы хорошие жили в безопасности.
Но, черт бы все это побрал, почему она должна писать отчет? Ей-богу, было куда легче раскрыть несколько дел, чем напечатать хоть страницу.
-В следующий раз это делаешь ты, Бредшоу,- не открывая глаз, произнесла детектив.
-Никто в участке так не управляется со словами, как ты, Родригез,- в тоне слышалась ухмылка. Вот засранец!
-Назови мне хоть одну причину, почему я не могу тебя сейчас пристрелить?- протянула Фейт, соизволив поднять взгляд на мужчину.
-У меня аж три причины,- посмеиваясь сообщил Марк, увидев приглашающий жест собеседницы, он начал,- первое, я твой напарник.
-Это не причина, будет другой. Дальше.
-Ты жестока, Родригез,- детектив закатил глаза,- не скажу последние новости.
-Я тебя умоляю. Что нового может у нас случиться? Сплетни, небось?- она пренебрежительно фыркнула, однако лукавая улыбка Бредшоу заставила выпрямиться и посмотреть на него более внимательно,- новое убийство?- они чуяли смерть, подобно стервятникам.
-Бинго, детектив,- Марк рассмеялся, увидев азарт в глазах Родригез. Этот зуд может понять только такой же свихнувшийся на работе коп. В них было больше общего, чем оба хотели в этом признаться,- кажется несколько убитых.
-Кажется?- левая бровь взлетела вверх.
-Их подожгли в машине,- пояснил он тоном, дававшим понять, как детектив недоволен, что его перебили.
-Так чего мы ждем? Поехали,- Фейт схватила пиджак, и направилось было к выходу, но резко замерла при последних словах Марка.
-Это случилось в гетто и дело отошло Смиту и Мартинесу.
Минуту в помещении стояла мертвая тишина, после чего девушка очень медленно повернулась к детективу и вкрадчивым тоном поинтересовалась.
-Гетто значит? Смит и Мартинес?
-Не кипятись, Родригез. Сама подумай, разве я мог упустить такую возможность,- он поднял руки в примирительном жесте, когда заметил недобрый огонек на дне зеленых глаз,- ну-ну, теперь мы квиты. Ты фортели и похуже откалывала.
Девушка кинула на него испепеляющий взгляд, словно говоря «Еще хоть слово, присоединишься к трупам в морге», и вернулась на свое место.
-Ты говорил у тебя три причины, какая последняя?- она не смотрела на него, засовывая листы в папку.
-Третья, самая весомая,- по лицу Марка расплылась довольная улыбка, буря миновала, живем дальше,- мир нельзя лишить такого совершенного личика, как мое!
Своды полицейского участка Чикаго огласили звуки неудержимого хохота. Фейт Родригез, славящаяся своим извечным скепсисом и флегматичностью откинулась на спинку стула, чуть ли не плача от смеха.
-Бредшоу, ты чудо,- немного успокоившись, выдавила из себя девушка,- ладно, пожалуй пристрелю тебя позже.,- она взяла отчет и направилась к двери,- Ты идешь?
-Ну не оставлю же я тебя одну,- негодующе заявил мужчина,- ночь за окном, а Чикаго так опасен. Если хорошо попросишь, до машины провожу.
-Как трогательно, Бреди,- ответом на исковерканную фамилию стал лишь тяжелый взгляд серых глаз и легкий толчок в спину, мол, пошли уже,- учитывая, что у меня ее нет.
-А кто говорил, что до твоей?
Нет, ну вы еще где-нибудь такую наглость видели?!

3

Небоскрёб имени Святого Клемента -->

Анна никогда не была в полицейском участке. За исключением того дня, когда в 17 лет она не справилась с управлением и влетела на своём гоночном Дукати в витрину магазина. Обошлось без жертв, но она ещё два года вкалывала, как лошадь, и возвращала отцу деньги, за внесённый залог и возмещение магазину ущерба. Такие вот у Давида Рохаса были методы воспитания.
Сотрудники из отдела по борьбе с терроризмом заметно нервничали. За звуконепроницаемым стеклом бегали люди, и она вполне могла представить себе, что там творится: звенели телефонные трели, топали ноги. Кто-то отдавал приказы, кто-то тихо, словно оправдываясь, бубнил.
Она откинулась на спинку стула, к которому была прикована наручником. Её руки лежали на подлокотниках, стараясь сохранить остатки царственности, но спину женщина держала уже не так прямо.
Судя по всему, у них действительно не было других вариантом, поэтому за Анну взялись сразу и всерьёз. У неё забрали одежду и взяли анализ крови. На руках теперь расплывалась пара уродливых багровых синяков – на третий час допроса пришлось вызвать сестру, что бы вколоть ей хлорамбуцил. Анна почти не обратила на них внимания, привыкнув, что у анемиков даже лёгкий шлепок мог вызвать синеву по форме ладони, но заметила, что офицер постоянно возвращался глазами к её запястьям и, как будто смущался. Такая чувствительность, впрочем, не помешала ему 5 часов назад повалить её на асфальт при задержании. Так что Анна мерила взглядом маленького худосочного человечка, которого звали почему-то Джейсон, при том что фамилия у него была Суратха и при одном взгляде на сухие черты лица и чёрные глаза и волосы становилось ясно, что он индиец. И время от времени в меру насмешливо-устало вскидывала брови.
Ей задавали одни и те же вопросы, на которые Анна давала одни и те же ответы. Неизменно спокойно и подробно.
- Как вас зовут?
– Анна Сноу.
- Где вы работаете?
– Я – личный помошник господина Самэуля Фирса… Нет, мистера Фирса, сейчас нет в Чикаго. Нет, я не имею понятия, когда он вернётся.

Нет, она случайно попала в этот район. Поймала частную машину и пыталась добраться до этого большого универмага на окраине. Она, знаете ли, пытается отыскать керамогранит в кухню… В этом месте Анна каждый раз страдальчески закатывала глаза и начинала бубнить с видом человека, который отлично осведомлён, что его собеседник даже не может обозреть космические масштабы проблемы.
Это такая проблема, найти керамогранит, который бы по текстуре и цвету точно соответствовал пенсильванскому ясеню…. Дада, именно пенсильванскому ясеню. Никакой другой в её кухне смотреться не будет. Ну, конечно, согдийский ясень тоже ничего, но текстура слишком крупная… Нет, не добралась. Водитель заблудился и высадил её, и Анна пыталась пешком добраться до цивилизации. Нет, она не запомнила номер этого ублюдка! Машина? Вроде жёлтая.
Нет, она не наркоманка. Откуда уколы на ногах? Откройте медицинскую карту, номер страховки ***********. Там всё написано. Нет, она не может позволить себе колоть в руки, она работает с людьми и не хочет, что бы случился конфуз.
Да, всё правильно. Она родилась в Англии. Да, ей часто говорят, что у неё латинский профиль. Нет, носом она пошла в дедушку.
Анна знала свою биографию на 5. На 6+. Первый год жизни в Чикаго она по ночам, в регулярных кошмарах, отвечала на допросах. Её собственный мозг выискивал лазейки в её словах и к концу ночи разбивал всё, что она говорила, в прах. Анна смотрела вперёд, щурила глаза, и надеялась, что она не спит.
Джейсон Суратха всё повторял вопросы, в разном порядке, пытаясь поймать её на несоответствиях. Он то успокаивался, то принимался ходить по комнате и кричать на неё. Перед ним на столе красноречиво лежало досье, но там в заглавии значилось «Анна Сноу» и женщина могла только радоваться, что у Европы и Америки нет единой базы преступников. Что бы исчезнуть в Новом Свете, люди летели в Старый. А что бы исчезнуть в Старом… да-да.
А ещё мистер Суратха, глядя ей в глаза, рассказывал о жертвах взрыва, и Анна до боли сжимала подлокотники и молчала. Она бы, похоже, давно покаялась, если бы не проснувшийся неожиданно инстинкт самосохранения. Погибшие полицейские стали для неё… неожиданностью. Все святые! Она месяцы потратила, что бы сделать так, что взрывом не затронет соседние здание. Она сломала голову, но придумала. А теперь… целое подразделение… в подвале. Анна сжимала подлокотники и надеялась на то, что она знала только в теории – что эти люди вообще не успели ничего ощутить.
У неё не было никакого плана. Она не понимала до конца, что на неё есть, и не предпринимала ничего. Даже не просила адвоката. Стоило ли Анне сдать мсье де Монсальви? Интересно, насколько им интересен организатор в сравнении с исполнителем. Однако она понимала, что стоит хотя бы одним словом намекнуть, что она чуть больше, чем «помощник мистера Фирса», как пути назад не будет. Либо сдаст сама, либо… сдаст сама. А офицер Суратха, казалось, вообще не уставал, и перспектива играть в молчанку дальше, до тех пор, пока она не умрёт здесь от какого-нибудь глупого кровотечения, становилась всё менее привлекательной.

4

Руки на горле так легко сжать.
Так просто решить - кому умирать... (с)

The Vault men's salon --->

Приятель подобрался на соседней улице. После десятиминутного экскурса в изложение не совсем цензурной истории о происхождение рода человеческого, а именно Марка Бредшоу, криминалист плюнул на это бесполезное занятие. Разглагольствовать для человека, который в данный момент находится в своеобразной прострации, бессмысленное занятие. Эмилю не нравилось молчаливое поведение коллеги и от вопроса "что случилось?" уйти так же не удалось. Правда ответа не последовало. Сложно заткнуть эту ищейку, когда оный держит за хвост множество тварей, представителей криминальной стороны Чикаго. Еще один показатель, по которому Город Ветров стоял в десятке лидеров - преступность. Во многом из-за того, что это были не мелкие одиночки, попадающиеся на мошенничестве или вымогательстве. Это мастера своего дела. Так думал лишь МакФерсон, не Ким. У последнего находилось своя теория, в которую можно было вписать лишь законопослушных граждан. Несовершенная теория, отвратительная в своем бесчеловечном виде. Слишком сухо и далеко от истины.
"У меня нет времени на идеалы. Все что со мной было давно изнасиловано, избито, подсажено на наркоту и подстрелено."
Детектив не вникал в монолог своего приятеля, куда интереснее он нахдил просыпающийся город. В это время трудно понять какая часть дня за окном. Ощущение усталости приходит с первыми лучами солнца. Многие ли в данный момент стоят у окна, созерцая залитую краской небесную гладь? Куда больше людей просто досматривают свои лживые сны о пустой реальности. Почему так пренебрежительно? Марк не видел сны. Приходя домой он просто снемал свой костюм, принимал душ и ничком падал на свою кровать. Да и какая это была кровать? Просто матрас на полу и скомканное постельное белье. Беспокойный сон без каких-либо красок, который трудно запомнить.
Стеклянные витрины, как зеркало направляющее солнечный свет в неизвестном направлении. Эти игривые зайцы отчего-то упорно лезли в глаза. Правда не сегодня. Погода была под стать настроению двух мужчин, что продолжали свой путь не рискуя сломать повисшую между тишину. Это продолжалось до второго перекрестка и, естественно, первым сдал свои позиции неусидчивый эксперт.
- Сделай лицо попроще, того и гляди скоро пар из ушей повалит, - на реплику приятеля Ким усмехнулся, но не стал поворачиваться. Слов не находилось для полноценного разговора, так как он остался на месте преступления и планировал остаться там до завершения расследования. Его изнутри съедало беспокойство и чувство вины. Отчего-то показалось, что мужчина потерял бдительность и следствием этого стала смерть охранника клуба. От неприятного воспоминание и застывшего мгновения, что запечатлело расползающийся на полу алый узор, стыла собственная кровь. Одно то, что убийца действовал под носом копов говорило о ощущении безнаказанности. Что за человек возомнил себя выше чужой жизни? Какую нишу он занял, раз Правосудие для него ничего не значило? Бредшоу достал сигареты, но заметив хмурый взгляд водителя вернул пачку обратно.
- Это уже не смешно, Ким. Бросай эту хрень и не гробь здоровье другим, а в первую очередь себе, - негативное отношение Эмиля к никотину уже не так раздражало, как в первые месяцы совместной работы. Тогда детектив позволял себе куда больше сигарет, нежели чем сейчас. Не нервная работа тому виной, не дело привычки. Просто уже дурной тон. Зачем давать возможность другим травить себя, если это можно сделать самому? Вот и все оправдание.
- Просто после появления на земле женщины, мужчине нужна хоть какая-то отдушина. В моем случае табак и алкоголь. Да и ты знаешь сколько раз на дню я бросаю, - Марк похлопал коллегу по плечу четно пытаясь уйти от щекотливого разговора о здоровье. Еще не перевелись на его веку чрезмерно "заботливые не вовремя". Никто не заставит человека повернуть налево, если тот уже движется в правую сторону, разве что он сам повернется...
- Дорогой, тебе не достает внимание. Куда ты дел ту очаровательную Венеру, которую мы... - МакФерсон не успел договорить схлопотав ежедневником Кима по своей непутевой голове. Не хватало еще припоминать всех ушедших в прошлое интриг. Тема отношений едва ли была лучше разговоров о вреде курения. Только Эмиль не мог знать обо всех сторонах общения своего приятеля с особами женского пола. Не в работе и сложном характере суть одиночества...
"...просто я сплю со Смертью."
Без преувеличений и мистификаций. У служителя Фемиды на памяти множество беспорядочных связей, несколько серьезных увлечений, а так же "любовь на всю жизнь". Одна певица, другая официантка, третья преподаватель в старшей школе. Одна за другой сгорали, как мотыльки в огне. После расставания находились доброжелатели сообщающие о кончине той или другой, а быть может и двух сразу. Кто-то упорно не хотел, чтобы рядом с детективом была его половина, потому девушки уходили в вечность едва успев начать свою жизнь. Чикаго забрал личную жизнь Марка, а работа - желание ее отстаивать и бороться. Все выглядело, как четко выстроенная последовательность случайных происшествий. Первая, вторая, третья... Всего двое остались нетронуты, сумевшие найти свой счастливый путь, правда далеко от Штатов. Оставив теплые воспоминания Миранда и Кали вернулись на свою родину. Мужчина не мог предполагать травлю его окружения, так как лишь в одном случае смерть была насильственной. Остальные же... в прочем это уже не так важно.
- Если я сунул ей в трусики больше твоего это еще не значит, что мы обменялись клятвами перед священником. И ее звали Кира, - исчерпывающий ответ, на который и вовсе не надеялся суд мед эксперт. Однако теперь состояние приятеля уже перешло за границу апатии и прострации.
Беседу пришлось прервать в связи с прибытием в пункт назначения. Еще один сюрприз на голову сотрудника отдела расследований - прямо перед входом сновали парни из группы захвата, а рядом с ними был до боли знакомая машина. Вот только желание лицезреть ее обладателя отсутствовало. Эмиль, отзвонив своей благоверной, порешил остаться с коллегой в его не простой день, бросая в жертву свой законный выходной. Как бы Бредшоу не отгораживался от дружеских отношений тот не унимался и давно привык к заскокам своего коллеги. Для одного - вынужденная необходимость, в глазах другого виделся только страх приятеля.
В отделе все стояли на ушах, почти обычное состояние. Смущало лишь обилие внимания к допросной. Безликая птичка на своем хвосте принесла о наличии в отделе хозяина новенького кадиллака. Джейсон Суратха, чтоб его. Но Бредшоу благополучно проигнорировал сей факт, направляя Эмиля в свой кабинет и закрываясь от внешней суматохи. Отголоски и приглушенный топот немного раздражал, но всяким лучше, чем с головой окунаться в очередную прихоть сотрудника отдела по борьбе с терроризмом.
- Какого черта этот финик забыл в департаменте? - криминалист уселся за стол своего приятеля, закинув ноги на его край. В его руках уже был один из завершенных дневников Кима. Только по заполнению финальной страницы толстая книжечка в коженом переплете могла быть выставлена всеобщее обозрение. А уж МакФерсон, на правах лучшего друга, имел право знать о всех мыслях детектива. Но всякий раз натыкаясь на непонятные зарисовки, оборванные фразы, высказывания философов, какие-то имена удивленно гнул бровь. За более чем десять лет обладатель данного кабинета оставался странной загадкой без какого-либо условия и подсказок.
- Не могу понять, почему ты делаешь пометки карточной мастью... - только серые глаза оторвались от созерцания исполосованных страниц, как перед ним на стол легла толстая папка без названия. В таких обычно оформляют материалы начатых дел. Даты на развороте не было, как и отсутствовало классическое оформление. Первые бланки пустовали, но зато далее прилагались снимки с мест преступления, ксерокопии некоторых текстовых документов и сканированные карты рубашками вверх. Мелкие и неразборчивый почерк в описании принадлежал детективу. - Постой, это дело я помню, его закрывал Мет.
- Считай это мое хобби - работать сверхурочно, - оставив особо любопытного в своем кабинете, Марк таки решил "поприветствовать" давнего знакомого. Да и узнать из первых уст о происходящем в департаменте не мешало.
Возле допросной с умными лицами толпились сторонние наблюдатели. Что такого интересного можно увидеть в этой звукоизоляционной коробке с двумя стульями, столом и камерами? Неужто Джейсон сделал себе пластику и стал неотразимым красавцем? Ожидания не оправдались, когда Марк увидел напротив мужчины повязанную девушку. Не в какие рамки не лезло одно то, что из отдела по борьбе с терроризмом в отдел расследования убийств притащили задержанную. Заранее послав все рамки приличия и установленные нормы, Бредшоу вошел в закрытую комнату для допроса.
- Я же сказал... О, кого я вижу! - Суратха сменил гнев на саркастичную милость, когда заметил вошедшего. Что еще можно ожидать от человека, считающего себя умнее всех. Кажется, немногие осведомлены, что Джея вынудили перевестись и не позволили перебраться к федералам. Что же, теперь ему приходилось терпеть свое шаткое положение со сжатыми зубами.
- Не отвлекайся, Суратха, тебя ожидает леди напротив, - Марк собрался поприветствовать молодую особу, но запоздало понял, что руки стянуты браслетами. Благо этим никто из мужчин никогда не пренебрегал, чтобы не накликать на себя излишнюю опасность.
- Какая к чертям собачьим леди?! Бредшоу, спустись с небес и выключи придурка-ловеласа! Эта "леди" прикончила наших с тобой братьев по оружию! - Джейсон не скупился на красочные эпитеты, однако не убедил своего оппонента. Правда последний просто дал понять, что на словесную дуэль найдется более удачное время. Он же надеялся стать свидетелем интересной сцены, но получил очередной упрек. - Иди играй в свои карты и не мешай мне работать!
"Если бы ты еще работал, идиот. Уж не тебе меня учить. От МакФерсона слышать такое еще терпимо, но тебе бы следовало заткнуться или научиться думать, прежде чем нести ересь при задержанных. Оба хороши..."
Нарушение правил допроса могло повлечь за собой неприятную беседу с главной департамента, а уже после "фе" от адвокатов. Кстати, немного странно не видеть еще одно стула по другую сторону от себя, рядом с девушкой. Если ей предъявили такие серьезные обвинения, то где ее защитник и большой геморрой Джея?...

5

Мысли текли вяло и медленно.
Чем-то происходящее было похоже на танец. Мистер Суратха задавал свой вопрос. Анна ждала пару секунд и ровным голосом начинала произносить выученные за это время слова. Она уже некоторое время думала совсем не о допросе, но каждый раз ждала и выбирала, что сказать, отлично представляя себе тактику десяти вопросов (девять вопросов про погоду, а десятый – «Где лежат остальные трупы?»).
А подумать было о чём. Суратха вёл себя всё более нагло, разве что не тыкая ей в нос для подписи признательные показания в убийстве Кеннеди. Можно было попросить связать её с адвокатом из команды Фирса, но Джордж Малкович был человеком очень себе на уме и Анна совершенно не представляла себе, может ли она доверять ему теперь, когда Сэм уехал. Когда-то именно Малкович занимался её новой биографией, но теперь их «команда» развалилась и женщина играла по другую сторону доски… Кстати, о другой стороне. Теперь, задумавшись, Анна вполне допускала, что что-то помешало мсье де Монсальви забрать её. Что-то же полиция делала в небоскрёбе? Но тогда он уже должен знать, что её взяли. Где он? Почему ничего не предпринимает? Существовало два варианта, один другого хуже. Либо мсье действительно отдал её полиции, либо… либо он уже сам не властен над событиями. Либо они не успели, и она собственноручно их уничтожила? На секунду женщина представила себе, как члены клана, с которыми во время традиционных «семейных» обедов она сидела за одним столом, сгорают и их прах смешивается с той пылью, в которую превратился бетон.
Что же. Имело смысл подождать ещё пару часов. Если за это время мсье не появится, придётся прибегнуть к помощи положенного ей по закону адвоката и выбираться отсюда. Пока что она совершенно не была уверена, что стоит предпринимать хоть какие-то действия. Пусть орёт, нервничает, допускает несоблюдения правил допроса, потом это может оказаться ей на руку.
Сейчас, по прошествии времени, Анна окончательно уверилась, что никаких физических улик на неё нет, иначе бы Суратха уже давно с улыбкой всё сообщил.
Когда открылась дверь, Анна вздрогнула. Неужели. Сейчас детективу вручат результаты экспертизы и она покажет «нечто», что не позволит Анне больше никогда выйти на свободу. Однако, это был просто ещё один полицейский. Более того, они с детективом Суратха с порога начали ругаться, так что женщина удивлённо вскинула брови, наблюдая за открывшейся ей изнанкой личных отношений между сотрудниками.
Полицейские были очень разными, и их словесная перепалка могла бы даже вызвать улыбку, хотя больше всего Анна сейчас хотела оказаться в своём собственном доме. Один – небольшой сухощавый уроженец Индии – смуглая кожа, тщательно уложенные блестящие чёрные волосы, костюм, отглаженностью которого он явно гордился и тёмно-синий галстук с мелким изящным рисунком. Настоящий шёлк, три шва – всё как надо. Вошедший – сильно выше и массивней, европеец. Выглядит более… потрёпанным? Видимо, конец дежурства не за горами. Вместе они составляли странную комичную пару.
Когда ей это надоело, Анна вальяжно откинулась на стул, закинув одну ногу на другую. В этой мешковатой одежде её колени выглядели особенно костлявыми, из-за чего она неожиданно для себя расстроилась и поспешила перевести взгляд назад.
- Господа, может вы продолжите в другом месте? – она говорила очень тихо, но Суратха, который уже четыре час ждал, когда же Анна «заговорит», тут же заткнулся и вперился в неё взглядом.
- Или, если хотите продолжать орать друг на друга, подкрутите, пожалуйста, громкость на моём слуховом аппарате. Сама я не могу, а мне совсем неинтересно.
Анна насмешливо громыхнула наручниками.
- Ну и для разнообразия вы можете рассказать мне, на каких основаниях я задержана и дать мне покурить.

6

Есть две мирные формы насилия: закон и приличия. (с)

Словесная перепалка грозилась закончится мордобоем, если бы мужчины не находились в управлении. Одного не заботило служебное положение, превыше всего оставалась гордость и последнее слово. Что до второго, то Ким просто провоцировал свою неудачливую жертву. Кто еще обещает такую реакцию, как Суратха? В его отделе не нашлось бы подобных ему людей. Грех не воспользоваться шансом. Не малая роль отдавалась девушке в браслетах.
"Меня нужно загнуть над полом и увести под конвоем, иначе я не покину собственную комнату для допроса. Джей подписался на это сам, прибыв ко мне в логово. А тут самоволка не приветствуется. "
Некогда спящее эго проступало через взгляд и жесты. Мужчина чувствовал своей превосходство и того просто подмывало продолжить, ни в коем случае не останавливаться. Тяжелый день не может закончится так быстро и на минорной ноте. Уж этого он себе не простит.
Едва ли возмущения и выкрики Джейсона затихли, как голос подала его задержанная. Один из служителей Фемиды допускал вполне естественную реакцию на развернувшееся шоу с копами в главной роли, а другого раздражало все. Этот спящий вулкан с совершенно "неаппетитной" внешностью закипел мгновенно. Расслабленная поза преступника, как насмешка, сигнал к действию... И это действие было. Марк рассеянно наблюдал за взметнувшейся рукой своего коллеги, за резким движением и звонкому хлопку, когда мозолистая кожа встретилась с щекой девушки. Бредшоу стоял и смотрел, но не видел...
"Она всегда была слабой, никогда не кричала и не сопротивлялась ему. Так этому ублюдку все сходило с рук. Для соратников образец, пример всем соседям и добропорядочный семьянин.  Серая забитая мышка, с кольцом на безымянном пальце и двое малолетних сосунков не унизят отмытое годами имя полицейского..."
Минутное замешательство и повисший в липком воздухе голос Джея из отдела по борьбе с терроризмом. Его тонкие губы кривила нездоровая ухмылка, как подтверждение собственных слов, в основе праведности которых стояла железная самоуверенность. Такой привычный жест, как применение физической силы в отношении молчаливых допрашиваемых подкашивал весь былой настрой Кима. Уже откровенно плевать, что конкретно Суратха пытается выбить из особы напротив. Детектив лишь перехватывает кисть руки.
- Хватит, - без каких любо разъяснений и лишних слов. Все чаще и чаще напутствующую речь страж порядка подменял резкими и не всегда обдуманными действиями. Это вводило в легкий ступор, в коем и пребывал незваный гость. - Если задержанную направили в мой отдел, то в твоих услугах я не нуждаюсь. Закрой дверь с той стороны, - как ни в чем не бывало коп разместился напротив молодой леди и взглянул на материал, что остался лежать на столе. Сверху всего-лишь имя: Анна Сноу. Не так много для начала.
Дверь, как и планировалось, молчала. Теперь мужчины поменялись местами. Джей быстро сдался и то не располагало к себе. Либо же просто устал от этой богадельни.
- Хотел бы я знать, зачем мой коллега тратит на вас свое время, мисс Сноу. Может быть у вас есть что-то интересное и для меня?  - заискивающий взгляд проследовал по всему лицу задержанной, притормозив возле ресниц. Нет ничего плохого в том, что сегодня в руки попался такой привлекательный преступник, ведь так? Кто знает, вдруг Суратха ошибся и эта девушка жертва обстоятельств. Никогда не поздно поиграть в героя...

В  кабинете детектива Бредшоу:
Завершенные дневники молчали, как и двенадцать лет назад. Чтобы не говорил их хозяин, ничего вразумительного понять было невозможно. Эту личную информацию Марк не раскрывал. Он признался Эмилю, что не имел общего представления о настоящих дневниках, которым принято рассказывать все от и до. В руках мужчины сейчас обычный блокнот с непонятными заметками, зарисовками и выдержками из различных источников. МакФерсон не замечал за собой тягу к тайнам, покрытых плесенью и толстым слоем пыли, но коллега, что родился в солнечном штате Флорида, менял мировоззрение.
- Наивный ты, Эм. Будто за двенадцать лет ты не понял, что Бредшоу безнадежен, - ежедневник отправился в непродолжительный полет в сторону невысокой стопки бумаги и благополучно смахнул ее на пол. Белоснежные листы легко взмыли вверх под череду проклятий со стороны нежданного гостя. Он принялся собирать все обратно на стол, чтобы не схлопотать по шее от Кима, а глаза произвольно просматривали каждую строчку. Ничего интересного на первый взгляд. Копии официальных постановлений, отчеты за текущий и прошлые месяцы, краткая биография некоторых новых сотрудников отдела... А вот нижние листы заинтересовали куда больше. Это было заключение психиатра. Суд мед эксперт пробежался по помятой отпечатанной странице с упоминанием о Марке Бредшоу и направленное лично главе отдела расследований. Документ без подписи о принудительном лечении упомянутого сотрудника и временном отстранении детектива от работы. Неожиданно? Страшно даже представить насколько велико было удивление Эмиля, когда для многих размытое заключение накладывалось на последние годы общения с коллегой. За мужчиной никогда не велось особо чистой репутации, но и дерьма в своих карманах он не носил.
- Какого черта ты молчишь, Ким? - дневники уже благополучно забылись. Темой номер один стал диагноз медика. Пальцы перелистали заключение обследования за прошлый год, далее следовали извещения и выписки, рецепт индивидуального антипсихотика, назначения на некоторые процедуры. Даты на бумаге с периодичностью в месяц и начинаются они явно не в прошлом году.
Исходя из увиденного детектив отдела расследований убийств Марк Ким Бредшоу не имеет права продолжать свою службу в полиции. Сий факт позволял начальнику управления проститься с мужчиной без права на восстановления на занимаемую должность. Это должно было случиться, но бумаги находились не в центральном офисе, а лежали в кипе ненужной макулатуры. Возможно ли, что названный друг МакФерсона сумеет скрыть правду? Надежда на Марка еще оставалась. Он должен поступить верно...

7

На самом деле Анну никогда не били. За все прожитые ей без малого три десятилетия на женщину никогда не поднимали руку.
Вся боль, которую она когда-либо испытывала, была связана только с предательство собственного тела и собственными неудачными экспериментами. Анна не выдержала и  кинула быстрый взгляд на собственные ладони,  которые были чистыми и гладкими. Даже слишком. После шлифовки шрамов у неё на запястьях до сих пор не росли волоски.
Глядя на Давида Рохаса, нельзя было даже предположить, что он может поднять на кого-то руку. Он и не мог. Да и все люди, встретившиеся ей уже в Чикаго, мужчины и женщины, жестокие, себялюбивые, властные, всем остальным развлечениям в мире они предпочитали именно вербальное избиение.
Есть такой тип людей, которых никогда в жизни не били. Они не ломали ноги и головы, не падали с балконов, не получали сотрясений мозга. Они могут быть сколь угодно напуганы, поломаны жизнью, однако неизменным остаётся то, что они идут по жизни с чёткой уверенностью в собственной неприкосновенности. С кем угодно, только не с ними. Может произойти всё, что угодно, но они никогда не будут избиты, изнасилованы, убиты. Они не станут жертвой аварии или перестрелки. Уверенность кроется в том, что возможность подобного просто не приходит им в голову. Поэтому они с лёгкостью лезут на крышу, выступают против заметно превышающего числом противника… и порой даже, не падают и побеждают.
В этом плане последние 5 часов были для Анны своего рода… «разрывом шаблона».
Щёку саднило, а в спине нарастало противное гудение. В казенной одежде было неуютно. И холодно, чёрт побери! Было очень странно чувствовать себя не то, что бы жертвой… а именно «пойманной».
Впрочем, сокрытие всего и вся было натурой Анны Сноу.
- Ну, для начала, вы могли бы представиться по уставу.
Это было интересно. Копы поорали друг на друга и один выгнал другого из комнаты. Какая прелесть.
Анна, щурясь, разглядывала своего нового «собеседника». Когда она одевала линзы, ей всё время казалось, что она просто забыла одеть очки и женщина щурилась.
Итак. Что мы имеем. С одной стороны Сухатра уже начал основательно ей надоедать, так что Анна даже всерьёз начала опасаться, что может попросту заснуть в кресле. А с другой тот был ей более менее понятен, со всеми его цыганочками с выходом. Второй детектив был европейцем. В отличие от Сухатры, он, скорее всего, был даже выше её и определёно массивней, что Анну всегда раздражало. В природе один противник может морально задавить другого размером, размахом крыльев или яркостью оперенья. Про размер можно забыть, её крылья пристёгнуты к стулу, ну а роба… даже у детектива одеяние было менее монохромным.
И, хотя мужчина напротив и поглядывал на неё вполне дружелюбно, Сноу не могла бы сказать, что это сильно её обнадёжило.
- А ещё происходящее более всего напоминает игру в плохого и хорошего полицейского. Вы опоздали, мистер детектив, эти технику уже давно воспел кинематограф.
Анна свела перед собой руки, насколько это позволяли наручники, соединив кончики пальцев, и выпрямила спину.
- Мне так и не предъявили официальное обвинение. А ещё почему-то, обвиняя во взрыве, привезли в отдел расследования убийств, - она усмехнулась. – Да, я умею читать таблички. Всё это заставляет меня думать, что в отделе по борьбе с терроризмом попросту не хватает места. Неужели полиция в таком отчаянии, что решила повязать без разбора всех, кого обнаружит в километре от здания?
Анна картинно возвела глаза к потолку, после чего внимательно уставилась детективу прямо в глаза.

Отредактировано Анна Сноу (2010-09-14 22:04:54)

8

Надо иногда слегка побранить то, что нас очаровывает. Это брюзжание и называется благоразумием. (с)

Часы, что красовались на руке Джейсона сводили с ума своим тиканьем. Кому только в голову пришло придумать этот отвратительный звук. Тик-так, как лезвием по нервам. А у Бредшоу они всегда натянуты. Трижды спокоен, дважды терпелив, один раз безумен. Но наручные часы смешанные с прочими звуками не нагнетали атмосферу, как это происходит в тишине. Когда нужно сдерживать себя подмывает выкинуть что-то такое, за что в последствии приходится осуждать собственные поступки.
Раскрытый и еще незаполненный протокол допроса, что чистый холст перед художником или заглавная буква первого абзаца у писателя. Это самое начало, с которого бывает трудно начинать. Имея на руках порядок допроса Марк лишь хмурил лоб, так как не представлял ни то как следует беседовать именно с этой подозреваемой, ни то что пытался выведать Суратха. На волю случая? А как иначе...
- Хорошо. Вернемся к официальной части, - мужчина достал сигареты и зажигалку, выкладывая предметы на край стола. Это профессиональная привычка и никто не знает откуда ее переняли полицейские. От федералов? Черт их знает. - Детектив Бредшоу, отдел расследований... - он мельком пробежался по строчкам из краткой биографии, что занимала место в тонкой папке. Те, кто дал наводку на конкретного человека, а Марк все еще сомневался в компетентности Джея, сделали это не вчера и не неделю назад. Спланировано настолько хорошо? Отчего же последствия столь печальны?
Сухая анкета без каких-либо подробностей. Вся непродолжительная история мисс Сноу начиналась с прилетом в Штаты из Нидерланд. На представительницу империи тюльпанов, родины свободы и доступного разврата она не тянула, правда то и не интересовало служителя Фемиды. Пока не интересовало. В графе официального места работы, веселя своей абсурдностью, выглядывал статус обычного бумажного червя - секретарь. Работодатель отчего-то не значился.
"Боюсь записываться в приемной у такого секретаря. Где то время, когда за миниатюрным столом перед кабинетом сидела натасканная кофеварка? Видимо хорошего кофе на горизонте не наблюдалось."
Ничего примечательного в биографии составленной Суратхой нет. А, собственно, зачем Ким сидит на этом самом месте и занимается отсебятиной? Почему ему не предъявляет претензии взбалмошный коллега? Какого черта он вообще пришел в чужой монастырь со своей ересью? Мужчина потянул пальцами фильтр сигареты. Глаза остались изучать вымученное длительным допросом лицо девушки напротив, пока ладонь орудовала с зажигалкой.
- Курите? - Ким привстал со своего места и двинулся в сторону двери, где сейчас стоял сотрудник отдела по борьбе с терроризмом. Протянутая ладонь ожидавшая ключа от наручников и выжидающий взгляд лучше и действеннее элементарного вопроса. От такой наглости любой зарычит, того и гляди еще набросится. Однако сегодня явно был какой-то праздник, раз Джейсон просто вручил искомый предмет своему ненавистному оппоненту.
"Вы сегодня сама любезность, мистер Суратха. Я тронут до глубины прямой кишки. Темнишь, брат, а я это не люблю."
Детектив возвратился к столу. Почему его пальцы скрипят ключом в маленьком замочке на браслетах допрашиваемой? Изначально закрытый разговор, отягощенный даже такой маленькой деталью, как наручники, не располагает к откровенным признаниям. Подобная мера применима к уже осужденным, а это лишний раз волнует сидящих напротив стражей порядка. В такие моменты в словах расползается желчь, появляется напускной героизм или абсолютная апатия. Копам плевать - это не их жизнь, а всего-лишь галочка в собственном досье.
- А ещё происходящее более всего напоминает игру в плохого и хорошего полицейского. Вы опоздали, мистер детектив, эти технику уже давно воспел кинематограф. - фраза произнесенная мелодичным женским голоском едва ли не заставила улыбнуться. Он уже слышал, конкретно сегодня уже во второй раз. Техника обыгранная голивудскими актерами рассеивала четкое представление о допросах. Если Сноу ожидала ответной реплики мужчины напротив, то это было бесполезно. Хорошего полицейского не существует, так чего же о нем говорить, а уж тем более играть в него?
Заявление задержанной о отделе Суратхи полностью совпадало с мыслями самого Марка. Какому придурку пришло в голову направить клоуна в драматический театр? Дело пахло статусом главы отдела или очередной неудавшийся шуткой. Если сейчас в допросную сунется спецназ они будут куда уместнее напыщенного индюка у входа в помещение.
- Вернемся к вашему обвинению немного позже. Для начала еще раз предупреждаю вас об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, - фразой мало кого удивишь, а с учетом ее условного назначения и почти бесполезности на практике... Очередная формальность, которой мог пренебречь разгоряченный мыслями о повышении Джейсон.
Мужчина протянул девушке свои сигареты и зажигалку. Дурной тон, но тянуться через весь стол глупо и опрометчиво. Небольшая дистанция должна позволять содержательный разговор и не допускать фривольных выпадов. От стиля вопрос-ответ прийдется отказать изначально. Детектив не знал дела, но уже упоминание о взрыве давало прощупать почву.
- В материале отсутствует ранняя информация о вас, мисс Сноу. Такое ощущение что вы возникли на горизонте с определенной целью. О вашей родословной, так же как и о ее отсутствии не упоминается, - он поймал сосредоточенный взгляд Анны и прямо ответил на него. Нет, на детские игры в гляделки намеков не было. В который раз на своеобразную дуэль приходилось выходить безоружным...

9

- Спасибо, - Анна ненавязчиво потёрла затёкшие запястья, так, что бы это не слишком бросалось в глаза.
Она намеренно небрежно достала из пачки сигарету, зажгла её и затянулась, стараясь не показывать, что готова наброситься на жалкий кусок раскрошенных табачных листьев, как голодный ребёнок из страны третьего мира на кусок сыра. Рот наполнил дым и голова чуть закружилась, так что женщина не выдержала и закрыла глаза.
Впрочем, вместе с дымом, она почувствовала вкус жжёной бумаги и прогорклой смолы и поморщилась.
- И всё равно я не понимаю, - Анна скептически уставилась на сигарету, а потом не выдержала и ещё раз голодно урывкой затянулась, так что продолжение фразы началось с придыхания, - зачем курить бумагу и смолу, когда почти за те же деньги можно курить чистый табачный лист, пусть и порезанный. Это всё равно, что заваривать концентрат чая, что бы потом разводить его водой. Содержание чая такое же, но всё равно вместо просто чая получается чай с водой.
Она огляделась в поисках пепельницы, и, не обнаружив подобной, демонстративно стряхнула пепел на бетонный пол. Больше никакими комментариями свою «подзарядку» никотином она снабжать не стала, полностью погрузившись в процесс и немного рассеяно слушая откровения детектива о её биографии. Кто знает, когда ещё раз удастся покурить. Скурив сигарету до самого фильтра, Анна потушила её о металлический подлокотник стула, а затем почему-то аккуратно положила на угол стола. Посмотрела на окурок задумчиво и поправила его, что бы он лежал точно параллельно краю.
- Неужели? – Анна криво усмехнулась, брови картинно взлетели вверх. – О, я очень сожалею, детектив Бредшоу. Но вы же понимаете, что это говорит только о непрофессионализме тех, кто собирал это досье, а вовсе не о том, что я родилась в аэропорту Чикаго, причём уже совершеннолетней прокуренной барышней.
Это становилось всё более похоже на привычные словесные баталии на приёмах, где Анна Сноу с компьютерной точностью читала на лицах и в биографиях присутствующих степень их полезности. Правда на приёмах было значительно теплее, ведь предполагалось, что открытые плечи дам ни в коем случае не должны покрыться мурашками. Анна сложила руки на груди, спрятав противно замёрзшие ладони.
- Неужели там даже не написано, что я родилась в Великобритании? – она кивнула на досье, - Я, кажется, указывала страну рождения где только не лень, во всех анкетах на получение визы, к примеру. Впрочем, - Анна сделала паузу, что бы добавить сказанному значительности, - я готова ответить на любые ваши вопросы. Спрашивайте.
Она совершенно не опасалась за свою поддельную биографию. На сколько Анна знала, Метески хорошо позаботился об этом.
- А знаете, что интересно мне? – женщина не дала задавать себе ни одного вопроса, резко наклонившись вперёд, опершись руками о подлокотники стула. – Вы с ээээ…, - она кивнула на второго детектива у двери и сощурилась, как будто вспоминая, -… мистером Суратхой?, всерьёз полагаете, что я взорвала тот огромный небоскрёб? Знаете, я видела, как это произошло. Это огромная махина из стекла и бетона. А её просто не стало. У меня, конечно, из образования средняя школа и курсы секретарей-референтов, но у меня есть подозрения, что там нужна была бомба побольше, чем поместиться в моей сумочке. Просто некого больше обвинить? Или это как-то связано с тем, что я работаю на Самуэля Фирса? Так вот. Не думаю, что арест личного помощника как-то отразиться на его настроении. Мистер Фирс сейчас в Европе и я уже довольно длительное время не забираю его рубашки из прачечной. Или хотя бы ответьте мне на вопрос – зачем мне могло понадобиться взрывать этот чёртов небоскрёб?
Вопреки воинственному содержанию, Анна говорила спокойно, тихо и как-то заморожено, делая ровные ритмичные паузы.  Там, где в письме были бы запятые – покороче, а там где точки – подлиннее. Она даже чётко вела в конце каждого предложения интонацию вверх, как будто была участником конкурса на чтение прозы.

10

Маркс писал, что у бедного, мол, своя, правда, а у богатого своя. Я не согласен с этой точкой зрения. Правда всегда одна, все дело в том, что каждый смотрит на нее сквозь призму собственного понимания вещей и личных интересов. А потому и видит только то, что хочет видеть сам. (с)

Слова благодарности, как часто приходится слышать их по ту сторону стола? Редкое удовольствие, когда эти самые слова произносят аккуратные женские губы, а не тонкая, нервно закушенная пародия на них. Утомительные допросы в конец обнаглевших наркоманов, тех, кому "нечего терять" и еще один контингент, с n-ным количеством счетов на баснословные суммы. Не для кого не является тайной, что у каждого стража порядка есть своя цена. Видя перед собой патологического покупателя, копы начинают предлагать себя не хуже проституток. Тонкие намеки, ненавязчивые угрозы и даже прямое заявление "замять дело". Какой нарик или обиженный боссом официант достанет приличное поощрение своему благодетелю? Правильно, лучше наверняка знать состоятельных клиентов в лицо. Но возвращаясь к задержанной детектив не спешил уподобляться своим коллегам. Деньги не самое важное, что можно встретить в жизни. Их слишком много и так мало, что хочется погреть руки о чужое богатство. Брал ли Бредшоу взятки? Не сочтите служителя Фемиды за святошу, не гнушался и этим, когда хотелось как следует насолить своему боссу и поправить свое шаткое положение.
Девушка нашла себя далеко от городской свалки, маловероятно, что ее вены знали страшные инъекции, разве что забавы ради она пудрила нос кокаином. Искушенный женской красотой Марк, без зазрения совести, рассматривал Анну. И почему на его пути встречаются только "плохие девочки"? Издержки профессии или настолько изломанное представление об идеале? Для полноты картины не достает интимной атмосферы, дорогого ужина из ресторана с непроизносимым названием, отсутствие злопыхателя в виде Джейсона.
Так не к месту в кармане настойчиво завибрировал мобильный. Если первый раз его получилось проигнорировать, то дубляж стал поводом для раздражения. Не отвлекаясь от сигареты и допрашиваемой мужчина мельком взглянул на два входящих сообщения. Одно от "Блондинки", он же Эмиль МакФерсон, другой - от Ларри Пелко. Второй был более ожидаем, а первый отправился легким движением руки отправился к конец списка.
Размышления Сноу о табачной продукции и более рациональной траты денег умилял. Ей не доставляло дискомфорт подобное положение вещей, она почти уверена в том, что происходящее не более чем клевета. Поддерживать эту тему, как и ее развитие сотрудник отдела расследований не стал. Однако краем глаза видел, что твориться с его коллегой у входа. Еще минута и Суратха перестанет соблюдать негласное соглашение. Долго же ему пришлось возиться со своей задержанной. И Ким на себе прочувствовал почему же девушка до сих пор в их лапах.
Анна в нескольких фразах давала понять свое превосходство над всеми присутствующими. О недалеких полицейских и вовсе упомянула несколько раз. Опьянение властью неминуемо приводит к краху хрупкой, выстроенной своими руками пирамиды.
-... я готова ответить на любые ваши вопросы. Спрашивайте. - Полная свобода действий? Очень опрометчивый ход, особенно в сторону детектива. Раз девушка хочет потешить свое самолюбие, что же, лишать ее такого повода. Только это сделает кто-то другой.
- С удовольствием послушал бы повесть о том, как типичная европейская мисс решила сменить обстановку. Еще больше хотел бы узнать причину, по которой упомянутая мисс осталась в Штатах, - без особого энтузиазма разглагольствовал Марк. Нет, это определенно не то, что ему требовалось. Ждать пока с неба снизойдет озарение? У него нет времени на этот детский лепет. На его шее два трупа и два лихача на хамерах - все за одну ночь! Еще и практикующей секретарши-подрывницы не хватало. И куда только тянет заигравшихся во взрослые игрушки детей?
"Малолеток насиловать, банки грабить, сердца коллекционировать - вот она, романтика, черт меня дери. Врачи, учителя, пожарные, космонавты уже не в почете. Как, собственно, и полицейские. Хватает ума своими руками собрать "хлопушку"? Так какого хрена несет работать на идиотов, что не способны переплюнуть своих конкурентов в словесной перепалке и в толщине кошелька?"
Мужчина размял руки, надавливая на согнутые фаланги подушкой большого пальца. Многих хрустящий звук раздражал, другие - просто не замечали его, практикуя эту не слишком полезную терапию на себе. Откровенная скука, плавно перетекающая в раздражение и гнев, так же медленно двигалась в обратном направлении. Знакомое имя осталось на слуху, заставляя напряженно вспоминать о ком идет речь. Фирс - не такая уж частая фамилия, хотя на памяти Бредшоу были и более экзотичные. Анна - помощник этого Фирса, как и указано в материалах свежего дела - секретарь.
- Крупную рыбку мне подкинули, да, Бредшоу? - ехидный голос Джея сбивал с толку. Еще его комментариев недоставало. Была бы воля и в допросную уже ворвалась стоящая у входа группа захвата, скрутила бы своего шефа и уволокла как можно дальше от департамента. Мечты.
"Подкинули тебе. Называй вещи своими именами, Джейсон."
Не редкие случаи, когда сотрудников отдела намеренно приводили к конкретным лицам, дабы списать последних со счетов. Выживает сильнейших, а когда не хочется марать руки рядом оказывается полицейский наряд. Таким же образом Ким вышел на трех своих подозреваемых годом ранее. Жена одного из членов небольшой группировки слила важную информацию, а после ареста своего суженного упорхнула в Марокко со своим любовником.
- Надеюсь, вы понимаете, что обвинение в терроризме или подготовке терракта это очень серьезно, - детектив не отвлекался от своего намеченного плана, следуя поэтапно к цели, - Меня не волнует то, что интересно вам, мисс Сноу, - пришло время переходить в наступление, пока не начался второй акт. Более любезничать с девушкой, что позволила себе расслабиться, он не намерен.
- Что вы делали в непосредственной близости от эпицентра событий? - Бредшоу поднял взгляд от чистого листа, вознеся над ним ручку. Доверить ведение протокола Суратхе хуже чем просто встать и отправиться в начале рабочего дня домой. Последнее, что он сделает, так это позволит кому-то из коллег делать за себя свою работу. Не говоря уже о неразборчивом почерке.
- Сфера деятельности не подразумевает работу с химическими веществами. Ваша одежда и кожа рук будет исследована на наличие остатков взрывчатого вещества и прочих посторонних элементов, - несколько дежурных пометок для будущей проверки и лаборатории, в которую Марк и сам обязан заглянуть. Его сознание тревожил случай в клубе и не позволял полностью переключиться на безрукого Джея. Произошедшее смахивало на хорошо спланированную аферу в стиле зажравшихся федералов... или кого-то еще.

11

- О, я тоже всячески надеюсь, что моя одежда была конфискована именно для этого, а не для того, что бы я замёрзла на допросе, - спокойствие, абсолютное спокойствие.
Люди по-разному реагируют на стресс. Реакции Анны всегда были абсолютно определённы. Если на неё давили, она погружалась в апатию, как будто отодвинувшись от всего мира. Самой себе в такие моменты она представлялась большим шершавым крокодилом, который из-за стекла зоопарка меланхолично рассматривает посетителей. Дети прикладывали к стеклу маленькие мягкие ладошки, женщины деликатно постукивали пальцами, некоторые мужчины, раздражённые тем, что зрелища не предвидится, стучали по стеклу рукой, видимо полагая, что крокодил их не слышит.
Детектив Бредшоу сейчас явно попытался властно стукнуть по барьеру, на что зверь только моргнул. Медленно и меланхолично, сначала прикрыв глаз белесым вторым веком, а затем снова подняв его обратно.
Одежду, которую Анна одела в подвале, она специально перед этим полдня носила дома и на улице, так что на ней было полно её ДНК и волос.
- На случай, если решите делать обыск… Вам подсказать адрес моего дома или он у вас всё-таки есть? Если что он есть в налоговой выписке,– ещё одна безобидная шпилька. Подумал, Анна зачем-то добавила. – Я исправно плачу налоги.
Ни колоннообразная лапа зверя, завершавшаяся короткими пальцами, ни тонкие прозрачные женские руки не шелохнулись.
Потом она, конечно, отведёт душу, но когда давление спадёт, а не сейчас, и не надейтесь.
- На самом деле, мистер Бредшоу, всё очень просто, - она подумала и передвинула затёкшие от долгого сидения ноги. – Я – человек порыва. Мы с мистером Фирсом познакомились на крупной фармацевтической выставке в Стратфорде. Слово за слово, разговорились, поужинали вместе. Самуэль в шутку пригласил меня работать к себе, он тогда расширял лабораторию, а я взяла и согласилась. Собственно Сэм и его адвокаты и устраивали все формальности с моим переездом и получением гражданства.
Пресса была отлично в курсе экспрессивного нрава Самуэля Фирса, так что никого из тех, кто читал об учёном не удивило бы, что он ни с того, ни с сего взял непонятную дамочку с другого конца земли к себе в контору на место с баснословной зарплатой. Кто её знает? Может она готовит яблочный пирог, как его бабушка, или Фирс поклонник мисс Бронте и ему тоже захотелось себе унылую чопорную гувернантку в чёрном из Туманного Альбиона. Или англичанка просто очень хорошая охотница за богатыми покровителями. Когда Фирс стал вместо своих ухоженных красоток ходить на все приёмы с секретарём, в свете неумолимо поползли слухи об их любовной связи, поэтому женщина даже не хотела думать о том, что же услышали бы полицейские о ней, если бы решили опросить «знакомых» по бизнесу. Она всегда старалась абстрагироваться от общественности и слухов. В конце концов, Анна имела дело в основном с мужчинами, которым было наплевать, а не с их женами, которые и передавали сплетни друг другу за утренним чаем.
В целом ей сейчас было на руку и то, что она начинала всё-таки именно с рядового секретаря в его команде. Да и Сухатра очень вовремя скабрезно хмыкнул на слове «поужинали», и страдальчески возвёл глаза к потолку на «Сэме».
Зря она о нём заговорила. Анна неожиданно почувствовала себя очень уставшей. Она скучала по Сэму и спокойной не нервной работе на него. Фирс пинал её, как нашкодившую собаку, когда она совсем этого не заслуживала, а в моменты злости любил сплясать фламенко на всех её больных мозолях. Но он никогда не предавал её… Если бы Анна подрывала этот чёртов небоскрёб для Сэма, она бы никогда не оказалась в полиции. Машина бы ждала её внизу, столько, сколько понадобиться. Если бы что-то случилось, Сэм бы устроил для Анны всё, начиная от новых документов, заканчивая новым лицом.
Он никогда не предавал её… не считая того дня, когда улетел на самолёте, не оставив даже записки.
- Ох уж эти игры в покер, - она не заметила, что сказала это вслух.
- Ответ на ваш последний вопрос, детектив, есть в протоколе допроса. Он повторяется там, если я не ошибаюсь, двадцать три раза, - Анна чуть ссутулилась и устало рассматривала свои ногти, явно потеряв интерес к происходящему.

Отредактировано Анна Сноу (2010-09-23 01:08:20)

12

... В большинстве споров можно подметить одну ошибку: в то время как истина лежит между двумя защищаемыми воззрениями, каждое из последних отходит от нее тем дальше, чем с большим жаром спорит. (c)

Часть слов девушки нашли свой отклик на листах протокола, правда чисто формально. На самом деле эта бредовая писанина должна донимать Джейсона, но никак не Кима. Одному из мужчин определенно не хватало премиальных и это явно не сотрудник отдела по борьбе с терроризмом. Сколько же воды приходилось конспектировать, что необразованная школота или скучающий студент перед носом лектора. Ведь все, абсолютно все, дополняло открытое дело. Настолько оно "открыто" судить будет Суратха, а его коллега, выйдя из допросной, возьмет себе пару выходных. Что же до мисс Сноу... Молодая особа, как и прежде, что не удивительно, отказывалась сотрудничать. Не явно, нет. Но всем своим видом выказывала негодование, откровенную тоску и отрешенный взгляд. Не здесь была задержанная, уж точно не перед Бредшоу. Вело ли ее запоздалое чувство тревоги или это своеобразная защита от внешнего раздражителя, кто знает. Однако ей лучше начать говорить то, чего дожидаются оба мужчины.
Когда парни Джея успели собрать одежду - вот это загадка. Еще один оперативный жест, что доселе не водился за таким трутнем, как он. С трудом верилось, что дорогие тряпки были отправлены точно в срок и по адресу. Память хранила воспоминание о неудачном захвате придорожного кафе, куда своих стервятников отправил их шеф, сам же попивая кофе в оном заведении. Какого же было удивление, когда собственный отряд нагрянул и загнул над полом всех присутствующих, расплескав бодрящую жидкость по столу. Дорогого стояли отменные кадры одного из ребят в масках. Правда свою оплошность мужчина быстро замял, оставив лишь тень повода для насмешки.
- На случай, если решите делать обыск… Вам подсказать адрес моего дома или он у вас всё-таки есть? Если что он есть в налоговой выписке. Я исправно плачу налоги. - детектив приподнял одну бровь, заглядывая на первую страницу с досье на мисс Сноу, оставляя в памяти полезную информацию. Что же до упомянутых налогов...
"Налоги плачу, старушек через улицу перевожу, оставляю чаевые официанту. Да вот только в подвале у меня труп соседа, а в багажнике - повязанный кредитор вместе с лопатой и мешком, на загородную прогулку собираюсь, в лес. Старая песня с известным текстом, но другой музыкой. "
Страж порядка тяжело вздохнул, возвращаясь к скудной писанине. Уж налоговая, пожалуй, точно не заинтересуется ближайшее время личностью мисс Анны. Недостаток этого внимание окупиться со стороны Закона и Правосудия. На справедливость, однако, надежды не было. Скорее всего у такой подозреваемой есть неплохой спонсор, коий найдет лишнюю сумму, чтобы выпустить птичку из клетки. Голосистую птичку, надо отметить.
Отчасти, после очередного упоминание имени Самуэля Фирса, Бредшоу пришел к банальному умозаключению, которое было с ним начиная с обозначенной должности. Зачем мужина держит на работе красивую женщину? Только ли с учетом ее квалификации? Отчего же на роль секретарей не подходит более зрелая часть женского населения? На тонких губах заиграла ироничная улыбка. До безобразия просто и прозаично. И кажется не один Марк думал так. Свои пять центов вставил Джейсон, правда в сдержанной форме, но не менее ядовитой.
Суждения Анны о "уникальной" находке Фирса, в ее лице, оставляли еще больше вопросов. Начиная с того, а какого лешего такой замечательный человек берет под свое крыло неизвестную особу? Это неоправданный риск в масштабах крупного бизнеса. Фармацевтика? Очень интересно и совершенно лишнее, надо сказать. Однако протокол молча "проглотил" новые данные. Новая работа, лояльность с переездом. Какие интересы преследовал Самуэль, давая распоряжения относительно девушки? Раскрытым потенциалам не пахнет. Уже не говоря о проскальзывающем щекотливом отношении этих двух людей. Служебный роман не ново, но для подобного случая маловероятен. А более достойное оправдание придумать сложно, разве что от доброты душевной.
"Что за ерунда?"
Взгляд детектива наткнулся на знакомый почерк Суратхи. В часть листа, вместо должной информации и увесистой доли допроса, было выведено слова "сука". Какой эмоциональный порыв за множество часов допроса с пристрастием. Ребенок, не иначе. Как же это знакомо самому Киму. Чего греха таить, и он не брезгует "выпустить" пар аналогичным способом. Куда лучше и гуманнее, нежели чем кидаться в заварушку.
- Ох уж эти игры в покер, - тихая фраза, сказанная между делом и в никуда. Острый стержень ручки замер над бумагой. Служитель Фемиды уже слышал сегодня, упоминал эту карточную игру. Для любого другого - элементарное стечение обстоятельств, для него - закономерность. Что еще можно было ожидать от молодой девушки, которую повязали по чьему-то заказу и сунули под нос обвинение в интересной статье. Не стоит удивляться, что на месте подозреваемой оказалась не фанатичная мусульманка, а нетипичная для произошедшего англичанка.
- Вы любите азартные игры? - на краю одной из страниц появилось упоминутое Сноу число 23. Что в сознании Бредшоу это означало? Пока ничего, но ладони стремительно потели, чувствуя под пальцами что-то важное. И ему нельзя упускать свой шанс. Вероятнее всего за все случившееся ему крепко достанется. В частности за вторжение в процесс допроса и отсутствие со стороны подозреваемой адвоката...
"Прожить бы сегодняшний день, а завтра уже не так страшно помирать."

В кабинете детектива Бредшоу:

Эмиль проклинал тот день, когда он взялся за "дамочку с собачкой"*, проклинал собственную тетушку с отвратительными кулинарными способностями, припомнил все хорошее автомеханику, из-за кого пришлось менять свечи и сливать масло. Но "золотой медалью" увенчалась переадресация входящих звонков на мобильном Кима, чтоб его переехал паровой каток. И аппарат, и хозяина! МакФерсон просто обязан был дозвониться до этого чертяги, именно сейчас. Но всякий раз трубку поднимала Кара из приемной. Не будь криминалист дамским угодником продолжал бы гонять несчастную девушку с утра пораньше.
Оставить попытки достучаться молодой мужчина просто не мог в силу своей настырности. Так не кстати баланс подошел к критической точке и всего упорства хватило только на короткое смс с очень "лестным" содержанием. Ждал ли Эм скорейшего ответа? Разумеется нет, ведь коллега никогда не отвечает на короткие сообщения и сообщения вообще. На удивление нежеланного гостя в кабинете сработала внутренняя линия.
- Где тебя носит, кретин?! - едва успевая поднести телефон к уху разразилась гневная тирада. Отчего-то эксперт был уверен, что на другом конце его незабвенный друг, что последние несколько минут сводит с ума своим молчанием. Однако расчет оказался ошибочным...
- МакФерсон? Что ты забыл в кабинете Марка? - голос еще одного сотрудника лаборатории негодовал на другом конце. Ларри Пелко, что некогда был наставником неразумному и взбалмошному студенту, - Не спеши отвечать, как-нибудь обсудим. Мне нужен Бредшоу, - происходящее отчетливо напоминало неудавшуюся комедию с далеким от счастливого конца финалом. Суд мед эксперт усмехнулся, перекладывая трубку телефона на плечо, дабы освободить руки. Ладони потянулись к мертвому сотовому, что не дождался ответа.
- Он всегда и всем нужен, мистер Пелко. Мне в частности, - мобильный отправился в карман, доживая на последнем издыхании отмирающий зарад аккумулятора. Именно сегодня нужно было случиться перестрелке на хамерах в центре Чикаго, и именно сегодня, вернее вчера утром, дочка решила поиграться с "игрушкой", полностью посадив батарею. Если у несчастий есть закономерность, то она сходиться на одном конкретном человеке.
- Ладно, тогда тебе лучше схватить его ежедневник, если есть под рукой и слушать меня внимательно, - несколько растерянные движения чуть не размозжили телефон на равные части. Рука дотянулась единственной в поле зрения маломальски чистой поверхности и ручке. На счастье самого МакФерсона книжка в кожаном переплете осталась при своем владельце. Иначе сидел бы он тут? - Подвешенного в "Сейфе" зовут Джон Д'Вольф. Вертелся на бирже, имел неплохой бизнес. На момент убийства в браке не состоял, но был женат два года, детей нет, - размашистые движение стержня еле поспевали за словами Ларри, но самое главное старались фиксировать. Тем временем мужской голос продолжил свой монолог:
- Точное время смерти не многим расходится с временем прибытия полиции в клуб. Всего пара часов разницы. Рваная рана на спине трупа появилась еще при жизни. Вольфа накачали, что хватило бы до Марса. Чем именно - скажу позже. Предположительно смерть наступила от странгуляционной механической асфиксии**... - мужчина секунду замешкался, пытаясь воспроизвести в сознании, а вернее вспомнить дело с элементами повешения, но память упорно сопротивлялась. Марк редко обращался к другим криминалистам, неизменно таская за собой своего приятеля, а теперь всплывают очень интересные факты. Еще один вопрос в копилку сумасшедшего детектива...


* - Дело двенадцатилетней давности, с которого началось знакомство МакФерсона и Бредшоу. Эмиль только ступал на путь криминалистики, после окончания обучения и стажировки, а Марку выпала честь тестировать в полевых условиях новичка. Расследование об убийстве пожилой леди Норингтон и ее чихуа-хуа.
** - Странгуляционная (странгуляция — "удушение" или "петля, виселица") механическая асфиксия  - смерть от сдавливания органов шеи в результате удавление петлей, удавление руками,  повешение. В случаев повешение летальный исход наступает вовсе не от удушения, а от сдавливания сонных артерий, подающих кровь мозгу.

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-09-23 03:19:30)

13

Дэвид страстно любил деньги, которые капали на его счет со счета мистера де Монсальви. Ему было искренне плевать, откуда берутся эти деньги и почему у друзей работодателя столько проблем с законом. Вся эта история началась еще в Нью-Йорке, там у них было какое-то темное дело с наркотой… Но уже через пару месяцев Стивенсу дали понять, что очень ждут его в Чикаго. Прекрасный момент для давно планируемого переезда, что тут скажешь. Да, его предупредили, что работка будет, и отсиживаться на теплом месте Дэву не придет, но меньше всего ему хотелось срываться с нагретой постели в 5 утра, пытаясь сообразить, что от него хочет телефонная трубка.  А тут ко всему прочему этот факс!.. Повезло еще, что мужчина ограничился вчера всего парой бокалов, иначе бы он точно подорвал свою репутацию. Кстати, о подрывах… Что там с этой барышней? Слабослышащая дама … Эх, жаль, до инвалидности не дотянула!
Дэвид закрыл глаза, откинув голову назад в кресле такси, пропахшего каким-то восточным дерьмом. Должно быть, парфюм таксиста.
Ладно, сориентируемся по обстоятельствам.
Здесь, в Чикаго, приходилось начинать почти с чистого листа. В полицейском управлении адвокат был впервые, не был знаком ни с кем из детективов (нужно срочно наверстывать упущенное), секретаршам цветов не дарил. В управлении, несмотря на ранний час, уже стоял тихий гул работающих полисменов. Дэвиду они всегда напоминали рой назойливых насекомых, хотя поодиночке вовсе не казались такими уж мерзкими.
Узнав, где именно идет допрос, мужчина постучал и вошел, не дожидаясь ответа.
- Доброе утро. Мисс Сноу, мистер Бредшоу, - по кивку каждому. – Дерьмовая погодка сегодня, верно? Чудный костюм, детектив, вам идет коричневый.
Коричневый – это хорошо. Вот если бы детектив был в черном, очевидно, убедить его в чем-либо было бы нелегко. Девушка, прикованная наручниками к стулу, вызывала гораздо меньший интерес у адвоката.
- Позвольте представиться, Дэвид Стивенс, адвокат мисс Сноу. Мне сообщили о ее задержании.
Взгляд адвоката упал на стол. Он собирался просить ознакомления с допросом, но, очевидно, Бредшоу еще не закончил. Жаль, узнать, о чем именно говорила дамочка ранее, Дэв не мог. Какого черта она согласилась давать показания без адвоката? А может, не соглашалась?
У него были четкие указания: вызволить девицу. К тому было несколько путей. Самый нежелательный – ждать суда. Самый желанный – добиться освобождения за неимением оснований.
Мужчина притянул стул к себе, поставил кейс на пол, зонт повесил на спинку стула. Он уселся так, чтобы быть вполоборота к полицейскому.
- Судя по наручникам, вы допрашиваете мисс Сноу в качестве подозреваемой? Она проявила агрессию или неповиненовение представителям полиции? – вздохнув, Дэвид достал из кейса блокнот и ручку и приготовился делать записи. – Мисс Сноу, мне не сообщили точно, во сколько вас доставили сюда. Допрос ведется давно?
Слегка повернув голову, юрист взглянул на свою нынешнюю клиентку.
- Мисс Сноу не желает переговорить со мной наедине прежде, чем детектив продолжит допрос? Надеюсь, ей были озвучены права Миранды?
Какая тонкая надежда!
Конечно, имелись вполне конкретные и определенные правила насчет ведения допроса в ночное время, и Дэвид сильно сомневался, что случай Анны под эти правила подпадал. Во всяком случае, как следовало из информации, полученной от де Монсальви, ее приметили в паре кварталов от места происшествия. Вопрос состоял в том, на каких основаниях? Подозрений девушка не вызывала, помимо нее, по улицам города ходили и другие граждане. Конечно, последнее время звучат доклады о количестве террористов-европейцев, работающих на Аль-Каиду и уже с ними… Но сомневался Стивенс, что полиция вот так быстро возьмет этот момент на вооружение. ФБР – он бы еще поверил. Кстати, этих ребят пока не видать. Значит,  среди основных версий акт терроризма отсутствует либо занимает далеко не ведущие позиции. Уже плюс. Вообще. в этом деле были сплошные плюсы. По сути, адвокату тут и заниматься нечем – дождись 24 часов, и даму отпустят – потому как явных оснований для предъявления обвинения не было.
Все эти мысли довольно шустро копошились в голове адвоката (слава черному кофе), несмотря на несколько помятые вид и покрасневшие глаза, пока он пытался рассчитать, в какую сторону думает детектив.
Важно было выяснить сейчас, что за версию тот отрабатывает.

14

- Ммм?
Анна подняла на детектива усталые глаза.
- А, вы про покер, - она откинулась на спинку стула (в который раз за этот день) и в раздражении подула на выбившиеся из пучка пряди. Лёгкие волоски на пару секунд поднялись в воздух, а потом, словно издеваясь над ней, вернулись на то же место. Женщина смерила их уничижающим взглядом.
- Нет не играю. Просто воспоминания о работе. Видите ли, однажды мистер Фирс открыл новое отделение лаборатории. Оно разрабатывало очень актуальную область и начало приносить отличные дивиденды. А обещало ещё больше. Я сама занималась документами, - весомо заметила она. – И помню цифры. А потом мистер Фирс вдруг продал её за бесценок и всем объявил, что он проиграл её в покер, - Анна хохотнула.
Атмосфера неуловимо изменилась и она не могла не почувствовать это. Опять то же странное чувство, которое возникало у неё время от времени. Детектив потерял к ней интерес и, хотя смотрел прямо в глаза, как будто бы пытался разглядеть что-то на стене за её затылком. Совсем как в разговоре с мсье Жанне на набережной.
Анна чувствовала себя средством. Но в данной ситуации это было сильно приятнее, чем чувствовать себя целью, так что она даже немного успокоилась.
- Более того, ходили слухи, что в Европу мистер Фирс отбыл так же для того, что бы поправить какие-то свои дела, связанные с покером. Так что, как видите, эта пагубная привычка может добраться до любого, не выбирая возраста, профессии и IQ.
Может её уже отпустят? Или уже посадят?
Анна принялась со свойственной её меланхоличностью размышлять о тюрьме. Это было бы забавно, провести остаток жизни за решёткой, жить по расписанию. Вокруг бы были женщины ровно в такой же одежде как она, двери на автоматических замках, одинаковая унылая еда и одинаковая общественно полезная работа. С одной стороны, мисс Сноу была достаточно хладнокровна, что бы не испытать ничего при этих мыслях, а с другой Энкарну здорово волновал тот факт, что последним, что она увидит, будет небо над тюремным двором с натянутой по периметру колючей проволокой.
Её мечты о будущем были грубо прерваны стуком в дверь. Не успела Анна удивиться, как пришлось удивляться ещё больше, ибо это был её адвокат.
Мисс Сноу молча рассматривала «спасителя». Мужчина не то что бы вошёл, а буквально впорхнул в комнату, и был, несмотря на некоторые следы усталости и возлияний, чрезмерно благодушен и деятелен.
Впрочем, это были черты, довольно часто поражающие Анну в людях его профессии. Адвокаты такого уровня нередко выглядели так, будто поступающие на счёт деньги радуют их постоянно, перманентно и совершенно космически. Буквально щекочут под костюмом. Она бы не удивилась, если бы узнала, что адвокаты имеют привычку довольно похихикивать во сне.
- У меня нет часов, - Анна произнесла это спокойно, не изменив положения, только слегка вскинув насмешливо брови. – Но я уверена, что вы можете уточнить этот вопрос у господ Суратхи и Бредшоу. Так же полагаю, что время начала допроса отображено в протоколе.
Пожалуй, тон был не совсем верный, учитывая, что мистер Стивенс, если верить его заявлению, прибыл, что бы вытащить её отсюда. Впрочем, Анна говорила скорее по инерции, так же, как с полицейскими.
Она размышляла о том, когда последний раз спала, и выходило, что почти сутки назад. Да и не спала почти. Три часа, на которые она случайно заснула в ванной, организм засчитывать отказывался. Анна подавила желание зевнуть. Её, как и всегда после чересчур долгого бодрствования, знобило.
- Мисс Сноу не желает переговорить со мной наедине прежде, чем детектив продолжит допрос?
- О, пожалуй, желаю.
Она смерила, взглядом хмурых полицейских, выходящих из комнаты для допросов, и, как только за ними закрылась дверь, повернулась к адвокату:
- Собственно, главное, что меня интересует, это кто именно оплачивает ваши услуги в качестве моего адвоката. Не думаю, что это является коммерческой тайной.

15

Если бы в обществе отдельного государства строго выполнялись все законы и никто не брал взяток, жизнь была бы совершенно невозможна. (с)

"О покере... Как же."
Удивительно с каким отсутствующим видом девушка вела беседу. Видимо в детстве из маленькой девочки выкачали все эмоции и чувства. Подобно мифическим нимфам, дочерям Рейна*, водой утекала сквозь пальцы, едва получалось поймать. Имело ли место "хорошее воспитание" нынешнего босса или же Сноу отлично вживалась в роль не так важно. Куда более важным Бредшоу находил небрежное высказывание о Самуэле Фирсе. Это тема мозолила глаза куда сильнее, чем основная причина сборища в допросной. Какой может быть спланированный взрыв, ко всему прочему заказанная повязка, если сознание окончательно и бесповоротно закоротило. Вещь, которая не могла лежать на полке и пылиться, теряясь из вида за ненадобностью. До сей поры актуально. Когда Марк взял в руки лопату и стал рыться в дерьме? Сколько уже времени его душат собственные мысли? О, как же велико было желание послать все к чертям собачьим и уехать в Орландо, где уже ничего не осталось от прошлого, а зияющая пустота требовала заполнения.
"Ностальгия. Как же все во время."
- ...всем объявил, что он проиграл её в покер... - обрывок фразы, что примечательного можно услышать в словах о карточном долге и его погашении? Наверное то, что вполне обеспеченный человек с крепкой деловой хваткой так глупо отдает на растерзание преуспевающую компанию. Странное явление. Мало кто позволяет отрывать от себя кусок, да еще и такой весомый. Азарт сгубит человечество, только слова самой Анны разнились. Открытое признание о некомпетентности босса? Такое себе позволит разве что человек ушедший из под влияния оного. Впрочем, детектив смирился с тем, что каждое сказанное слово девушки напротив имеет множество значений и прозрачный подтекст. Вероятнее всего это лишь размышления, фраза в сторону, однако какая...
- Более того, ходили слухи, что в Европу мистер Фирс отбыл так же для того, что бы поправить какие-то свои дела, связанные с покером. - с какой стати делиться слухами внутри одного коллектива со служителем Фемиды, ведущим допрос? А вопросы продолжали всплывать один за другим. Личное "Сэм", уверенное покровительство, покерный долг, продажа доходного дела. Много воды, которую следует отфильтровать. Официально Ким не имел возможности браться за это. Его удел таскать на хребте трупов. Но кто же уследит за любопытством, наделенным определенными полномочиями стража порядка и умеющего "отрывать двери". Вот же детская головоломка: рисунок прост в собранном состоянии, а хаотично разбросанные по полу кусочки мозаики пухлыми венами проступают на висках.
Нервное бормотание Суратхи и его поползновения в сторону противоположной стены, вывели мужчину из своеобразной протокольной дремы. Допросная медленно, но верно превращалась в балаган.
"Явилась таки, Зубная Фея. Да малек припозднилась..."
Адвокат, на которого мысленно ссылался сам детектив уже не так радовал своим визитом. Да, теперь вся разыгранная клоунада выходила на более серьезный уровень. И только это. Сноу яро не требовала защиты, но о ее предоставлении уже и не шла речь. Если не этот прохвост, так другой. Хуже было бы лицезреть напротив морщинистую физиономию местного "сокола" - Гая Уэстмора. Старика явно забыли оповестить о возможном выходе на пенсию, причем совершенно бесплатно.
Однако вернемся к впорхнувшему "Фею". Какой коп любит ядовитых змей, кому отводиться роль защитника и главного спорщика-шута? Головная боль, нервные судороги нижнего века и огромное желание воспользоваться табельным оружием. Бывали такие, нечего кривить душой. Одетый с иголочки, удерживающий жизнь за колючий хвост. Оказалось весточка о ночном задержании уже облетела полмира, что этот адвокатишка в курсе ведущего данное расследование. Нонсенс. Сам Бредшой не подозревал, что с легкостью подхватит ветошь Джейсона, а некто со стороны подозреваемой уже осведомлен.
"Крысятничество, значит, в чести. О, я и не сомневался, что по мою душу есть четкие расценки."
- Позвольте представиться, Дэвид Стивенс, адвокат мисс Сноу. Мне сообщили о ее задержании. - молодой и амбициозный. Отчего-то вспомнился собственный сорванец. В скандальной славе младшего братца мужчина отчего-то не сомневался. Коул не Коул, если не учудит чего-либо, а после с усердием и видом побитой шавки будет разгребать.
- Мне нет смысла представляться, раз вы меня обозначили, - Марк вернул свое внимание к задержанной, рассматривая ее неизменное бесстрастное лицо. Этого следовало ожидать.
- Джейсон Суратха, отдел по борьбе с терроризмом. Я проводил задержание, а так же фиксировал свидетельские показания, что имеются в материалах открытого дела, - Джей, что теперь стоял за спиной допрашиваемой и лицом к своему коллеге, не скрывал своего пренебрежительного тона к вошедшему. Ему претила сама идея адвокатуры, так как консервативное мнение всегда при нем: задержан - значит виновен. И этот человек служит в рядах полиции? Крыть нечем, только успевать отслеживать его передвижения.
При упоминании о свидетелях, Ким нервно перелистал несколько страниц в папке.
"Какого хрена? Свидетельские показания датируются временем задержания? Что за ерунда, мать вашу? Где он, черт меня побери, нашел этих свидетелей посреди ночного Чикаго?!"
Но факты говорили о ином. К делу пришили показания двух мужчин, с пометкой "анонимно". Нет, их имена имелись в деле, но обязаны были всплыть не раньше судебного разбирательства, дабы не накликать на себя беду. Как Суратха приобщил такое, наверное, самый глупый на памяти Бредшоу вопрос за сегодня.
- Судя по наручникам, вы допрашиваете мисс Сноу в качестве подозреваемой? Она проявила агрессию или неповиненовение представителям полиции? - мистер Стивенс привлек к себе внимание, закидывая очередной кусок шоколадного масла на раскаленную сковороду.  Детектив даже взглянул на расстегнутые им же браслеты, чтобы удостовериться в реальности происходящего.
"В наш змеюшник ныне может заглядывать любой зевака с улицы? Может быть мне еще раз проверить его лицензию, дающую право заниматься адвокатской деятельностью?"
Высказанную реплику мужчина оставил без ответа, так как объяснять очевидное не посчитал нужным. Наручники, как элемент воздействия на допросе, прерогатива его коллеги. Возможно, до начала обоюдного насилия над серым веществом Джей узрел в хрупкой девушке скрытого звереныша, что окажет ему сопротивление.
- Полагаю, мистер Суратха действовал по популярной голивудской схеме, зачитывая правило Миранды при задержании, - Бредшоу едва заметно усмехнулся, встречаясь с озлобленным взглядом у противоположной стены. Кто же любит, когда его начинают тыкать носом в собственную брешь. А ведь в погоне за выгодой нет времени исправлять собственные ошибки, не так ли?
Мужчина вытащил из папки несколько листов для ознакомления, приоткрыв лишь общие черты настоящего дела. На начальном этапе лучше не подкармливать пираний мясистыми кусками, чтобы после кинуть все сразу. Просто разжечь аппетит.
Соблюдая общую схему и дозволяя свидание защитника с клиентом, Ким откланялся, ожидая своего коллегу у двери. Стоило Суратхе показать нос из-за двери, как резкий рывок рукой вдавил его в бетонную стену. О да, не мог детектив оставить все как есть. Любая встреча с ненавистным кадром обычно заканчивалась без лишнего рукоприкладства, но сейчас... Как такой кретин уживался с федералами, пусть не продолжительное время? Весь образ и деятельность Джейсона выглядели, как насмешка над кем-либо.
- Сколько тебе дали за Сноу? - вкрадчивый и почти спокойный голос, что не шло ни в какое сравнение с заломленной за спину рукой. Марк не желал ходить кругами с этим индюком. О реальном деле и говорить нечего - чистый заказ. Свидетели, ночной выезд. Кто будет слушать подобную лабуду? Только тот, кто и сам погрел руки у общего костра, кто сидит у общей кормушки. Правда не исправила бы положение, однако ее отсутствие могло усугубить реальность происходящего.
- Заткнись, Бредшоу. Не твоего ума дело, что и как. Совсем озверел... - как холодной водой в лицо.


* - Дочери Рейна - три нимфы оперного цикла «Кольцо Нибелунга» Рихарда Вагнера, что хранили золотой клад. Один из нибелунгов, Альберих, тщетно пытается завоевать любовь дочерей Рейна: они выскальзывают у него из рук, насмехаясь над его неуклюжестью.

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-09-27 19:01:43)

16

Дэвид, не таясь, тяжело вздохнул. На первого полицейского он вовсе внимания не обратил, а вот второй детектив его даже расстроил. Он никогда не понимал, почему некоторые работяги из полиции так резко отрицательно настроены против адвокатов. Ведь каждый зарабатывает себе на хлеб, как умеет. Может, дело было в зависти? Офицер полиции – подневольный человек, над ним стоит начальство, карьеру тормозят нераскрываемые дела… Стивенс знавал не одного коллегу Бредшоу, и не один из них был умным, склонным быстро схватывать и делать верные выводы основываясь на одной лишь наработанной годами интуиции. Таких полисменов адвокат уважал, и всегда был рад с ними сотрудничать. Ведь нормальные отношения, установленные между ведущим расследование и защитником подозреваемого только на пользу всем сторонам. Он надеялся, что мистер Бредшоу окажется таковым, но тот явно был настроен резко отрицательно. Так, может, стоит взять в оборот его помощника? Кажется, тот не пользовался особой любовью своего коллеги. Напоказ агрессивен. Лицо простовато. Стоит ли позвать его на завтрак после допроса? Мысленно Дэв уже подбирал фразы. «Проголодались после дежурства?» «Давно ели в хорошем ресторане?» «Не желаете пропустить по бокальчику за плодотворное сотрудничество?»
Мысли мыслями, факты фактами. Фактом была мисс Сноу, похоже, также решившая проявить минимум благоразумия и максимум упрямства.
Адвокат  слегка наклонился к ней и произнес вполголоса, спокойным тоном:
- Мисс Сноу… Анна, можно я буду так вас называть? Вы не делайте глупостей, я здесь, чтобы вы как можно скорее нежились в своей уютной кроватке, так давайте будем заодно? – улыбнувшись даме, он поднял голову и улыбнулся полицейскому.
- Спасибо, детектив, - вполне уважительно, кивнув и приняв листы к изучению.
Оба сотрудника полиции тем временем вышли. Стивенс быстро пробежался глазами по протоколу задержания, потом по протоколу допроса. Всё было в порядке. Во всех смыслах. Ничего, прямо указывающего на вину Анны. Никакой очевидной глупости, в основных требованиях соблюдены все процедуры. Шероховатости, да… Но это дело обычное, на такое даже очень формальные американские суды внимания не обращают. Хотя если дойдет до суда, даже шероховатости пойдут в дело. Быстро изучив бумаги, мужчина предоставил право их рассмотреть девушке.
- Я понимаю, что пока вы ничего не подписывали, пожалуйста, взгляните и скажите мне, если есть неточности. Меня нанял мистер де Монсальви, знаете такого? И я намерен добиться вашего немедленно освобождения если не по основанию недостаточных разумных оснований для задержания, то хотя бы под залог. Ведь ваша одежда не несет никаких подозрительных следов, верно я понимаю? Что за свидетели у них? Ручаюсь, против вас ничего нет. Вы чисты, как ангел, моя леди, - он снова улыбнулся. – Меня немного смущает, что вы взялись нападать на детективов, - это он о зафиксированном «зачем мне могло понадобиться взрывать этот чёртов небоскрёб?» и всему подобному. – Давайте-ка мы с вами вот что сделаем. Будем сотрудничать с полицией. Но только в качестве свидетеля. Поскольку вы прекрасно видели, как взрывается здание, и упомянули здесь об этом. Опишите каждую мелочь, которую вспомните. Всех людей, которых видели рядом. Будете исправно являться в департамент и повторять сколько угодно раз свою историю. Что скажете? Правда, для этого нам нужно убедить самого Бредшоу в ничтожности оснований. Как думаете, он высоко ценит проделанную мистером Сут…Суд… короче, этим индийцем, работу? Мне так не показалось, но это мгновенное впечатления, я могу ошибаться, а вот вы, моя милая, сидите здесь уже не первый час. Кстати, вам полагается завтрак. Но лучше вы позавтракаете дома, верно я говорю? – верно или не верно, но много и все тем же добродушным тоном. Девушка, конечно, устала, она напряжена, ей приходится самой отводить подозрения и тысячу раз отвечать на одни и те же вопросы, только построенные по-разному. Взрывала она здание или нет – дело, не касающееся адвоката. И не касающееся Бредшоу, этого Сутхарты или Сурахты, как его там. С точки зрения Стивенса, конечно. Уголовные дела чаще были похожи на дипломатические игры, чем на восстановление торжества закона. Здесь закон существовал лишь в качестве формальности, на которой мог выехать, скажем, детектив Бредшоу или Дэвид Стивенс, адвокат.

17

Анна заметно напряглась и сморщила лоб.
«Боже, ну где, скажи у всех положенный пиетет? Шестьдесят сантиметров. Где мои законные шестьдесят сантиметров?»
Женщина несколько раз глубоко вздохнула, осторожно обмякая на стуле, опирая на спинку один позвонок за другим.
Медленнее. Надо всё делать медленнее. Анна точно знала, что если начинаешь терять над собой контроль, просто необходимо сбавить темп и обдумать каждую деталь. Если повезёт, окружающие примут это за достойную неспешность.
Почувствовав себя вполне готовой, Анна подняла глаза на мистера Стивенса и улыбнулась ему почти по-человечески.
Если бы он только знал, насколько отличные новости принёс её на самом деле. Адвокат был лакмусовой бумажной. Вестью о расстановке сил. Если, следуя его инструкциям, мисс Сноу действительно выйдет под залог, а не загремит за решётку, значит, она вполне знает, что делать дальше.
- Естественно, на моей одежде нет никаких подозрительных следов, - Анна произнесла это, как человек, абсолютно уверенный в своих словах, глядя на мистера Стивенса совершенно ясными глазами. Так может говорить либо домохозяйка, даже не подозревающая, что антифриз, который она утром заливала в машину, может служить компонентом взрывчатки, либо убийца, который знает об этом совершенно точно и даже не подумает к нему прикасаться.
Когда долго работаешь в какой-то области, начинаются необратимые деформации сознания. Анна вот, разглядывая городские виды, часто строила в голове масштабные планы уничтожения. Спокойно, меланхолично и без агрессии. Обычно это было чем-то вроде игры, головоломки на логику. Она прикидывала на глаз внутренние усилия, реакции опор и слабые точки, раздумывала куда лучше приложить заряд. При взгляде на простые продукты на магазинных полках, у неё в голове загорались цепочки действий, которые могли заставить обыкновенные хозяйственные жидкости превратиться в смертельное оружие.
- Суратха. Мистер Джейсон Суратха из отдела по борьбе с терроризмом, - Анна произнесла это без эмоций, поставленным голосом хорошего секретаря, который ненавязчиво напоминает начальству имена и должности встречаемых по пути людей.
Что там было про профессиональные деформации?
- У меня создалось подобное впечатление, - Анна немного помедлила. – Хорошо, давайте посотрудничаем с полицией. Объясните мне, что я должна делать и как себя вести.
Она, пожалуй, сделала бы сейчас что угодно, лишь бы поскорее оказаться в своей кровати в тихом пригороде Чикаго. За высоким забором, толстыми стенами и новейшей системой охраны. Она бы проспала весь день. И лучше день, и ближайшую ночь в придачу.
Отпуск. Да, если Анна выберется из этой передряги без потерь, она уедет в отпуск. А если с потерями, то уедет в отпуск тем более. Или не уедет, а запрётся на положенные по закону недели в доме. Будет садиться за рояль по вечерам, и играть сама с собой в шахматы. Ничего не скажешь, откровенно волнующий план.
Интересно, чем она только думала, когда сидела тут и размышляла, обращаться с просьбой о положенном ей по закону адвокате или нет? Явно не головой, а упрямством.

18

Одним усмехается на суде Фортуна, другим - Фемида. (с)

... Зверь. В глазах напротив, сзади, сбоку Бредшоу вел себя, что оголодавшее животное. Внутри закипало негодование от происходящей ситуации. Мужчину подкашивало от осознания происходящего и грядущего на его голову. Нет, Джейсон здесь уже совсем не причем, он лишь дал маленький толчок в верном направлении... а точнее удар в грудь. Неожиданный упадок сил мутит некогда ясный разум. Казалось бы, все очевидно даже слепому мальцу. Один мужчина пытался избавиться от грязи со своего лица, другой - продолжал лить ее. Да, очищался, но передавал ее другим. Да, лил, но у него всегда была своя правда.
Марк от нежданного сопротивления схватился за поврежденное место, когда коллега попытался вновь занести руку, сжатую в кулак. Назревала ли драка? Отнюдь. Суратха поменял их местами, внимательно разглядывая лицо детектива.
- Не веди себя, как блаженная монахиня. И открой наконец глаза, - Джейсон отпустил своего собеседника, сам же отправляясь в сторону улицы, где толпилась его группа захвата.
- Знал бы ты, какую игру затеял, - мужчина поправил пиджак, стряхивая невидимую пыль. Грудь еще саднила от встречи с крепкой мужской рукой, да только пришедшейся удар не ставил перед собой задачу покалечить. Таким привычным образом стремились к более четкой границе понимания.
Сумасшедшая ночь и шальное утро. Марк уже и сам не рад, что волей случая его забросило именно в Иллинойс, именно в Чикаго. Из всей страны выгодное предложение поступило именно отсюда. Гнилое яблоко в руки каждого, ко пожелает легко поправить свой статус. Не без риска попортить собственную шкуру, конечно. Каждое новое расследование сопровождалось подобной мыслью, и так хотелось отойти от всех дел. Велико желание сесть на байк, скрыться за горизонтом, но голос внутри начинает неистово кричать собственный: "Нет!". И всякий раз мимолетная затея кажется пустой.
За матовым стеклом двери, что ведет в собственный кабинет темный силуэт мечется из угла в угол, привлекая внимание сидящей напротив молодой девушки. Ее природное любопытство нужно удовлетворить, однако страх потерять свое место в этой дыре останавливает. А вот владелец этого кабинета может без зазрения совести с легкостью повернуть круглую ручку и со скрипом проникнуть в личное пространство, на которое посягнул один щебутной приятель.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять происходящее. А именно: потревоженные материалы, сложенные рядом со столом, нарушенный хаотический беспорядок в рабочей зоне. Изменяя постановку вещей можно потеряться, а когда привыкаешь к собственному беспорядку невольно прослеживается некая закономерность, как и носки приходится выискивать лежа на животе.
МакФерсон не обратил внимание на вошедшего, продолжая поддакивать в телефон и конспектировать своего собеседника на другом конце линии. К несчастью Марк подоспел уже к окончанию разговора, однако сразу понял, что стоит попридержать заготовленный вопрос при себе:
-... Обязательно, мистер Пелко. Никуда он от меня не денется, - серые глаза мученически взметнулись к потолку. И уже плевать на возмутителя внутреннего спокойствия Суратху, в прошлом осталась некая мисс Сноу со своим адвокатишкой, два трупа в клубе и два пролетевших перед глазами хамера. Многие вещи из этого просто забудутся, запылятся на полке в кабинете, а Эмиль останется таким же неисправимым...
- Ну что, Эм, теперь осталось найти его лысеющую задницу, - мужчина тактично прокашлялся, привлекая к себе внимание, дабы избавить себя от воспроизведенного монолога с собой. Комедия останется на потом, когда молодая жена выскажет все, что думает о своем непутевом муже.
- Что тебе сказал Ларри? - мимолетный взгляд на столешницу, где красовались несколько исписанных и перечеркнутых листов. Почерк одного неугомонного эксперта, не иначе. Если Ким писал более сдержано, мелко и почти неразборчиво, то его коллега из лаборатории оставлял на бумаге крупные отпечатки пера, коие были вполне разборчивы. В глаза детектива бросились отдельные фразы, которые оставались совершенно не связными. Подобным образом составлялись множество оконченных дневников. Лишь напоминание, что обязано вернуть в прошлое и напомнить о деталях.
- Я отвечу, но только после того, как ты пояснишь мне, что с тобой происходит? - густые брови сошлись на переносице, когда блондин с беспокойным видом уставился на своего несостоявшегося друга. Мужчине не хотелось обсуждать хоть что-то личное, что в последствии могло быть обращено против него самого. Равноценно тому, как снять с себя единственную защиту перед лицом опасности.
- У меня нет времени беседовать с тобой, МакФерсон, - стальная фраза, что режет слух. Своеобразный упрек и еще один способ отгородиться от любого внешнего раздражителя, в частности от суд мед эксперта, что пытается перейти за грань дозволенного. Для одного из них - способ помочь, поддержать, для другого - вызов. Тяжелый выдох и опущенные плечи. Что можно сказать еще? Когда не находится слов приходится говорить правду.
- Хватит сторониться тех, кто хочет тебе помочь, Ким. В одиночку ты просто загнешься, - возможно ли вразумить того, кто не обучен доверию с детства? Маловероятно, что к пятому десятку мужчина осознание свою ошибку, что сумеет перестроить свою жизнь иначе, что его можно будет перевоспитать. Эмиль не терял надежды вот уже почти двенадцать лет и мог подождать еще немного. В этом весь Бредшоу, и когда-нибудь смысл сказанных слов встретит теплый взгляд, а не пустое осуждение или предостережение. - Пелко звонил по поводу трупа из клуба "Сейф". Имя Джон Д'Вольф, крупный бизнесмен, причины смерти и предположения Пелко я записал. Тебе лучше заявиться к нему или позвонить, - в руку детектива легли те самые листы, которые привлекли его внимание. Оперативная работа Ларри оставляла шанс на то, что это дело приоткроет тайну, и слепая Фемида перестанет рубить невинные головы. Сложенная в два раза бумага осталась лежать в начатом ежедневнике, ибо очень скоро эти данные должны понадобиться. Не Киму вести дело, негласно предложенное Джейсоном. Разве что только из принципа.
Без лишних слов в кабинете снова остался лишь МакФерсон, смакуя неприятную горечь и разочарование. Время отведенное на свидание не определялось точным часом, но и тянуть с этим слишком долго невозможно. У входа в допросную детектива ожидал его коллега из отдела по борьбе с терроризмом. Некое воодушевление и приподнятый настрой пропитал личное пространство в радиусе пары метров. И это за жалкие минуты отсутствия?  Суратха следил за происходящем в небольшом помещении, выдерживая на своем лице ироничную улыбку.
- Добей эту девку и ее дружка-юриста. Ты же можешь это сделать, мне ли не знать. - насмешливый едкий голос оставлял после себя ощущение гнили и запах паленой шерсти маленького зверька. Будто бы кто-то поиздевался над бездомной дворнягой и на утеху зрителю выпустил измученную тварь на всеобщее обозрение. Без страха осуждения, так просто.
- Кажется ты обознался, Джей. Я не стану этого делать, - помогать спихнуть достаточно серьезные обвинение на молодую девушку, ко всему прочему без везких на то причин. Это редчайшая глупость за последние десять лет, с которой приходилось сталкиваться. Неужели Суратха еще не понял застоявшихся принципов своего недружелюбно настроенного коллеги, за несколько лет работы в одном направлении? Подобная мысль претила своим безрассудством.
- Не зарекайся. Я ненавижу твое честолюбие и преданность Закону. Хочешь всю жизнь закрывать глаза, если пойманная тобой птичка не подпадает под статью? - провокация, на которую так  легко повестись. Особенно тому, кто знает что это такое, когда ты не способен отстоять правую сторону, соблюдая свой нейтралитет. - Хотя бы подписку. На зону я провожу ее сам, раз ты у нас такой "чистюля".
Реплика осталась без ответа. Киму было что ответить, но это совершенно не те уши и глаза, что способны заметить и осознать. Не тот человек, кто понимает простое слово. Только действия. Резкие, необъяснимые, спонтанные. Служитель Фемиды безмолвно наблюдал, как в очередной доброе имя полицейского, коему доверено спокойствие и безопасность граждан, смещали с пеплом и рассыпали у каменного постамента беспристрастного суда.

19

» Квартира Марии Вилья

Том был веселым парнем, хоть и юмор его редко ценили сослуживцы. Доставив сладкую парочку в отстойник для алконавтов и торчков, он помимо тех снимков, что запечатлели разгром в квартире мистера Вилья, и были присовокуплены к делу о вторжении на частную собственность и хулиганстве, не поленился сделать копии себе, уж больно уморительно было разглядывать такие шедевры. Вся квартира как музей нацизму с редкими мазками подзаборной вульгарщины вперемешку с граффити в виде детородных органов, примечательно, что исключительно мужских. Пестрое разнообразие цветов и стилей рисунков, будто бы собранных со стен Гетто в одной квартире. Фосфоресцирующие краски поверх остальных рисунков изображали сюжет "Алисы" как тогда подумал патрульный, ведь еще давеча он читал дочурке сказки, подбирая из великого множества ту под которую она сможет уснуть. Карточные фигуры с одной лишь мастью- бубы, лишенные своего наименования, белоснежные кролики, коты скалящие пасти усыпанные острыми зубами, псы исходящие пеной, пресловутая Алиса задирающая юбки в окружении пугающего вида существ сыпящих к ее ногам монеты достоинством- девять. Процессия терялась и всплывала рядом с различными лозунгами, порой совершенно алогичными. Может действительно сам, афроамериканец (будем политкорректными) разукрасил свою квартиру? Может он какой-то псих-гений? Красиво же, ох, как красиво, хоть и не совсем аккуратно. А шут с ним! Главное, что никто не пострадал.
Насвистывая сентиментальный мотивчик, Томас решив поделиться позитивом и отправил документы по такой, казалось бы, банальщине в департамент, мол пусть знакомые ребята тоже приколятся, а сам решил обязательно еще наведаться в квартиру сделать пару качественных снимков, для коллекции. Да, он решил начать коллекционировать необычные дела, чтобы на старости лет похвастать перед внуками, что не только пьяниц и мелкую шушеру гонял.

20

- Cуратха, да. Не суть.
Дэвид бросил еще один взгляд на бумаги, подошел к окну кабинета. Неплохой вид на деловую часть города. Быстрый взгляд вниз-вверх. Стивенс не был любителем поглазеть на городские пейзажи, но для того, чтобы голова работала четко и ясно в нужном тебе направлении, нужно уметь хитрить: вроде бы обращать внимание на посторонние вещи, а самому до последнего держать на крючке самое главное. Самым главным сейчас была задача вытащить мисс Сноу с минимальными временными, финансовыми, умственными затратами. С одной стороны, жаль, что дело перепоручили от этого Индуса второму, с другой, тот путь, которым бы пошел адвокат при работе с Суратхой. не имел бы ровным счетом никакого позитивного отражения на репутации. Отрицательного тоже. Но отсутствие прямой выгоды настолько же неприятно, насколько неприятными могут быть самые худшие последствия. Так думал Дэвид Стивенс, этим он жил.
Отвернувшись от окна, мужчина постарался подбадривающе улыбнуться своей нынешней подопечной.
- Пустяки. Просто  расскажите ему все, как видели, - быстрый взгляд в протокол, - как пытались добраться до этого большого универмага на окраине, чтобы найти этот ваш керамогранит. Как вас высадили и вы решили отыскать хотя бы оживленную дорогу, чтобы поймать такси. Прошли мимо строящегося небоскреба, увидели, как курит у входа мужчина в форме охраны. Типичной черной форме. Вы слышали, как он «Все чисто, шеф, наши ушли». Вы бы не обратили на это никакого внимания, если бы при этом он не подмигнул вам. Вы не стали спрашивать ничего у этого мужлана (можете придумать, как он выглядел) и решили идти дальше. В одном из новых небоскребов только-только открылся ресторан «Гаррисонз», из его окон открывается самый лучший вид сверху на ночные огни Чикаго. Кстати, неплохие рестораны, закрытые кабинки очень удобны: никто не видит вас, никого не видите вы... Вы бывали в Нью-Йорке? Гаррисон – мой приятель, расширяет сеть… Ну, это вам не интересно, - Дэв раскрыл свой кейс, достал файл с яркими бумажками. Выбрав одну, протянул девушке. На рекламном листе красовался улыбчивый парень латиноамериканской наружности в форме официанта.  – Пока я говорю, поразглядывайте, постарайтесь запомнить каждую мелочь. На случай, если придется рассказывать про интерьер, фирменные цвета и логотип. Вас обслуживал, кстати, именно этот юноша. Он вас встретил при входе, сопроводил за столик и предложил меню – они же только открылись, все блюда с 20%-ной скидкой! Так вот… Вы зашли в ресторан… поняли, где это? Достаточно далеко от «Клемента», чтобы стекла лишь потрескались местами, достаточно близко и высоко, чтобы видеть все. Итак, что вы видели? Слушайте внимательно. Вы только заняли столик у окна и раскрыли меню, как здание нашего бедного небоскреба вздрогнуло и будто пошло волной. Вы и сейчас не очень хорошо помните, услышали звук взрыва и легкую дрожь во время этой картины, за пару секунд до или после. Вы были настолько поражены, что не могли оторвать глаз. Вам показалось, что по строению одновременно прошло несколько небольших смерчей. Можете описать по-другому, только чтобы отражало действительность. И этого я, думаю, хватит. Испугавшись, вы бросили меню и спешно покинули ресторан. Ну а дальше вы помните и без меня, не так ли? - дождавшись худо-бедно положительной реакции от девушки, Стивенс взглянул на часы, поправил галстук. – В ресторане о вас, конечно, помнят, если Бредшоу этим заинтересуется. Не беспокойтесь. Всё запомнили? Ничего не добавляйте больше того, что я сказал, умоляю вас. Иначе нам  здесь сидеть до вечера. Договорились?
Еще раз улыбнувшись Анне, адвокат  подошел к двери  и распахнул ее.
- Детектив! Мы закончили, - и прошел к своему месту, где и уселся расслабленно, сложив руки на груди. – Детектив, у нас с мисс Сноу к вам предложение, которое, думаю, не оставит равнодушным. За все время допроса детектив Суратха, - намеренно только индус! – так и не поинтересовался, что именно видела мисс Сноу, - драматическая пауза и внимательный взгляд на детектива. – Я вижу, что контакта наладить не удалось, но я для того и пришел – чтобы всем было легче и приятней. К счастью, я уговорил мисс Сноу сотрудничать с вами. И если вас сказанное заинтересует не меньше, чем меня, мы готовы стать главным свидетелем хотя бы по доказательству причастности… Ох, ну что это я.  Решать только вам, только вам…  Детектив Бредшоу, я вижу, что вы человек умный, более того – благоразумный, и не станете рисковать своим местом, привлекая случайную девушку в качестве обвиняемой. Да и, думается мне, у вас в отделе полно дел более перспективных и важных, требующих вашего полного внимания.
Что ж, половина дела сделана. Внешне расслабленный Дэв внутри весь сжался в пружину. Он весь будто навострился, ожидая ответа полицейского.

21

Анна не могла похвастаться хорошей памятью. Её привычка всё записывать в маленький блокнотик (и ещё один маленький блокнотик, и ещё третий, и четвёртый со специально разлинованными графиками, и пятый, специально для точно сформулированных заданий от начальства) и распределять потом это точно по графам солидного ежедневника часто вызывала восхищение у окружающих, но только сама мисс Сноу знала, что без этого попросту забудет про что-то, в независимости от того, мелочь это или что-то важное. Впрочем, так же она искренне считала, что квадратно-гнездовая организация времени, наилучшим образом дисциплинирует и приводит в порядок её жизнь. Анна выстраивала списки и рисовала слева от каждой строчки идеальные квадратики, в которые ставила идеальные галочки. Сразу после выполнения. Справа у неё была графа «ожидаемое затраченное время», а ещё правее «реальное затраченное время». Поначалу эти две графы никак не желали сходиться, но со временем расчёт её становился всё точнее.
Впрочем сейчас она, к сожалению, оказалась в ситуации, где все её правила расчёта времени не работали. Вообще никак не работали. Анна не имела понятия, сколько она здесь, сколько ещё пробудет, когда она вернётся домой. Да она даже не могла рассчитать, сколько она от этого участка будет добираться до дома!
Анна подозревала, что её привычки вести записи совершенно не подходят для её подпольной работы, и когда-нибудь могут её погубить. Поэтому после каждого выполненного подрыва она методично сжигала все чертежи и записки в камине. И устраивала дома генеральную уборку, что бы не пропустить ни одной бумажки, ни одного наброска.
Сейчас от того, насколько хорошо она сможет запомнить то, что ей говорит мистер Стивенс, во многом зависел успех их небольшого совместного предприятия. Да, Анна предпочитала думать именно в этом ключе. Ответственность перед кем-то её всегда стимулировала.
Женщина молча приняла листок и стала внимательно разглядывать изображение. Руки буквально зачесались, так ей захотелось взять лист бумаги и записать на нём чёткую выжимку об основных деталях и фактах.
Она попробовала поместить себя в этот интерьер, представить, что бы она почувствовала, что ей там понравилось, что нет. Главное не говорить лишнего, ничего из того, что она точно не знает, смотря на фотографию. Никаких деталей или догадок.
Всмотрелась в черты официанта. Надо составить как можно более полное впечатление, а потом сказать как можно меньше. В конце концов, за плохую память не судят.
Анна уставилась на адвоката, который красочно описывал ей взрыв, и не удержалась от нехорошей ухмылки.
«О да, мистер Стивенс, вы даже себе не представляете, насколько правдоподобно я могу описать взрыв».
- На каком точно расстоянии ресторан находится от здания небоскрёба? Насколько я помню карту Чикаго, это улица на северо-западе от Святого Клемента, - Анна спросила это очень деловито, уже прикидывая в голове чикагскую розу ветров, и какие-то приближенные расчёты.
"Интересно, когда я оттуда вышла, дым уже дополз ресторана? Этого я не заметить не могла."
- Хорошо. Я думаю, что всё поняла.
Она чувствовала себя определённо гораздо лучше сейчас, в компании адвоката. А с другой стороны, это было очень опасное состояние. Она давно не спала, а от ощущения, что кто-то взялся за её защиту вместо неё, да ещё и профессионально, здорово расслабилась. По большому счёту, давление на неё падало с каждой минутой, даже мистер Суратха хоть и явно здорово разозлился, присмирел. Поэтому больше всего Анне хотелось свесить голову вперёд и провалится в сон.
Она чуть потрясла головой и пару раз моргнула, сосредотачиваясь. Она бы даже, пожалуй, призналась сейчас во всех грехах, лишь бы её отпустили с допроса. Анна отлично знала эти чувства, ещё с тех лет, когда не спала в институте перед сдачей курсовых проектов. Когда судорожно сводишь всё в конечную картинку, а хочется только спать и боевое настроение прошедших месяцев, когда хотелось сделать нечто совершенно особенное, способное потрясти окружающих, уже недоступно. Именно в такие моменты легче всего совершить ошибку. Пойти с собой на грязный компромисс. Не доделать что-то важное. И Анна совершенно точно знала, что после того, как проснёшься, всё это недоделанное вспомнится.
«Главное говори медленно и обдумывай всё. Допустить какую-то ошибку именно сейчас было бы… даже смешно».
Она совершенно спокойно воззрилась на вошедших детективов, стараясь, что бы собранные мысли не застучали россыпью маленьких шариков.

Отредактировано Анна Сноу (2010-10-12 23:03:17)

22

Большинство людей работает большую часть времени, чтобы жить, и незначительное свободное время, остающееся у них, настолько тревожит их, что они всеми способами стараются избавиться от него. (с)

"... Зачем Суратха так упорно стремиться посадить эту бабочку на иголку? Не похоже на личные счеты и забавы влюбленных голубей. "
Бредшоу всматривался в лица за толстым слоем стеклянного окна допросной. Кому хватило ума обвинить девушку в изготовлении и использовании взрывчатых веществ? И что самое забавное, как доказать эту идиотскую точку зрения имея на руках всего два свидетельских показания? Нет сомнения, что Джею позволят открыть дело в отношении мисс Сноу, но что дальше? Коллега поступил весьма опрометчиво. Ведомый легкой наживой или же желанием насолить уже не так важно. Главное, что у леди есть влиятельное и крепкое плечо, которое не позволит случиться подобному произволу. Еще один человек, вокруг которого вилась дымка тайны.
Поодаль от детективов закипала привычная рабочая обстановка. Один за другим сотрудники департамента подтягивались на свои места, просыпаясь за кружками бесплатного кофе из родного автомата. Отвратительно-бодрящий вкус на языке и запах, как хлесткая пощечина. Тонус. Везучие позволяли себе глубокий сон от 5 до 12 часов, мнее счастливые - довольствовались легкой получасовой дремой в сидячем положении. Оно немудрено - змеюшник еще не осчастливил своим визитом глава отдела. А пока не нужно плясать на задних лапках, подставлять свой разработанный зад на увеселение начальства, доля релакса и сухого молока в пластиковый стаканчик с кофе за пустой беседой. Теплые приветствия для видимости "сплоченного коллектива", а за глаза крепкое словцо и злые насмешки. Как не сойти с ума на рабочем месте? Лучше удавиться сразу. Отдушиной оставались личные кабинеты, когда за закрытой дверью никто не увидит издевательства над фотографией босса, дамские трусики случайно затерявшиеся в одной из толстых папок на столе, звонкий храп под тихую музыку. Эти кадры не отстают от своих выездных сослуживцев.
С раннего часа звериную клетку недалеко от дежурного уже заполнили два разгулявшихся кадра. Оперативная работа и на нее вся надежда. По крайней мере у Марка не было нареканий к хорошо обученным парням. Молодые, амбициозные, под крепкой рукой опытного руководства. Везде свои огрехи, где-то в меньшей степени, где-то - в большей. Мужчина отсалютовал малознакомому человеку, получив незамедлительный ответ. На что стоящий рядом Джейсон криво улыбнулся.
Чтобы убить время и уберечь себя от иронии своего нежданного партнера Ким выудил из дневника предложенный Эмилем лист бумаги. Жаль не было времени в данный момент лично связаться с Ларри и выяснить детали. О плановом визите и речи не шло, не без помощи Суратхи, естественно. Белую поверхность исполосовали строки знакомого почерка.
- Кто такой Джон Д`Вольф? - вездесущее любопытство действительно профессиональная черта каждой ищейки. Однако детектив избрал позицию полной апатии, игнорируя вопрос своего оппонента. Куда более занятным осталось заключение эксперта, подтверждающее предположение относительно одного трупа из клуба. Крупная рыбешка для простого заказа, но идеально обставленный спектакль. Если целью являлось устрашение или предупреждение, то убийцы своего добились. Подобные выпады нередко загоняли следствие в ступор, похлеще молодой девушки-террористки. О втором теле ничего нового, кроме уже зафиксированного имени охранника, его ближайших родственников, сроке и графике работы в "Сейфе". Контрольный в голову не требует особого внимания, а итоги баллистической экспертизы на руки можно получить не раньше завтрашнего дня. В этой сфере одного желания или не желания не достаточно.
- Детектив! Мы закончили, - дверь в комнату допроса приоткрылась, являя глазу адвоката мисс Анны. Перед тем, как войти в замкнутое пространство и продолжить глухое занятие служитель Фемиды притормозил мужчину, приближая свое лицо к нему. Так слова звучат более убедительно.
- Стой в стороне или занимайся этим дерьмом сам, Суратха, - хватка ослабла, как и растворились в шелестящем со всех сторон коридоре сказанное слово. Для себя Марк уже решил, что зайдет к задержанной и ее защитнику с четким намерением прекратить весь цирк и избавить молодую особу от неправомерного заключения. Исключать Сноу из подозреваемых еще слишком рано, так как в понятии Бредшоу любой вызывающий сомнение достоин особого внимания. Сомнительное алиби, мотивы и средства на весах рядом с еще более спорными показаниями неоткуда взявшихся свидетелей.
Облюбованный стул напротив допрашиваемой, открытая поза готовая выслушать истину, а перед глазами открытые материалы настоящего дела, подписанные чужой рукой. Привычная среда и сухое дыхание в замкнутом помещении, в которое отчего-то забыли доставить графин с водой. Будь то задержанный или свидетель, подобное отношение к себе мало кто потерпит. Но не было времени пререкаться, особенно когда за своими плечами имеется брешь.
Мистер адвокат запел вечную песню о взаимоотношениях представителей закона и граждан преступивших закон. Бессмысленные разговоры о мнимом сотрудничестве, заученные вариации обхода конкретных вопросов и лживый участливый вид. О мастерстве юриспруденции за свои семнадцать лет в чикагской полиции сотрудник отдела расследований узнал достаточно и воспринимал как должное. Всего лишь работа.
- Мистер Стивенс, я ценю вашу заботу о продуктивной деятельности полиции и лестные отзывы о себе лично. Но оставьте это для моего коллеги, а у меня слишком мало времени, - Марк повернулся в сторону Джейсона и жестом попросил его удалиться. Бесцеремонно и только так. Память еще хранила его колкие фразы о честолюбии. Однако тот лишь нахмурился и не сдвинулся с места, а мужчина без особого энтузиазма вновь обратился к сидящим напротив. - Сотрудничество со следствием пойдет во благо вам и вашей клиентке. Огорчу ваш воинствующий настрой и предвкушение игры в правосудие... - "не в моей компетенции угождать прихотям извне." Небольшая выдержанная пауза и тяжелый выдох. - Данное дело переходит в руки детектива Суратхи.
Все сказанное за пределами серой комнаты осталось без внимания. Зыбкое обвинение носило совершенно другой характер и вмешиваться в еще большую грязь не находило место в плотном графике. Он узнал достаточно, чтобы определить для себя простую истину - повязка с глаз Фемиды имеет свойство съезжать на мраморный женский нос с завидным постоянством. Начни Ким копать глубже и собственноручно удавил бы эти мысли, а правда мгновенно всплыла на поверхность. Только этого не случилось сейчас. Кто знает, возможно случиться потом. А пока внешний облик волка в овечей шкуре и выпады коллеги сыграли блестящую партию.
Вежливое пожелание дальнейших успехов и прощание за закрытой стеклянной дверью. Детектив не стал оповещать о своем уходе дожидавшегося в кабинете МакФерсона, покинув департамент. Его намеченный план едва ли не треснул под напором представителя отдела по борьбе с терроризмом. На душе от неожиданной стычки погано и руки уже тянуться к пачке сигарет. Дурная привычка, она же возможность отречься от сдавливающих сознание реальных границ.
"Фирс и покерный долг. Д`Вольф и девятка бубен. Никогда не пойму Пелко с его маниакальной любовью к картам."
С чего бы Бредшоу полюбились азартные игры, когда едва ли не каждое третье преступление последних лет, что увели из под носа, имело краткий подтекст с упомянутой карточной иерархией. Бред сумасшедших, если исключить десятки накрытых белой простыней лиц и без вины осужденных. Природное стремление к справедливости похожее на фанатизм, оно дергало за нити, что лезли из-под кожи пальцев копа. Пальцев, что перебирали даренную женской рукой визитку с координатами местонахождения. Время располагало, а желтые бока и чередование черно-белых квадратов такси подталкивало к незамедлительным действиям. Полиции не требуется предупреждать о своих визитах и это несколько оправдывало самого себя.

Жилые районы /the urban residential districts/ ---> Дом Виетты Найтл --->

Отредактировано Марк Ким Бредшоу (2010-10-14 00:46:15)


Вы здесь » The City of Chicago » Чикаго /the city of Chicago/ » Полицейское управление Чикаго /Chicago Police Department, CPD/


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC